Fulminant. Циприан Норвид


                        Fulminant*
                        [рапсодия]

Циприан Камиль Норвид (1821 — 1883)

                                            «Солдат получает много твердости и присутствия духа
                                             для познания противника и его манеры ведения боя,
                                             паника же чаще всего возникает по незнанию оного.»
                                             (Из воспоминаний французского офицера об
                                             итальянской кампании)**
                                             _______________________________________________________________________

                                             *      fulminant (франц.) – грозный; мечущий гром и молнии;
                                             в медицине: фульминантный, молниеносный, скоротечный;
                                             тех. и хим.: взрывающийся; детонирующий, гремучий и т.д.
                                             см. сие в словаре: https://translate.academic.ru/fulminant/fr/ru/

                                             **    данный эпиграф из произведения Циприна Норвида
                                             переведен мной с французского; французский оригинал
                                             эпиграфа вкупе с польским оригиналом базового текста
                                             см. ниже под моим переводом польского произведения.

              перевод с польского

                               I

На сны невестьи да на вой скитальский
Зря муж взывает к обреченной песне:
«Молчи! Герой я, коль перечу бездне…»
(Взгляд безотеческий, солдатский!…)
Где и когда? И чей? Мечи — на месте,
Без слов, без мысли, правд и чести? —
Коль не трещали в рукояти залихватски,
Как кубок хрупкий, павший дважды к бою:
Пред совестью его и пред собою.

                              II

Нет! — разум только тот, что песню стерпит,
А боль — лишь та, что пред псалмами льется,
А гнев — лишь тот, что лиры струны крепит,
И стать, что с сердцем в робости не бьется, —
И те лишь разум, боль, и гнев, и сила
Геройства стоят, где — надежд утроба,
Где всё иное — грех, изъян, могила, —
Греха же хуже, горше даже гроба!
Захватят мир без ноты и апломба!..

                              III

В союзе льстивых ложью искушают,
В прыщ едкий род людской облекся,
С небрежностью и раны процветают,
Их высек меч, что искрами зажегся, —
Больней, чем преют органы и соки,
Любовь нам ранит в здравом теле токи;
И вот война отсель, что ударяет клято
В грудь чистую обычного солдата.

                             IV

Но если б человек знал жизни ценность
И хоть бы сутки целые был чуток, —
Со зрелым знаньем рёк про дерзновенность:
«Солдат я и... на всё горазд без шуток.», —
Но если бы энергии всей свойство
Впитать умело всё, что современно,
Не ставя сверх посева на потомство, —
Болезненные раны непременно
Едва бы дали знать на босу ногу,
Что на главе змеи стоит пятою, —
Не умер бы никто на милость богу,
Крича: «Ты где, о, смерть, с твоей косою!!..»

                              V

Но… в деле ополчение такое,
Такой прибавок сил тут непрестанный,
Что, всё идя, едва ты движим в зное,
Где вещи мира скрыты в полог странный,
Закрыты лавром, иль оливой-древом,
Над портиков руинами без целей,
И нет еще министров и портфелей,
Что знали бы: что′ выйдет Божьим гневом?

                             VI

И это не объявленные войны,
Что Божьим гневом выйдут по приметам,
Что орденские[1] выщербят короны,
Обусторонне выбрезжав рассветом,
Места стрясут домов, лежащие у праха,
Из смеха страх творя, иль смех из страха.
Здесь бытие подумает о цели,
И час — о вечности, нахмурив брови,
Начнет министр поиски в портфеле…
Что это было? Божий гнев до крови?!
Твердя, что, коль Эпох не знает Вечность,
Любовь же — без границ в душе, то обе —
Едва лишь бледный помысел в особе,
Ведь Божий гнев — совсем... не бесконечность!

                            VII

Не налитого с почестью бокала
В последней гущи, грязь на дне с мокротой,
Еще облагородить бы сначала
Второй Голгофой и Голгофой сотой,
Пролитьем крови небеса штурмуя,
Откуда ж войны — нипочём[2] не чуя.

                            VIII

Но ты, что вопрошаешь «что откуда?» —
И муж, и рыцарь, а другие, в здравье,
Не размышляя, грех прикрыли в славе,
Как в рифмах ноль скрывает бард-зануда.
Они!.. Отколь б ни взя′лись[3] те Вандалы,
Еще с ордою[4] в сговоре к злодейству,
Телеграфируют о замыслах семейству,
Чьей целью — страх, а сила — под навалы!

