ИГНОРИРОВАНИЕ - МЕТОД ПРИКРЫТИЯ КОРРУПЦИИ В ОБЩЕСТВЕ


ИГНОРИРОВАНИЕ - МЕТОД ПРИКРЫТИЯ КОРРУПЦИИ В ОБЩЕСТВЕ
Об игнорировании авторов творчества на гражданские темы.
Несколько других вопросов по литературно- общественной теме.

В 2008 году вышла в свет моя книга стихов «Взгляд из волнующих лет». Эта книга в твёрдом переплёте, 245 страниц. В ней более двухсот стихотворений. Многие – общественно-политические.
Книгу я издал на свои средства в Тамбовской типографии «Пролетарский светоч». Но распространение книг невозможно из-за того, что книжные фирмы не работают с авторами. Книга не окупается. Но разговор не об этом.
Я приведу начало и окончание стихотворения «Кризис», написанного в 1998 году (стр. 107). Идея этого стихотворения актуальна и сейчас в связи, нет, не с экономическим, а с моральным кризисом в обществе, выразителем которого являются средства массовой информации.
«Скрипи зубами, но не трусь –
Я про политику берусь
С возможной пользой рассказать,
Про то, как стала нищей Русь…
…Знай справедливости пароль:
“Над всем общественный контроль!”
С твоим девизом соглашусь,
Была бы в нём надежды соль!»
В общественно-политической газете «Тамбовская жизнь» мою книгу ещё полгода назад Валерий Марков предоставил ведущей поэтической рубрики Екатерине Лебедевой с предложением выбрать часть стихов и напечатать. При моей встрече с ней оказалось, вопреки её утверждению: «Читала», что она даже не читала книгу, и отказывается знакомиться с ней. На мой вопрос: «Почему не выбрали?» Лебедева сначала ответила, что стихи из книги не рекомендованы для печати. ¬ На вопрос: «Кем не рекомендованы?» – она стушевалась, сказала, что этого не говорила, а стихи не подходят из-за того, что у них газета общественно-политическая, а у меня стихи про природу. Здесь надо сказать, что моя книга начинается со стихотворения «Букет», затем о временах года, о природе. Но даже в стихах на тему природы видна общественно-политическая идея. Например, стихотворение «Ранняя весна» на стр. 14 книги «Взгляд из волнующих лет» заканчивается так:
«…От сияющего взгляда
Возвышается душа,
Свежесть всякого наряда
В это время хороша.
Вижу я повсюду лужи,
В них лазурь отражена.
Ты влюбись скорее, ну же! –
Ты мне нежная нужна…
От тебя, красы известной,
Тайну больше не таю:
Без взаимности нелестной
Я люблю страну свою».
В этом стихотворении речь не только о весне, но и об общественно-политическом равнодушии страны, подтверждённое безразличием, которое сквозит в действиях работников Управления культуры, союза писателей, различных чиновников местной власти, о пренебрежительном отношении которых я написал в стихотворениях «Стихи», «Цензура», «Тетрадь и небо», «Рябина» – стр. 79 - 82, «Бездушие» – стр. 86, Тенденциозные дожди – стр. 95.
Забегая вперёд скажу, что я пожаловался о предвзятости главному редактору В.И. Чистякову письменно, который, якобы в соответствии с правилами: «Рукописи не рецензируются и не возвращаются», отказался ответить. Что ж, дискриминация, пренебрежение и равнодушие может оправдаться и этим. Хорошо хоть, что не применил репрессии. Было бы власти побольше – непременно! Насчёт этого я меня тоже есть стихотворение:
«У жалоб тревожных полёт бумеранга,
Как часто судьба их зависит от ранга
Начальников тех, на кого мы в обиде, –
Предстанет всё в нас обвиняющем виде».
(«Судьба Жалоб», стр. 98).
Через две недели после этого разговора на четвёртой странице газеты «Тамбовская жизнь» 11 апреля 2008 года было напечатано стихотворение самой Екатерины Лебедевой:

«В последний день зимы
– совсем особый снег,
Так радостно летит,
хоть и отпущен в меру:
его могло не быть,
день выдаться мог серым,
когда б не он. А завтра –
быть весне!»

