Сказки были. сорок – сороков. Про Петровича солдата


Сказки были. сорок – сороков. Про Петровича солдата

Раскрасавица - девица,
Встрепенулась у воды,
Не к добру река ярится,
И как бы не было беды.

Опрокинет и закружит,
Да накупает с головой,
И грязной пеною омоет,
Так посчитается с тобой.

А солдат, упорный малый
Знай себе, к девушке идет,
Взгляд его весёлый, шалый,
И ему по силам этот брод.

И встретились их души
У самой кромочки воды,
Где разбиваются у суши
Её необузданные валы.

На краю стихии самой
Руки нежные сплелись,
Он назвал её любимой:
И, как мёд слова лились.

Сопки дальние курились,
Туман, укрывая синевой,
А орлы все выше вились,
Уносили песню за собой...

Герои зажили красиво,
Начиная с малого, нуля,
Но для многих это диво,
Так и жизнь у всех своя.

А солдату много ль надо,
Ведь Петрович-то, герой,
Нина любит, вот награда:
Мой хороший да родной.

И любая ладится работа:
Ты ещё любимая, скажи,
Да послушать мне охота,
Про любовь, да не спеши.

И зальются оба смехом:
Ещё скажи, и так скажи.
Так работают со смехом,
И не в тягость, для души.

Скоро Танечка родилась,
Тут прибавилось хлопот,
Не ругались и рядились:
Пусть красавицей растет.

Малышка двинет ножкой,
Да ручонкой папу - хлоп,
Ах, какой ты, да смешной:
Подставляй-ка дочке лоб.

И оба весело смеются,
Там веселья через край,
Смех, как песня льется,
Ты малышка подрастай.

Так и время вот летело,
Неустанно всё вперед.
Всё летело - не присело,
За собой всех нас зовет.

Дом отстроили хороший,
А возле дома вырос сад,
И родник звонкоголосый,
Был новоселью тоже рад.

И как в народе говорится:
Нянька есть и сына надо,
Раз в работе притомился,
То не мешала бы награда…

И пошли одни девчонки,
Но разве так герой хотел:
Его ищут цепкие ручонки:
И всё яснее здесь пробел.

Дочки: Наташа, Ольга, Аня,
Все красивей одна, другой,
Не поставишь их под знамя,
Не поведешь дочурок в бой.

Тут Петрович зажурился,
И стал какой-то не такой,
Видно, тоже притомился,
И растерял былой покой.

Всё утешает Нина мужа:
Мой хороший да родной,
Горевать, герой, не нужно,
Мы с тобой, как за стеной.

И повезёт тебе на внуков,
Будешь ты геройский дед,
Не умрем с тобой от скуки,
Будем жить да сотню лет.

А сестра берёт гармошку,
И пробежалась по ладам,
Угожу родным немножко,
Пляши герой - не унывай!

Заходили стены ходом,
Тесновато стало вдруг,
Дочки ходят хороводом,
И всё Петровича вокруг.

Так прожили, не тужили,
А двадцать лет прошло,
Напрягает солдат жилы,
Чтобы, все жили хорошо.

Но беда и приключилась,
Приболел кормилец, слёг,
Что плохое то случилось,
Кто б несчастному помог.

На подушках лежит милый,
Он безразличный ко всему,
Взгляд холодный – стылый,
Значит, очень тягостно ему.

Я вижу, смерть добралась,
Меня Нина милая, прости,
И не ждали, но подкралась,
Знать, меня вам не спасти.

Слеза с ресниц сорвалась,
Замутила его синие глаза:
И не думал, так случилось,
Узнал, какая горькая слеза.

Все причитали и просили,
Дочь Татьяна больше всех:
Боже праведный, помилуй!
Отвечу за отцовский грех.

Она просила очень долго,
Людей, поражая чистотой,
Не бывает - мольбы много:
И вся лучилась пред собой.

И случилось Божье чудо:
Грозовой прошел разряд,
Как туман исчезло худо,
Посветлел солдата взгляд…

Но, дочурка наша: где же,
Ты, где же, доченька моя?
Только веки свои смежил,
А Танечка покинула меня.

Я голос слышал властный:
Исцеленным - будешь ты,
А она, цветок прелестный,
И вокруг: чудесные цветы.

И всё, как видим, получилось,
Тут же, явью обернулся сон,
И Татьяна розой обратилась,
А родной отец - был исцелен.

Тут и радость всем, и горе.
И очень сложно всё понять:
Из цветов, плескалось море,
И хотело что-то нам сказать…

Добрый молодец красивый,
Видно сразу, дело вразумел,
Розочку цветок строптивый,
Тут же душой своей согрел.

И лишь губы прикоснулись,
Глядь, Татьяна рядом с ним:
И в объятьях встрепенулась,
И вся зарделась перед ним.

Свадьбу в скорости сыграли,
И подарки дарили молодым,
Детишки мелочь им бросали,
А старики дарили - золотым.

И людей, и зятя я уважу,
Берётся тетка за гармонь,
Её поцелую, и приглажу,
Чтоб достал народ огонь.