                             IX

С того ж слова′ рвут пред войною нервы,
Что по войне от крови страшноваты;
Гнет[5] правда всеоружием Минервы[6], —
Лишь раз в году подносят оной латы.
Счастли′в, кто, с миром шествуя, дождется,
Как затрубит уж рог и с мирным ликом
Узрит себя вдруг стражем полководца!
Кто ж гнев смирил и не в безумье диком
Дух удержать привык в его ладони,
Тот и себя познал с врагом в огнище;
В нехватке времени, оружия и пищи,
Хоть смерть близка… суть дела не уронит!

                              X

И за него побоища стреляют
В грядущее и прошлое по встречной.
Пока сердца достойных созревают,
Любовь с земли сойдет ко сфере вечной
На горе тем, что ей пренебрегают.
И будет тут же судный день, день судный,
Когда любовь с низин уйдет чрез рвенье,
Уже не в силах вынести круг блудный,
Что якобы нуждается в спасенье
Лишь для его признания всесильной
Радивым чем-нибудь, как дух могильный!..

                             XI

За что тебя возненавидеть тщусь я,
Неволя![7] Знаете зачем, Вандалы?! —
За то, что сердце к вам иметь стыжусь я,
С порога жизни жить не в силах с вами,
Кляня вас с детства — с первого мгновенья
Биенья сердца, сердца к вам не зная,
Как будто меч достать для отраженья,
О вас в чем сведущ, тем пренебрегая; —
Что в нервах есть, всей ненавистью боле[8],
Чем вырасти в любовь могло дотоле[9],
Но ею быть должно!.. Проклятье с вами!..
Не дали ей вы вырасти цветами,
Купцы ль, губители Святого Духа,
Реку пред Богом… да услышит ухо.

                            XII

Кто человек, кто рыцарь, знайте сами,
Что′ годно зваться в сущности войною:
Сократ[10] в бою был и Платон[11] был в брани,
И Архимед[12] смиренною главою;
Вел Пифагор[13] план схваток генеральный,
И Цезарь — марш в Испанию наметив,
Писал поэму[14]…» — в наш же век реальный
Уж всяк — невольник мании без клети.
«Набей — убей!» — два крика к самосуду…
Незыблемы как циркуль и рутина —
В плечах без сил, каких сто тысяч всюду,
Но ни одна ко времени причина!
Война же — из поэзии прастарой,
Возникла не под знаком христианства,
Пусть люди без хоругви захудалой
Круг мира[15] обретут и сны мирянства.
Мысль всякая высокая чуть давит
Иль удержаться уж не в силах в яви —
В том девятнадцатом-то веке христианства,
Что совершил прогресс во славу мифов, —
Никто не вспомнит друзов[16] уж тиранства
Стократно ради большего у скифов[17].
Одно же сглажено другим и скользко
На сцене, что алкает крови новой;
Ты взял бы речь про кочевое войско,
Но — не извечное же воинство Христово.
Ведь и людское сердце для начала —
Как маятник времен без вечной сути,
Казуистичной и… без Идеала,
История с политикой здесь крутит;
С того ж солдат — адепт уже безумства,
Что призван был трубою дней последних,
Коль в прозе грубой нет избытка чувства,
А демон лжи — уж к пагубе для смертных…
И то История?.. О, Боже! То… Искусство?

                            XIII

Природный гнев — в крови у человека,
Как электричества ток в воздухе… иль нега,
По ротам ждет сигнала для солдата —
Грозы и водки с музыкой набата!
В расцвете молодежь он отрывает
От матерей, пока очеловечит,
Отец ей — полк, костел — в казарме чает,
Где раны чистит человек и лечит,
Уже чиновник… но не ангел чинный.
А женщина? — приязнь, любовь и милость?..
Возвышенные мысли иль причины? —
Смешной избыток в маршах, как нехилость!
— А где ж орда, что в Средневековье рока?
— А там… подальше от людского ока...
Ведь пыл святой от страсти не родился,
Ни от угроз — обеими взгордился.
Там нет пути, один возврат обратно!..
— Но орды оные, те, первые стократно,
Живого человечества — не части,
Что взяли на себя закона букву,
Идя не к духу, но поднявши руку,
По этой букве, против Эры власти!..
И узел лжи завяжут, кто преступит,
Сей узел Гордиев[18]… что вождь поищет
Внутри главы его, в вельможном лбище,
И вспомнит мир о нем... солдат — разрубит!
— О них же с ними молви иль о Боге,
Иль об отчизне, коль про их проказы
Нельзя им мыслить чрез цинизм в пороке,
Что суть срамит любую чрез указы!
— У гроба Корффа[19], словно на пороге
Святыни, польских слез кто не боится, —
Как воин сядет, встанет же как рыцарь!..

