Сорок


  Участок под дачу папа с мамой купили давно. Это было до нас с Колькой и Марусей. Он крайний и расположен в нескольких сотнях метров от леса. Родители построили на нём небольшой домик. Мы всей семьёй с превеликим удовольствием приезжаем туда зимой и летом, весной и осенью.

     История началась в прошлом году, весной. Мне тогда было восемь лет. На ёлке, растущей в углу участка, мы с Коляном увидели сороку. Размеры её впечатляли, она была просто огромная. То, что гигант относится к мужскому роду, стало понятно сразу, так как в первый день папа с птицей немного повздорили. Сорока стал вдруг предъявлять свои права на наше огородное пространство, что-то там ковырять и выдёргивать. Папе это не понравилось.  Ему ничего не оставалось делать, как в невежливой форме попросить белобоку не хулиганить, а перелететь куда-то в другое место и заняться вредительством там. В конце своей речи он стал махать руками и говорить: «Кыш». Но не тут-то было. Птица стала нападать и громко по-сорочьи ругаться. На шум прибежал наш петух Пельмень. Пельмень – потому, что любит в пыли валяться.  Сначала он с любопытством смотрел на ссору и оценивал ситуацию. Но поскольку для него в нашей семье только один авторитет – мама, она его кормит, решил вспомнить хозяину все обиды и переметнулся на сторону врага. Они вдвоём грозно пошли в атаку, размахивая крыльями и пытаясь клюнуть папу. Папуля от такой наглости оторопел и стал отступать к крыльцу дома где стоял берёзовый дрын, который мы притащили вечером, играя в войнушку. Забравшись на крыльцо, папа повёл себя странно. Преследователи немного отстали, а он сначала показал пернатым язык и выставил им под носы, ой под клювы, фигу и только после этого взял в руки палку. 
Папуля оглянулся вокруг и заметил, что мы из окна внимательно наблюдаем за происходящим, и уже с достоинством погрозил птицам кулаком. Сорока одним взмахом крыльев поднялась на яблоню, растущую рядом с полем боя. С безопасного расстояния и  с любопытством стала смотреть на боевой танец петуха. Пельмень остался с папой один на один, – не ожидал он от сороки такого предательства. И не сразу это понял. Пару минут он продолжал наступательные действия, пока не заметил, что сороки нет. Когда до него это дошло, – вдруг остановился. Видно было, что он расстроился. Потоптался на месте, ковырнул от обиды пару раз лапой землю и, несмотря на настойчивые просьбы папы посмотреть ему в глаза, лёг животом на землю, опустил голову и замер с распущенными крыльями. Мы выбежали в это время уже на крыльцо. Все подумали, что всё… 
Но нет, притворился хитрец. Просто, наверное, сильно переживал. Как только папа сделал первый шаг в его направлении опытный петух, чтобы не быть немедленно наказанным за свою измену, в одну секунду ожил и пулей побежал к курам. После того, как отец взмахнул палкой, сорока окончательно покинула поле боя, но вечером вернулась на ёлку и на следующий день приветствовала всех выходящий из дома домочадцев громким стрекотанием.

     На семейном собрании большинством голосов (а детей у нас больше, чем взрослых) было решено беспокойного соседа не трогать, а начать с ним дружить. Папа был категорически не согласен. Ещё он несколько раз говорил что-то про петуха Пельменя и про куриную лапшу для всей семьи на следующей неделе. Но его никто не слушал и все знали, что петуха мы с мамой в обиду не дадим. После принятия решения состоялся торжественный вынос примерительного блюда из белого хлеба и колбасы к сорокиному дереву. К чему бело-чёрный папин агрессор отнёсся с большим любопытством и снисходительностью. Не стесняясь, слетел к миске сразу, как только люди отступили на несколько шагов. Над именем долго не думали.  Назвали просто – Сорок, убрав букву «а» в конце слова.
У нас появилась возможность рассмотреть этого гиганта. До чего ж он был красив. Белые, будто накрахмаленные, перья создавали торжественный фон чёрному-чёрному цвету. Особенно выделялся длиннющий хвост, чёрно-синий, с фиолетово-зелёным перламутром, похожий на длинную линейку. Глаза-бусины, клюв с отливом… Красавец, да и только. Хорошо, что папочка не огрел его дрыном, а то обязательно что-нибудь бы попортил, либо цвет, либо форму.
В то время, пока шла трапеза, Маруся попросила папу рассказать новому члену семьи правила поведения. Что он незамедлительно и сделал, периодически грозя пальцем. В конце своего рассказа опять погрозил птице кулаком и два раза топнул ногой. Сорок  иногда смотрел на нас, как будто вникая в сказанное, кивал головой и вновь переключался на еду. В какой-то момент мы даже все переглянулись, насколько осмысленно и вовремя он это делал. Наконец с хлебом было покончено, птица легким взмахом крыльев взлетела на ветку и что-то тихо произнесла, чем привела всех нас в восторг. «Спасибо!», «Он сказал спасибо!», – закричали мы. Знакомство удалось.

