ЖИВОПИСЦЫ СУДЕБ


Стихотворные новеллы о портретистах и живописцах судеб .

Золото Приама

Влюблен я в золото Приама ,
Влюблен в шедевры Фаберже !
А ближние не имут срама ,
На каждом бизнес -- рубеже .

Кому - то рядом не постыло ,
Иметь продажные счета ...
Любить культуру -- сердцу мило ,
Все остальное -- суета !

Онегин Пушкина , Евгений ,
Сравним с короной золотой .
Так одарил поэта гений ,
Что стал он яркой высотой !

Творцы картин и изваяний ,
Важней великих королей .
Рублев писал для покаяний ,
Святых духовников церквей .

В Стамбуле древнюю Софию
И в Риме вечный Пантеон ,
Люблю , как родину Россию ,
Как колокольни ближний звон .

Троянский клад ценнее клада ,
Автомобилей всех дорог .
Культуре многого не надо ,
Когда талантам светит Бог .

Культура духа -- не проруха .
Проруха -- вьется у ларьков .
Торгует телом потаскуха ,
За деньги всяких пошляков .

Творилось многое веками ,
Но Шлиман Трою отыскал !
И Рафаэль мечты мазками ,
Прекрасных граций приласкал .

Живописец Сафронов

Сафронов Никас кисть лелеял ,
Как утонченную любовь .
Писать картину он затеял .
О Трое триединой вновь .

Агамемнон в шатре на троне
И рядом грустный Менелай .
Но в ярком творческом уклоне ,
Царь Иванов был Николай .

Печаль терзала Менелая ,
Жена Елена за стеной .
И Цербера личина злая ,
Кошмар накликала срамной.

Бобров играет на гитаре ,
С Парнаса Слова полубог .
Приам в немыслимом пожаре ,
Парису выжить не помог .

Агамемнона ждет победа :
С казной , рабынями , огнем .
Но пролетела птицей Леда
И море потемнело днем .

Дворцов коня из досок сделал ,
Из топляка армады всей .
Все щели узкие заделал ,
Как хитромудрый Одиссей .

Смотрелась скульптора работа ,
Как беспощадная борьба .
Лаокоон был Полубота ,
А змеем виделся Труба .

Елены не было прекрасной ,
Сафронов музы не нашел .
В тунике воина атласной ,
К Кассандре Ахиллес вошел .

Сафронов кистью вел улыбку ,
Отбросив грез карандаши .
И Пенелопа счастья скрипку ,
Услышала его души .

Мираж переместил картину ,
Под портик мраморных пилон.
Художник Зевс наполовину ,
Наполовину Аполлон .

Рисунок жизни

На Арбате в Москве златоглавой
И на Невском в столице второй ,
Есть кафе с обольстительной павой
И с палитрой цветов под горой .

На картинах прошедших столетий .
Есть герои не в сером клише .
В буйных образах лихолетий
И с любовью в крылатой душе .

Есть Цветаева в солнечной Праге ,
Есть Ульянов с бокалом Бордо .
И в Париже в духовной отваге ,
Есть Тургенев вблизи Виардо .

Егординова ныне рисует ,
Посетителей всех Чердака .
И Тамбовские карты тасует ,
Где времен протекает река .

Посетителей лица не лики ,
Нет отмеченных музой небес .
И рисунки земной базилики ,
Не даруют знаменье чудес .

Вот появится в городе ясном ,
Долгожданная Грация строф ,
Нарисует на фоне прекрасном ,
Душу трепетной Сам Саваоф .

Красотка с профилем Ахматовой

Шла красотка в накидочке матовой ,
Был высок ее профиль Ахматовой .
Грациозна , походкой не резкая
И дорога по городу веская .
Может Анна , а может Мария ?
Воплотилась в ней светом Россия .
Исчезают все признаки стресса ,
Когда рядом мечты поэтесса .
Вот бы молодость встретить судьбины ,
Чтоб увидеть цветенье рябины .
И прекрасную стать Робин Гуда ,
Возвратить пожеланием чуда .
Чтоб подруги в накидочке матовой
Рисовать ее профиль Ахматовой .
Только осень листвой забуянила ,
Душу холодом истины ранила .
Отгулял , отлюбил своих суженых ,
В брюках клеш и безумно зауженных .
Все же профиль прекрасен Ахматовой
Незнакомки в накидочке матовой .