Есть ли какая-либо стержневая идея в этом стихе? О чём он? Нет и метафор, нет и эпитетов. Есть лишь зародыш парадоксального чувства. Не более. Но так как всё познаётся в сравнении, я вынужден предоставить свои стихи из поэтического сборника «Взгляд из волнующих лет».
В моём, игнорированном газетой стихотворении «Снег», (стр. 30) есть и чувства, идея и образ. Судите сами. Его тема – зима. Идея – реформы 90 - х годов:
«Ах, это чудо – белый снег
Под небом весело кружится,
Но всё же, падая на всех,
В конце концов, он спать ложится.

Но если ветер – сила вьюг,
Снежинку каждую поймает,
То всё закружится вокруг
И круговертью запугает!

Мятежным станет жизни путь,
Увязнут тропы все в сугробах,
И неизвестно, как вернуть,
Покой любви, воспетый в одах…

В природе вновь весна придёт,
В людской-то жизни так не будет –
Расплавить от реформы лёд
Должны лишь только сами люди».

Как можно не заметить общественно-политическую идею и в следующем стихотворении на тему о малой Родине:
«…А кругом и птицы песни пели,
И как в юности цвели луга,
Но куда-то люди радость дели,
Загрустили что-то берега»?
(Из стих. «Я вернулся» – стр. 36)
В поэтической зарисовке «Панорамы» (стр. 114) разве нет общественно-политической идеи?
«Надменны дворцы и коттеджи,
Приветливы просто дома, –
Здесь с очарованьем надежды
Живёт справедливость сама…
…Торжественны в строгости храмы,
Соборы и церкви Руси.
Что ближе из сей панорамы?
Об этом ты Совесть спроси».
В продолжение разговора с Е.Лебедевой мне пришлось услышать, что печатают они стихи о родном крае, о Тамбове, ещё раз доказав то, что она вообще не знакомилась с моими стихами.
Я прочитал несколько стихотворений других авторов, размещённых в газете «Тамбовская жизнь». В газету приходит много стихов. Как их выбирают? Полагаю, чтобы они были не лучше стихов сотрудников газеты. Если в патриотические стихи вместо слов «Тамбов» и «Цна» вставить другие собственные имена, то их можно применить повсюду. Можно ли проделать такую процедуру с моим стихотворением «Признание Тамбову», что на стр. 38?
Затем Е.Лебедева, убедившись в необоснованности своих доводов, предъявила мне свой последний, главный козырь оправдания своего игнорирования лучшего тем, мол, что у меня стихи не профессиональные. В чём это выражается, она не смогла ответить. А я полагаю, что если нельзя конкретно доказать какие-то доводы, то они несправедливы.
В № 50 «ТЖ» за 26 января 2008 года я прочитал такие стихи самой Екатерины Лебедевой:
«Роман снегиря и снегурки
безмерно печальный.
Хозяйка-зима на балконе
трясёт половик.
Вы только прохожий,
Вы здесь оказались случайно.
Взглянула наверх,
попыталась поднять воротник.
А я неизвестно откуда явилась
без зова
Под этот балкон,
на котором хлопочет зима.
Я, может быть, была здесь всегда,
а не снова-здорово:
Любуюсь картиной – она меня
сводит с ума.
У дерева слева такое
беспечное тело…
Ну и так далее. Что Вы скажете о хозяйке, которая трясёт «снова-здорово» половик Вам на голову? То же самое, что и о «профессионализме» хозяйки поэтической колонки Е. Лебедевой. Когда я начинал писать стихи в семидесятых годах, то у меня появлялось что-то подобное. Я стеснялся печатать их даже в стенгазете.
Для аргументации и сравнения я приведу также проигнорированные Лебедевой мои строки на ту же тему о зиме из стихотворения «Не хотел», стр. 27:
«Не хотел я зимы, не хотел,
Ведь зимой я совсем не у дел,
Да снегами накрыло траву,
И как в сказке теперь я живу.
Белым парусом на корабле
Устремились снежинки к земле,
И отхлынула грусти волна,
Растворилась в тумане она…
…Я снежинки, как счастье ловлю,
И всё больше, всё больше люблю
Что меня окружает вокруг:
И людей, и заснеженный луг...»
По моему настоянию Е. Лебедева ознакомила меня с последней подборкой стихов от 21.03.09 года. Оказалось, что поэты, стихи которых были опубликованы, уже ушли из жизни. Поэтому я могу сказать лишь, что я не нашёл во вполне достойных их произведениях общественного или политического подтекста – для книг он необязателен. Исключение – стихи Е. Харланова и прямое социальное откровение Г. Державина «Памятник».
К нам на «Радугу» когда-то приходил поэт Иван Кучин. Он говорил, что не надо просто писать про цветочки, необходимо чтобы от наших стихов была польза. Это мнение совпало с моим:
«Лучше Пушкина, Есенина и Фета
О природе и не рассказать,
Но досталось нынче мне из тьмы и света
Парадоксов узел развязать».
(Стих. «О политике» – Стр. 83).
Я могу документально доказать правдивость этих и других стихов на общественно-политическую тему:
«Самая счастливая вначале
Жизнь, пока её не станешь понимать.
Вы не раз, должно быть, замечали
Как нередко обижают правду-мать!
Если за неё Вы заступались,
То был против Вас начальства хоровод,
Судьи с беззаконием братались,
Конституцию вели на эшафот…»
(Стих. «К равнодушию» – стр. 143)
Разве не профессионально сказано! Да ещё и честно. Должно быть, стихи у меня для кого-то опасные, а это не нравится начальству. Из-за корпоративной солидарности и нечестности в настоящее время избирается самый любимый метод деятельности руководства – пренебрежение ко всему правдивому, что даже косвенно задевает покой должностных лиц, по сути – произошло негласное запрещение книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ"
В № 215 от 10.06.08 г. в газете «Тамбовская жизнь» было опубликовано стихотворение Валерия Маркова из только что вышедшего сборника «В ожидании чуда»:
«Я никуда не уезжаю.
Но вдруг потянет на вокзал,
И вновь встречаю-провожаю,
Жалею тех, кто опоздал.
Найду на схеме Бологое,
Иную станцию сыщу…
И намечтаю вдруг такое,
То неожиданно взгрущу…
В огромном зале ожиданья
Не примирюсь никак с судьбой…»

