Юля Берёзова. Золотой голос России


Юля Берёзова. Золотой голос России
Юля Берёзова. Золотой голос России.



В течение своей жизни она была не только певицей и композитором, но и регентом хора в православном храме, преподавателем в духовной семинарии, воскресных, музыкальных и общеобразовательных школах. Являлась лауреатом международных и всероссийских конкурсов.

Её песни звучат в радиопрограммах, в том числе на радио «Радонеж», «Воскресенье», на телеканале «Союз», используются в фильмах, спектаклях.

Под руководством Юлии был создан семейный вокальный ансамбль, в котором поют старшие дочери её многодетной семьи. Последние годы Юлия с семьёй проживали в Югорске.

Погибла она в автокатастрофе в возрасте 41 года. 16 января 2015 года Юлия с мужем, направляясь в Серов, чтобы дать благотворительный концерт на восстановление храма в селе Романово. Трагедия случилась на 73-м километре автодороги Ивдель — граница ХМАО, являющейся частью Северной широтной магистрали в 11:35.

По свидетельству очевидцев, машина Toyota Corolla (в которой находилась Юлия Березова) вылетела на встречную полосу и столкнулась с грузовиком. Певица скончалась на месте аварии, а муж умер позже в больнице. 19 января, брат Юлии Александр Боев доставил в Екатеринбург из Ивделя тела погибших в аварии супругов.

Сиротами остались пятеро несовершеннолетних детей. Опекунство оформляют Юлины родители-пенсионеры, но понятно, что старикам поднимать пятерых детей очень нелегко. Тем более что никаких богатств от Юлии и ее мужа, дававших лишь редкие концерты, не осталось - как мы знаем, на честном творчестве много не заработаешь. Даже жилья у них своего не было, проживали в Югорске в казенной квартире, предоставленной на время работы в храме Преподобного Сергия Радонежского.

У супругов остались17-летняя Анастасия, 16-летняя Варвара, 12-летняя Елизавета, 8-летний Егор и 6-летняя Ева. Все школьники.

– Дети уже все в Екатеринбурге. Они с Юлей и Вадимом жили в Югорске, а сегодня детей наша общая сестра Ксюша забрала к нам в город, – рассказал Е1.RU брат Юлии Александр Боев. – Дети останутся в семье, это однозначно, мы никуда их не отдадим. Мы их сами с Ксюшкой растили, помогали Юле. А Юля помогала маме нас с Ксенией воспитывать. Мы с Ксенией – двойняшки. С кем из нас останутся дети, пока неясно. Всё зависит от органов опеки.

Нам с Ксенией по 26 лет, своих малышей у нас нет, – пояснил Александр. – Сегодня из Крыма прилетели наши родители. Пока мы все в Екатеринбурге, будем решать все вопросы. Похороны будут на Лесном кладбище. Юлю с мужем похоронят в одной могиле.

Отпевание состоялось 20 января, в 11:00 в храме Рождества Христова (Уралмаш), сразу после литургии. Юлию похоронили на Лесном кладбище Екатеринбурга (микрорайон Широкой Речки).

Перед нами история женского счастья Юлии Берёзовой - матери пятерых детей, жены, православной певицы и композитора, женщины, выполняющей миссию социального служения.

Русская душой, вне всякого сомнения. Но сама о себе Юлия Берёзова, смеясь, говорит: «Кто только меня «своей» не считает - и греки, и украинцы, и армяне, и евреи, и осетины - некий собирательный образ во внешности. Совсем не русский». В характере видны качества, присущие русскому народу - открытость, дружелюбие и достоинство, проистекающее от веры в Бога - с первых минут общения с Юлей располагают к себе собеседника.