                            XIV

Есть гнев простой, а есть и небывалый,
Который не из крови явлен шалой
И не играет в теле искрой электричной[20]…
Подобен голубю с клевалкою мистичной…
— Коль сердце бы чрез край долготерпело, —
Не сердцем б было, — подлости мерилом;
Гнев явленный обычное тут дело,
Не угадать, откуда мерит пылом?..
Из череды часов?.. Из череды военных?..
Ни мститься[21], ни глумиться не умея,
Хоть не святой, скорее, из презренных,
Как молния, что оземь бьет, имея
Здесь рукоять, что туч превыше бренных…
И Марк Аврелий[22] здесь писал о гневе
К сенату Рима, мудрым людям в крае,
Теперь о нем никто уж не узнает,
Коль не очнется сам в крови и чреве!..

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

[1]   ниже перевод слова «kruszcowy» из польского оригинала:

kruszcowy — металлический, орденский. См. также в словаре:
https://www.dictionaries24.com/ru/kruszcowy

[2]   нипочём (мест. отриц. нареч.) — никак, ничуть, нисколько.
См. материал о слове: https://litfest.ru/kak-pisati/nipochem.html

Пример употребления сего слова в художественной литературе:

«Зато нипочём нельзя было определить того, что творилось на
том берегу далеко-далеко: у того не было названия и не было
отчетливого цвета и точных очертаний» Б.Л. Пастернак, см.
«Детство Люверс»: https://www.litmir.me/br/?b=67674&p=1

[3]   слово «взялись» имеет два вида ударения в прошедшем
времени. См. таблицу форм и спряжений в сем из словарей:
https://ru.wiktionary.org/wiki/взяться

[4]   соответствует следующей фразе польского оригинала:

«Z hordami w zmowie zbrodni» —
«С ордами в сговоре преступном» (перевод)
«w zmowie zbrodni» – «в сговоре преступления» (дословно).

horda — орда. См. значение слова в польско-русском словаре:
https://www.babla.ru/польский-русский/horda
https://glosbe.com/pl/ru/horda

zmowa — сговор, заговор. См. сие в польско-русском словаре:
https://glosbe.com/pl/ru/zmowa

zbrodnia — преступление, злодеяние, злодейство. См. словарь:
https://glosbe.com/pl/ru/zbrodnia

[5]   гнёт (от слова «гнести») — угнетает, мучит, терзает и т. д.
гнести (высок. перен.) — 2. угнетать, терзать, мучить. См. тут:
https://ru.wiktionary.org/wiki/гнести

[6]   Минерва — древнеримская богиня мудрости и войны,
покровительница ремесленников, писателей, актёров, поэтов,
художников, учителей, учащихся и врачей. См. в Википедии:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Минерва

[7]    ниже перевод слова «niewola» из польского оригинала:

niewola — неволя, плен. См. сие в польско-русском словаре:
https://glosbe.com/pl/ru/niewola
https://www.babla.ru/польский-русский/niewola

[8]   боле (устар.) — более, больше. См. значение в словаре:

[9]   дотоле (устар.) — прежде, до того, до тех пор, до того
времени. См. значение: https://ru.wiktionary.org/wiki/дотоле

[10]    согласно истории Сократ (древнегреческий философ)
участвовал в трех больших битвах, имевших отношение к
Пелопоннесской войне. См. энциклопедический материал:
https://history.wikireading.ru/287618

[11]    по-видимому, речь идет о многотрудной жизни Платона,
т. к. его зрелый период приходится к концу Пелопоннесской
войны. Однако, в этой войне участвовали его родные братья:

«Братья Платона сражались в рядах афинского ополчения при
Мегаре в 409 году до н. э.» См. сей материал о жизни Платона:
https://diletant.media/articles/45271366/