Позабыты заблудшие дни

Образ яркий ее напишу ,
С пылкой нежностью Рафаэля .
Форнариной сегодня дышу ,
С ароматом чудесного хмеля .

Позабыты заблудшие дни ,
Седина и невзгоды судьбины .
Мы сегодня мечтаем одни
И духовные жаждем глубины .

Море плещет широкой волной ,
Берег чайками рядом белеет .
Форнарина сегодня со мной ,
Лицемеров дурных не жалеет .

Утонченная в ней красота ,
Взгляд Мадонны и чуткие руки .
И в любви моих чувств высота ,
За потери и жалкие муки .

Образ страсти

В его картине пламя страсти
И пламя в радостных очах .
Мечта разбитая на части ,
Теперь едина при свечах .

Заимка видом не пугает ,
Мечта порывами нежна .
Любить улыбкой предлагает ,
Как нареченная княжна .

Взъярись мужское вдохновенье ,
В объятьях дама наяву .
Продлись счастливое мгновенье ,
Вплетаясь в пылкую канву .

Красива Таня на картине ,
Прекрасна в отблесках луны .
Случилось светлое в долине ,
Сбылись блистательные сны .

Текла Ворона за стеною ,
Любовь вбирая от сердец .
Висел под звездной пеленою ,
Мираж над озером Кипец .

Белый лист

Ты начинаешь жизнь с другим ,
С листа судьбы не черного .
И входишь мыслями в режим ,
С привычками не вздорного .

Он крепок телом и силен ,
Не то что прежний брошенный .
Весь красотой не обделен
И в снах не перекошенный .

Вы оба с белого листа ,
Напишите что сможете .
Но есть знакомые места ,
Где чувства не стреножите .

Вот храм и венчанная ты ,
С другим в родной сторонушке .
Вот загс и алые цветы ,
Второй их дарит женушке .

Вот дачи солнечный салон ,
И третий вновь торопится .
Он объявляет как шпион :
Жена вот - вот воротится .

Ты каждый раз меняла лист ,
Измятый весь на глянцевый
И ветра раздавался свист ,
За ширмой померанцевой .

Картина с трещиной

Открыл окно ты и впустил ,
В свою квартиру ветку древа ...
Как хорошо , что прекратил ,
Грозить земле огнивом гнева !

Как хорошо , что уцелел ,
В горнилах пакостных деяний
И всей душой не пожалел ,
О Судной Каре воздаяний .

Внимать минувшему легко ,
Читая надпись на латыни .
Там , на картине далеко ,
Ты вожделеешь мрак пустыни !

Но суеты осенний звук ,
Взывает с медным отголоском ... ,
Стекает тень с холодных рук ,
С необъяснимым черным лоском .

И пусть из трещины сквозит
Картины , ветхостью с надрывом ,
Грядущий рок изобразит ,
Стезю с пугающим обрывом .

Портрет метрессы

Потомок Дориана Грея
Приехал "дервишем" в Тамбов
И говорить ни с кем не смея ,
Страдал от прикуса зубов .

С собой мольберт и красок кипа ,
А денег на смех петухам .
Нет драгоценностей и Джипа ,
Но рвется к красочным стихам .

Прознал , что дама есть в Тамбове ,
Стихи творит десятки лет .
Сказал он воронам : -- Панове ,
Я напишу ее портрет ! --

Узнал ее координаты ,
Пришел и душу ей открыл .
-- Вас нарисую и пенаты ,
А рядом ангел белокрыл ! -

Она свои вручила книги
И стал он трепетно читать .
Стихи не феи , а барыги ,
На сердце лягут , будешь тать .

Все лживо , все не от таланта ,
По случаю к очам властей .
И Дориан играя франта ,
Сказа : -- Прекрасному О,Кей! --

К музею ближе на " Арбате " ,
Тамбовских малых величин ,
Портрет писал он на закате ,
С оттенком множества личин .

Метресса важная балдела
И воспаряла всей судьбой .
Но вдруг до точки похудела
И стала дымкой голубой .