И пошла по кругу чарка,
И зазвучало - пей до дна!
А дело завершала пляска:
И так с утра, и до темна.

В срок родилась внучка,
Но Петрович уж молчит,
Всё равно моя кровинка
Вон как ножками стучит.

А назвали внучку Катя,
Чтобы дедуле угодить.
Тут же выпили за зятя:
Грех им зятя не любить.

Ну а Катя, как царица,
Всех нянек и не счесть,
Все спешат и суетятся,
И считают всё за честь.

Сюда ножкой, туда ручкой:
Вмиг порученье исполняй,
Но дед согласен с внучкой,
Раз она царица – исполняй!

Так и времечко летело,
И всё бы было хорошо:
Баба Нина, как-то села,
Еле встала, и не пошла.

Обезножела так Нина,
Если можнотак сказать.
Вся отнялась половина:
Лучше б этого не знать.

Все лечили и залечили:
Её ноги ватные совсем.
А Нине - жизнь не мила:
Бог забрал бы насовсем.

И потекли, горячи слезы,
По ввалившимся щекам,
И, как сон, исчезли грезы:
И кто поможет старикам?

И просили, дочки жарко:
- Боже, Праведный, спаси,
Ничего и себя не жалко,
И согласны крест нести.

Тут гроза прошелестела,
Разразился жуткий гром.
Чуть больная не истлела,
Всё в жилище кувырком.

А Наташа вдруг исчезла,
Будто вовсе не было её,
И в саду стоит прилежно,
И соседи смотрят на неё.

Сирень стоит, благоухает,
И источает тонкий аромат,
Чудес на свете, не бывает,
Но неправду люди говорят.

Мать здорова, ноги ходят
Всем и радость, и печаль.
Люди к дочери подходят
А той себя совсем не жаль.

- Пусть здорова будет мама,
Я ведь тоже с нею: я живу!
И её слезинки, как росинки,
Заскользили тихо на листву.

Один пригожий парень,
Обнял её теплые цветы:
Встань со мною вровень,
Моё сердце покорила ты.

И опять гуляют свадьбу,
И опять, звучит гармонь,
Рвется свадьба за усадьбу,
И гармошка только тронь.

Тетя Галя постаралась,
Хоть сама давно вдова:
От того-то и старалась
Что я душою молода!

Отлюбила я, своё отпела,
Зачем слезы теперь лить?
Тут такое дело молодое,
А наше, молодых любить.

И слезу смахнет украдкой:
Родные детки - милые мои!
Не бывает любовь горькой,
Лишь бывают - сладки сны!

Ну а Оленька, с Анютой
Сестры - красные девицы,
И нет сладостней минуты,
Если хоть одна приснится.

Там наяву они жар-птицы,
Крылья-руки расправляют,
И распрекрасные сестрицы,
В грезах нежно обнимают.

И женихи валили, валом,
Говорили: сон им в руку,
Все ни с чем и отбывали,
В сердце не развеяв скуку.

Из-за океана и моря синего,
Женихи к ним в гости ехали,
Навезли им тьму приданого,
И чудных конфет с орехами.

На чужбине, за морем синим,
Те войною счастье добывали,
Война героям была по силам,
А язык свой герои забывали.

Сами стали - иностранцы,
Хотя еще не ведали того,
Но глядели чужестранцы,
С вершины величия всего.

Братья рослые да русые
И глаз плескалась синева.
Лишь пали души русские,
Да забыли русские слова.

Очень Петровича задела,
Вся с акцентом эта речь:
- Мои глаза бы не глядели,
Ты, мне Нина, не перечь.

Нам не надо их богатства,
Мы богато жили без него,
А богатство, то не счастье,
И не купишь за золото его.

Дочки для меня цветочки,
Их души не позволю мять,
Не продам я их за деньги,
Им честней - в саду стоять.

Эхом гроза прошелестела,
Всё, как сказано, сбылось,
И пичуга одинокая запела,
И в тиши то пение лилось.

Такие молодцы найдутся,
Не дадут красе пропасть,
Пусть душою и сольются,
И живут, и любят всласть.

Точно так и получилось,
Красавиц выбрали себе,
Парни, что не дивились,
А уже любили их в душе.

Гармонистка расстаралась,
Хотя и телом стала стара,
И голова вся серебрилась,
Зато душою вечно молода.

И меха бы не порвались,
Так зовёт гостей гармонь…
Ох, и лихо расплясались
Ты народ теперь не тронь.

Вот и сказка наша вся,
Про Петровича и Нину,
Что жили жизнь не зря,
Но любили так любили.

Ну а дети - отгадайте?
Все - названия цветов,
Олю с Аней, угадайте,
Да спросите стариков.

Ну а кто точно отгадает:
Тот бесспорно молодец,
И пусть долго поживает,
Вот и сказке всей конец.

                               29 декабря 2000 г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Басни
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 10.04.2021 в 09:29
© Copyright: Григорий Хохлов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1