Влескнига, от Ариев к Русичам, Русский Язык



Изображение
Iда домi сва анда мi суштi
Да светiтася iмено Го Iндра
Ак бо то нес нас Бга меше
Бгi а Ведi знаштi
Так оспiем бяхом моште Го
А iмамы стадi скотя
iж брежехом от злогобзя вiсi
А та стады убржен бяшет
А так семе Го Арецко
прiдша од земе Арстii
до края Iнська
А тлуцемехом до прi
дятi да раi трвня скот
злi злащенiя
Тамо вселiе влiко нас обояша
А тамо рЪше Отец глс Арiув
трi сыны дЪлятi на трi родя
iда до полудне
а то западаню слонцевЪ
А т(о) бясте
Кiй Щк а Хрiв
А так пдЪлав
кт iдша iнь трi ръдя
Та сiда вськ до гмть сву
А Кiй бо рще става грдо
а тому iме дано ес Кiев
Тамо зiму жiвахом
а тецем овсьне сiц
до плдне
А там скт псемо
до првалЪта
Идем в домы свои, где мы живем. Да святится имя Его - Индра. Потому как несет нас Бог мечей, Богов и Веды знающий. Так воспеваем мощь Его. И имеем и стада скота, которые бережем от злокозненных всяких, и те стада убережены были. Итак, [мы] есьмы ведь Арийский [народ], пришедший из земель Арийских в край Инський. И ввязались [мы] в битву, дать чтобы рай травный скоту, злаки злачные. [И] там веселье великое нас охватило. И там рек Отца голос, [голос] Ариев, трем сынам [раз]делиться на три рода [и] идти на полдень, либо [на] заход солнца. А то были Кий, Щек и Хорив. И так содеяв, пошли в другие места три рода. И сел всякий в своей области. Кий же рече ставить град, и ему имя дано „Киев". Там зиму [мы] живем и идем по Овсеню так на полдень, и там скот пасем до начала лета (првалЪта - род. п. от перволето, начало лета (ср. болгарск. пролет весна; румынск. primavare, букв, „первое лето", весна; среднерусск. и старорусск. пролетье/ перволетье начало лета - перевод и коммент. Н. Слатин).
Влескнига, Жар-Птица и историческая память
https://vk.com/doc399489626_593063064
...Во Влескниге словоформ, смысл которых стал ясен при сравнении с языком Авесты (древнеиранским) - 1; с болгарским языком - 16; с греческим - 4; с латинским - 3; с польским - 173; с румынским - 2; с сербским - 2; с украинским - 27; с церконославянским - 3; с чешским языком - 150. Некоторое количество слов (около 30 словоформ) обьясняется путем привлечения санскрита (такие как арий (орие/оре), арецко, блярин, вэтящехом, дасуво, диаие, живенте, Индра, исьвра, кметь, коупало, мара, матер сва, пытар/патар диаие, протиеве, сва, сварга, свастехом, сура, суре, сурианта, сушна, таде, тва, твастере, търло, търловати, щуре). Нерусских с современной точки зрения слов - 411, отнесенное к количеству слов в словаре Влескниги (7942 словоформы), составляет около 5 процентов.
