Не надо ничего говорить.


«Дальше – тишина.»

/Принц Гамлет/.


ВСТУПЛЕНИЕ.

История трепетно преклоняет свое ухо к устам великих, или, по крайней мере, выдающихся, людей, ловя их предсмертный шепот.
Последние фразы, слова и междометия остаются на скрижалях и служат примером и поучением для грядущих поколений. Так, Наполеон сказал: «Голова… Армия…»; Генрих Гейне: «Бог меня простит: прощать – Его ремесло…»; фокусник крикнул: «Внимание! Хлоп! Исчезаю!» - и умер. Некоторые констатируют сам факт: А.Грин: «Помираю…»; А.Чехов: «Ich sterbe…»
Точно так же не имеет никакого значения, что скажет за секунду до смерти человек обыкновенный, рядовой. Разве что вы умираете на руках у милиции и имеете сообщить приметы убийцы.

ЧАСТЬ 1: СТРАННОЕ ЖЕЛАНИЕ.

Но, несмотря на все это, Сергей Ефимович Школьник, заурядный инспектор «Житомирсвета», собирался сказать на прощание что-нибудь эдакое.
Может быть, это странное желание родилось у Сергея Ефимовича потому, что он выжил на старости лет из ума. Но это слабое объяснение, ведь к старости многие выживают из ума, но ничего такого не хотят. А может быть, все дело было в том, что Сергей Ефимович слишком много читал, а это не может не отразиться в конце-концов на умственных способностях человека. И действительно, чтение в наше время, если трезво и беспристрастно подумать, легко может быть приравнено к тихому помешательству.
Вполне естественно, что он никому не говорил о своих планах, ни дома, ни на работе. Жена и так с утра до вечера долдонила: «Идиотина!», «Ничтожество!», «Сексуальный попрошайка!», и тому подобное.
Больше всего Сергей Ефимович любил исторические романы из древнегреческой жизни. Так, «Таис Афинскую» он читал раз пять и каждый раз получал все больше удовольствия.
Ему очень нравилось, что древние греки имели привычку кончать с собой, если видели, что впереди их не ждет ничего нового или интересного. Некоторые кончали с собой уже в тридцать, максимум в сорок, лет. Конечно, в наше время хватает самоубийц даже среди подростков. Но они кончают с жизнью в состоянии аффекта – из-за первой любви, или из-за двойки по информатике, или если родители не могут купить им десятый айфон и в школе их за это подвергают буллингу. Греки же кончали по возвышенным, стоическим, причинам.
И вот, созвав гостей на пирушку, они, в конце возлияний, произнеся короткую речь на тему о бессмысленности жизни, под одобрительный гул присутствующих выпивали чашу цикуты.
То есть, Сергей Ефимович не собирался травиться, тем более что не был уверен, что ада нет, но просто хотел, когда наступит срок, сказать что-нибудь чисто для себя и, если можно, улыбнуться, как древний эллин.
Сергей Ефимович перебрал множество вариантов последнего слова. При этом он старался, чтобы оно не было ни слишком заумным, ни чересчур веселым и, главное, не оказалось цитатой из кого-то.
Больше всего ему нравилось скромное, ироничное: «Счастливо оставаться!» Были и другие варианты, например: «Поехали!», но «Счастливо оставаться!» казался самым удачным.
И вот, не успел Сергей Ефимович с этим определиться, как умер от сердечного приступа.

ЧАСТЬ 2: ТРУБА.

Представьте же себе его разочарование и досаду, когда, умерев, он вдруг вспомнил, что так ничего и не сказал: ни «Счастливо оставаться!», ни «Поехали!», и тем более не улыбнулся. Все это вылетело у него из головы, и в предсмертной запарке он забыл обо всем на свете.
Когда же Сергей Ефимович вспомнил, то было уже поздно: он качался как шарик в углу под потолком, наблюдая, как Зинаида, скривившись от страха, трясла его тело, а потом побежала к соседям.
Да, теперь говорить что-либо было поздно, и Сергей Ефимыч двинулся по широкой как канализационный коллектор, трубе, к Свету.
Долго рассказывать, как себя чувствовал Сергей Ефимович после смерти. Да это и не надо – все уже многократно описано очевидцами, побывавшими в преддверии загробья и вернувшимися назад. Единственно, что он хотел бы от себя добавить, это то, что все время где-то тихо наигрывали на щипковом инструменте вроде арфы, может быть, на кифаре.
До конца не понятно почему, но Сергей Ефимович тоже не попал с первого раза в Вечность и, видя, как усилиями реанимационной бригады начало оживать тело внизу, тихо и незаметно вернулся в себя.
С этих пор все книжные глупости вылетели у Сергея Ефимовича из головы, ибо он познал Истину.

ЧАСТЬ 3: ИСТИНА.

Не думай, что сказать в последний миг;
Смерть – мелочь жизни, так пройди же
ты путь свой честно-благородно;
Люби ты всех, не убивая никого,
не раскатав губы своей на жен их
и наложниц ихних;
Судьей не будь! Политиком не будь!
Но будь как Форест Гамп
и райского блаженства ты вкусишь,
«Баунти» неземного!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 01.04.2021 в 22:47
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1