У меня на эту тему тоже есть стихотворение «Вокзалы» (стр. 54):

Вокзалы двулики всегда,
Однако, не так, как медали:
Встречают они поезда,
Потом провожают их в дали…
Скрывается солнечный луч –
Уходит вагон за вагоном!
А ветер без солнца колюч,
И разум жалеет о многом…
И сердце, как тот перестук,
Что манит вдогонку помчаться…»

Разве стихи Николая Лаврентьева с метафорой «Люди в поезде – солнечный луч» хуже стихов Валерия Маркова? Однако, дискриминация по социальному статусу очевидна, дистанция огромна.
В настоящее время многие сотрудники СМИ не понимают, что суть поэзии не в красивости вычурных слов, а в идее того, о чем рассказывается. Многие даже не знают, что в любом произведении должна быть идея.
Продолжу разговор об идее произведений со своего стихотворения:

ДЕРЕВО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Литература – это лес
На почве творчества людского,
А вдохновение с небес –
Не луч ли солнца золотого?

И если дерево одно –
Произведение, поэма,
Ветвей кудрявое руно –
Не поэтическая ль тема?

А держит крону только ствол,
Как всё творение – идея…
Природы и труда родство
Растёт во мне, душой владея.

А я – поэт, Любимец Муз,
Повелевающий сюжетом,
И не хочу создать конфуз
Зря сомневающимся в этом.