Изображение
Также, вот ряд слов, которые вообще отсутствуют в имеющихся словарях древнерусского и других славянских языков (и поэтому ни Ю.П. Миролюбов, и никто другой даже теоретически не могли бы их использовать в предполагаемой фальсификации):
Гмоть/гомыте/кмете/кмыте - область, поле
Гордин (грдина) - герой, геройский, гордый
Грыне - горюня, горюющая, божество
Деренще, одерене - рабство, кабала
Жаля/жале - Жаля, жалеющая, плакальщица, божество (Жля - Слово о полку Игореве)
Земунь, замунь - Земунь, Земуня (букв. Земная, имя божественной коровы)
Златвенны кола - золотые кружки, т.е. монеты
Индра/Интра/Ондере - Индра (см. РигВеда)
Иньске - Иньский (Китайский)
Карене/Карине/Карыне - Карина - божество; печаль (Карна - Слово о полку Игореве)
Кренке/кркще - шее/шеи
Медроочите - голубоглазые
Мета - древнерусск. То бе наше мета оуцещешетесiя, а не збрте сема...А мета iмахомь днесе iня, абы ста стоупа Скоуфыня бола за ны...Мета - отличительная черта, цель (ср. тж. древнерусск. мъта - отметина, метка; цель; то, во что метятся; то, к чему стремятся, чего хотят достигнуть; санск. mati f. мысль, замысел, цель; представление, понятие, мнение, уважение, молитва, гимн; украинск. мета - цель польск. meta - финиш (конечный пункт дистанции); дистанция, расстояние; предел, граница; указанное место; чешск. meta - цель прямо и переносно); ср. греческ. метод - путь к цели
Модеръ/мондре - лазурный, синий, голубой
Нехати - оставлять/оставить, оставаться, оставить в покое, не тревожить, пренебречь, не стать что-либо делать
Патаре/Питаре - Питар/Патар Дий (санскр. Дьяус Питар - Небо Отец)
Противе (возможно Претиеве) - Протева/Притхиви (ср. санскр. prithivi - земля, страна; имя собст Богиня земли)
Рущь - Русь, собир. Русичи, русские
Сва - 1) в роли возвратно-притяж. Местоимения свой, -я, -е, -и, -их, -ими и т.п. (ср. санскр. sva - свой, собственный; мой, твой, его; имя собственное я, родственник, собственность; 2) все, всё? -я, притяж. Местоимение - всех
Изображение
Свастехом - 1 л., мн. Ч. жили/живем в благополучии (?); или, возможно свойствовать, т.е. быть своими и со своими (ср. санскр. svasti (su - добро, благо + asti - быть), благоденствие, благополучие, процветание, удача, успех, счастье, благословение, svasthata - здоровье, благополучие, покой
Скуте/скутя - скот
Стоупа/стоупе/стенпе - степь
Суне - Солнце
Суре/сура - 1) сура, напиток 2) Сурья/Солнце
Суренж/Сурень - прил. Сурожский, солнечный, от суре
Сурианта/сурьянта - солнечный
Твастере/Твастырь - имя собст. божества (ср. санскр. tvashtar - плотник, мастер; Тваштар - ведийское божество; творец)
Търло - поле, степь, кочевье
Търловати - скитаться
Усырете/усуряти - осуривать, от Сура/Суре - Солнца
Хране, от Хранити/хранящете - храни; помещения, где хранятся изображения богов, наряду с Храмие
Явски - явские, явское, относящееся к Яви
Яма - Яма, Царь мертвых; яма
Кажется, только этого достаточно, чтобы с уверенностью сказать, что Ю.П. Миролюбов не был – и не мог быть фальсификатором Влескниги. Фактически, вряд ли мог быть (или существовать и сейчас) человек (или даже группа людей), способных создать текст, где употребляются имена и слова, которые, как полагает славяноведение и посейчас, вообще не могли быть употреблены в славянском тексте, характер которого, кроме того, так разительно отличается от того, как слависты представляют славянскую культуру, религию и историю.
Н.В. Слатин. Влескнига, Русский язык и Русская история (шрифт Vlesovitsa М.Н. Слатин). Омск. 2000. 65с.
https://vk.com/doc399489626_550721416
Изображение
В.М. Дёмин От Ариев К Русичам (От Древней Арии До России)
Введение

Эта книга выдерживает уже пятое издание. И каждого издания было напечатано по несколько тиражей. Это говорит о том, что люди всё-таки интересуются своей подлинной историей и хотят знать Правду о своём прошлом хотя бы для того, чтобы знать, чего им ожидать в будущем…
Всего через 3–4 месяца после выхода в свет третьего издания книги «От Ариев к Русичам» осенью 2002 года на него была сочинена рецензия доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института этнологии и антропологии Российской академии наук Виктора Шнирельмана под названием «Опасное „арийство“». Эта рецензия была помещена в Интернете на сайте «sem40.ru» под рубрикой «Антисемитизм — Центральный Еврейский Ресурс». Сама рецензия ничего серьёзного не представляет. Это типичное отстаивание и пережёвывание позиций официальной исторической науки с применением передержек, натяжек и извращений, которыми обычно пользуются некоторые представители этой школы в борьбе со своими оппонентами.
