Вода, дрова, помои - троеборье офицерской жены.


­Подружки

Первая, с кем познакомилась Лина - Ирина Голенко. Наверное, она и проложила дорожку всем подружкам, которые впоследствии встречались Лине. Везло ей на хороших людей. В каждом гарнизоне, пусть не сразу, но появлялись подружки, с которыми рядом жили или вместе работали.

Ирина женственная, стройная, с тонкими чертами лица и приятными манерами. С ней легко и интересно общаться. На одной площадке они жили недолго, а после переезда Ирины в соседний дом, общение не прервалось. Женщины подгоняли свои домашние планы под общие прогулки с детьми и подолгу прохаживались с колясками по тропинкам от домов к мемориалу погибшим солдатам - участникам Даманских событий. Иногда сидели под березками у памятника и говорили, говорили… Вспоминали студенческие приключения, знакомства со своими мужьями, своих родных, делились заботами и новостями из писем. Все в их молодой жизни было окрашено в радужные тона маленьких житейских радостей и светлых надежд. С Ириной душе было весело и уютно. Она восполняла ту пустоту, которая зияла после разлуки с родными и подружками юности.

— Лин, управишься там с делами, приходи с Катюшкой к нам сегодня часика в два, Коля вернулся, обещал арбузы астраханские принести. Они там разгружали вагоны, угостили их. В часть привез полно. Девчонок побалуем!

— Обязательно приду, спасибо! — Сергей тоже на выезде, работает вместе со своей ротой на Дальнереченском ДОКе, зарабатывает пиломатериал для нужд полка. Поэтому дома коротать вечер не так интересно, как в обществе хороших друзей. Тем более, по телевизору одни помехи. Местный канал не тянет, а центральный шипит и показывает пестрые полосы.

У Ирины теперь четвертый этаж и комнаты на две стороны. Есть чем дышать. Вика старше Катюшки на три месяца. Они обе только выучились ходить и носятся по квартире голые. Вика,более подвижная, прыгучая и озорная успевает намотать по три круга вокруг Катюшки, которая мечтательно плывет вдоль комнаты за мячом.

Ирина подает девочкам по печенюшке:

— Угощайтесь, девочки! Налетайте!

Вика моментально подбегает и, получив угощение, убегает в другую комнату, звонко шлепая босыми ногами. Катюшка медленно подходит к Ирине, протягивает руку за печеньем и произносит:

— Маня-а-а-а — это означает «Мне», и медленно идет за Викой.

Мамы радуются и веселятся, как дети.

Через пару минут Вика уже изобрела новую игру. Она бросает маленький мячик вдоль комнаты, показывает на него пальчиком и кричит:

—Кутюська! Кутюська! — и ждет, когда Катюшка послушно подберет мячик и принесет ей. Заполучив его, она снова кидает и снова командует. И Катюшка опять послушно добывает мяч.

Это и трогательно и смешно.

В разгар веселья появился Коля. Он очень добрый. Это написано у него на лице. Глаза сияют. Он держит два огромных арбуза. С помощью Ирины опустив арбузы, он поднимает на руки дочку, прижимает к себе:

— Как вы тут без меня? Мои хорошие!

Затем потрепав по голове Катюшку, уходит умываться.

Совсем скоро дети ходят по комнате с огромными ломтиками арбуза. Сок не только на щеках, но и по всем голым животам. Им так вкусно, что не могут оторваться. От избытка жидкости писают на ходу, не отрываясь от вкусноты. Это незабываемый счастливый день.

Вскоре детей сморила бурная радость, угощение, игры и забавы. Лина, поблагодарив друзей, отправилась домой. Солнце начало садиться и жара уже не такая беспощадная, можно было бы еще погулять, но дома дела. Надо использовать воду из титана, чтобы набрать ночью полный. Тогда завтра не будет проблем с водой.

У подъезда, как обычно несколько колясок. Заселилась в новый дом одна молодежь. У всех малыши примерно одного возраста. Мужчины смастерили скамейку у крыльца. Венера Заляева старательно вывязывает что-то своему сынишке. Рядом Ленка Лунева нетерпеливо одергивает:

— Да не так, кулема. Смотри, — она выдергивает спицы у Венеры, и они виртуозно замелькали в ее руках.

— Ты вообще что ли? — обижено выговаривает Венера, — я что тебе робот? С такой скоростью совсем ничего непонятно.