[12]   древнегреческим ученым и инженером Архимедом для
обороны Сиракуз были созданы боевые машины, которые
помогали в течение длительного времени отражать военные
атаки древних римлян. См. энциклопедический материал:
http://cyclowiki.org/wiki/Военные_машины_Архимеда

Об участии Архимеда в битвах написано в античных трудах:

«Подробное описание осады Сиракуз римским полководцем
Марцеллом и участия Архимеда в обороне содержится в
сочинениях Плутарха и Диодора Сицилийского.» См. статью:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Архимед

[13]   речь идет о стратегическом влиянии древнегреческого
математика и философа Пифагора на Кротонский совет, под
влиянием коего он отказал сибаритам в выдаче беглецов, что
впоследствии повлияло на ход событий в сторону военных
действий, из-за чего сибариты были разбиты. См. материал:

«Кротонский совет под влиянием Пифагора отказал посольству
из Сибариса выдать беглецов. В последующей войне кротонское
войско под командованием пифагорейца Милона около 510 года
до н. э. разбило сибаритов. Сибарис был разграблен и разрушен.
[…] После победы Кротон стал самым могущественным среди
городов юга Италии.». См. следующий материал Википедии:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Пифагор

[14]   речь идет о сочинении «Записки об Испанской войне»,
приписываемой Юлию Цезарю, но, вероятно, написанной его
сторонниками. См. соответствующий материал в Википедии:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Записки_о_гражданской_войне

[15]    речь идет о Международном Конгрессе мира, съезды
коего проходили в Лондоне, Брюсселе и Париже в период
с 1843 по 1849 год. См. следующий материал Википедии:
https://wiki2.wiki/wiki/International_Peace_Congress
https://en.wikipedia.org/wiki/International_Peace_Congress

[16]    друзы (этн.) — представители этноконфессиональной
группы в Ливане, Израиле, Сирии и Иордане. См. в словаре:
https://ru.wiktionary.org/wiki/друз

[17]   скифы — древний кочевой ираноязычный народ, что
существовал примерно в VIII в. до н. э. — IV в. н. э. Скифы
были бесписьменным народом, однако сведения об их языке
известны по античным источникам, кои доносят сведения о
двухстах слов, приводят личные имена, топонимы и т. д. См.
материал в Википедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Скифы

[18]    Гордиев узел — весьма сложный узел, завязанный,
согласно древнегреческой мифологии, фригийским царем
Гордием, а впоследствии рассечённый мечом Александра
Македонского.

Гордиев узел (перен. книжн.) — трудноразрешимое или
запутанное дело, задача и т. п. См. значение в словаре:
https://ru.wiktionary.org/wiki/гордиев_узел

[19]   речь идет о бароне Корфе, который в англоязычной
Википедии представлен как Korf или Korff:
https://en.wikipedia.org/wiki/Andrey_Korf
«Baron Andrey Nikolayevich Korf or Korff (Russian: Андрей
Николаевич Корф; 1831–1893)» Wikipedia.en

Согласно русской Википедии барон Корф был российским
военным и государственным деятелем, а согласно польской
Википедии имел инфляндские корни:
https://pl.wikipedia.org/wiki/Andriej_Korf
«Potomek inflanckiego rodu Korfów» Wikipedia.pl
«Потомок инфляндского рода Корфов»

В Википедии упоминается, что в 1873 г. он был командиром
1-й бригады 3-й гвардейской пехотной дивизии в Варшаве:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Корф,_Андрей_Николаевич

[20]   электричный (истор.) — электрический. См. словарь
галлицизмов русского языка Н. И. Эпишкина по источнику:
http://www.endic.ru/gallicism/Elektrichnyj-32938.html
https://gufo.me/dict/gallicisms/электричный
Пример употребления слова:
«Петроград, Петроград,
Какой симметричный,
Сколько есть в тебе огня,
Какой электричный.»
1921 г., Струминский Оренб. част. // ТОИК 2 165.