Насколько важную роль в формировании Юлии - девочки, девушки, женщины - играли мама, бабушка, род? Мама Юлии, Лариса Александровна, родилась в 1951 году, в городе-герое Керчь, в семье простых тружеников (Евдокия из семьи рыбаков, Александр работал слесарем на заводе, а позже связал свою жизнь с морем, с дальними плаваниями). Родители много трудились, а потому мама рано стала самостоятельной: в пять лет она впервые сварила картошку к ужину, правда, вместе с огородной землей, не подозревая, что её надо мыть, за хамсой (рыба) ходила к бабушке Анне, на хлеб денег не хватало. Подолгу оставаясь одна, она очень любила ходить к своей бабушке в Карантин. Каждый такой поход был целым событием - пройти мимо болота, сорвать камыш, искупаться в море и каждый раз заглянуть за церковную ограду - а что там? Там, за оградой существовал особый мир, наполненный своей реальной тайной и так близок к реальной жизни. Частенько, маленькая Лариса наблюдала за семьей местного батюшки отца Иоасафа Краплина. Он был одним из первых послевоенных выпускников Московской Духовной Семинарии, наделённый от Бога Любовью к людям и за это Господь исцелял через него людей (но об этом позже). В магазин он ходил в простых тапочках, с авоськой в руках, а за ним, гуськом, шли его детишки - и маленькой Ларисе отчего-то всегда хотелось идти с ними, что она и делала: пристроится сзади и идет, никто её не гонит. Придя в магазин, батюшка покупал хлеб, молоко и каждому ребенку по одной конфетке. Всё это как некую тайну она наблюдала из противоположного угла, в который пряталась, зайдя в магазин.

Истории маминого детства Юлия помнит так, как если бы они были её собственными - теперь она понимает, что любящий Господь всегда был рядом, Он невидимо наполнял и наполняет окружающий мир Собою, поэтому и люди, и животные, и растения, вся красота Божьего мира так ярко запечатлелись в памяти. Вот, к примеру, пёс Тузик - дотягивается лапами до дверного звонка и ждёт, когда сердобольные соседи вынесут ему угощение. А если какая-нибудь бабушка, открыв дверь, не заметит его внизу («И кто это тут балуется - в дверь звонит?») - позвонит ещё раз. Дожив до преклонных лет (а 20 собачьих лет - это почти 100 человеческих!), Тузик стал по-стариковски мерзнуть, а потому сопровождал свою хозяйку, одетый в пальтишко и шапку-ушанку, чем вызывал улыбки и добродушный заливистый смех прохожих.

Также Юлия помнит из рассказов мамы, как она писала с подружками - одноклассницами сочинения, сидя у открытого окна, в которое заглядывал раскидистый куст сирени, аромат южного края окутывал девичьи сердца, наполняя фантазией. Этот аромат, заполнявший все пространство комнаты, вкус домашнего виноградного сока, ощущение неизбывной радости - и строчки ложились на лист бумаги так легко, романтично и складно, что эти сочинения учительница читала перед всем классом.

Бабушка с дедушкой рассказывали, о своем «военном» детстве. Впервые увидев немцев, ехавших на мотоцикле, маленькая Евдокия упала в обморок от страха. Придя в себя, она была в ужасе, так как один немец приводил ее в чувства, пытаясь объяснить, что у него тоже есть дочка, такая же, как она. Дед со слезами рассказывал, как на его глазах погиб папа от бомбежки. Как несколько лет совсем юного его мытарили немцы по лагерям Германии, как вагонеткой переехало ноги, как прятали его больного «свои» в куче угля в шахте, как подкармливал инспектор лагеря больного Сашу, как вели на расстрел, и чудом спасся. О том, как нелегко строился родовой дом - как они сами пилили камни (крымский известняк) после работы, сами возили на тележке и сами строили свою первую времянку, затем дом. В этом-то доме и родилась Юлия. Неспроста, видимо, Лариса Александровна студентка Свердловского Пединститута после зимней сессии на сносях летела из Свердловска в отчий дом. Нужно было её дочери впитать не только целебный морской воздух, яркие краски крымской природы, но и то незримое, родное и теплое, что объединяет людей в семью, род, народ.

