Силы природы.


Эта история произошла на моих глазах, я ее непосредственный участник, поэтому за достоверность всего рассказанного можете быть совершенно спокойны.

Ужасны и могучи животворные силы природы. Нет полной уверенности, что она, природа, хоть сколько-нибудь замечает мелкие детали в своем хозяйстве, как, например, слонов, орлов, или даже людей. Есть мнение, что даже насекомые, которым, якобы, по-настоящему и принадлежит планета Земля, не подозревают о нашем существовании как царей природы. Я сначала недоверчиво отнесся к этому, но когда оказалось, что всего один вид каких-то несчастных мошек весит в тоннах больше чем все человечество, понял, что это правда.
Но ужасающе буйна не только природа в целом, но и такой ее казалось бы мирный подотдел, как флора, то есть, растительность.
Я читал один рассказ, как американские пионеры-первопроходцы построили себе город где-то на берегу океана возле излучины реки. Но лес стал наступать и отвоевывать свою территорию назад, и как не боролись пионеры, первопроходцы и прочие авантюристы, ничего не помогло, им пришлось уйти куда-то в другое, не такое лесистое место, а на месте города высится дикая чаща, скрывшая все следы.
Казалось бы – так это в Америке, в старину! Нет, не в Америке и не в старину, а у нас сейчас, в Житомире, на Промышленной.
Раньше, при Советах, природа как-то смирилась, прижухла и заняла выжидательную позицию. Заводы дымили вонючими трубами, колонны рабочих вливались в фабричные проходные, асфальтовые дорожки петляли и еще не были взорваны корнями, а цеху озеленения приходилось прикладывать титанические усилия, чтобы на территории родного «Химволокна» или «Станков-автоматов» хоть что-нибудь росло.
Лес равнодушно гудел в отдалении за забором и делал вид что так и надо.
Но остановились заводы, люди разошлись в разные стороны, и природа показала свой характер.
В конце улицы Промышленной когда-то располагался небольшой стекольный заводик «Биоскло». То есть он и сейчас там располагается, но это уже не завод, а пустые коробки цехов с двумя сиротливыми трубами стеклоплавильных печей.
Сначала здесь не было ничего, как до сотворения мира.
Потом кто-то придумал пустить сюда арендаторов, а те завели себе склады, какие-то цешки по производству не то жидких удобрений, не то синтетических наркотиков, а также могильных надгробий и гладильных досок.
Хозяин, купивший бывшее «Биоскло» за пару смешных копеек, поставил своего молодого директора, чтобы он давал порядок, взимал аренду и командовал сторожами, публикой, как известно, пьющей, спящей и гулящей.
И вот, бывшее «Биоскло» обрело второе дыхание и зажило новой жизнью.
Лес тем временем подобрался уже вплотную к заводу и с интересом следил через забор за возобновленной человеческой деятельностью, как бы раздумывая.
Установившееся шаткое равновесие между природой и заводиком еще продержалось бы, возможно, сколько-нибудь лет, но тут все рухнуло и пошло своим ходом.
Большие события и даже войны начинались с пустяков. Так и тут, молодой директор, томимый скукой и хотя как лучше, решил спилить большие и высокие деревья, с выгодой их продать и заодно придать вверенной ему территории более-менее урбанистический вид.
И вот, в один прекрасный день, прекрасный в смысле погоды, но никак не для молодого директора, приехали вальщики с бензопилами, срезали все деревья, выросшие из саженцев, когда-то заботливо посаженных цехом озеленения, и уехали. Директор загнал кругляк и заработал деньги, как ему казалось, на пустом месте.
Но в том-то все и дело, что место недолго оставалось пустым.
Эта коммерческая операция послужила спусковым курком к дальнейшим событиям и катаклизмам.
Природа как бы вздохнула и сказала: «Ну, если вы так хочете…»
Уверен, что в советское время ничего бы такого не произошло и никакая лесная природа не пошла бы против человека, сказавшего: «Течет вода Кубань-реки, куда велят большевики!», не решилась бы она на такое. Но теперь были другие времена и совершенно другие люди.
Раньше в тени больших и высоких деревьев ничего особенно не росло и завод, хотя и стоял в строевом лесу, все же не был похож на чащобу или джунгли.
Между прочим, о джунглях: слишком часто этим термином – «джунгли» - пользуются где надо и кому не надо. Между тем, джунгли встречаются только в Юго-Восточной Азии, так что американские джи-ай – те да, те воевали с вьетконгом в джунглях, а все остальные якобы джунгли, пусть даже в Амазонии, это не джунгли, а простые тропические леса.
Но тут под конец были самые натуральные джунгли Индокитая, хотя они и были в Украине, на окраине города, в промзоне.
И вот, деревья, большие и высокие, спилили и территория стала быстро зарастать кустами, которые стали тянуться так, будто их поливали жидкими арендаторскими удобрениями.
Вскоре за ними не стало видно, а они все росли и были уже не кустами, а зарослями шести метров высотой и росли дальше, как в комбинированных съемках старого фильма ужасов «Лес-оборотень».
Арендаторы, прорубаясь каждое утро к своим надгробиям чуть не с помощью мачете, стали роптать.
Директор из своего кабинета, где он играл с компьютером в очко, дал команду.
Борьба с джунглями стала основной работой восьми балбесов сторожей – днем они махали топорами и косами, а ночью дрыхли без задних ног и вездесущие воры безвозбранно сливали соляру и снимали аккумулятор с арендаторского «газона».
В самом скором времени в сердце джунглей завелись зайцы, ласки, куницы, белки, дикие коты и собаки, похожие на динго. По ночам дико ухали совы.
Вскоре пропал один сторож. Правда, потом он нашелся, в Польше на бетонном узле, но сколько пришлось пережить из-за него, сколько передумать!
Приехавшая полиция опасливо посмотрела на враждебно шуршащую чащу, где не то перекликались обезьяны-ревуны, не то хохотали гиены, и пустили по следу поисковую собаку, дав ей понюхать полуистлевший носок пропавшего без вести. Собака-водолаз со странной кличкой Куня, пропала тут же с концами, не подав даже визгу.
Тогда полиция уехала, а дело о пропаже сторожа Вована стало «висяком», но потом он, слава Богу, нашелся.
Поглядев на то, что творится, молодой директор махнул рукой и, не попрощавшись со сторожами, уехал к себе на родину, под Чернигов, и следы его затерялись.
Силы природы победили и арендаторы, проклиная свою арендаторскую долю, тоже разъехались в разные стороны, оставив в зарослях «газон» на кирпичах; сторожа поступили на «Изовату», где такая экология, что даже природа отступила, зажав нос, а на месте бывшего стекольного заводика зашумели величавые джунгли, не хуже тех, где волки воспитывали Маугли.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 10.04.2021 в 10:44
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1