— Погоди,рядок закончу, — и, развернувшись к Венере, начинает заново, — смотри, три вместе за переднюю стенку. Протягиваешь, теперь за заднюю стенку и снимаешь. Поняла? Пробуй.

Немного поодаль сидит с книжкой Лена Черпанова. Вместо закладки письмо из дома.

— Привет, девочки, — Лина останавливается рядом, — что пишут? — она кивает на письмо.

Лена глубоко вздыхает и со смехом в голосе, рассказывает:

— Да все, как обычно. В гости ждут. Брат младший женится.

— Который? — все знают, что Лена самая младшая из большой семьи.

—Тот, что передо мной, — объясняет Лена, улыбаясь.

— Да им, наверное, внука увидеть не терпится.

— У-ух! Скажешь тоже, — нас восемь у мамки. Там уж столько этих внуков, считать перестали. Да и лето в Свердловске, сама знаешь, не жаркое. Лучше уж тут, на солнышке.

— Привет, девчата, — поздоровался Валера Черепанов. Он в черном танковом комбинезоне, в пыли и копоти. На лбу черный след от берета. Как всегда возился с техникой.

— Лена поднялась и взяла на руки маленького Сережку. Он увлеченно грыз пластмассовое колечко и пускал слюни, — Валера, коляску аккуратнее, не вырони, там пеленки чистые.

И чета Черепановых вошла в подъезд, аккуратно закрыв за собой дверь. По негласным правилам все старались не шуметь, если вблизи находились чьи-то дети. А здесь их целая команда.

— Лина, ты брюки-то своему сшила? – спросила Люся из окна первого этажа.

— Да, надо Лене показать, скажет, если что переделать надо.

— Думаю, может мне тоже попробовать. Надо посмотреть, как сядут на твоего.Да Ленка-то сможет научить? — недоверчиво спросила Люся.

— Ты что! Она брючный мастер. Знаешь, как здорово все делает, И объясняет понятно, и показывает, — вступилась за подругу Лина, — Я бы ни за что сама не решилась. Сереже понравилось. Мерили уже.

— М-м-м, — Люся недоверчиво поджала губы. Она держалась отчужденно. Муж ее служил в Себучарах, в полку ПВО. А в подъезде, в основном, жили Филинские семьи. Офицеры и жены знали друг друга.А Люся только вопросы задавала, о себе не рассказывала.

Лена Черепанова действительно была замечательной портнихой и хорошим человеком. Все, начиная со снятия мерок и заканчивая штрипками, и подгибом брюк, она рассказала и показала Лине. Проконтролировала все стадии ее работы и в отпуск Сергей поехал в «гражданке». Почему-то все офицеры любили гражданскую одежду. А носить ее могли только в отпуске.

Девочки, кто в Себучары поедет за квартиру платить? — спросила Лина.

— Я поеду, — отозвалась Лариса, — заплатить за тебя?

— Ой, пожалуйста, Ларис. Я заполню квитанцию сейчас и занесу тебе, ладно? – Лина заторопилась домой.

— Да не волнуйся. Я завтра в обед поеду. Всяко успеешь, — успокоила соседка.

— А мне конверты купи, пожалуйста, ладно? — попросила Венера.

— Куплю, заказывайте, кому чего и сколько.

В соседний гарнизон, где была почта, хозяйственный магазин, ЖЭК и прочие нужные конторы, ходил автобус только три раза в день. Причем, нужно было все успеть так, чтобы уехать на нем же. После того, как он развернется в Грушевом и пойдет обратно в Дальнеречинск, мимо Себучар, Филино и других гарнизонов. Это было проблематично, потому что съездить по быстрому редко получалось.И всегда кто-то платил за несколько человек квартплату, а уж если выбирались за посылками, то это на полдня и с целым списком поручений от соседей.

Из этих незатейливых событий и состояла наша повседневная жизнь.

Разнообразие вносили редкие праздники. Да встречи мужей с дальних учений.

Лине запомнился первый ее Новый год в Филино. После заснеженного Урала Приморье казалось совсем не новогодним. Снег едва закрывал землю, кое- где неприлично косматились прошлогодней травой огромные проплешины.

Коштомские уехали в отпуск к родителям, из близких друзей осталась только Ирина с Колей. Новый год решили встречать у Голенок. Женщины вовсю готовились. Сшили самостоятельно, но под чутким руководством Лены Черепановой, нарядные платья из тканей, привезенных из отпусков. У Ирины была ручная швейная машинка. Это настоящая роскошь.