А Дориан портрет замазал ,
Какой - то жуткой чернотой .
Сказал по русски , не промазал ,
И плюнул в пропасть под пятой .

-- Стихи писать ты не умела ,
Творила вирши о пустом .
Но получать награды смела ,
В краю для жизни золотом .

Останься кляксой на портрете ,
Не пребывай , не мельтеши .
А я найду на бренном свете ,
Свет - поэтессу для души ! --

Тень дракона

Он шел с картиной по Тамбову ,
С драконом и богатырем .
Я предавался в думах слову ,
С оттенками осенних дрем .

Ноябрь не крылся снегопадом ,
Строфа не падала с небес .
Душа наполнилась разладом
И обретала правда вес .

Изгнали ближние с Парнаса ,
Поместных малых величин .
И отвергая эхо гласа ,
Оглохли грешники личин .

Ослепли душами от злобы ,
Ослабли силой от вражды .
И отпрыск ветреной худобы ,
Явился вестником нужды .

Я посмотрел в глаза дракона ,
Пронзенного копьем в бою ,
Они тускнели у затона ,
Безбожных каверз на краю .

И тень его была дырявой ,
Как ткань ненужная уже .
Он жил преступною халявой
И жертвой стал на рубеже .

Он изрыгал в полете пламень
И выжигал любую весь ,
Теперь соленый белый камень ,
Чернеет от дыханья весь .

Штриховщик

Боевая военная драма ,
Разыгралась вовсю у Баграма.
Сотрясалась тревожная суша ,
От обстрела теней Гиндукуша .

От стрельбы автоматов штрихи ,
Очернили завалы трухи .
Пронизали людей и дома ,
И врагов подкосили весьма .

Юрий смелой душой рисковал
И душманов в бою убивал .
Тридцать лет заштрихованы мглой ,
Все идеи зашиты иглой .

Стал афганец в родимом краю ,
Коммерсантом в торговом раю .
Возомнил - он Тамбовщины царь ,
Как заблудший на росстанях встарь .

Карандаш заштрихует судьбы
Житие до клоаки трубы .
Грех судилища в сердце плохом ,
Приукрасит анчутка штрихом .

Заштрихует улыбки печаль
И мечты закаленную сталь .
За судилище падших сейчас ,
Заштрихует спасение Спас .

Не очистится прошлым судьба ,
Рокового мамоны раба .
Исказился в штрихах бытия :
Держиморда , подонок , свинья .

Тесть и зять

Кролик тесть являя лесть ,
Славил Валентину .
А у зятя тема есть ,
Пишет он картину .

Стадо гнали пастухи ,
По селу спросонок .
Мелом вывели стихи ,
На боках буренок .

- У Дорожкиной в душе ,
Бесы лишь и змеи -
- Лену любят в камыше ,
Смутных дней пигмеи -

- У Алешина Зеро ,
На челе как обруч -
- У Наседкина перо ,
Скрыл вонючий онуч -

- Волки мечутся вблизи ,
Жаждут жертву с пухом .
Искупали вновь в грязи ,
Злыдни светлых духом -

- Конкурсы в Тамбове блеф ,
Игры для подвижных .
Карты крести или треф ,
Мечены для ближних -

- На кусту Аксиньи дар ,
С темным щедрым даном .
У Трубы тщеты удар :
Хочется быть паном ! -

Пастухи Сосновки вновь ,
Шли от речки брода .
И являли всем любовь ,
К творчеству народа .

Кролик в кресле почесал,
Лысину не в волю .
Зять картину написал
И улучшил долю .

Страшный Суд

В Ильинском храме палачи ,
Все полыхают в преисподней .
Когда загомонят грачи
И перед ночью новогодней .

Когда сажают сад они ,
Поэта осудив безбожно ,
В Ильинском адские огни ,
С грехами смешаны тревожно .

На Страшном пламенном Суде ,
Вся камарилья супостатов .
Никто не защитил в беде ,
Творца от истязаний катов .

Раскрашен извергов конец ,
Здесь греховодники лихие ,
Наказаны за зло сердец ,
Вовеки с бесами плохие .

В котле дымящемся Труба ,
Рашанского терзает пламя .
И Валя с падшими слаба ,
Судилища сжигают знамя .

