Вам здесь не Арканар!


Вам здесь не Арканар!
­Вам здесь не Арканар!
«…Выстребаны обстряхнутся, и дутой
чернушенькой объятно хлюпнут по маргазам…»

- Румата Антон Рудольфович… - лейтенант в форме Росгвардии внимательно посмотрел на стоящего перед ним высокого человека, не молодого и не старого, с печальным интеллигентным лицом. – Поляк?
- Русский.
- Однако фамилия у вас…
- Дед по отцовской линии был сербом.
- Сербом - это ладно, - лейтенант слегка успокоился. – Так что же, гражданин, на несанкционированном митинге? Нехорошо. Что вам этот Навальный: друг, сват, брат?
Задержанный благоразумно промолчал.
- Придется составить протокол по статье двадцать точка два. Административный штраф до двадцати тысяч рублей или обязательные работы сорока часов.
Румата молчал. Пусть штраф, пусть, наконец, работы. Перед его глазами плыли картины сегодняшнего дня. Хорошо одетые люди с плакатами «Свободу Навальному!». Испуганные, жмущиеся друг к другу. Бросающиеся на них закованные в броню…
Молодой человек, почти мальчик в очках, пытается преградить им путь. Его бьют по лицу, разбитые очки падают на асфальт, залитый свежей кровью. А он стоит и смотрит.
- Распишитесь здесь и здесь. Повестка в суд придет вам по месту жительства.
Вернувшись в свою квартиру на Краснопресненской, Румата сбросил пальто, налил из-под крана стакан воды, залпом выпил. Руки его дрожали. Не первый год работает, а все никак не может привыкнуть к человеческой жестокости, дикой, не мотивируемой агрессии. Хочется вмешаться, вырвать из ножен мечи… Нет мечей. Тут вам не Арканар. Даже руку поднять нельзя.
Полтора часа уходит на то, чтобы прибраться в квартире, выкинуть одежду, в которой он был на митинге, в мусоропровод. Теперь она - нечистая, второй раз не оденешь. Поесть? При одной мысли о еде к горлу подкатила тошнота.
Включил телевизор. Не потому что хотел, а просто по инструкции. Так положено. На экране несколько персонажей, брызгая слюной, кричали такое, от чего кровь стыла в жилах. Выключил… Как же это получается? Румата прекрасно знал Базовую Теорию Исторических последовательностей. Согласно ей с развитием человечества уровень агрессии должен неуклонно уменьшаться. А здесь?!
Он видит, как уровень жестокости только нарастает. Этого быть не должно! Но есть. Он сжал голову руками.
Мысли его невольно перепрыгнули на несколько месяцев назад. Румата же говорил ему, убеждал, что возвращаться нельзя, что там его ожидает медленная неотвратимая смерть. Алексей только смеялся. Понимал? Конечно, все он понимал. Гордость не позволила. Гордость, которая выше смерти. И ведь никто, почти никто, не оценит жертвы. Румата как-то раз предпринял вояж по глубинке, как ее называли. Даже в Арканаре люди поднимались, пытались что-то сделать. Здесь, в глубинке, – нет. Один раз им дали свободу, это случилось еще до того, как Румата появился в этой стране. Она оказалась им не нужна. Люди отказались от свободы!! Это не ложилось ни в какую теорию, но это было. Чтобы хоть что-то сделать, он разработал план минимального активного воздействия. Убрать всего лишь пятерых. Убрать тихо, почти незаметно, но это могло бы изменить всю местную историю. Обернулось все страшным скандалом. Центр едва не отозвал его с запретом на профессиональную деятельность. Пусть местные сами разбираются.
Румата посидел еще немного, вздохнул и взялся за айфон. Нужно было организовать бегство из страны одного из немногих оставшихся сторонников сидящего в тюрьме лидера.
Трудно быть богом, а еще труднее человеком.




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 40
Рейтинг произведения: 14
Свидетельство о публикации: №1210419417202
@ Copyright: Виктор Александров, 19.04.2021г.

Отзывы

Лидия Левина     (22.08.2021 в 09:40)
Мне тоже Феликс Сорокин ближе, чем Виктор Банев.
Да и как можно оправдать мокрецов, если они детей уводят?
А-ля "Гамельнский крысолов".
Что же касается Дона Руматы... то потом был ещё Максим Камеррер, а за ним Тойво Глумов.
И насчёт Навального у меня тоже твёрдое мнение: https://www.litprichal.ru/work/413546/
Виктор Александров     (22.08.2021 в 18:53)
Очень люблю Феликса Сорокина. Что же касается Максима Каммерера, то для меня их два. Один из "Обитаемого Острова" - идеалист, стремящийся совершить почти невозможное. Второй - из "Жука в муравейнике" и "Волны гасят ветер". Это уже сотрудник спецслужб, какую бы аббревиатуру они не носили.
Лидия Левина     (26.08.2021 в 11:54)
По этой трилогии можно проследить рост писателей. Мне "Волны" больше всех нравится.
Недавно ехала в такси. Водитель попался разговорчивый. Как начал власти критиковать - не остановишь. Наконец спрашивает: "Вот зачем у младенцев кровь из пяточки берут?" Ну, я возьми, да и ляпни: "Известно зачем: третью импульсную ищут".
С этого момента таксист замолчал и стал следить только за дорогой. Так что до дома мы добрались благополучно.
Виктор Александров     (28.08.2021 в 09:41)
Очень интересно. Эта история тянет на отдельный рассказ.
Светлана Севрикова     (20.04.2021 в 13:01)
Спасибо. Тоже постоянно думаю о дон Румате и Стругацких. Ещё сюжет из "Хромой судьбы" или "Гадких лебедей" очень сюда подходит.
Виктор Александров     (20.04.2021 в 13:26)
Очень люблю "Хромую судьбу". Одна из тех книг, что легко выдержали испытание временем. Часто перечитываю. И также сильно не люблю "Гадких лебедей". Не знаю почему. Так.
Добавить сообщение можно после авторизации или регистрации

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1