Гл.3 Избранные и отбросы


    Для желающих поддержать творчество автора материально - адрес эл. почты: ivan.rakhletsov@mail.ru

Стена с грохотом раздвинулась,  и в холодный синий сумрак квадратной площадки вошла колонна голых людей. Лохматые тупорылые бестии, с характерным выражением злобы и жестокости, стояли неподвижно вдоль высоких мрачных стен и не обращали внимание на людей, которые, страшась, сбились плотной толпой и старались держаться от бестий подальше, особенно крайние всё пытались безуспешно протиснуться внутрь. В выси чёрной бездны горел большой синий диск; посередине его выделялся фиолетовый эллипс, как око. Люди, чувствуя на себе взгляд чей-то сверху, сверлящий череп, задирали лица и смотрели на диск.
В одной из мрачных стен был широкий проход на балкон, а за балконом всё тот же синел сумрак, и оттуда иногда доносились, нарушая зловещее безмолвие, душераздирающий визг, будто пилой по живому, и истошный вой с плачем.
Из толпы с оглядкой вышел и встал напротив бестии узкоплечий синий человек в пупырышках и с длинной, как у гуся, шеей. Отвислый круглый живот покачивался. Зябко ёжась, прижимая скрещенные руки к впалой груди, он стоял, как цапля, на одной ноге, постукивая об неё поднятой, и дрожал. Заикающимся голосом узкоплечий боязливо пожаловался:
-Х-холод тут у-у вас, с-собачий. Ни-никак не м-могу привыкнуть.
Бестия резко повернула в его сторону рыло. И он, кивнув ей, чуть громче повторил:
-Х-холод, г-говорю, собачий, согреться н-не могу.
Ухмыляясь, бестия понимающе кивнула. Она взяла дубину, прислоненную к стене, подошла к нему и дубиной стукнула по голове. Узкоплечий упал. Наклонившись к нему и положив дубину, она поддела когтями уголки рта и без усилия, будто бумажку, разорвала до ушей. Затем, схватив за туловище и подняв легко над собой, швырнула узкоплечего далеко в толпу.
Люди наддали, раздвинулись, и грохнулось тело навзничь на каменный пол. Из разорванного рта и проломленного черепа медленными ручейками шла тёмная кровь. Узкоплечий застонал, заворочался и попытался приподняться.
В стене открылась дверь, из неё появилась косорылая бестия, на груди с треугольной металлической бляхой, из которой выпячивалось изображение черепа с костями. В лапе косорылая держала рупор. Подойдя в плотную к бестии, покалечившего человека, она просипела в рупор:
-Рядовая мразота, как ты посмела рвать пасть? Разве не знаешь, что это прерогатива исключительно для высших чинов!
Косорылая треснула рядовую мразоту по башке загрохотавшим рупором и резким ударом лапою в грудь сбила с ног и пнула её несколько раз, упавшую на пол, по рылу. От пинков глаз у той выпал и повис на синих жилах. Схватив свой выпавший глаз, мразота затолкала его обратно в глазницу.
Из двери вышагнули двое, с ледяными белыми лицами и стеклянными глазами идиотов, похожие друг на друга как две капли воды. Были они в чёрных халатах, в чёрных цилиндрических колпаках, в левой руке держали чёрный позвякивающий саквояж. На натянутых щеках у них и в красном квадрате на колпаке, над лбом, чернел зигзаг вкось. И на спине, в красном квадрате, зловеще чернело слово: скорпомощь. Они остановились; вскинув правые руки, провизжали девичьими голосами:
-Слава Сатане!
Все бестии вытянулись и одновременно проревели в ответ:
-Слава Сатане!
Косорылая, заскочив на тумбу, приставленную к стене, рупор приложила к пасти и произнесла:
-Внимание! Организовать свободный доступ сотрудников к клиенту.
Люди расступились, образовав проход и пустое пространство вокруг стонавшего узкоплечего.
Позвякивая саквояжами, сотрудники подошли к клиенту, переглянулись и звонко рассмеялись. Опустив саквояжи на пол, склонились над ним и спросили:
-Мужчина, кто вас так?
Он вздрогнул и в ответ проскулил, как подбитая собачонка.
Качая головой, они томно вздохнули и произнесли "ах, ах". Присев на корточках, открыли саквояжи, улыбнулись, в предвкушении большого кайфа. Один сотрудник достал кривую иглу с вдёрнутой тонкой проволокой, при виде которой стеклянные синие глаза его затуманились; другой достал блестящий стальной молоток и поинтересовался:
-Мужчина, наркоз переносите?
Узкоплечий кивнул.
-Молодец, - похвалили его, - не беспокойтесь, мужчина, мы вас быстро поставим на ноги. В наших жилах течёт голубая кровь. Пожалуйста, выдохните и не дышите.
Он выдохнул.
-Даю глубокий наркоз, - радостно пропел сотрудник с молотком и, выразительно крякнув, стукнул им клиента по лбу. Хрястнувший лоб вогнулся; сквозь синюю кожицу проступила кровь.
Узкоплечий захрипел, сплясал в конвульсиях жуткий танец. И затих.