Тридцать первого декабря Лина выскочила на улицу вечером, небрежно запахнув пальто, чтобы отнести к столу салат и холодец из куриных лапок. Бигуди прикрыты обычной хлопчатобумажной косынкой. И что-то поразило ее в окружающей природе. Она остановилась у подъезда.

На улице тепло и густо падает крупными хлопьями снег.

«Как красиво!» — подумалось ей, такой Новый год был в десятом классе. Это был счастливый Новый год.

Может быть и этот снег тоже к счастью?


Житейские мелочи.

«Едут!» — со всех сторон слышались радостные возгласы. Слухи в городке распространялись мгновенно.Оживление вызвано возвращением мужей с учений. Каким-то чудесным образом в нужное время женщины, принаряженные, празднично причесанные, с ребятишками на колясках и без, рассредоточились по обоим въездам в гарнизон. Колесная техника должна прийти со стороны автотрассы, гусеничная – с железнодорожной станции. Лина, как и все, готовилась к приезду мужа нехитрыми кулинарными шедеврами, натопленным титаном и, конечно же, с цветами и коляской топталась у въезда в городок.

Женщины, прикрыв ладонями глаза от палящего солнца, нетерпеливо всматривались туда, откуда доносился рев танков и самоходок, еще задолго до их появления. Но вот колонна появилась из-за леса.Машины быстро приближались, замедляя ход возле встречающих. Из всех люков возвышались фигуры офицеров. Они улыбались, искали глазами своих,махали руками. На машины летели цветы.Сергей тоже помахал Лине,она бросила цветы, но он, кажется, уже не увидел. Не важно. Колонна проследовала в полк, женщины стали расходиться. Вернутся офицеры нескоро.Кто-то будет приводить в порядок технику, кто-то займется личным составом.

Вечером в городке наступала долгожданная тишина и умиротворение.В полку только караульные и дежурные. Основная часть дома, с семьями. Не так часто это случается, но тем более ценны такие вечера, с их праздничными ужинами, поздними полуночными перешептываниями.

— Замучилась с кормлением, Сереж, — поделилась Лина, — Катюшка стала плохо вес набирать.Аллергии боюсь, еда такая скудная, ничего нельзя, а выбирать тоже не из чего.

— Забыл тебе сказать. У моего замполита батальона Шафигулина жена работает в нашем магазине. Мира зовут. Подойди к ней. Я ему рассказывал про нашу аллергию. Говорит, Мира поможет.

— Ой, как здорово! А то совсем нечем кормить. Курицу ей можно, а где взять?!

— Вот с Мирой и договорись.

Мира соседка Ирины Голенко, женщины здоровались, иногда перебрасывались парой фраз, но близко не общались. Разговор состоялся раньше, чем Лина предполагала. Она тщательно обдумывала, как подойти к Мире и с чего начать разговор, но Мира сама ее окликнула у подъезда:

— Лина, привет! Ну что ты сама-то мне не сказала, что такая беда у вас с ребенком. В привоз тебе курицу оставлю. Подойдешь потом, перед закрытием.

— Мира! Не знаю, как тебя благодарить! Замучилась с кормлением.

В первый же привоз Мира оставила аж две курицы для Катюшки. Это было счастье. Ребенок, попив слабого бульона, сладко спал на прогулке. Вот так бескорыстно, не за презенты, не за мзду, помогали друг другу, потому и выживали. Лина тщательно поделила и заморозила курицу маленькими порциями для Катюшки. Хватит надолго. Много ли надо такой крохе. Но проблемы с животиком не проходили. Бульон разводила Лина овсяным отваром, рисовый отвар использовать боялась, и без того каждое утро слезы.

Обычная летняя жара раскаляла битумную крышу и делала жизнь на пятом этаже мучительной. Сергей прибегал со службы ненадолго, каждый раз нервничал, если обед слишком долго разогревался или наоборот был перегрет.О том, чтобы как-то облегчить жизнь Лины и речи не шло. У него служба, а жена обязана все успевать. И Лина старалась успевать, но получалось не всегда, а то и совсем не получалось.

— Так обидно, Ирин, забыла опять поставить кипяченую воду в холодильник, Сережка обижается, как будто я что-то ужасное сделала, — пожаловалась она подруге.

— Коля тоже любит воду из холодильника. А Хануза своего мужа отучила требовать, — Ирина рассмеялась, — двое малышей все-таки.

— Как это? – удивилась Лина.