«Объединяющим началом в нашей семье была, есть и будет ВЕРА. Сначала маленькая, в свою меру, затем росла она вместе с нашим пониманием и доверием Богу. Православие всегда пребывало в лоне нашей семьи. Оно струилось из родных глаз родителей Владимира и Ларисы, из добрых рук деда Саши, из щедрого сердца любимой бабушки Евдокии. Конечно, в свою меру понимания и проявления. Но, какими яркими были дни Великих праздников: дорога в Храм Божий, потрескивание свечей, запах чудесного ладана, батюшки в диковинных убранствах. А плетеные корзинки с накрахмаленными салфетками и различными вкусностями для освящения - да это же сказочный мир для ребенка! Это из детства. А дальше, Отчий зов доносился до сердца и души в юности, но «от юности моея многи борют мя страсти»...придешь в храм, сядешь в уголочке, надышишься Тишиной Божией, прольешь свои глупости, - и снова в бой: утверждаться, покорять, искать, ошибаться, так сказать, набираться опыта жизни. Теперь, скажу словами из песни: «Слава Богу, что дорога привела меня сюда...», потому что Вера - это дыхание жизни, будущности, это надежда и утешение, это радость и спасение для меня. Путь был долгий и продолжается по ныне, - лишь бы добраться, как блудному сыну, до объятий Отчих - это цель и мечта, самая сокровенная!»

Голос Юлии - конечно, дар Божий, но любой алмаз требует огранки. Запела она в раннем детстве. Маленькую, её побудила петь бабушка, отправляя гулять во двор: «Пой, Юленька, чтобы я знала, где ты», говорила она. Если я умолкала, то это был знак - пора! - где-то нашкодила! Когда мой голос умолкал, бабушка шла меня искать, обычно в сад - огород, и там мы вместе выбирали вызревшие гронки (гроздья) винограда, что бы я не ела его там.»

У бабушки было много сестер и братьев. С одной они были особенно близки. Сестра Клавдия была главная семейная певунья - она играла даже на собственном носу, выдувая из него знакомые мелодии и называя его «гавайской гармошкой». Но особенным, были встречи родственников: дни рожденья, свадьбы и, конечно же, все праздники моряков, рыбаков и День Победы собирали родню не только за праздничным столом, их объединяли песни - о Родине, море, отчем доме, любви. Многоголосие заполняло собой все пространство, а патриотическая тематика сплетала воедино понятия род, народ, Родина. Все были родными!

Практически всё, чем владеет Юлия сейчас, уходит корнями в то благословенное прошлое. Даже любовь к порядку была сформирована не без участия той певуньи Клавдии - помогать своей любимой сестре Евдокии: садить цветы, белить дом, бордюры она продолжала и после того, как оказалась в инвалидном кресле, с одной ногой, как и раньше, подтирая тряпочкой случайные капли, упавшие на дорожку. Не забыть и то, как изобилие плодов земных укладывалось в банки (чтобы непременно красиво было!), каждая из которых была аккуратно подписана, радуя и взор, и вкус. Но живописными были не только заготовки - весь участок был настолько ухоженным (олеандры и пальмы выкапывались осенью и заносились на веранду зимовать), что прохожие нередко замедляли шаг. «Ой, мама, смотри, это тоже санаторий?»- услышала как-то Юлия восхищенный голос девочки.

Как крымским солнцем, детство Юлии было согрето всеобъемлющей любовью ко всему живому: к людям, Тузику, олеандрам, жучкам и паучкам, случайно попавшим в бочку с водой и спасённым заботливой рукой бабы Клавы: «Посиди-ка вот на солнышке, обсохни», говорила она, вылавливая очередного «потерпевшего».