Если почитать во многом стихотворные сумбурные произведения членов Союза писателей М. Знобищевой, В.Т. Дорожкиной и взять за образ их бездушных стихов дерево, то их творения похожи на вязанку ветвей с разных деревьев. В их опытах нет основы – идеи, зато много различных тем, собранных в кучу.
В поэзии красивая вычурность слов не главное. Из науки Дорожкиной "тропиканкам" можно запомнить лишь технику стихосложения, а остальное следует забыть.
По правилам стихосложения стихи пишутся хореем, ямбом – когда двухсложная стихотворная стопа (строка) с ударением на первом и на втором слоге соответственно; пишутся и дактилем, амфибрахием, анапестом, когда в трёхсложной стопе ударение падает на первый, второй, третий слог соответственно. Количество слогов в рифмующихся строках должно быть одинаковым. Строфы должны быть единообразны по своему построению, скреплены единством метрического рисунка, определённой системой рифмовки. Хотя для Тамбовской элиты, судя по всему, азбука стихосложения не имеет значения. Верлибр – их стихия.

Например, вот слова гимна, посвященного 370-летию города Тамбова (Победитель городского конкурса гимна юбилея города Тамбова). Слова Г. Гуровой, музыка В. Фликова (цифры – количество слогов):

Город на Цне солнцем согретый, (9)
Сияющий светом златых куполов, (11)
Небом хранимый и в песнях воспетый, (11)
Город Тамбов, наш город Тамбов. (9)

Пусть незабвенны будут герои, (10)
Защитники нашей родной стороны. (11)
Сердцем, судьбою, Тамбов, мы с тобою. (11)
Преданны мы тебе и верны. (9)

В праздничный день тебя поздравляем, (10)
Наш город, роднее которого нет. (11)
Дружной семьёю сегодня встречаем (11)
Твой юбилей - 370 лет! (10), ямб.

Первая строфа начинается как дактиль. В середине ритм сбивается из-за потери двух неударных слогов – два ударных слога рядом – «на Цне солнцем», в строке 9 слогов с женским окончанием «согретый». Вторая строка – амфибрахий с мужским окончанием «куполов», в ней 11 слогов. Третья строка – дактиль, который состоит из 11 слогов с рифмой «воспетый». Четвёртая строка дактиль, но похожа на первую своей ошибкой, то есть в середине строки потерян один неударный слог. В ней 9 слогов вместо 11, хотя и рифмуется со второй строкой окончанием: «Тамбов».
В последующих двух строфах аналогичные ошибки в пропусках слогов, в ритме, в несоответствии рифмующихся стоп, сменой дактиля на амфибрахий. Завершающая строка написана ямбом, рядом два ударных слога: «юбилей – триста», поэтому далее строка становится трёхсложной. Слова «герои» и «тобою» не рифмы. По стилистике: что, другие города не согреты и не хранимы? И разве отличие Тамбова от других городов в его защитниках? Словами о защитниках достигается противоположная цель – напоминание, что Тамбов не город-герой. Так что получилась не хвалебная песня, а бранная. (Об этих тонкостях Дорожкина своим ученицам вряд ли говорила, хотя они им не нужны, «тропикан» и так примут в Союз и напечатают за государственный счёт их книжки).
И за это «произведение» администрация Тамбова вручила Г.Гуровой десять тысяч рублей! Об этом достижении в литературе говорила Дорожкина во время своего юбилея или умолчала?

А вот это моё стихотворение жюри администрации Тамбова почему-то отвергла:

Дарит герб твой лучезарный мёд (9)
Историческому городу… (9)
И приезжий человек поймёт, (9)
Что Тамбов прекрасен смолоду. (9)

На земле Тамбовской я живу,
Где лесами Цна любуется.
О Тамбовском волке чту молву,
О тебе душа волнуется.

Словно солнца луч цветку весной
Для меня ты стал столицею,
Юбилей твой – радуга над Цной,
Славен даже за границею.

Я любить тебя всю жизнь готов
И Россию, так мне нужную.
Излучай, приветливый Тамбов,
Доброту великодушную…

Молодёжи помоги в любви,
Оправдай надежды вольные,
И на счастье всех благослови
Под мотивы колокольные…

Если в предыдущем тексте вместо слов «Тамбов» и «Цна» вставить иные собственные имена, то их можно применять повсюду. Такую процедуру с моим стихотворением «Пизнание Тамбову» проделать не удастся. Но я отвлёкся.
Уважаемую М. Знобищеву приняли в Союз авансом по протекции Дорожкиной. Но с тех пор, за три с половиной года, она пока не научилась писать просто, образно и лаконично, как пишут настоящие поэты.
Из всех стихов «Тропинки» мне понравилось лишь одно стихотворение О. Кульковой, но она в интернете лишена право отзывов. И здесь неравноправие. Почему?
Чтобы не быть голословным, разберём стих М. Знобищевой:

«С кустом смородины у нас
Свои теперь секреты -
Про изумруд листа и глаз,
Про будущее лето».

