Футболист и трое мушкетёров. Глава 2.


Футболист и трое мушкетёров. Глава 2.


Ох, то-то все вы, девки молодые,
Посмотришь, мало толку в вас.
Упрямы вы,..
Уж если друг завидный
Вам в случай подвернулся,
Умейте вы разумным поведеньем
Его тотчас и в руки взять!
Вот, хоть бы ты? Учил тебя я,
Как надобно порой о свадьбе
Обиняком речь заводить,
Сама подумай, ведь не вечно
Вам красотой дано пленять,
И ведь не вечно вас станут баловать.
(А.С.Даргомыжский. «Русалка»)

Легко, по летнему одетые девушки (впрочем, у некоторых через наплечные ремешки сумочек были предусмотрительно перекинуты кофточки) подошли было к стеклянным дверям ресторана. Но увидев за ними швейцара, ощетинившегося «будёновскими» усами, отвернули вправо к дверям гостиницы, чтобы не дразнить гусей и пройти в зал к заказанному столику через холл гостиницы. Всё же миновать бдительного стража дверей питейного заведения не удалось. Но когда ему сказали о заказанном и напомнили о Елене Львовне – администраторе ресторана, швейцар встал по стойке «смирно» и жестом регулировщика пригласил девушек в зал.

Девушки прагматично разделились: трое проследовали в туалетную комнату - почистить пёрышки, а двое решительно вторглись в ресторан. Нашли взглядом администратора, подняли правые руки в приветствии «рот фронт» и получили взглядом же указание на их столик у колонны с табличкой «заказан». Через некоторое время пришла задержавшаяся троица, зато двое первых отправились по их следам с той же целью, пришедшие пообщались с подошедшей официанткой. Впрочем, меню девичника уже было обговорено при заказе столика, поэтому к возвращению ушедших стол уже начал заставляться «джентльменским» набором еды и питья, уточнили только полусухое красное.

Не успела уйти официантка, как к столику с двух сторон пожаловали кандидаты с приглашением на танец.
- Ребята, дорогие, дайте же нам восстановить пошатнувшееся здоровье и потерянные в борьбе со швейцаром силы...
«Ребята» прониклись и кто с извинением, кто молча – удалились.
- Ну-с, сёстры по разуму, за кем первый тост?.. – спросила одна.
- Давайте вспомним – предложила другая – бывших мужей...
- В каком смысле, и наших – тоже? Ор-р-ригинально...
- А что? Каких милых и замечательных созданий они потеряли в нашем лице. Доставшихся им практически бесплатно. Хотя за прощание им и пришлось-таки немного раскошелиться...
- Это правда - особенно по поводу «милых и замечательных», и даже больше. В общем, за наше всё...
Они пригубили. Далее последовало традиционное девичье щебетанье: как живёте, с кем живёте и т.д. и т.п. и периодическое вкушение.

Но когда в зал вошла троица в сопровождении администратора и разместилась за столиком в пределах досягаемости невооружённой видимости, пятёрка девушек оживилась.
- М-да…
- Да уж…
- А я бы вон тому, небритому отдалась бы, пожалуй.
- Так их двое – усатых-бородатых. Которому?
- Тому, что посдобнее, лицом к нам сел.
- Тебя всё на десерт тянет…
- Так я и сама сдобненькая.
- А мне больше нравится с подстриженными тёмными седеющими кудрями, напротив окна...
- Ир, а ты что примолкла?
- Я бы хотела, чтоб меня пригласил тот, что у окна, шатен с серыми глазами...
- Надо же, рассмотрела.
- Ну, девочки, всех разобрали, знали бы они это... Давайте выпьем и за них, хотя они не наши мужья. Пока... А там, как карты лягут. И за нас – ненаглядных и нецелованных ещё, сегодня.
- Девчонки, ну, прямо «уж, замуж, невтерпёж»... Вам прежних мало?
- Да никто и не говорит, что «замуж невтерпёж».
- А хорошо ребята играют... - Переключились они безо всякой последовательности на оркестр.
- Да, но я слышала, что их в полном составе пригласили работать в филармонию. Так что, наслаждайтесь, как в последний раз – может смена будет не под стать.
Теперь выпили за смену «под стать», ещё поболтали.
Пока суд да дело, несколько танцев почтили собою, послушали музыку, помолчали, ещё потанцевали, выпили, поели...

И вот тут, под занавес вечера свершилось...
- Ну ты подумай – это ж твой «сероглазый», во даёт...
- Но поёт-то вполне ничего себе, хотя и подшофе, но почти комильфо.
- Да уж, всё нам, всё нам...
Ира почувствовала спиной приближающийся взгляд, который как будто жёг её открытую родинку...
А потом – ещё лёгкое касание плечика платья, удержанного усилием её воли.
Всё, прошёл мимо. Нет, не «всё» - вдруг повернулся, и к нему поспешил другой «небритый».
Батюшки, да она ведь знает их, и третьего – тоже, который из знаменитой 10-й группы, как и певший теперь с первым дуэтом.
А к первому так она вообще неровно дышала, когда училась в техникуме и о котором вздыхала, видя его подружек... Он тогда был знаменит: снимал кино, по его сценарию команда впервые за долгое время победила соперников в КВН.

Когда был объявлен «белый танец», она вздрогнула...
- Ирка, что с тобой?
Она ответила подружкам и себе:

- «Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада,
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За те места, где в первый раз,
Онегин, встретила я вас...»

Подружки покрутили головами, вот, мол, и она...
А она со страхом неизбежности и неизвестности пошла приглашать – и будь, что будет...

(Вот как тут правильно решить - нумеровать ли главу первую – второю, а вторую – первою?)

Милые девчонки, любил бы вас и лето красное, но Пушкин говорит:

Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.
Ты, все душевные способности губя,
Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи;
Лишь как бы напоить, да освежить себя —
Иной в нас мысли нет, и жаль зимы старухи,
И, проводив её блинами и вином,
Поминки ей творим мороженым и льдом.

Однако, и зима – не то, как лист зелёный, под ливнем с громом, весёлою весною...













Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Ключевые слова: ...то-то все вы, девки молодые,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 15.04.2021 в 06:30
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1