Позже Юлия узнает, что Бог есть Любовь, которая «незримо воздает, не голосом благословляет, и чей-то начатый полет своим крылом не прерывает». И вновь воспоминания детства подскажут ей, что Господь всегда был рядом - и тогда, и позже, когда светлые жизненные полосы сменялись черными. И хотя иконы в доме были всегда, настоящее воцерковление началось, как это зачастую бывает, когда человек оказывается перед самим собой в Боге. А это всегда страшно. Очень не хватала в юности духовного наставника. Поэтому когда батюшка, приглашённый освятить дом, предложил ей петь на клиросе - она с готовностью согласилась. До сих пор в её семье хранятся тетрадки с нотами, написанными для тех, первых богослужений. Потом будет и работа регентом в семинарии, сольные концерты и выступления с детьми в паломнических поездках, конкурсах - не будет лишь учёбы в консерватории, хотя дважды Юлия была буквально «на пороге», получая похвалу и рекомендации консерваторских «светил», но Бог через земное священство останавливал. Услышав оба раза категоричное «Не благословляю! Тебе хватит того, что у тебя уже есть», недоумевала, огорчалась, но спустя годы поняла - Промысел Божий. «У Бога Свои планы на наши земные таланты. Меня Господь не лишил радости петь, преподавать любимое дело, нести культуру в массы. Напротив, Он, непостижимым образом умножив все это, расширил «массы», возможности и географию моих выступлений.»

Промыслительным был и переезд к новому месту работы папы Владимира Игнатьевича Боева. Видимо, чтобы не изнежиться на крымском солнышке, в роскоши черноморской и азовской природы, Юлии довелось узнать суровые северные края - жили они в посёлке Коротчаево под Новым Уренгоем. В Сургуте она начала учебу в музыкальном училище, продолжила в Симферопольском, после переезда родителей снова в Крым, когда родились младшие двойняшки, брат Саша и сестра Ксюша. Жизнь, выдвигая свои требования, переместила семью на «духовный север» - город Екатеринбург, бывший Свердловск, называемый Русской Голгофой - место казни семьи последнего русского царя Николая II. Семья Святых Царственных Страстотерпцев стала очень близкой для семьи Юлии, понятной и покровительствующей. Одна из самых красивых работ Юлии Березовой - это музыкальный альбом «Венец Небесный», посвященный Романовым.

Во взрослой жизни было всё. Довелось испытать и безденежье, и бытовые трудности, и разногласия с самыми близкими - с первым мужем они расстались, оставив после себя выжженную пустыню непонимания, боли, обид, на преодоление которых понадобились годы. Оставшись с тремя детьми на руках, Юлия хотела бы иметь рядом надёжное плечо и любящее сердце, но Бога молила об одном: «Укрепи, Господи меня. Трудно мне». И только когда девочки, подрастая, стали все чаще задавать вопрос: «А почему у тебя нет мужа, мама?» она сдалась и сказала: «Ну, хорошо, давайте будем молиться - но только о таком, который станет для вас папой». Приехав с тремя детьми к бабушке в Керчь, в тот самый дом, где прошло её детство, Юлия встретила Его. Они были участниками вокального конкурса «Золотой голос Керчи». Музыка их венчала, как в песне...Вадим стал папой трем дочерям Анастасии, Варваре и Елизавете, соавтором многих песен о любви. Затем в браке родились сын Георгий и дочь Ева, а венчались они в Греции, в природном храме под звёздами, во время одной из паломнических поездок.

К слову сказать, поездка эта - ещё одна яркая страница в биографии семьи Юлии Березовой. Архимандрит Нектарий Антонопулос (игумен греческого монастыря) долгие годы занимается духовным окормлением детей-сирот и детей из малообеспеченных и многодетных семей России и СНГ, устраивая с Божьей помощью для них, паломнические поездки по святым местам Греции и тем самым, делая самую главную прививку - веру в Бога. В памяти трепетно и тепло живут воспоминания о тех днях и встречах. В Греции были и дети из вокального ансамбля Юлии. Эти чистые голоса детей, одетых в белоснежные костюмы с отделкой золотом, звучали для утешения человеческих душ. Кто-то говорил, что похожи они на русские златоглавые храмы, другие сравнивали их с иерусалимской свечой или ангелами. С удивлением до слез, греки слушали в их исполнении богослужебные песнопения на греческом языке и русские песни. Пение объединяет и ныне всех в семье Юлии и Вадима. Старшие дочери с родителями поют в храмах во время Богослужений. Принимают участие в миссионерских выступлениях: в колониях, больницах, воскресных школах, в детских домах, для пенсионеров, в волонтерских поездках в Южную Осетию и пр.