Данное слово можно использовать в переводах классической
поэзии, поскольку оно уже ранее использовалось в русской
поэзии как галлицизм, связанный с процессом заимствований:

«Появление галлицизмов в русском языке связано с процессом
заимствования. […] Что касается заимствования галлицизмов,
то это многовековой процесс, особенно усилившийся со второй
половины XVII века, когда Россия после долгой изоляции вошла
в европейский «концерт держав», как сказали бы в XVIII веке»
«Словарь галлицизмов русского языка», см. также источник:
https://gufo.me/dict/gallicisms

[21]    мститься — мстить. См. значение сего слова в словаре:
https://gufo.me/dict/dal/мститься

[22]   Марк Аврелий — римский император (161—180 г. н. э.)
из династии Антонинов, философ, представитель позднего
стоицизма, последователь Эпиктета. См. статью Википедии:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Марк_Аврелий

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

польский оригинальный текст:

см. в сборнике поэм Норвида в PDF формате, стр. 246 – 251
http://biblioteka.kijowski.pl/norwid cyprian kamil/poematy.pdf
https://docspike.com/download/kamil-norwid_pdf
также см. по частям по следующим веб-ссылкам:
http://zanotowane.pl/1012/7041/247303621123.htm
http://zanotowane.pl/1012/7041/248303621123.htm
http://zanotowane.pl/1012/7041/249303621123.htm
http://zanotowane.pl/1012/7041/250303621123.htm
http://zanotowane.pl/1012/7041/251303621123.htm

Cyprian Kamil Norwid (1821 — 1883)


                   Fulminant
                     [rapsod]

                                     Un soldat gagne beaucoup de solidité et d’aplomb
                                     à connaître ainsi 1’ennemi et son mode de
                                     combat; le plus souvent les paniques viennent de
                                     l’ignorance.
                                     (Quelqus souvenirs de la campagne d’Italie, par un
                                     officier français)

                           I

Na sny niewieście, na jęki tułackie
Skazanej pieśni próżno człowiek rzecze:
„Milcz! jestem czynu mąż, bo tobie przeczę…”
(O! bezojczyste pojęcia, sołdackie!..)
Gdzież? kiedy? czyje? ostały się miecze,
Bez słów, bez myśli, bez prawd i ich cześci? –
Jeśli nie miały pęknąć w rękojeści,
Jak kruchy kielich pęka przed spełnieniem,
Upadły dwakroć: sobą – i sumieniem!

                          II

Nie! – rozum tylko ten, co pieśń wytrzyma,
Boleść ta tylko, co aż w psalm się leje,
Tylko szał, który strun liry się trzyma,
Hart, który wobec serca nie truchleje –
Tylko ten rozum, ból, szał i ta siła
Warte są dziejów, iż mają Nadzieję,
Gdy wszystko inne – to błąd – to mogiła –
To gorzej niż błąd i niż grób... to knuty!
Świat wezmą... jednej! nie zdobędą nuty!..

                          III

Z unii nieszczerych, w które kłamstwo kusi,
Ludzkość się pryszczem obleka zjadliwym,
Ran zaniedbanie kwitnie mięsem żywym,
Te miecz wycinać, skra wypalać musi, –
Nad organ zgniły, nad soki spsowane
Przenosi Miłość w zdrowym ciele ranę;
I oto wojna stąd, która uderza
W najczystsze piersi prostego żołnierza.

                          IV

Lecz gdyby człowiek znał życia klejnoty,
Lecz gdyby czujnym był o wszystkiej dobie,
Z dojrzałej mówiąc wiedzy i prostoty:
„Żołnierzem jestem, cokolwiek-bądź robię” –
Lecz gdyby wszelkiej energii przytomność
Umiała spożyć zawsze co współczesne,
Nie odkładając nad siew na potomność:
Och! – już by dzisiaj te rany bolesne
Ledwo to czuły, co zna noga bosa,
Na węża głowie postawiona płaskiéj,
I nikt za łaskę nie marłby już z łaski,
Wołając: „Gdzież jest? o! śmierci, twa kosa?!..”

                          V

Ale – ruszenie takie pospolite,
Taka dodatność sił nieustająca,
Co, idąc ciągle, zaledwo się trąca,
To jeszcze rzeczy dla świata zakryte –
Zakryte laurem, lub oliwnym drzewem,
Nad ruinami przysionków bez celu,
I nie ma taki minister portfelu,
Który by wiedział: co jest Bożym gniewem?..

