К Генрику. Циприан Норвид


К Генрику. Циприан Норвид
                         К Генрику

Циприан Камиль Норвид (1821 — 1883)

                 перевод с польского

...Один из них, что подперся′ рукой о камни,
Что Капитолий новый зиждят не для лиры,
Внимал воде земной, стекающей в порфиры[1],
Что блеск роняют в форме высеченной ванны,
И рек: «Лихая вещь — судьбы резец по духу,
И я отмечу даже, как республиканец,
Что как попал под эту вашу заваруху
И под мечей у тела страшный смерти танец,
Я был, как и теперь, не тратя в сердце веры,
По-свойски близок и спокоен как сегодня,
Когда стою перед тобой, как будто сводня,
Глядя на перстень свой с обличием Венеры
(Еще на мать твою зачем-то так похожий),
О тирании мне терзавшей мысль под кожей!…»
— Закончив речь сию, опер два локтя шало
О плечи мраморные Тибра, как особа,
Что дерзко бьется грудью в сферы идеала,
Где глянец звезд сцедил лучи у гроба
И вот затем (по воле духов как бывало)
Поймал его на том, сдается, на удачу.
А Брут[2] на то: «О, перестань! Ничто не прячу,
Так перестань!» — и, сняв рукой лучи скорее
От Цезаревых глаз, сказал ему: «Ночами
Заняв философов, грамматиков[3] меж снами
И о республике радея, я смелее
Писал бы в сем предмете (сколь позволят боги);
И был бы труд силён, из тех, что в мире многи,
И на манер лаконский[4] вил бы я не бредни,
И был бы я велик, и в стиле не последний.
— Но коль худое слово где-то прозвенело:
О медном выродке что ж скажут изваянья,
Что в Капитолии стоят?!.. Большое дело
Зовет дедов твоих!.. Там спит наследник знанья!.. —
Поймешь потом, и мне, патрицию, простится,
Что древнего меча обломок вынул в бое,
А коли кто над сим умом не потрудится, —
Дел чистоте воздаст величие чужое,
Отцов призывы, зрящих мир в покое...»
— Тут Цезарь рек: «Не правда ли, что ночь порою
Лазурна и тиха? И это Рим хранит судьбою!»

P. S. — Прими ж сию потеху, Генрик, для журнала,
Что на отеческой я выразил бумаге,
Покуда не имею лучшего бряцала,
Чем труд писателя… воспевшего в отваге
Сию беседу, что покажется предлинной;
Так не грусти и впечатались скорей картиной!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

[1] речь идет, вероятно, о больших чашах, ваннах или
углублениях наподобие ванн на постаментах вокруг
изваяний и статуй римских императоров, вырезанных
из порфира, ценного пурпурного камня вулканического
происхождения. В Википедии а эту тему говорится
следующее:

«Эта порода использовалась ещё в Древнем Риме для
изготовления статуй цезарей и предметов роскоши.»
См. в Википедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Порфир
См. также: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1102556

[2]
Брут — римский политический деятель и военачальник
из плебейского рода Юниев, известный в первую очередь
как убийца Гая Юлия Цезаря. См. материал в Википедии:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Марк_Юний_Брут

[3] Грамматик — средневековая профессия: учёный,
занимающийся грамматикой. См. значение в словаре:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Грамматик

[4] лаконский — связанный с Лаконикой, исторической
областью в Древней Греции. Древний Рим, как известно,
был связан культурно с Древней Грецией. См. о данной
области следующий материал в Википедии:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Лакония

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

польский оригинальный текст:

https://pl.wikisource.org/wiki/Do_Henryka
https://literat.ug.edu.pl/cnwiersz/dohenr.htm

Cyprian Kamil Norwid (1821 — 1883)

                         Do Henryka

...Jeden z nich, co się ręką opierał o głazy
Ogromne, Kapitolu nowego dziś bazy,
I zdał się słuchać wody, cieknącej w porfiry,
Wycięte jako wanna wielka — tak powiadał:
«Ponura rzecz jest stylus dziejów, jakem szczéry
Republikanin, wyznam, że, kiedym upadał
Pod zawieruchą mieczów waszych i pod twoim
Szerokim pchnięciem, byłem, jak dziś, gdy tu siadam,
Spokojny, ciebie bliski, jak dziś, gdy tu stoim, —
Owóż klnę przez Wenery profil ten w pierścieniu
(Do twojej matki wielce podobny), że ani
Przez wieniec mi przeszumiał pomysł o tyranii!...»
— Tak skończył i o ramię Tybru kolosalne,
Z marmuru ryte, oparł łokcie dwa, jak człowiek,
Co się wyrzuca piersią w sfery idealne,
A blask mu gwiazd przecedzał włókna swe do powiek
I zdał się go (wiadomym duchów obyczajem)
Porywać. Brutus na to: «Przestań! Nic nie tajem,
A więc poprzestań!» — tutaj ręką zdjął promienie
Od Cezarowych oczu i mówił: «Nocami
Siadując z filozofy i z gramatykami
I sam o republice myśląc, byłbym śmiele
W materii tej (o ile bogom miła) pisał;
I byłaby to książka krzepka, jakich wiele,
Zwłaszcza, żem po lakońsku zwracał i zawisał
I znowu ciągnął, w stylu nie będąc pośledni.
— Gdy jednak słowo liche brzęczeć mi poczęło:
Odrodek... Brutusowie cóż powiedzą miedni,
Co w Kapitolu niszach stoją?!... Wielkie dzieło
Ogromnych dziadów woła!... Śpi potomek!... —
Pojmujesz i prawemu mnie patrycjuszowi
Wybaczasz dziś, że miecza starego odłomek
Porwałem — a gdy człowiek się nie zastanowi,
I czyste piersi twórczość, wielkość cudza zdraźni,
Nawoływania ojców, co głoszą przyjaźni...»
— Tu Cezar wstał, «Nieprawdaż, że noc lazurowa
I cicha? — mówiąc — Jedno, co Rzym jeszcze chowa!»

P. S. — Przyjm fraszkę tę, Henryku, jak jest, przy ostatku
Dziennika, na ojczystej odbitą bibule,
Bo nie mam zacniejszego na pamiątki statku,
Anim klasyczny pisarz... dośpiewa ci czule
Niejedną z długich, bogdaj nieprzerwanych, rozmów;
A nie smuć się i prędko też widzenie odnów!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

в качестве иллюстрации к материалу произведения
представлен рисунок художника Vincenzo Camuccini
https://d.radikal.ru/d40/1908/b6/37d0d0119588.jpg

© Copyright: Валентин Валевский, 2010, Стихи.ру
Свидетельство о публикации №110061105922




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэтические переводы
Ключевые слова: Валентин Валевский, Walenty Walewski, К Генрику, Циприан Норвид,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 22.03.2021 в 18:10
© Copyright: Валентин Валевский (Walenty Walewski)
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1