Стансы к Юлию


Стансы к Юлию
­

СТАНСЫ К ЮЛИЮ



Памяти моего драгоценного,

навеки возлюбленного

супруга Сергея



ВТОРАЯ ГОДОВЩИНА



В час, когда ты ушёл, я сижу на кухне.

Очи от слёз покраснели, распухли.

Свечи на сквозняке dance macabre танцуют.

Губыс тобой говорят, твой портрет целуют.



Милый, любовь к тебе моя не тускнеет,

свежа, словно роза, что в банке алеет.

Мы встретимся, встретимся, как же иначе?

Но сколько мне ждать?! Захожусь я в плаче…



* * *



Ласково зал меня «гулька»,

«солнышко», «счастье», и вот…

Кто-то по улице гулко –

вдруг это ты? – идёт.



Жадно прильнула к окошку:

вот, ты войдёшь в наш подъезд!

…Женщина в модных сапожках.

Скорбь и тоска меня ест.



* * *



Я видела сейчас наш райский дом

с роскошным садом и большим прудом.

Там у камина Сашенька сидит

и на огонь задумчиво глядит.



А рядышком – родные и друзья,

те, без которых нам никак нельзя.

До кровли этот дом увит плющом,

и ждёшь меня ты, милый, в доме том.





* * *



                                     «С исходом белых из Крыма

                                      кончилась русская жизнь».



                                                           Феликс Разумовский



                                    «Нам, русским, остаётся только

                                      вспоминать».



                                                       Владимир Солоухин



Мой любимый белый офицер,

дорога нам прежняя Россия,

Коей нет уже, и на лице

от пожара всполохи косые.



Оба этот видим мы пожар,

с Неба ты, а я – с Земли несчастной.

Пламя достигает до Стожар.

Нету нашей родины прекрасной…



* * *



Мы любили друг друга, как Ромео с Джульеттой,

только счастливы были – никто не мешал.

Мы вкусили от яблока горнего света,

но забыли про смерти тигриный оскал.



А она не дремала и подстерегала,

и тебя забрала, я осталась одна.

Не смогла заколоться – так низко я пала,

вот и пью я бутылку несчастья без дна.



* * *



Ночью я прижимаюсь к твоей подушке,

словно тебя обнимаю, хоть просто лён.

Спят на постели со мной зверушки,

я ж призываю конец времён.



Мир отвратителен и не достоин жизни.

Люд оскотинился, выродился вконец.

Как я хочу поплясать на всемирной тризне,

вместе со скальпом терновый содрав венец!



* * *



Никто не утешит и не пожалеет,

как ты утешал и жалел.

Бреду одиноко по мокрой аллее,

весенний закат заалел.



Весна мне не в радость, одна только дума,

как Лету скорей переплыть.

Не надо цветов, некрологов и шума,

с тобой только снова мне быть!



* * *



Любовь простёрта в вечность, как крыло

Царевны-Лебеди – то я, твоя подруга.

Ты – мой Гвидон, и мне с тобой тепло,

хоть и сошёл ты уж с земного круга.



Меня ты обнимаешь по ночам –

я чувствую твоё прикосновенье.

И очи приближаются к очам,

и длятся, длятся вечные мгновенья.



* * *



               «Я иностранец, иностранец
                в своём краю, в своей стране.
                Мне странен этот дикий танец,
                разгул убогий страшен мне»

                Герман Плисецкий

Ты был в России иностранец
по внешности и по уму,
ты не ценил шмотьё и глянец,
аристократ. Я не пойму,

что ж не уехали мы всё же,
ведь иностранка тоже я?
Напрасно ждёт меня, Серёжа,
родная Греция моя.

Уже ни силы, ни валюты,
а в окруженье – всякий сброд.
В вожде проснулся дух Малюты,
но всё безмолвствует народ.




* * *



Маргарита и Мастер и вечный приют.

Как об этом всю жизнь я, Серёжа, мечтала!

Только ты уже там, я по-прежнему тут,

хоть от жизни смертельно, смертельно устала.



Смерть ко мне не идёт, хоть зову и зову

эту строгую леди в изысканном чёрном.

И опять я к бумаге склоняю главу,

что войти в мир иной, недоступный учёным…









Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика любовная
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 17.04.2021 в 20:09
© Copyright: Элла Крылова-Гремяка
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1