«Быть мамой и женой - это первое благословенное делание моей жизни». А главным делом всей жизни Юлии, конечно, является музыка и служение через музыку - собственное пение, музыкально-педагогическая, композиторская и миссионерская деятельность. В жизни много трудов и хлопот полагается как многодетная мама и хранительница домашнего очага. « Женщина - генератор настроения всего дома - его душа!» И в этом ей пригодилось всё то, чему она научилась у мамы и бабушки - жить, шить, вышивать, петь, наводить уют в доме. «Каждая вещь должна быть на своем месте, чистая, ухоженная» - звучит сквозь годы голос бабушки. Как-то она сшила платья для Православной выставки: белое - купили на венчание дочери, а другое, чёрное, диакон купил для своей матушки. Салфетки, сделанные дочерьми под её руководством, всегда распродаются на православных выставках.

Повторим для верности - яркость красок в жизни Юлии часто сменялась полутонами и откровенно черными полосами - жизнь на съёмных квартирах, болезни детей, больницы, реанимация, остановка собственного сердца и возвращение к детям... за всё она благодарна Господу. Чего стоит, например, слова священника Иоасафа Краплина - того самого, с которым её мама «ходили» в магазин и который позже крестил Юлию - когда она приехала к нему в слезах, со своей больной малышкой на руках, он, внимательно выслушав, сказал только: «Давай, будем молиться, дочка». Молитва в новом качестве ворвалась в излом жизни, исполнив до конца свое предназначение. В ту ночь она впервые за целый год после рождения дочки спала - с вечера и до утра, спала маленькая Анастасия, болезнь отступила от нее навсегда!!!

Говоря о женском счастье или, просто, о человеческом, ключевым понятием остается само счастье. Что такое счастье? «Счастье - это то, что так искомо и желаемо всеми людьми без исключения, как и любовь. Есть ли кто, кто не хочет быть счастливым и любимым? Нет!

Но, что же это такое? Почему его ищут? Значит, надо понимать, что ищут то, что потеряли?.. Где, когда, при каких обстоятельствах? Кто первым потерял счастье? Разгадка сокрыта в самом слове. Счастье! С - это только приставка, Е - окончание. И вот, главное: корень этого загадочного слова - Часть - и есть ответ! Что это за часть, которая способна сделать человека счастливым? Самая искомая и вожделенная часть для человека - это Сам Бог! Нет счастья в не Бога!!! Он Сам, и есть, - счастье. Потеряли его первые люди, после изгнания из Рая. Потеряли Богообщение, благодать, потеряли свою часть. И затосковал Адам, и запел первую земную песнь от потери благодати: « Раю, мой, Раю...» О, Человечество! Если бы ты помнило, что ты - это единый Адам. Поэтому, все мы потеряли то, что потерял Адам. И...забыли. Забыли в суете и богоотступничестве своем «Кто мы? От куда мы родом? Зачем мы? Почему мы?». Хотим мы того или нет, мы вечные. И не насытить души человеческой тем, что сотворено руками человеческими. Её творец Творец и Отец - Господь Бог, и только Он может насытить душу, напитать, и тогда она будет СЧАСТЛИВА!!!»

«Господь всё устроит», «Промысел Божий», «Упование на Бога» - многие люди, далёкие от Церкви, понимают это превратно. Не пассивное сидение сложа руки в ожидании благ, а постоянная работа, сообразно Воле Божией, великий труд и понимание того, что Господь оставит нам лишь то, что нам полезно - вот жизнь христианина в Боге.