— Швабру взяла! – снова рассмеялась Ирина.

— И что?

— Что, что?! Руками только закрывался: «Ханузка!Ханузка!». Больше не требует. Только спрашивает. И очень вежливо.

Обе женщины рассмеялись.

— Хануза - молодец. Справляется с двумя. А я с одной замучилась.

— Да, — согласилась Ирина, — у нее всегда все везде блестит. Молодец.

— Слушай, так на работу хочу.В Дальнереченске математик в первой школе нужен. Может, посидишь с моей Викой? А я тебе денежку, как няньке платить буду?

— Я тебя понимаю, да видишь, как у меня все сложно с Катей.

— А я попрошу, чтобы мне расписание сделали удобное, не каждый день. Я Вику больше никому не доверю.

— Боюсь, Ира, только если пока попробуем?

— Возьму полставки. Утром уеду. В обед - дома. Как тебе? —Сейчас конец года. Учительница уехала у них. А там лето. Каникулы. А на будущий год видно будет, как пойдет.

— Ну давай, попробуем, — отказывать Ирине не хотелось, тем более, что девочки привязаны друг к другу.А вдруг будет только лучше,ведь им нескучно вдвоем.

В первый же день Вика так расстроилась без мамы, что никак не хотела засыпать. Ни на руках, ни в кроватке. Лина не знала, что делать. Носила на руках, укладывала на бочок, давала водичку, все, как учила Ирина, ничего не помогало. Вика отчаянно плакала во весь голос, а Катюшка лежала на взрослой кровати и наблюдала за происходящим. В результате не спали обе.

В квартиру стремительно ворвалась Ирина. Очевидно, она услышала плачь еще в подъезде, и по лестнице поднималась бегом.

—Не спит? — запыхавшись, проговорила она и перехватила у Лины Вику на руки, — Ну-ну, маленькая моя! Тише, тише, тише…. Мама дома. Все хорошо.

Несколько дней мучений привели к тому, что Вика,наконец, освоилась и,вдвоем девочкам действительно стало интересно. Вика очень живая, активная, бурлила выдумками, Катюшка с радостью принимала Викины игры. Однажды Лина, оставив девочек в комнате на полу с игрушками, так увлеклась кухней, что не заметила, как в комнате стало подозрительно тихо.

Спешно закончив дела, она вошла к девочкам и застала их за увлекательным занятием. Они вдвоем расписывали Линин паспорт!

Паспорт лежал на верхней полке книжного шкафа, которая была открыта. Значит,девчонки пододвинули табуретку, с табуретки достали паспорт и прихватили шариковую ручку! До чего догадливые дети! Какое счастье, что никто из них не упал с этой табуретки, не напоролся на ручку и не ушибся. Страшно подумать, что могло случиться. Вот тебе и нянька! Чуть не «проморгала» и свою и чужую.

Паспорт пострадал, но сколько смекалки! На той странице, где в пустом квадратике отсутствовала фотография, был кривенько, но старательно нарисован кружок! Похоже, что это Викина рука. Фантазии больше. На следующей странице, где снова пустовал квадратик для возрастного фото, тщательно выведен совсем маленький и такой же неровный кружок! Похоже, это уже Катюшка повторила маневр за Викой. Это было очень смешно! Ни одной лишней черточки. Просто заполнили пустоты. Навели порядок в паспорте. Но глупая Линка еще не умела ценить такие шедевры и очень переживала, как же теперь быть с паспортом.

Ирина помчалась за помощью к своей родительнице из паспортного стола. Оказалось, что страшного ничего нет, почеркушки не попали ни на подписи, ни на печати. Так Лина и ходила с этим паспортом, пока не пришло время его менять.

Позже приехала младшая сестренка Ирины Оля, и почти все лето была отличной помощницей сестре, да и частенько Лине.

Катюшка, пережив множество болезней, росла слабенькая. Предстоящая зима заранее тревожила Лину. В чем выводить дочку на прогулки и как уберечь от простуды в самой квартире, где углы промерзали и обростали наледью.

— Лин, привет! – окликнула Люся из своего окна, тебе шубу не надо твоей девчонке?

— Надо, а ты знаешь, где купить? – спросила Лина, остановившись прямо под Люсиным окном.

— Мне родственники из Якутии прислали. У нас там, сама знаешь, какие зимы. А моей мала. Продать хочу.

— Куплю, конечно, — обрадовалась Лина, — а сколько?

