филосОф





Недалеко от дома, в котором я живу…

… думаете, что далее последует что-нибудь, подобное, например: «… живописно раскинулось…» или «… прихотливо расположилось…»?

Нет, всё гораздо прозаичнее…

… стоит стекляшка. Та самая, которые были (и в нескольких экземплярах!) едва ли не в каждом маломальском городке, и уж тем более городе,нашей советской родины.

Располагались они, как правило, между домами, например, номер двадцать четыре, корпус один и двадцать четыре, корпус два. Разделялисьобычно на две половины. И в той, что выходила лицом на улицу, находился, скажем, продовольственный магазин с вечно вонючими прилавками, заставленными солью в пачках, по семь копеек, и засаленными стеклянными бутылками с подсолнечным маслом по девяносто пять.

С тыльной же стороныстыдливо выходилаво двор, допустим, «Пельменная»,или «Рюмочная»,или, того хуже, - кафе «Теремок», скажем.

Советская власть ушла, а стекляшкарядом с моим домом осталась. И теперь всю её занимает кафе с умопомрачительным названием «Звезда… кажется… над Каспием». Несмотря на столь пафосное название, готовят там незатейливо, но вкусно и подают обильно. Иногда я захожу туда поужинать, когда дома уж совсем становится пусто и одиноко и хочется просто шума человеческих голосов вокруг.

Владеет этим замечательным заведением улыбчивый азербайджанецБоря, который так давно живётв нашем городе, что, наверное, уже забыл, как звучит его настоящее имя.

Когда посетителей в зале оказывается немного, он обязательно подходит к моему столику, квадратный, коротко или совсем наголо стриженый человек лет пятидесяти, протягивает широкую крепкую ладонь и спрашивает:

- Как у тэбя дэла?..

По-русски говорит он совершенно свободно, но всё равно в мелодике и фонетике речи своей сохранил некую специфику родного языка, что делает еёакустически очень приятной.

- Ничего, спасибо, Борь. Надеюсь, что и у тебя всё хорошо? – всякий раз я ему отвечаю.

Он делает из правой руки «пистолет», отводя большой палецот ладони на девяносто градусов, указательный же выставив вперёд и прижав все остальные к ладони. Вскидывает «дуло» этого «пистолета» вверх и отвечает:

- Э-э-э! Канешна!.. Но!!.

Секунду медлит, а потом добавляет:

- Погоды. Сэйчас…

И уходит в недра своего заведения, откуда вскоре появляется с двумя стеклянными бокалами в руках, держа их за тонкие прохладные ножки. Я уже знаю, что несёт он красное сухое вино, которое ему привозят с родины и которое он держит «для себя», но часто и охотно угощает им кого-нибудь из посетителей.

Он садится напротив. Мы, по-русски, обязательно чокаемся и пригубливаем вино. Боря вопросительно смотрит на меня, ожидая, когда я закачу глаза и произнесу своё традиционное «Божественно». После чего он чуть откидывается назад, удовлетворённо жмуря глаза, и выдерживает почти мхатовскую паузу.

Это ритуал, потому я и молчу, ожидая философического монолога радушного хозяина.

И он начинается:



- Вот я иногда думаю… Если человек или даже целая страна вдруг начинаетсмотреть на себя слишком величаво, то это губит и того и другую. Постепенно имкажется… скорее всего, это из-за обилия денег, которые у них как-то появились сами собой: иногда честно, иногда – не очень… что если они чуть приподнимутся на цыпочки, то обязательно пробьют головой небесную твердь и заглянут туда, где сидит Бог, который при появлении их головы из-под пола обязательно должен смутиться и сказать: «Здравствуйте. Чего вы хотите?»

А они, даже не понимая всей нелепости своего положения и того великодушия, которое Всевышний к ним проявил, обратив на них своё внимание, начинают всерьёз загибать пальцы и делать «заказы Богу» на переустройство в муках созданного им мира.

И так увлекаются процессом, прося сначала «нового корыта», потом «новой избы», нового государства, что последняя просьба о том, чтобы «рыбка былау них на посылках» звучит как приказ Богу.

Господь, конечно, милосерден и терпелив. Потому он, наверное, чуть улыбается в ответ и продолжает выслушивать требования головы, что лежит перед ним на полу…

А? О чём ты меня спросил?.. я категорически молчу в этот момент… Что Бог сделает дальше? Ударит ли ногою по макушке этого, который, или – «которое», посмели покуситься на созданную им гармонию? Или просто отведёт взор от просящего? Но он же Бог. И не может вести себя, будто простой смертный…

… Скорее всего, он встанет на колени перед говорящей головой и скажет ей кротко: «Прости меня за то, что я создал этот мир таким.И тебя, как часть этого мира…» А потом поцелует её в глаза, и она, голова эта самая, их закроет, устыдившись содеянного, вожмётся в плечи, осознает себя и вернётся на землю, на которой по-прежнему будут жить люди, которые, подобно Богу, способны простить любого грешника…



09.04.2021




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 09.04.2021 в 08:21







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1