Танец рыцарей.


Иван Олегович, покачиваясь в папином кресле-качалке, похожем на венский стул на салазках, читал «Мандрагору» Макиавелли. «Ай да джигит…» - мурлыкал он, слюня палец и переворачивая страницу.
Хотя вокруг была современность с ее ютюбами, фейсбуками и прочим интернетом, Иван Олегович был от нее далеко.
Его покойный папа к музыке был равнодушен. Папа даже не знал, кто такая София Ротару.
Тем не менее, на премию от рационализаторского предложения папа купил однажды радиолу «Кантата».
В магазине «Мелодия» был куплен запас пластинок.
Выбор был невелик. Кроме казачьего хора, самыми лучшими были Сергей Прокофьев с мелодиями из балета «Ромео и Джульетта» и некий восточный певец, фамилию которого Иван Олегович забыл.
И всю жизнь потом рука об руку с ним шли загробный «Таней рыцарей» и удалая узбекская песня:

                «Ай да джигит! – 
                Народ кругом кричит.
                За хвалу спасибо,
                Ну а где ж Хабиба?
                Я другой такой не видал!
                Не видал!  - 

ассоциировавшиеся у него со школьными ужасами и папиным ремнем.
«Танец рыцарей» и «Хабиба» звучали у него в мозгу, то по отдельности, то вместе.
Более сорока лет не слыхал Иван Олегович этих музыкальных произведений во внешнем мире и привык считать их своей неотъемлемой частью.
Каково же было его изумление, когда на работе из телефона молодого Юрчика вдруг полились знакомые звуки, стоило сказать в аппарат пару наводящих слов.
Это было так же страшно, как вызванный некромантом мертвец с того света.
Ивану Олеговичу показалось, что его снова хлещут ремнем и волокут в ванную.
Вот какой это был тяжелый, не созвучный эпохе вай-фай, человек.
Впрочем, не нужно думать, будто он был каким-то букой или анахоретом – нет, у него была жена; он работал на участке по ремонту электрических счетчиков, куда юного Ваню устроили после несчастного случая с папой – тот неудачно порезал горло во время бритья.
В свободное время Иван Олегович любит серьезное чтение и каждый раз, перечитав Шекспира, удивляется, откуда в «Ромео и Джульетте» у Прокофьева взялись танцующие рыцари.
Иван Олегович часто предается мечтаниям, которые, в принципе, он мог бы воплотить в жизнь, если бы не милиция; мечтам, где фигурирует некая сабля, или топорик, или даже меч танцующего рыцаря; но нет, все же, пожалуй, сабля, острая как опасная бритва.
Но Иван Олегович тих и смирен, и супруга Эсфирь Карловна может и дальше совершенно безнаказанно донимать его своими насмешками и придирками.

­



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 18.04.2021 в 09:52
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1