Коммунистка.


В дверь кабинета постучали.
- Войдите - надкушенный бутерброд с колбасой нырнул в ящик стола.
- Здравствуйте. Я по повестке. Я свидетель вчерашней драки - девушка протянула листок.
- Да, да, садитесь - тяжёлый взгляд следователя упал на хрупкое, как дюймовочка, создание.
«Неужели ей двадцать лет? На вид не дашь и пятнадцати» - назойливые сомнения всюду совали свой нос.
Над начинающей лысеть головой блюстителя порядка, безмятежно пылился портрет Брежнева.
«Жаль, что следователь оказался старичком» - девушка была «в поиске». Заготовленную роль кокетливой улыбки пришлось вычеркнуть из репертуара официального рандеву.
И всё же изысканный аромат парфюма несостоявшейся соблазнительницы начал заметно размагничивать деловитость чиновника, допуская слишком опасную близость «беса к ребру».
- Кха, кха - прокряхтел следователь, выкашливая из себя несовместимые с работой желания.
- Итак. Ваша фамилия?
- Луст.
- Имя?
- Лиза. Елизавета.
- Отчество?
- Альфредовна.
- Являетесь ли вы комсомолкой?
- Нет.
- Ага. Значит беспартийная - бескомпромиссность вывода казалась предельно очевидной, как вдруг последовал шокирующий ответ, приведший следователя в тупик.
- Нет.
- Не понял?! А, что же ещё может быть?
- Я член КПСС - взмахнула своими ресничками дюймовочка.
Прожжённый до мозга костей следователь, от неожиданности чуть не выронил ручку.
- Как вы сказали? - может всё-таки послышалось.
- Член партии - смаковала пигалица сногсшибательный эффект своего ответа.
- У вас и партбилет с собой имеется? - тяжесть взгляда постепенно ослабевала.
- Да, пожалуйста.
При виде красной книжечки, всё происходящее стало приобретать совершенно другой оттенок.
«Нет, это просто непостижимо!» - недоумевал следователь. Для него вступить в партию было всё равно, что слетать в космос. Когда же эта сопливая девчонка, у которой ещё молоко на губах не обсохло, успела стать коммунисткой. Как ей это удалось?
На этот вопрос, если честно, Лизочка и сама не смогла бы ответить. Ведь она и не собиралась быть коммунисткой. Всё произошло само собой, спонтанно. Окончила техникум, по направлению приехала работать. Честная, трудолюбивая, без вредных привычек. Сразу приглянулась комсомольским активистам. Подсунули анкету. Лизочка машинально её заполнила. И завертелось.
- Елизавета, сегодня партсобрание. Не забыла? - процокала каблучками начальник отдела кадров.
Переполненный актовый зал гудел, как пчелиный рой.
- Товарищи, у кого ещё есть вопросы к кандидату в члены партии?
Встал худенький юноша, придерживая откидное сидение.
- Хотелось бы услышать от девушки, чем она руководствовалась, принимая столь ответственное решение? Какую цель она при этом преследовала?
- Спасибо. Садитесь. Итак, Лиза, мы тебя слушаем.
Но Лиза вообще-то никакой цели не преследовала и никакой ответственности пока не ощущала. Откуда ей было знать, что значит быть коммунисткой. Наверно то же самое, что и комсомолкой, только немного посерьёзней. В любом случае, она ответила так, как её учили.
- Хочу быть в первых рядах строителей коммунизма.
В зале кто-то хихикнул. Суровые взоры членов президиума стали выискивать злостного нарушителя. К счастью поиски не увенчались успехом. И собрание единогласно утвердило кандидатуру Лизочки.
Следующее испытание предстояло посложнее. Райком партии. Парадная лестница, устланная красной ковровой дорожкой. Двухметровая дубовая дверь. Лиза попадает в просторный зал. Четверо грозных мужей восседают за длинным столом.
Лиза робко присела на краешек стула, одиноко стоящего посередине. Она чувствовала себя песчинкой, пылью, неодушевлённым предметом , случайно занесённым ветром в этот огромный просторный зал.
Звонким эхом раздавались в ушах задаваемые ей вопросы. Лиза словно в беспамятстве шевелила губами, не слыша собственного голоса. И лишь покачивание головами экзаменаторов в знак одобрения, говорило о правильности её ответов.