     Утром следующего дня все, кроме папы, расстроились. Наш новый знакомый пропал. Не было его три дня. К исходу четвёртого появился, да не один, а с подругой. Оставив её сидеть на ветке, новосёл торжественно подлетел к крыльцу дома, сел на землю и стал ждать. Когда понял, что его не замечают, одним прыжком оказался напротив окна, начал как журавль подскакивать высоко вверх размахивая  крыльями и громко стрекоча.
Мы бросились к окну, затем дружно не доели ужин. Папулечка взялся руками за голову. Остатки еды отнесли под ель, где Сорок пригласил свою подругу на угощение, нисколько нас не стесняясь.

     Через пару дней стало ясно, что птицы активно приступили к строительству гнезда. Ветки брали не сухие и ломкие, как у ивы. Отдавали предпочтение берёзовым, с ещё не распустившимися листочками, хотя отломить такой строительный материал было крайне трудно из-за их превеликой гибкости. Нет, вы попробуйте, попробуйте отломить у берёзы такую ветку! Работа шла быстро и прерывалась только на еду и события, о которых нужно рассказывать отдельно.
Дело в том, что Сорок с первого дня приступил к охране своей, то есть нашей территории. Сначала он ходил по периметру забора, залетал на него, садился на деревья, растущие рядом с участком, будто измерял и оценивал свои владения. А затем…

     Первому досталось соседскому коту Жулику. Этот котяра, сколько я себя помню, на нашем участке чувствовал себя вольготно. То там полежит, то сям выроет ямку, то под кустами караулит мелкую пташку, то стащит что-то.  На нас он мало обращал внимания, и когда его прогоняли, вяло переходил на другое место, садился или ложился там. На своём участке ему не лежится и не сидится. Почему-то.
И вот, в очередной раз, проникнув через щель в заборе и расслабленно проходя по дорожке с мыслью «Что бы такое сделать?», Жулик был атакован Сороком. От неожиданности и нереальности происходящего он замешкался, сел и оторопело выпучив глаза, за что получил ощутимый удар по темечку и грозное птичье наставление. Как быстро умеют бегать коты, я знаю. А вот скорость, с которой усатый сосед переместился под забор, откуда минуту назад вылез, была фантастической. Высунув голову и испуганно из-под деревяшки глазами оценивая ситуацию, был опять с налёта клюнут летающим охранником прямо в нос. Громко, однако, умеют кричать коты! Больше мы этого мяу-мяу не видели. Может быть, приходит ночью, но крадучись и очень тихо. И, наверное, перед этим надевает велосипедный шлем на голову. Так, на всякий случай.

     Как-то в один из дней к сорокиной миске, в отсутствие её хозяев, на цыпочках с оглядкой подкралась ворона. Только она опустила клюв в чужую еду, как неожиданно вернулся Сорок. Завязалась короткая птичья дуэль, из которой серая гостья, благодаря своей сообразительности, спаслась бегством. Но наш охранный «птиц» недолго праздновал победу. Обиженный Кар Карыч привёл с собой целую стаю сородичей, от которой потемнело небо над домом. Они расселись по деревьям и громким криком стали вызывать нашего друга на неравный бой. Самые задиристые – мелкие, перепрыгивая с ветки на ветку, потихоньку подбирались всё ближе и ближе. Сороки, в свою очередь, благоразумно перелетели с ели на берёзу, подальше от построенного гнезда. Между двумя птицами состоялся негромкий разговор и сорокина подружка быстро улетела. Мы почему-то подумали, что она струсила. Между тем ситуация накалялась. Вороны полностью окружили нашего гиганта, но не осмеливались напасть первыми. Время шло. У кого-то должны были сдать нервы… 
Я, видя такую ситуацию, крикнул Коляну, что надо идти на подмогу. Пока мы одевались,  вооружались веником и шваброй, выходили на крыльцо, вороны ринулись в атаку. И ещё через секунду, откуда ни возьмись,  над нашими головами с громким стрекотанием два десятка сорок на всех парах мчались по направлению к центру события. Наши пошли! Подкрепление подоспело вовремя. Бой был нешуточный. Даже наше присутствие не остановила этого сражения, а только переместила его за забор ближе к лесу. Через какое-то время чёрно-белая пара вернулась. Уселись на ветку недалеко друг от друга и  стали приводить свои перья в порядок. . На тарелку с едой до следующего дня не обращали никакого внимания, чем наверняка порадовали местную ежиху Вонючку, промышляющую ночью на участке. Взрослые зовут её Дусей, но мы-то знаем, что она Вонючка. Почему у неё такое странное имя? Колян с Марусей увидели её первый раз днём на дороге рядом с участком. Позвали меня. Ежиха кормила своих шестерых совсем маленьких ежат собачьими какашками. Те с аппетитом, урча и толкаясь боками, уплетали угощение.  Затем эта колючая мамаша пообедала и сама. Вот так  и имя получилось само собой. Теперь понятно? 
Вороны? Странно, но они перестали летать над нами, если только какая-нибудь залетная. Все остальные и теперь огибают участок, даже если им нужно было лететь прямо по курсу.

