«Капель»


«Капель»
­­Небо правит натюрморт, небо хмурится. Солнца блик сквозь хмарь – холодным подсвечником.
Зим художник – не глумится, лишь чудится – потревожит душу изгнанным грешником.
Где судьбы гротеск, а девочка в шарфике, год второй, в окне на облако дымное
смотрит с грустью, понимая, – не Африка – там принцессы не страдают ангиною.
Не болит, где тонко – рвётся, и кружит, но... Мама кофе варит – сладость на блюдечке.
"Не хандра-беда, мол, малость простужена – всё к капелям отойдёт. Верь мне, Людочка!"
За узорами стекла – игры зайчиков, что подбросит в календарь солнце странное...
Люде – десять, и мечтает... "О мальчике?", – мама охает и злится: "Не рано ли?"
Я твержу ей: "Так принцессам положено – принц, карета, трон и туфли хрустальные.
И друзья ещё – факиры* с вельможами, дабы стали вечера карнавальными".
Люда помнит наизусть сказок истины, где за тёмным полотном – злато кроется.
Мама прячет в шкаф больничные выписки, – я - то знаю, где заклятья покоятся.

Мой дворец, как щит небес, белокаменный: в нём светло, свежо, жаль, жертвенно-холодно.
В день приходят ко дверям люди – Ангелы, прячут крылья: "Ваша девочка – сломлена.
В этой девочке – не жизнь, мы – не Боги ведь".
"– Разве Богу невдомёк, сколько прожито?"
Маг – Смотритель зачитается в проповедь. Главный врач, присев, молчит настороженно,
не внимая мрачных лиц напряжению.
Подойди к окну – там край неба синего ускользает ввысь назло притяжениям.
Врач прикажет: "Ваша девочка – сильная!"
Знать бы чудо из чудес, Богу – Богово... И заветное желанье Хранящего:
где принцесса верит в сны, сколь угодно, но… лишь вещами не живёт настоящими.
Верный паж мне, как "Привет", шлёт послания – белых птиц и снежных гномов под окнами.
Верю, с силой соберусь.
Если встану я – то мы сможем их лепить, вместе, скопами*.
Мама щурится, смеясь: "Что ж за рыцарь - то? –
Сразу б руку предложил с сердцем пламенным".
Мама-фея мир мой строит по принципу, чтоб мне жизнь была не сложной, но правильной.
Жизнь – февраль, в ней вата – белое с чёрными. В красках – сердце расписное, реальное,
за окна проёмом, плотными шторами. Мир сверкает – тайный путь в зазеркалие.
Мать, как я, – не верит страшным заклятиям, как и сказкам, впрочем, с верной удачею.
Где тревожны сны, не сложно б понять её: день светлей – в нём чудеса все оплачены.
"– Подрастёшь – поймёшь, Свет мой".
Леди с шарфиком – на зимы венец постарше. Погодится:
расплетает косы март, в белых бантиках, расплескав тепло ко дню Богородицы*.
Меткость стрел – причуд амура-шарманщика, как капель, к замкáм крадётся по краешку.
Объявление: "Не видели мальчика?"
Он забыл вчера на лестничной... варежку.


* фокусник, заклинатель болезней
* см. в большом количестве
* Благовещенье

© Кайгородова Светлана
/ iiijiii В Конце Тоннеля. 2021 /




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Мир души
Количество рецензий: 4
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 18.04.2021 в 20:12
© Copyright: Светлана Кайгородова
Просмотреть профиль автора

Татьяна Голева-Мурычина     (19.04.2021 в 12:38)
Прекрасная сказка о жизни нашей.
Сказка с многоточием.

Успехов!

Светлана Кайгородова     (19.04.2021 в 13:22)
Спасибо Вам большое, Татьяна!
У этой истории подразумевается всё же счастливый финал :))

Ксана Василенко     (18.04.2021 в 21:53)
"Маг – Смотритель зачитается в проповедь, " пусть "бунит свою проповедь", так ровнее, или что-то другое вместо "зачитается в пропорведь", тем более маг получается в будущем вр., а врач в настоящем))

Это мне близко, понятно. Моё подсознание не против))))

Светлана Кайгородова     (18.04.2021 в 22:04)
Спасибо, Ксана :))
В этом стихе идёт небольшая аналогия со сказкой, поэтому в сказочном стиле изложения написано. Перенос сюжета "Золушки" в современной интерпретации, только наоборот: Золушка теряла туфельку, а мальчик оставил варежку. :))







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1