                          VI

I nie są wojny – nie są uprzedzone,
Aż gniew ów Boży wybuchnie koniecznie,
Aż gdzieś kruszcową wyszczerbi koronę,
Zaświta wszystkim stanom obosiecznie,
Posady wstrząśnie skłamanych pierw gmachów,
Strach z śmiechu robiąc, lub śmiechy ze strachów.
– Byt aż wszelaki poduma o celu,
Czas, o wieczności myśląc, brew nasroży,
Minister szukać aż pocznie w portfelu,
Co by to było? tak zwany: gniew Boży?!
Twierdząc, że jeśli Epok nie ma Wieczność,
A Miłość granic nie ma, to obiedwie
Tylko są bladym pomysłem zaledwie:
A przeto Boży gniew – jest to... konieczność!

                          VII

Nie nalanego uczciwie kielicha
Męty ostatnie, plama na dnie licha,
Którą na nowo odszlachetnić trzeba
Golgotą wtóra i setną Golgotą,
Krwi wytryśnięciem szturmując do nieba –
Oto więc wojny skąd są? po co? – po to.

                          VIII

Lecz ty, co pytasz: „Skąd? po co?” – tyś jeszcze
Człowiek – tyś rycerz – inni, o tym wcale
Nie rozmyślając, ukryli błąd w chwale,
Jak kryją nicość w rymach mierni wieszcze –
Oni!.. skądkolwiek są... zawsze Wandale,
Z hordami w zmowie zbrodni telegrafem,
Którego celem strach, siła jest trafem!

                          IX

Z tego – i słowa bywają przed wojną,
Które po wojnie krew na sobie noszą;
Prawda wciąż jako Minerwa jest zbrojną,
Ani jej tylko raz w rok zbroję noszą…
Szczęsny! kto z twarzą doczeka spokojną,
Aż róg zatrąbi – i z spokojną twarzą
Odpozna siebie, że był tylko – strażą!
– Kto w gniewie świętym bez szału ucela,
Siły swe trzymać nawyknąwszy w dłoni,
Ten – poznał siebie i nieprzyjaciela;
Zbraknie mu nieraz czasu, jadła, broni,
Polegnąć może... sprawy nie uroni!

                          X

Pobojowisko za niego odstrzela
W przeszłość i w przyszłość walką obosieczną;
Aż zacnych serca słusznie się zatwardzą,
Miłość się cofnie z ziemi w sferę wieczną
I – oto biada tym, co nią pogardzą.
– Tu jest dopiero dzień sądu – dzień sądu –
Gdy miłość z ziemskich nizin się oddali,
Wytrwać nie mogąc sobą wśród nierządu –
A przeto nierząd jakoby ocali
I moc mu nada – uzna go jakoby
Czymś pracowitym, jak duch stwierdza groby!..

                          XI

Wiedzże więc, za co ja cię nienawidzę,
Niewolo!.. wiedzcież wy, czemu? – Wandale!
Oto, iż dla was serce mieć się wstydzę,
Od życia progu żyć nie mogąc wcale,
Od dziecka musząc klnąc – od pierwszej chwili
Zaczątków-serca już serca nie mając,
Lecz coś, co jakby miecz dobyć się sili –
Coś, o czym, że jest, wiem, was odpychając;
– Coś, co jest wielką nienawiścią pierwéj,
Niźli na miłość wyróść mogło w nerwy,
A jednak taką być musi!.. przeklęci!..
Wy! – zacnej rozrość się nie dawszy chęci,
Ducha świętego zbójce lub kramarze,
Bogu nim wyznam to... sam pierw ukarze.