     С другими представителями пернатых сороки ведут себя по-разному. Мелких пташек они как будто не замечают, если те не наглеют. Трясогузки, воробьи, малиновки, зеленушки, синицы и прочая птичья мелочь летает и наслаждается жизнью в их владениях. И к дятлам относятся равнодушно, пока те не кричат. Своих сородичей, скворцов и дроздов гоняют безжалостно, когда они появляются в небольшом количестве. Если прилетает большая стая, то молчат, затаившись в ветках. С перепёлками, а те частенько прилетают в гости, вместе ходят в саду, клюют что-то в земле и ведут неспешные разговоры. Какая-то дружба у них с перепёлками.

     Всё-таки есть у Сорока конфликт с птицами. Даже не конфликт, а плохая сторона сорочьего характера. Не дают ему покоя гнёзда, которые строят мелкие пичужки на участке или рядом с ним. Сидят на ёлке за всем наблюдают, всё замечают. Если какая птичья пара начинает активно носить ветки, утеплитель или пух в какое-то дерево, обязательно полетит, полюбопытствует. Если есть гнездо – скинет его или разрушит. Сколько мы с ним не вели бесед не эту тему, бесполезно. Хулиганит всё равно. Мы даже в начале лета спасали синичек. 
Дело было так. У нас под крышей над верандой есть щель. Небольшая, но есть. То ли доску криво прибили, то ли отошла эта доска от времени. Ну, так вот. Облюбовали это место синицы. Стали строить и успели построить внутри гнездо. Мы про это знали, а Сорок проворонил. Правильнее, наверное, так – просорочил. Не думал, похоже, что дом можно использовать для этих целей. Появились птенцы. Прямо у нас над головами, рядом с входом. Папа с мамой – синицы носят изо всех своих сил червячков и мошек, как будто в настольный теннис играют. Туда-сюда, туда-сюда. Кормят лялек. Это и привлекло внимание нашего «охранника».
В один из дней слышим шум у стенок дома. Вышли посмотреть, а там Сорок зацепился одной ногой за доску и одним глазом пытается рассмотреть, что происходит внутри под крышей. Вторую лапу ему некуда поставить. Ему неудобно. Крыльями машет, свободной лапой, которую поставить некуда, дёргает. Как собака, когда ухо чешет, с такой же скоростью и усердием. Скрежет когтей о стенку дома и хлопанье крыльев мы и услышали. Прогнали птицу. А та от своего отступаться не хочет. Перелетела на дерево, которое растёт рядом и внимательно рассматривает неприступную крепость, с таким видом, как будто задачу решает.
Позвали папу, он в гараже чем-то занимался. Оценив ситуацию, попросил держать оборону до его следующего прихода. Вернулся с лестницей и моей хоккейной проволочной  маской, которую я в пять лет одевал, когда в секцию ходил. Он так здорово привинтил её над щелью вверх ногами, что всем понравилось. Синицы могут теперь свободно вылетать и залетать, а крылатый бандит ну никак не дотянется до входа в их домик, если только клюв не поменяет на крестообразную отвёртку. 
А тот упорно сидел неподалёку. Якобы чистил пёрышки. Наблюдал. Ждал, когда все успокоятся и уйдут. Дождался. Мы из окна видели, как он сделал несколько попыток и улетел к себе на ёлку сердитый. 