Трудом наполнена жизнь Юлии - физическим, душевным, духовным. К труду побуждает и научает своих детей. Народная мудрость гласит, что «дети делают не то, что говорят им родители, а то, что делают их родители». Трудом складывается счастье каждого человека - по крупицам свою лепту вносит он сам и его предки. «Но этот труд всегда в радость - это моя жизнь, доверенная мне Господом Богом для созидания, сотворчества с Ним, радости, любви и Вечности с Ним! Я люблю свою семью (она далеко за пределы телесного родства)! Благодарю Бога за все уроки жизни: трудные и приятные, удачные или болезненные. Слава Богу за все! Всем читателям Вашего журнала я от души желаю встретиться с Богом навсегда, вырваться из порочного круга стечения обстоятельств, уводящих от Него и утонуть в Его объятиях! Как это сладко, может ощутить каждый. И тогда, тоска по Боге не даст Вам забыть это!!!» А это значит, что каждый из нас может стать образцом для наших потомков, и наверняка, для самых близких - для детей, внуков и потомков. Каждый Юлин концерт напоминал спектакль: отточенные до предела декорации, красивая музыка, чарующий голос – эстетическое совершенство. Юля жила искусством, она существовала музыкой, дышала ею и иначе жить просто не могла. Всегда сердечная, увлеченная, трепетная, она вовлекала в свое творчество собственных детей, учеников из воскресной школы, она постоянно что-то репетировала, писала и пела, пела, пела…

Поразительно, что при своей известности, при том, что Юля действительно любима очень многими, она сохраняла прямо-таки фантастическую способность не получать никакой выгоды от своей популярности. Не то, что Юля прямо категорически отказывалась принимать деньги – понятно, что ей с большой семьей нужно было на что-то жить. Но она совершенно не умела зарабатывать, и сама привязка творчества к материальной выгоде настолько была чужда ее природе, что выгода часто обходила ее стороной.

Порой у Юли не только не было денег на выпуск дисков, но и нечем было платить за квартиру и за обучение детей в православной школе, что в конце концов вынудило ее переехать из Екатеринбурга в Новосибирск, а потом в Югру.

Ее песни выкладывали в Интернете, «пираты» сотнями выпускали ее диски, а тем временем энтузиасты своими силами пытались организовать ее концерты и оформить их так, чтобы все было на высоте. Многие поклонники Юлии, наверное, удивятся, если узнают, что эффектные и качественные программы готовились порой кустарно, «на коленке», на последние деньги, усилиями нескольких энтузиастов.

Мало кто знает, что один раз Юля уже была на пороге смерти. В 2010-м году она пережила микроинфаркт. Ее муж тогда отсутствовал в городе, и Юлю спасла оказавшаяся рядом в нужный момент ее близкая подруга Екатерина, - прихожанка храма Рождества. В какой-то момент врачи не были уверены, что смогут спасти Юле жизнь, но, слава Богу, тогда все обошлось.

Она готова была бы спеть даже для одного-единственного человека. Она действительно любила своих зрителей, она умела любить. Юля любила своих детей, любила Бога и музыку, любила людей. Она источала воплощенную любовь, в которой невозможно было усомниться, в которую невозможно было не верить…

Для нее немыслимо было сделать песню с неживой музыкой, и она беспощадно перезаписывала материал снова и снова, не прощая себе сбоя ни на одну ноту. Нам очень повезло, что уже записанный диск выпустил потом большим тиражом белорусский Свято-Елисаветинский монастырь…

Наверное, не меньше половины Юлиных концертов были благотворительными. Ее задевала буквально каждая проблема и трагедия, появлявшаяся на горизонте. Во время традиционных для Екатеринбурга «Царских дней» Юля участвовала в организации праздника «Белый цветок» и собирала деньги на создание службы первой помощи для детей с синдромом Дауна. Ее до глубины души потряс русско-грузинский конфликт, а главное – то, что пережили люди, попавшие в его эпицентр.

Так появилась песня «На обломках Цхинвала», главными героями которой были не та или другая сторона конфликта, а те, кто погиб, разгребая завалы обрушившихся домов и вытаскивавшие оттуда живых людей – независимо от их национальности. И, когда песня была готова, Юля собралась и с помощью одной благотворительной организации поехала прямо в Цхинвал – спеть ее людям. Она любила строчку из этой песни: «Умирать молодыми – нет задачи трудней», и еще: «Жизнь прекрасна любая, но уже – не своя». И она действительно умерла молодой…






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 31.03.2021 в 19:50
© Copyright: АлексейНиколаевич Крылов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1