Кот Чакатило.


Большие цифры внушают большое уважение и привлекают внимание. Смешно, что в историю вошел один из самых жалких серийных маньяков, Джек Потрошитель. Этот выскочка со своими пятью трупами прославился как основатель и патриарх этого мрачного ордена.
Но маньяки начались не с Джека, они были от начала времен. Возможно, первым серийным убийцей был Каин, мы ведь не знаем всех его дел после Авеля, это очень могло быть.
Когда в новостях говорят: «Взрыв в мечети унес шестнадцать жизней», мы думаем: «Пф-ф…», а вернее, ничего не думаем. А если: «…сто шестьдесят…», ну, тогда еще, может, подумаем: «Во дают, бабаи! И дикий же народ, дети Талибана!»
Нельзя из-за этой черствости называть человека нехорошим словом «выродок». Просто так устроен наш мозг, включающий защиту в виде отупения, чтобы не повредиться.
Если кто-нибудь заглянет в Библию, в Ветхий Завет, в раздел «Екклесиаст», то он узнает, что «нет ничего нового под луной», и что «что было, то и есть, и что будет, то уже было в веках, бывших прежде нас».
Можно только представить, каковы были серийные маньяки в древности, в каком-нибудь Вавилоне или Халдее, когда их никто особо не ловил. Или, допустим, секта «душителей» в Индии, или Калигула. Хотя нет, Калигула был император, то есть, государственный деятель, а они не считаются маньяками.
Но что имеем, то имеем и патриоты ревниво следят, чтобы именно их маньяки держали мировой рекорд.
В этом смысле достопамятный Чакатило /фамилия по этическим причинам изменена/ был, конечно, выдающимся чудовищем современности. О нем не стоило бы говорить, если бы убийства и смерть вообще не были для нас таким привычным делом.
Снимают же бесконечные телепередачи о Гитлере.
Когда-то мы с моим одноклассником Витькой Голубом нашли в шкафу газету за 34-й год. До сих пор помню заметку: «Интервью с господином Гитлером». Так и ждешь, что создатели фильмов назовут фюрера «господин Гитлер», как будто сейчас 1934 год и они его знают только с хорошей стороны. И не оставляет смутное чувство, что они, создатели, относятся к бесноватому Адди со скрытой симпатией. Возможно, на фоне сегодняшних президентов и министров, он им кажется «масштабной фигурой» и «эффективным менеджером». Но если бы этих любителей масштабных фигур выгрузить на станции «Майданек» и колонной повести «в душ», то я бы на них поглядел.
Да, были чудища в свое время. Так, один персидский шах из династии Каджаров, между прочим, кастрат, «захватив город Кирман, велел подать себе на золотых блюдах 70 000 /семьдесят тысяч/ человеческих глаз, которые не поленился пересчитать, отбрасывая каждый глаз лезвием кинжала». Тоже была фигура. Эффективный менеджер.
По нашим худосочным временам хватает и Чакатило. Да и то уже молодые не помнят, а их дети и знать не будут эту пошлую деревенскую фамилию.
Но мы пока помним этого серийного душегуба. И как он был в партячейке на хорошем счету и нес нагрузки; строил коммунизм; занимался воспитанием сына, хотя и не мог уделять ему достаточно внимания, потому что все его мысли были сами знаете где; по-маньякски любя его и ласково называя «Чака»; сидел в ЖЭКе на собраниях, пел в хоре, одалживал соседям деньги. В-общем, маньяк.
Но мало кто знает, что у Чакатило был кот Зорян.
Это кажется маловероятными россказнями – где маньяки, а где домашние питомцы, но на самом деле это самое обычное дело. Абсолютно нормальный человек слегка равнодушен к животным, проще говоря, индифферентен – не желает им зла, но и не целует в мохнатую морду, которая неизвестно что только что полизала.
А ненормальные часто-густо животных боготворят и вполне могут убить из-за них человека. Только представьте, что какой-нибудь цыганенок случайно подбил бы камнем Блонди Гитлера, что было бы! Долго подыхал бы!
А у Чакатило была не собака, как можно было бы ожидать, а кот.
Обычный кот-дворняга и даже не очень-то черный, а с желтыми и белыми пятнышками. И хотелось бы соврать, что был он огромным, как Бегемот, но нет, самый обычный, средний.
Так и видится: лежит Чакатило на диване, придя с очередного убийства, а Зорян валяется рядом, на спинке этого маньякского дивана и смотрит хозяину в глаза, загадочно и с пониманием.
Чакатило любил своего кота, гладил, чесал и никогда не мучил.
И Зорян отвечал ему тем же.
Ну, в-общем, как всегда бывает между любимым хозяином и обожаемым существом, они души не чаяли друг в друге. И если бы Чакатило был еще и каннибалом, можно быть уверенным, что и Зоряну перепадали бы лакомые кусочки.
Но это был бы перебор, а природа редко любит переборы.
Когда Чакатило забрали, Зорян не показал вида, что расстроен, или вообще заметил пропажу хозяина. Такая уж у котов аристократическая равнодушная манера; и только про себя подумал: «Эх, хозяин…»
А потом, ни слова не сказав, исчез. Семье Чакатило было не до него и это исчезновение никто не заметил.
Но только в скором времени в тамошних местах стали происходить события странные и ужасные.
Там и сям можно было видеть картину: стоит утром хозяин крольчатника, смотрит на кроликов, а они лежат рядком, горла прокушены и кровь выпущена на землю.
Никто не знал в чем дело и все думали на чупакабру.
И никто даже не догадался, что это делал Зорян, кот Чакатило.
А когда приговор привели в исполнение и Чакатило казнили, то Зорян вышел, шатаясь, на лесную прогалину, поднял мордочку к звездам, душераздирающе мяукнул и тут же испустил дух.
Такова верность животных и об этом есть множество примеров еще почище этого. Так, всемирно прославившийся скайтерьер Бобби 14 лет не уходил с могилы хозяина, пока не умер сам.
Но это, надо понимать, с кормежкой.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 01.04.2021 в 22:42
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1