Вновь у Гекаты


Яков Есепкин



Палимпсесты



Вновь у Гекаты



Тринадцатый фрагмент



Нитью черною битый фарфор

Соведем, пусть менады пируют

О червленом и, шелками Ор

Увиясь, гоям небы даруют.



Это пир или тризна, ответь,

Золотая Геката-царица,

Меж креманок вольно багроветь

Феям снов, им и хлебы – корица.



Ах, мы сами темнее ночных

Всеувечных скульптурниц мраморных,

Яд пием их шелков ледяных,

Изотлевших на лядвиях морных.



Тридцать второй фрагмент



Хвои басмовой огнь золотей

И чудесней о слоте виньеток

Рождества, аониды затей

Сех бегут, не теряя монеток.



Длись , мгновение, в неге пиров

Неб рифмовники феи забудут,

И восславят хлебницы и кров,

И печаль вековую избудут.



К столам вынесут емины сем

Дивам белым – наложницам речи,

Мы тогда с темным шелком взнесем

Кровью чермною витые свечи.



Пятидесятый фрагмент



Шелки черные юдиц пьянят,

Цветь обрядная золотом дарит,

Во гробах королевичей мнят,

Сколь одесно Чума государит.



Аще лики царевен темны

И белые рамена соникли,

Пусть им видятся млечные сны,

Пусть чарует их немость ли, крик ли.



И одно в эти пиршества Ид

Занесем холод тьмы благовонный,

Чтобы мертвые шелки сильфид

Излились на атрамент червонный.



Черные вишни и мирра



Первый фрагмент



Черных вишен марутам к столу

Поднесем, облачившись в ливреи,

Аще одницы чествуют мглу,

Яко чахнут над златом Гиреи.



Будем пиры их молча следить,

Озлачать будем шелками хлебы,

И цветами емины сладить,

И еще соявляться у Гебы.



И когда на столовой черни

О хлебницах эфирность востлеет,

Мы ко небу взалкаем – гляни,

Вишен челядь успенным жалеет.



Седьмой фрагмент



Тусклых свеч хоровод ледяной

Сон июльский пьянит, о лепнины

Бьются ангели нощи земной,

И земные у нас именины.



И найдут в пировые купцы

С темной миррой – вином исцеляться,

И каморные наши венцы

Под холодностью млечной затлятся.



Мы еще удивим, удивим

Фей цветов ли, царевен юродных,

И во мареве слоты явим

Лед всенощных теней богородных.



Двадцать первый фрагмент



Волны, по две бегите, Невы

Царский мраморник тьмой увивайте,

Идофеи-богини канвы

Серебрите и вновь пировайте.



Яко славил Иосифе бег

Этот дивный, пусть негу менады

Льют в начинье и траурный снег

Черноблочные жжет колоннады.



Мы и сами претщились востлить

Чернью течной дворцовую сводность,

Чтоб на арочный мрамор солить

Падших звезд вековую холодность.



Двадцать пятый фрагмент



Были пиры одесно ярки

И высоко плеяды сияли,

Чад на хорах ждали ангелки

И немолчно, немолчно пеяли.



Ах, давно се избыто, одне

Пляшут фурии в рамницах темных,

И беснуются нощно оне,

И о барвах горят несоемных.



Гела нас у ворот золотых,

Окантованных чернию, встретит,

Зрите мытарей, тьмой совитых,

Коих пурпуром небо и метит.














Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика философская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 15.04.2021 в 18:16
© Copyright: Леда Савская
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1