Но почему - то Страшный Суд ,
Гостям ничуть не страшен .
Как буд - то сонмище Иуд ,
Игры жаркое башен .

В восторге ныне от таких ,
Нестик и Олисава ,
Кренев помор из никаких
И Зайцева красава .

Медведев Павел полетал ,
Над городом хранимый .
Но за столом не посчитал ,
Кто бесом одержимый .

Не сосчитать у камелька :
Лукавых , лживых , грешных ...
И Иванов играл Ванька ,
Из вестников не здешних .

Кренев Мичуринск возлюбил ,
Как золотое чадо .
А то что ангел вострубил ,
Вновь никому не надо .

Дворцов

Василий Дворцов одаренный поэт
И храмы расписывал помолясь .
Душой перечитывал Новый Завет ,
На грешную бытность не злясь .

В Союзе писателей дока Дворцов ,
На конкурсах учит воспринимать .
России возносит Святых Праотцов ,
Чтоб чуждые истины не занимать .

Своя озаренная правда основ ,
Дворцовская с яркой судьбой .
Но есть Полубота и Иванов ,
Кренев и ЕрпылЕв с Трубой .

Политика ныне билеты менять ,
Союз обновить на юру .
Причины обмена творцу не понять
И чью - то шальную игру .

Покуда художник Дворцов говорит ,
Каков безобразий капкан .
Писательский храм Артемиды горит
И жарит Помпеи вулкан .

Богомаз своей души

Миша БелЫх потихонечку ,
Делает дело в Козлове .
Утром погладит Сонечку ,
Вечером буковку в слове .
Много историй поведано
И роковое описано ...
Мише святое не ведомо --
Богом душа не расписана .
Вечное есть , нетленное ,
Краски душевной замяти .
Жизнь озарит мгновенное ,
Время сердечной памяти .
Милость твори рассказа ,
Путь не суди гонимого .
И за себя богомаза ,
Будет не стыдно родимого .

Позеры - реформаторы

Портреты -- свой иконостас ,
На Комсомольской дом 13 .
Но зачеркнули в списках нас ,
Творцов шедевров 320 .

А может больше наяву ,
Унизили лихим размахом ?
Я творчеством давно живу
И не питаю душу страхом .

Пришли в писателей Союз ,
Тщеславные пройдохи скопом .
Посланники исчезли муз ,
С духовным чутким телескопом .

Гордыня жжет секретарей ,
Мамоны факелом незримым .
Портреты ряженых царей ,
Мечта с грехом неутолимым .

Бобров гитарою бренчит ,
Геннадий к радости взывает ...
Дворцов об истине молчит ,
Которая в душе стенает .

Но Николаю все равно ,
Он Иванов с дарами куша .
Пусть не снимается кино ,
О жутких грозах Гиндукуша .

Пусть осрамленные творцы ,
Из членов изгнанны с позором .
Летят за окнами скворцы
И небо светится простором .

Картины , музыка , стихи ,
Для свиты стансы благодати .
Реформы черные грехи ,
Сокроет время исполати .

***
Менялась зимняя погода ,
Нерукотворный падал снег .
Крылатый образ небосвода ,
Всевышний выразил стратег .

Вот мне бы выразить творенье
На белом кипельном листе ,
Создать мечту -- стихотворенье ,
О женской милой красоте .

Что б строки чуткие рифмуя ,
Увидеть образ между строк :
Как я любимую рисуя ,
Отображаю светлый рок .

Не расторжимые мгновенья ,
Соединят картины дней .
Любовь основа возрожденья .
Всего желанного важней .

О , зоревое вдохновенье ,
Не искушай судьбы порыв ,
Ваять чудесное виденье ,
Душой хочу не на разрыв .

Доказательство вдохновения

Без объяснений что к чему,
Любым и многим ,
Я берегом к костру в дыму,
Иду пологим .

Блистает зеркало реки
Как грань кристалла ,
А я шагаю от тоски ,
Вдоль краснотала .

Блуждает к радостью большой,
Краса нагая .
И светит солнечной душой
Даль дорогая .

Огонь не будет пасовать,
Взметнется разом ...
И я посмею рисовать ,
Березу с вязом !




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 21.03.2021 в 20:59
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1