Сотрудник с молотком, улыбаясь, констатировал:
-Полный анабиоз. Можете, коллега, приступать.
-Хорошо, кол-л-ега, спасибо. Приступим, - радостно пропел сотрудник с иглой и стал неторопливо зашивать порванный рот, от уха до уха, наглухо.
После того как зашили рот и залепили скотчем проломленные череп и лоб, сотрудники достали фляжки из саквояжа и встали. Попили из них багровой жидкости.
Они размяли затёкшие ноги, пройдясь туда-сюда, и уставились на клиента, не подавшего признаков жизни. Переглянулись; тот, что молотком "давал наркоз", склонился, ощупал тело и, выпрямляясь, сказал:
-Готов. Издох. Будем реанимировать.
Согласен, кол-л-ега. Когда?
-Начнём сейчас.
-Отлично, кол-л-ега.
-Раздвиньте, коллега, пожалуйста, клиенту ноги.
Тот выполнил - раздвинул; и меж ног врезался, с размаха, молоток. Узкоплечий дёрнулся и воскрес. Голову приподняв, с вытаращенными глазами, он судорожно схватился руками за промежность и взревел от жестокой боли.
Сотрудники сложили инструмент в саквояжи, взяли их и пошли, гордо держа голову и издавая идиотический звонкий смех.
Люди молча расходились перед ними. Внезапно всё пространство над площадкой и за балконом окрасилось на секунду багровым отсветом, а затем раздался короткий и неимоверной силы чудовищный рёв. Люди вздрогнули в ужасе и сжались; бестии приоткрытыми пастями выказывали восторг.
Косорылая, надзирающая с тумбы, объявила:
-Верхам встать у левой стены. - Показала рылом налево. - Низам - у правой.
Толпа на некоторое время застыла, и вся, до единого человека, переместилась к левой стене.
Почесав рупором себе башку, косорылая желчно проворчала:
-Всё то ж, как всегда, что месяц, что тысячу лет назад. - И скомандовала: - Приступить сортировать.
Бестии хватали из толпы первых попавшихся и, взглянув на правую ладонь схваченного человека, на которой по линиям проступал багряный зверь, покрытый числами, определяли сразу по числам: кто - "верхи", а кто - "низы". А если у кого не было правой руки, то багряный зверь с числами проступал на лбу.
Один человек, когда его определили в низы, стал убеждать бестий, что он не быдло, не шваль какая-то и к низам никакого отношения не имеет, а числа на руке врут. Подошла косорылая, тогда он стал взывать к ней:
-Послушай, генерал! Я не какой-то там, у меня заслуги перед Геенной огромные: я ради сумасшедших денег - душ достаточно загубил! Я заслуживаю особого положения!
Вдруг разлетелся над толпой громкий голос:
-Чего трястись! Перевернём зверинец! Кто со мной?
Бестии вертели рылами, выискивая дерзкого нарушителя.
На коренастого человека с орлиным носом шипели стоявшие с ним рядом:
-Идиот, заткнись.
-Из-за тебя порвут нас.
-Вали отсюда, козёл.
Коренастый им ответил:
-Чёрт с вами, ублюдки.
Он попёр напролом, руками расталкивая тех, кто стоял на пути. Отвечали ему тычками, ударами с боков и в спину.
Из толпы коренастый вылетел с яростным криком:
-Животные, прочь! - В сильном прыжке пронёсся между зазевавшимися бестиями, вбежал на балкон, высунулся за парапет: до низа было приблизительно метров десять. Он оглянулся: сзади не спеша подходили косорылая, держа рупор на плече, и две рядовые мразоты.
-Куда ты денешься, - проговорила косорылая. - Я с тобой, гнида, лично разберусь.
-Ты, чушка корявая, лучше на себя посмотри, - огрызнулся коренастый, перелезая парапет. И прыгнул.
Ударившись сильно ногами о каменную твердь, свалился носом вперёд и растянулся во весь свой рост, но тут же поднялся, стоная, на колени. Кровоточили ссадины на лице. Преодолев ползком несколько метров, встал с трудом на ноги, обернулся назад: балкон выдавался из длинной и мощной бурой стены, верх которой находился высоко над ним. Бестии, перегнувшись через парапет, грозили лапами. Он пошёл прочь от стены, по пустырю, хромая и покачиваясь, как пьяный.
-Взять его, - приказала криворылая.
Услышав, коренастый прибавил шагу.
Бестии с места перескочили парапет и упали внизу на твердь, мягко, ногами, точно кошки, и устремились к нему.
На пути у коренастого вырос красноглазый, рогатый чёрт - замшелый, сивый, мерзкий, с пятнами желтовато-зелёного лишайника на обвислых щеках и вокруг пасти (видимо, от прожитых бесконечных лет), а его мокрый короткий нос, резко вздёрнутый и ноздрями вперёд, напоминал свиной пятак. Чёрт ростом вместе с рогами, то есть одним небольшим рогом был коренастому до носа. Другой рог, наполовину обломанный, торчал едва. Чёрт взглянул на подбежавших рядовых мразот, и те, приниженно хихикая и кланяясь, поспешно удалились.