Чтобы было понятно, о чём идёт речь, приведу пример. В тексте рецензии на первой странице написано: «„Русская Правда“ поспешила выпустить третье издание книги омича В.М.Дёмина, вышедшей впервые в 1998 г. под названием „От ариев к русичам: концептуальный очерк языческой истории до Рюрика, которая у нас никогда не преподавалась“». Первое издание 1998 года на самом деле называется «От Ариев к Русичам», а ниже написано: «концептуальный исторический очерк». Ни о каком Рюрике, ни о каком преподавании речи на титульной странице книги не идёт. Фраза В. Шнирельмана показывает, что, либо он вообще не держал в руках первого издания моей книги и подмахнул свою подпись под рецензией, составленной каким-то недалёким ассистентом, либо в запальчивости и раздражении исказил название очерка.
Такого рода извращений, натяжек и передержек в его рецензии предостаточно. В принципе можно было не отвечать на данного рода сочинение. Но дело в том, что В. Шнирельман всё сделал, чтобы обвинить меня в нацизме и прочих грехах. Такое нельзя было оставить без ответа. И этот ответ был дан в четвёртом издании «От Ариев к Русичам», чем оно, в основном, и отличается от третьего издания. В данном (пятом) издании я уже во введении повторяю этот ответ с некоторыми уточняющими изменениями, а также дополняю свой концептуальный очерк новыми доказательствами. Касаясь рецензии В. Шнирельмана, хочу остановиться на следующих моментах.
Рецензент обвиняет меня в том, что я не знаю «источниковедение», которое занимается «критикой источников», а поэтому «Автор этими методами не владеет и, похоже, с ними вовсе не знаком». К сведению читателя, я являюсь подполковником запаса. Всю свою службу был на командных и преподавательских должностях, что требовало досконального изучения оперативно-тактических вопросов. Добыча, оценка и анализ разведывательных данных, а также характера действий противника является одним из важнейших разделов оперативно-тактической подготовки.
Все военные знают: тот, кто в данном вопросе допускает оплошности, неизбежно терпит поражение. Поэтому я в своём концептуальном очерке написал, что труд историка сродни труду полководца. Перед тем и другим стоит одна задача — выявить скрытую в тумане неизвестности истину. Ошибки, которые допускает военоначальник, как правило, ведут к большим потерям, поражению подразделений частей, соединений и даже объединений. Но они редко приводят к гибели государства, народа и этноса. Ошибки, либо преднамеренные фальсификации, которые допускают историки, часто приводят к стиранию исторической памяти о деяниях целых государств и народов. Именно такому стиранию подвергается в течение особенно последних 400 лет история славянства. В этой связи военный метод исторического исследования сейчас крайне необходим. Считаю, этим методом я владею достаточно хорошо, в чём читатель вполне можно убедиться, если он прочтёт мою работу «От Русичей к россиянам».
Поэтому и ответ В. Шнирельману вполне это доказывает. В этой связи первоначально приступим к анализу источников, которые упомянул рецензент. А именно: к анализу «Влесовой книги», которую он считает поддельной, и «Повести временных лет» Нестора, которую он считает правдивой. Разумеется, мнение В. Шнирельмана для меня не авторитет. Относительно подлинности «Влесовой книги» я опираюсь на мнение и исследование Ю.П. Миролюбова, С. Лесного (Парамонова), академика Ю.К. Бегунова, который первым заявил о подлинности «Влесовой книги», А. Асова и особенно омского исследователя Н.В. Слатина, который после пяти лет изучения этой книги пришёл к выводу о её подлинности, так же как и академик Ю.К. Бегунов.
У меня лично «Влесова книга», после её прочтения, не вызвала никаких сомнений, так как в ней я сразу же нашёл объяснение многим белым пятнам, которыми полна официальная история, освещающая прошлое русского народа. Разумеется, такое понимание может иметь только русский славянин. Относительно «Повести временных лет» Нестора, я исхожу из очевидного факта. Христианин по своей сути просто не мог написать правду о славянах и их истории. Ему было важно описать деяния христиан и их правителей, в то же время всячески принизить славян, что он и сделал. Если этот христианский деятель не удосужился написать о новгородском князе Гостомысле и 70 его предшественниках, то о чём тогда можно говорить?
Выскажу ещё более крамольную для официальной исторической науки мысль. «Повесть временных лет» Нестора к тому же подверглась переработке в XVII и XVIII веках, когда Романовы начали настойчиво насаждать на Руси самодержавный абсолютизм. Для этого нужно было доказать ущербность русских, их неспособность к государственному управлению и отсталость по сравнению с Европой, что как раз и отразилось в этом последнем варианте «Повести временных лет» в виде сказки о призвании варягов.