                          XII

Niech wie, kto rycerz, kto człowiek; niech zna to,
Co się zwać godzi rzeczywiście wojną:
Sokrat był w boju i w boju był Plato,
I Archimedesz postawą spokojną;
Pitagor kreślił plan potyczki walnéj,
Cezar w gwałtownym marszu do Hiszpanii
Poemat pisał...”– gdy ten wiek realny
Dziś stał się jednej niewolnikiem manii.
– „Nabij i zabij!” – krzyki dwa... a więcéj
Cóż?.. niezachwiany cyrkiel i rutyna;
Strzaskanych ramion jakie sto tysięcy,
Lecz nigdy na czas spożyta przyczyna!
Wojnę z poezji zdarto starożytnéj,
Nie wwiódłszy pod znak Chrześcijaństwa szczytny,
I – jest ni z jednym, ni z drugim sztandarem.
Kongres pokoju wynajdą – i zasną...
Każda myśl wyższa troszkę jest ciężarem –
Lub się utrzymać nie śmie mocą własną
W tym dziewiętnastym wieku Chrześcijaństwa,
Co zrobił postęp taki znamienity,
Że już nie pomni nikt Druzów tyraństwa
Dla stokroć większych tyraństw między Scyty.
– Gładzi się jedno drugim i jest ślisko
Na scenie, która krwi wciąż pragnie nowéj;
Śmiałżebyś orzec, że to koczowisko,
Nie zaś odwieczny zastęp Chrystusowy;
Że – serce ludzkie stawa się pomału
Czasów wahadłem, już nie wiecznym listem –
Kazuistyczne a bez Ideału,
Jak historyczno-polityczny system;
Że żołnierz jest już zakonnikiem szału
W dnie ostateczną obwołane trąbą,
Gdy prozy zbytek tłustej iść nie może,
A kłamstwa demon spada hekatombą...
I to – nazywa się Historia?.. Boże! –

                          XIII

Jest przyrodzony gniew we krwi człowieka,
Jak elektryczność w powietrzu... gniew taki,
W roty ujęty, gdy sygnałów czeka
Muzyką, wódką, grozą.. to – żołdaki!
– Na lat epokę młodzież on wywleka
Od matek łona – i aż wyczłowieczy
Tak, że pułk ojcem jej, odwach – kościołem, –
Człowiek, co rany tam czyści i leczy,
Już czynownikiem... już nie archaniołem;
Kobieta? – żartem; przyjaźń, wdzięczność, miłość?..
Pojęcie każde szersze lub myśl wzniosła? –
Są śmiesznym w marszach zbytkiem, jak otyłość!
– Oto... gdzie? horda średniowieczna wzrosła!..
– Tam... idąc dalej, wreszcie dalej nie ma...
Bo zapał święty nie rodzi się z chuci
Ni z gróźb – on właśnie że wzgardził obiema.
Tam się nie idzie dalej, aż się wróci!..
– Lecz hordy owe, hordy pierwsze, szczere,
Ludzkości żywą nie bywały częścią;
Te? wziąwszy prawną na siebie literę,
Pełnić jej nie chcą duchem, wolą – pięścią;
Literę przyjmą, by odepchnąć Erę!..
I węzeł kłamstwa uczynią takowy,
Gordyjski węzeł... że wódz go poszuka
Kulą we wnętrzu swej szlachetnej głowy:
Świat – wspomni o nim, żołdactwo go sfuka!
– Lecz mów że z nimi o nich lub o Bogu,
Lub o ojczyźnie: gdy im dwakroć razy
Myśleć nie wolno; przez cynizm nałogu,
Co spodla każdą treść – i przez ukazy!
– Na grobie Korffa dziś, jako na progu
Świątyni, pierw nim łzę polską spostrzeżem
Sołdat winien by klęknąć, wstać rycerzem!..

                          XIV

Jest gniew i drugi, gniew nadprzyrodzony,
Który nie ze krwi powstawa szalonéj –
Ani gra w ciele jak skry elektryczne...
Gołębia kształt ma, żądło ma mistyczne...
– Gdy serce, dłużej cierpiąc, już byłoby
Nie sercem, ale – podłości organem;
Gniew ten powstawa – i równie jest doby
Gniewem, jak serca – i razem jest stanem
I czasem – trudno odgadnąć, skąd mierzy?..
Z godzin szeregu?... z szeregu żołnierzy?..
– On mścić się – pastwić się on nie potrafi,
Iż człeczym nie jest, lecz upadłym z góry,
Jak piorun, który popod ziemię trafi,
Rękojeść mając wyżej niż są chmury...
Marek Aureli pisał o tym gniewie
Do senatorów rzymskich, mądrych ludzi,
Lecz senat o nim dzisiaj żaden nie wie,
Pokąd się w łunach i krwi nie przebudzi!..

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

© Copyright: Валентин Валевский, 2021, Стихи.ру
Свидетельство о публикации №121031404648



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэтические переводы
Ключевые слова: Валентин Валевский, Walenty Walewski, Fulminant, Циприан Норвид,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 24.03.2021 в 16:17
© Copyright: Валентин Валевский (Walenty Walewski)
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1