Чёрт и человек молча таращились друг на друга. Черт шмыгал мокрым носом и вытирал его снизу вверх волосатой ладонью.
-Чертей только не хватало, - проговорил, оторопев, коренастый.
Казалось, после своей физической смерти на Земле он должен бы уже привыкнуть ко всем сумасшедшим событиям, которые происходили с ним и которые он достойно воспринимал, но встреча с чёртом - это уж, даже с его железной выдержкой - чересчур. Невольно вырвалось:
-Что за бред... - И затем спросил так, на всякий случай: - Ты кто?
-А ты не видишь? - забрюзжал черт, - я сюрприз тебе, сладкий леденец на палочке. На - полижи, - выставил он, нагнувшись и задрав хвост, облезлую задницу, в струпьях и в жирных царапинах.
Коренастый в той, земной, жизни был изощрённый наёмный убийца, киллер, чем и гордился в душе всегда, что он такой крутой, в совершенстве владел многими орудиями убийства и мог вышибить дух фактически из любого. Случалось, перед ним жертвы - когда убивал ножом - в ужасе тряслись, обделывались под себя, молили о пощаде... Он презирал их, не умеющих достойно умереть. А теперь, - как оно оборачивается! - ему, потомку старинного гордого рода, эта рогатая, сопливая скотина подставляла задницу лизать.
-Исчезни, ублюдок, - сказал коренастый и резко и сильно выкинул ногу вперёд, в направлении гадкой задницы, но чёрт, несмотря на свой дряхлый вид, с немыслимой ловкостью увернулся, и нога ушла в пустоту
-Смазал, косоглазый, один - нуль, - с ухмылкой констатировал чёрт, состроив и без того мерзкую рожу. Он длиннющим чёрным языком стал дразниться и вертеть задницей.
Коренастый повторил пенок. И опять мимо.
-Два - нуль, косоглазый, - выпалил чёрт и, в мгновение, метнувшись ему за спину, врезал такого пинка по заднице, что "косоглазый" подскочил, а сам чёрт, крикнув: "Три - нуль", вернулся на прежнее место и снова, нагнувшись, дразнился задницей.
Тяжело дыша, коренастый выставил растопыренные ладони и готов был напасть и свернуть чёрту шею.
-Косоглазый, четыре - нуль, - издевался чёрт, и сероводородное бесцветное облако вони, устрашающе треща, шипя, вышло у него из задницы и накрыло коренастого с головой.
Он остолбенел. Чувствуя себя в ядовитом облаке, точно в выгребной яме, только мог что глазами дико вращать.
Чёрт подошёл к нему, взял его правую руку и стал рассматривать на ней покрытого числами багряного зверя, проступавшего по линиям ладони, и бормотал, считывая с чисел:
-Наёмный убийца... так, весьма неплохо. А что - подходяще. Отрадно взглянуть: трупов прекрасно много.
Чёрт выдернул коренастого из облака, и он, пробежав по инерции вперёд, схватился за грудь и стал жадно и шумно дышать, как человек, которого долго удерживали без воздуха.
-Ты мне подходишь, - объявил чёрт, - теперь ты мой. Гордись, что будешь служить не кому-то, а самому лично чёрту! - Он запрыгнул коренастому на спину и вцепился в уши. - Ну, пошёл!
Подгоняя, впился ему два раза в плотные бока шпорами - пикообразными роговыми наростами на пятках.
Коренастый простонал от острой боли и, извиваясь, хватая чёрта, пытался сбросить. Не получилось. Тогда повалился спиною на твердь, но чёрт успел спрыгнуть и стегнул его, лежавшего, обжёг ему живот и грудь хвостом, как плетью, и кожу рассёк глубоко, до тёмно-красного мяса.
-Говнюк, кому смеешь противиться! Я на Земле, в мезозое, динозавров летучих оседлывал. А тебя обломать... - Чёрт хрюкнул. Ещё раз стегнул человека хвостом по груди и лицу и по глазам задел скользом. От удара кожа снова лопнула и развалилась до мяса.
Коренастый проорал:
-Мразь, всё, тебе конец!
Раны, словно лили кипятком, жгли нестерпимо и дымились. Глаза кровоточили. Тогда он вскочил на ноги и побежал со всей мочи.
Но где же от чёрта так просто удрать: с места длинный прыжок - и уже сидит, гад, на спине верхом и смеётся. Втиснул свой жёсткий хвост человеку меж бледных губ и белых зубов, натянул его, как удила, врезаясь до пронизывающей боли в рот и в щёки. Пена уж на губах запузырилась красная.
Всхрапывая, коренастый в бешенстве вцепился руками в хвост, напрягся изо всех сил, но не смог его вырвать. Зарычал тогда, вонзился зубами: а прокусить хвост чёрта или отгрызть, только зубы ломать, всё равно что об стальной трос.
-Ну, пошёл, псина нерадивая! - гаркнул чёрт, понукая, и вогнал во всю глубину шпоры в бока.
Взвился человек, захрапел и, хватаясь руками то за хвост, то за лицо окровавленное, пустился галопом по пустырю.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 31.03.2021 в 20:56
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1