Исправление «Повести временных лет» и сожжение при царе Фёдоре в 1686 году родовых книг русского дворянства позволило Романовым начать сочинять фальсифицированную историю нашей страны. На поприще этой фальсификации действительно много трудились Байер, Миллер, Шлёцер и другие немцы. Н. Карамзин лишь завершил оформление этой фальсификации. Именно эту фальсифицированную версию истории нашей страны, подправленную в советское время в частностях, отстаивает официальная историческая наука и, в частности, В. Шнирельман.
Из вышеизложенного вполне ясно, что официальное источниковедение истинный славянский источник считает ложным, а христианский (изначально ложный, да к тому же подправленный в XVII и XVIII веках) считает достоверным. Это не просто ошибка. Это крупный стратегический просчёт. Здесь следует сказать: тот, кто ошибается в стратегии, в перспективе, неизбежно терпит катастрофу, несмотря ни на какие тактические успехи. Сейчас как раз и наступило то время, когда эта катастрофа громко постучала в двери официальной исторической науки. Разве можно считать наукой дисциплину, если она ошибается в стратегии? Конечно же, нет. Официальное источниковедение — это дисциплина, призванная охранять фальсифицированную историю нашей страны, а не восстанавливать её подлинность.
Согласиться с такой историей я не могу категорически, как, собственно, и с тем, что опираюсь только на Ломоносова и Классена. Я опираюсь и на Иоакимовскую летопись, Мазуринский летописец, Катанчича, Венелина, Шаффарика, Зубрнцкого, Савельева-Ростиславича, Воланского, Татищева, Ломоносова и, конечно же, на нелюбимых В. Шнирельманом Классена и Флоринского. Последние двое не нравятся В.Шнирельману особо, видимо, потому, что они уже в XIX веке почти докопались до сути исторического процесса, который христианско-романовско-немецкими идеологами от истории был почти похоронен.
Разумеется, источником не последней важности, я считаю «Славяно-Арийские Веды», которые не А. Хиневич придумал, он только прокомментировал. Разница в понятиях, я думаю, ясна. Подлинность их, в отличие от подлинности «Влесовой книги», пока никем не подтверждена. Но это дело времени и добросовестности исследователей, которые эти документами будут заниматься. Вот будет потеха, когда «Славяно-Арийские Веды» будут признаны подлинными. Тогда дела официальной исторической науки будут вовсе плохи, ибо появится слишком много доказательств ложности официальных представлений о нашей прошлой истории.
Шнирельман пытается мне противопоставить мнение Б.А. Рыбакова и Ю.А. Шилова, как русских людей, по трипольско-араттской культуре. Так вот, в истории, как и в политике, есть выдающиеся деятели, а есть посредственности. Некоторые при жизни кажутся великими, а через время их считают посредственностями. В отношении вышеназванных историков могу сказать, что они ошиблись в своих оценках трипольской и араттской культур. Причём, ошиблись именно потому, что находились под бдительным оком представителей того «гениального» народа, к которому В. Шнирельман имеет прямое отношение. Относительно Ю. Шилова хочу добавить, что он является действительным членом Российской Православной академии и Украинской академии Оригинальных идей. К сведению читателя, Российская Православная академия — это академия, пытающаяся соединить арийское прошлое с иудо-христианством. Разве может такой человек правильно подойти к вопросу об истории славянства? Конечно, нет. Отсюда следует: мало родиться русским, русским ещё нужно стать.
Шнирельман не случайно бросился в словесную драку со мной. Как-никак он доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. То есть тот человек, который должен стоять на страже разработанных официальной наукой установок, как по историческому процессу, так по антропологии и этнологии. И так ли уж я не прав, когда утверждаю, что наша академическая историческая наука контролируется евреями? Именно его «профессиональная» подготовленность приписала мне монгольские черты лица. Откуда это взялось?
В.М. Дёмин. От Ариев К Русичам (От Древней Арии До России). Москва-Омск 2005, из-во Русская Правда. 384с.
http://ruspravda.org/page.php?23



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 24.03.2021 в 10:12
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1