Сразу бросаются в глаза, что слово «глаз» притянуто «за уши» для рифмы. Ей некому было подсказать, что на смысл слов-рифм должен падать основной смысл стихотворения. Далее:

«Свои секреты с муравой,
Сердящейся немножко,
Когда по зелени живой
Ползёт сороконожка.

Есть тайна общая с жуком,
Играющим в Гарольда.
Скользит, с землёю незнаком,
Он по пруду, как по? Льду».

«Гарольда» вообще не к месту. Мария злоупотребляет правилами о рифме, цель её стихов, найти новую рифму, даже во вред идее произведения, которая, если она у неё и есть, то стоит на последнем месте. Меня удивляют её и Дорожкиной идейки своей мелочностью, когда в обществе столько проблем. Для членов Союза писателей это, мягко говоря, несерьёзно!
Почему Мария Знобищева, утверждает, что жук «с землёю незнаком»? Опять для рифмы? Для чего «по Льду» она разделила вопросительным знаком? Что за выкрутасы? Понимая, что мой отзыв может быть только отрицательным, в интернете модератор Тамбова лишил меня право закончить свою рецензию.
В книжках Дорожкиной, напечатанных не за свой счёт и выкупленных у неё для библиотек теми же, кто издал её книги – то же самое, как будто робот писал, за исключением нескольких средненьких стихотворений. Ей всё – другим, которые лучше пишут – ничего! Разве это справедливо? В 2006 - 2008 годах я просил материальной помощи в издании книги стихов. Мне ответили, что Управление Культуры издаёт только краеведческие и научные материалы. Я издал не брошюрку, а книгу «Взгляд из волнующих лет» на свои средства и попросил В.И. Ивлиеву через директора областной библиотеки имени А.С. Пушкина о закупке книг для библиотек, предоставив образцы. Мне отказали, – мол, нет денег, кризис. После этого областное Управление культуры за государственный счёт напечатало книгу В.Т. Дорожкиной «Благая весть» и даже выкупило её у неё для библиотек. Я читал её и имею мнение, которое Вы знаете.
Кроме того, чиновники разного ранга официально презирают не членов Союза писателей. Им не дают денег на издательство новых произведений, не рекомендуют печатать в газетах. Независимо от содержания и формы их книги не покупают библиотеки. Так как поэты в основном – люди скромные, не любят «вертеться», чтобы жить, то происходит их полное замалчивание. А чтобы стать членом Союза писателей, надо издать 3 брошюрки по 40-60 стихотворений да и «похлопотать» насчёт рецензий. А после этого ещё и не «пожадничать». Я же издал (кроме книги «Зелёная свадьба» от 2000 года) лишь одну книгу в 200 стихотворений, тем самым не проявив рвение в членство, да ещё написал стихотворение об аналогичных причинах этого (стр. 95). Так как новые члены в Союзе являются конкурентами по ограниченным количествам стипендий, то приём их в эту организацию крайне нежелателен и затруднён. Также не желательно для творческого чиновничества участие в конкурсах стихов и не только моих, если они значительно превосходят по качеству произведения «признанных» авторов. По существу, признают лишь тех, кто умеет «шестерить», задаривать и поддакивать.
Председатель Тамбовского отделения Союза писателей России Н.Н. Наседкин, поставил условие для вступления в Союз писателей России: одна из трёх книг должна быть издана не на мои средства, даже не на средства спонсоров. 17.12.09 г. я подал заявление в Научный совет управления культуры Тамбовской области с просьбой рекомендации к изданию потенциально избранных ими стихов. Я предоставил выпущенную на свои средства в 2008 году книгу «Взгляд из волнующих лет» и рукопись неопубликованных стихотворений. До сих пор ответа нет. Зато в газете «Тамбовская жизнь» от 23 марта 2010 года вышла статья В.Т. Дорожкиной «Увидеть мир по-новому». В ней автор пишет, что четверо её питомцев «имеют по две – три отдельные книги и со временем станут полноправными членами писательского союза». Утверждение Дорожкиной, мягко говоря, неэтично и цинично, потому что в Союзе существует лимит, то есть принимают слабых, отказывая сильным в творческом отношении людям. Разумеется, в издании слабых по содержанию и технике книг и закупки их в библиотеки Тамбовской области опять же приняло участие известное Управление культуры за счёт замалчивания более талантливых поэтов и игнорирования творчества даже членов Союза, которые скрипят зубами, но зная жизнь, на всякий случай не решаются протестовать. Надеются ещё гранты получать. А мне нечего терять, поэтому я свободен и пишу без затруднений правду...
По этим и по другим фактам, моё, признаюсь – немного приукрашенное «небосводом» стихотворное мнение о положении в Союзе писателей:

Вверху вновь тучи грозовые хмурят лоб
И не хотят поить сады земные,
Они желали – нужное лишь им росло б! –
Внизу ж без них растут цветы иные...

Союз писателей России – небосвод,
Писатели – не дачные ль участки?
В одних поэтах – урожай без всяких вод,
В других – бесплодность при потоках ласки.

Распределение стипендий? – не вопрос,
А удовлетворение амбиций,
Оно подобно применению тех лоз,
Какими не карались старших лица.

И знаю я заведомо и наперёд –
Вступление в Союз с тайфуном схоже…
Там в облаках таится равнодушный лёд,
А пресмыкаться перед ним негоже.

Дано Любимцу Муз под космосом летать
Сверх облаков и рэкета кармана…
Однако безразличие грозит придать
Светилу неизвестность Перельмана.

Примечание: Григорий Перельман – российский математик, житель Санкт-Петербурга, который отказался от награды в миллион долларов за решение гипотезы Пуанкаре, которая его стараниями стала теоремой.

И заканчиваю стихотворением по данной теме:

Рябина

Любимец Муз, но не властей:
Не лью я зло на их турбины.
Мои стихи полны идей,
Для них – сродни плодам рябины.

Грустит рябина за окном,
Пурпуром снег седой стирая.
Она, мечтая об ином,
Живёт среди родного края.

Но в нём не рвут плоды её,
Свои лишения скрывая.
Кричит лишь в небе вороньё,
И слышу в холоде слова я:

«О жизни горькие стихи –
Не грозди ли, что на рябине?
Ведь равнодушные «верхи»
Поэтов видят лишь в чужбине…»

Хорей и ямб не знает кто
К Любимцам Муз культурно грубы,
Но издаёт других за то
Лишь, что у них стихи беззубы…»

Но я не зря Любимец Муз,
Об этом знает в Интернете
Весь поэтический Союз…
Минуют пусть цензуры эти.

Другими словами: ИГНОРИРОВАНИЕ - МЕТОД ПРИКРЫТИЯ КОРРУПЦИИ В ОБЩЕСТВЕ, как и в отношении жалоб…
Может быть, в чём я и заблуждаюсь? Желаю ознакомиться с мнением оппонентов или в чём-то согласных со мной читателей.
Желаю успехов…


НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Прозаические миниатюры
Ключевые слова: ИГНОРИРОВАНИЕ, МЕТОД ПРИКРЫТИЯ КОРРУПЦИИ В ОБЩЕСТВЕ, ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ, НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский, Литература, Произведение, поэ,
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 747
Опубликовано: 21.04.2010 в 04:51
© Copyright: НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Просмотреть профиль автора

Vik Starr     (07.12.2014 в 16:59)
Стешки дерьмовые.
Автор склочник.
Николя, ты лучше теплицу заведи! С твоей-то энергией кляузной, одними письмами можно 7 гектаров зимой отапливать - вот будет России большая польза!!!
А от стешков твоих ничего, акромя вреда, не получится, потому что стешки хилые, нудные, дебильные...






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1