     Одно из любимых развлечений наших белобок – ловля ящериц. Их много живёт в дровах, сложенных в поленницу за сараем. И даже однажды, в середине прошлого лета, сороки ликвидировали гадюку,  заползшую на их территорию, то есть к нам на участок. Дело было перед обедом. Маруся играла в песочнице, – делала куличики, да лопаткой копала. Змею в нескольких метрах от неё заметила одна из сорок. Подняла неимоверный шум. К тому времени трое птенцов подросли, но далеко от гнезда своего улетать не спешили и постоянно промышляли где-то на соседних участках. Вмиг собрались они в кучу. Мама увела Марусю в дом, а мы с Колей наблюдали за происходящим с крыльца. Всё происходило у нас на глазах. Пять сорок взяли змею в окружение и минут десять не давали ей сдвинуться с места, осторожничая и прыжками увёртываясь от атак. Гвалт стоял неимоверный. Та пыталась уползти в укрытие, но в момент начала движения одна из птиц подтаскивала за хвост страшного соперника обратно на место. Как-то быстро, в один миг всё закончилось. И ещё через десять минут птицы разлетелись по делам, оставив место, где проходила охота, идеально чистым. Ни до этого, ни после змеи на участок к нам не заползали. Мы их видели только несколько раз на поле возле речки.

     Кстати о речке. Я с Вовкой-соседом часто хожу на рыбалку. Раза три к нам присоединялся Сорок. Интересно было первый раз, потом мы уже перестали удивляться. Так вот. Расскажу про первый раз.  Ловим рыбу. Прилетел хвостатый. Несколько минут за нами наблюдал, даже попытался сесть на край ведра, в котором плавала пойманная рыба. Мы его отогнали, думали, что он собирается украсть у нас добычу. Эта сороченция, недолго думая,  улетает и через несколько минут возвращается, неся что-то в клюве. Мы были увлечены поплавками и заметили птицу только тогда, когда она опять подкрадывалась к ведру с уловом. Подходим, чтобы её прогнать, а она разжимает над ведром клюв и выпускает в воду маленькую живую мышку-полёвку. И гордо смотрит на нас. Пришлось доставать и отпускать в траву мышь, которая от пережитого не сразу поверила в свободу. А Сороку я показал пескариков и голавликов, вытаскивая их из воды и объясняя, что мы ловим только рыбу и никого больше. Самое удивительное, он понял! Улетел. Минут через пять возвращается. Мы с Вовкой ещё на подлёте его заметили. Интересно же! В клюве трепыхалась добыча – живой малёк размером с мой мизинец. Я похвалил нашего крылатого рыбака и дал ему кусок белого хлеба, который мы использовали для ловли. Так повторилось раз пять. Почти весь хлеб съел. Все мальки были живые, мы их потом выпустили обратно в речку. 
Как Сорок ловил рыбу? Для нас это осталось неразгаданной загадкой, ведь плавать сороки не умеют. Да и ловил он где-то за поворотом.

     К нашим гостям, заходящим на участок, у Сорока отношение разное. Детей не трогает вовсе. Тётенек, кстати, тоже. Мама говорит, что он джентльмен. Единственное исключение – баба Света, председательша. Но та сама виновата. В день первой встречи, когда Сорок прилетел поприветствовать её на нашем участке, она клюкой, на которую опирается, отмахнулась него, случайно попав по клюву. С тех пор птица перевела её в разряд мужчин. К ним отношение совсем другое. Взрослых дядек, если те пришли без угощения, может и громко обругать, и напугать, делая вид, что нападает. Часто просто сопровождает пешком, внимательно следя за поведением чужака и треща так, что разговаривать невозможно, пока те чем-то вкусненьким не откупятся. Соседи к этому привыкли, берут с собою угощение. Чужие удивляются. Никакая охранная собака не нужна, Сорок своё дело знает.

     Вот и этой весной у наших птиц полный рот хлопот. Опять носят ветки на ель, ремонтируют гнездо. Скоро видимо ожидается новое прибавление семейства.
А мы их считаем членами нашей семьи. И ведь не зря. Как вы думаете? 

 Андрей Васильевич Агапов. Из цикла «У меня есть друг. Внук»­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детская литература
Ключевые слова: рассказы о животных, рассказы про птиц, расскзы для детей, про семью,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 19.04.2021 в 15:42
© Copyright: Андрей Васильевич Агапов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1