— Пятьдесят рублей. Приходи, я пока дома.

Лина помчалась домой. На пятый этаж с дочкой на руках, да еще и с коляской. Быстро взяла деньги и постучала к Венере:

— Венер, возьми мою на пять минут. Люся шубу продает. У нас же ничего к зиме нет. Я побегу.

— Давай, давай, — согласилась Венера, отступая в сторону и пропуская Лину с Катей, — заходи, Катенька, Радик скучает один.

На полу сидел Катюшкин ровесник Радик Заляев и мусолил яблоко. Увидев Катюшку, бросил яблоко, поднялся и поспешил ей навстречу.

— Я побежала, ладно?

— Беги, беги, Венера закрыла за Линой дверь. Было слышно, как она затевала какую-то игру с детьми.

«Вот так шуба, — засомневалась Лина, — похожа на мою».

В детстве у Лины была«шуба» из искусственного коротенького меха. Она была на ватине, как обыкновенное пальто, просто светлая и пестрая. В то время среди темных мрачных драповых пальтишек она казалась даже симпатичной.

— Смотри, она с капюшоном, — нахваливала Люся, расправляя на руках искристый искусственный мех, расшитый блестками, — это национальные якутские вышивки. Тебе не нравится?

— Да как тебе сказать, — растерялась Лина, — даже не знаю, будет ли в ней тепло.

— Да ты что?! У нас в Якутии все такие носят! – она смотри, на ватине еще!

«Да все равно ведь другого-то ничего на зиму нет, — думала Лина, — и правда с капюшоном. Шарфиком еще подвязать, и все закрыто».

— Ну, давай. Все равно нет ничего к зиме.

— Да ты еще спасибо скажешь мне! – убеждала Люся, провожая соседку.

Венере шуба показалась сомнительной.

— Унас в Узбекистане зимы не как в Якутии, там можно в такой ходить, но здесь замерзнет твоя Катька.

Вечером Сергей посмотрел на обновку:

— Как тебе?

— Шут ее знает, какая она должна быть эта шуба, — пожал он плечами, — смотри сама.

На другой день в подъезде встретилась Люда Карпова, жена капитана из части ПВО. Люда была постарше и охотно выручала молодых соседок то советом, то деньгами взаймы, то кулинарными рецептами. Все в подъезде уважали ее за спокойный уравновешенный характер и готовность помочь.

Поздоровались.

— Ты у Люси детскую шубку купила?

— Да.

— Я зайду попозже, посмотрю. С Люсей нашей надо ухо востро держать, а ты уж очень доверчивая. За сколько купила?

— Пятьдесят.

Люда покачала головой и пошла дальше.

Лина и сама понимала, что прогадала с этой шубой. Но как-то неловко было возвращать назад. После обеда, проводив мужей на службу, женщины занялись домашними делами. Пришла Люда, посмотрела на шубу, потом на Лину.

— Линочка, ты хоть знаешь, как настоящая шубка выглядит? – с участием спросила она.

Лина виновато пожала плечами.

— Ты купила очень холодное пальтишко из искусственного меха. Простынет твоя дочка, горя не оберешься. Разве при наших ветрах и морозах можно в таком дите на улицу выводить? И цена ему красная, рублей двенадцать. Я с ней сейчас же поговорю, — строго добавила она, — верни ей эту «шубу» и сегодня же забери свои деньги. Ты не расстраивайся. До зимы время есть. Купите еще пальтишко теплое. Шубу не так просто достать, — и Люда ушла.

«Что я за бестолочь такая. Все не как у людей, — в сердцах подумала Лина, сворачивая дочкину обновку, — стыдобища!»

Венера влетела возбужденная, глаза горят:

— Ой, Линка, что было! — затараторила она, — Люда Карпова Люську отчихвостила при нас прямо! Говорит:

«Что у тебя совести нет, про то я давно знаю. Воспользовалась тем, что девчонка молодая и неопытная. Верни ей деньги и забери свои «меха». Сама носи такое, аферистка».

Вот это да-а. Люда такая решительная. А Линке свои деньги стыдно назад попросить.

«Мне бы такой характер», — подумала Лина.

Так Катюшка и не походила в «якутской шубе».

А осенью родители Сергея прислали теплое пальтишко для внучки. Маленькое и очень смешное, в клеточку.

Сергея перевели в другую часть, и семья стала готовиться к переезду.

Продолжение следует...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 23.04.2021 в 16:49
© Copyright: Галина Пермская
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1