Наконец бледность лизочкиного лица заставила дрогнуть сердце одного из мужей.
- Так это же дочка Луст Альфреда, коммуниста, кавалера Ордена Трудовой Славы.
Члены комиссии переглянулись. Аргумент признали вполне убедительным. Ряды КПСС пополнились ещё на одного человека.
Статус коммуниста не внёс особых изменений в скромную жизнь Лизочки. Обязательные посещения партсобраний , своевременная уплата членских взносов и активное участие в общественной жизни, как наиболее ответственного и достойного претендента.
- Встать! Суд идёт! - Лизочка гордо вышагивала в роли народного заседателя.
- Да здравствует Первое Мая! Праздник весны и труда!
Колонны с разноцветными шарами и транспорантами торжественно проходили мимо трибуны, на которой в числе почётных представителей стояла и Лизочка.
- За добросовестный труд коммунисту Луст Елизавете присваивается звание «Ударник коммунистического труда» - раздаются бурные апплодисменты.
Лизочка действительно трудилась добросовестно. Девчонки в коллективе называли её «пчёлкой». Она старалась не ради наград и поощрений. Она просто не могла по другому, удивляясь, как можно бездельничать на рабочем месте.
Поглощённая работой, Лизочка и представить себе не могла о надвигающихся событиях в стране. Уже раздавался призыв нового лидера.
- Ускорение, гласность, перестройка!
Ох не к добру была эта свобода слова, приведшая к полному дискредитированию коммунистической идеи. А это Лебединое озеро по всем каналам. Какое-то ГКЧП?! Танки! Солдаты! Что это? Политическая провокация? Оранжевая революция по сценарию ЦРУ?
- Ты смотри, что творится! Вот это да! Из пушек стреляют! Надо же. А это кто там чаще всех мелькает? Никак президент России. Похоже это он тут всем заправляет. Ну и дела! Хорошо, что Москва далеко. Здесь в провинции тихо, спокойно.
Единственное что Лизочку тревожило это то, что давно не проводились партийные собрания и её никто не поторапливал уплатить членские взносы. А парторг вообще обходил стороной. Странно?! Что происходит?
А ход истории тем временем уже шёл напролом по наспех состряпанному сценарию ужастика «Ликвидаторы». Через океан уже неслось сообщение о скоропостижной кончине Великой Империи. « Всепроникающий доллар добил коммунистическую идеологию и разъел советское общество СССР.
Приближался Новый 1992 год. Музыка, танцы, фейерверки.
- Лизочка, с Новым Годом!
- Спасибо и вас также.
Кто-то разжёг костёр. И вдруг Лизочка увидела, как этот человек достал красную книжечку .
- Так это же партбилет!
И бросил его в костёр.
- Ах… - Лизочка замерла в изумлении.
- Долой принудиловку! Нет больше КПСС! Некого теперь боятся. Свобода! Демократия! – продекламировал хозяин брошенного партбилета.
- Как же так? А почему нам никто ничего не сказал? – для Лизочки это был настоящий шок - Вот так просто и нет больше Всемогущей КПСС, наводящей на всех страх? Это что же получается мы самоликвидировались что-ли?
У Лизочки одно не укладывалось в голове. Как же так. Чтобы вступить в партию нужно было пройти такой тернистый путь. И теперь эта, казалось бы незыблемая глыба, рассыпалась, как карточный домик. И можно прекрасно жить без этих никому не нужных партийных собраний, заседаний бюро, протоколов и прочего бюрократического хлама.
Скажи ещё пять лет назад, что наступит такое время, когда коммуниста ни во что не будут ставить. А партийный билет превратится в никчёмную брошюрку, реаритет, музейный экспонат.
Лизочка в непонятном оцепенении смотрела, как в языках пламени корчилась красная книжечка, превращаясь в пепел. Недалеко от костра стоял мужчина. Лизочка узнала в нём следователя. Он с загадочным выражением лица созерцал происходящее. Лизочка хотела подойти к нему. Но он,увидев её, поспешил удалиться.
- Девушка, ты что грустишь? - кто то схватил Лизочку за руку и они затерялись в шумной танцующей толпе.






Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 09.04.2021 в 21:07
© Copyright: Лена Июльская
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1