Планета Х. Жизнь собачья.


Планета Х. Жизнь собачья.
Своим собакам человек должен доверять безоговорочно! Чутьё, слух и зрение у них - просто фантастические!
Как-то сидели мы с Пирогом возле его зимовья, в горных отрогах возле горячих целебных ключей, и грелись в лучах мартовского солнышка. Рядом с нами нежились собаки его упряжки. Внезапно все они, как по команде, повернули головы в одну сторону и насторожили уши.
- К нам гости,- спокойно сказал Пирог, - вот что сука-радикулит с людьми делает: за 200 км гонит по снегу! Хоть бы бедолагу совсем не растрясло, а то притащат собаки мешок костей - возись потом с ними!...

Я взял бинокль и посмотрел в ту сторону, куда глядели собаки. Бинокль был хороший, японский (все хорошее у нас было японским), ничего не увидел и сказал Пирогу:
- Ничего не вижу. Никого нет!-
- И не увидишь, - ответил Пирог,- и собаки не видят. Слышат! - пояснил он, закуривая трубку, - Упряжка еще за дальними увалами! Собак не обманешь!
Действительно, где-то через полчаса я увидел в бинокль маленькую черную точку - нарту и маленького игрушечного человечка!
Пирог взял из моих рук бинокль, внимательно всмотрелся в приближающуюся упряжку, хмыкнул, растянув губы в сдержанную улыбку и сказал:
- А вот и дорогая жёнушка Викуська в гости пожаловала! Впереди собак бежит. А упряжка - Сашки Апача. Хорошо, что мои собаки его собак знают, а то сейчас была бы такая драка!-

Забыл упомянуть: камчатская ездовая, запряжённая в упряжку, становится крайне агрессивной! Может и крепко прихватить незнакомого человека! А что вы хотите? Собаки охраняют свою нарту и поклажу! А что касается чужой упряжки - тут вообще беда! Я смеялся до икоты, читая как "исключительный" Герой Дж.Лондона - Смок Белью, пересаживается во время гонки с одной упряжки на другую, прыгая на полном ходу с нарты на нарты, как кузнечик! Обхохочешься! На самом деле, как только бы упряжки поравнялись, Вожаки тут же бы "сцепились", а следом и все остальные собаки! Причем драка была бы серьезная, без потерь бы не обошлось, а от нарт вообще бы ничего не осталось, как и от американской задницы Смока Белью!
Даже хорошо знакомые собаки в упряжках рычат друг на друга и воинственно задирают хвосты! Надо развести собак в разные стороны, приласкать и успокоить, после чего распрячь! Собаки обнюхаются, узнают друг друга и начнут играть! Драка тоже может быть, но уже без последствий!
Своим собакам человек должен доверять полностью и безоговорочно! К примеру: ты гонишь упряжку по тундре, дует "понизовка", ветер и мороз - не сильные. Собаки тянут дружно, но хвоста Вожака из-за снега ты уже не видишь! Ничего не происходит, и ты спокойно добираешься "к месту своего назначения", как говаривал Пушкин.
Та же самая, на твой взгляд, ситуация! Но Вожак начинает на тебя оглядываться чаще, чем обычно. Начинают оглядываться и все остальные собаки, даже "подбаранники" - первые от нарты собаки в упряжке, самые спокойные, сильные и опытные! "Подбаранниками" они называются потому, что запряжены сразу за нартой, под "бараном" (так называют изгиб полозьев нарты).
Всё! Не спорь с собаками! Идёт пурга - они её чувствуют часа за три! И тебе надо решить вопрос - успеешь ли ты до пурги добраться до жилья? Опять доверься собакам! Подай команду "Вперед!" и посмотри как упряжка ее выполнит! Если собаки побегут медленно и лениво - значит останавливайся пурговать! Собаки человеческое жилье чуют издалека. Значит добраться не успеешь!
Причём заботятся они - О ТЕБЕ! Сами они пургу в тундре переживут спокойно: выкопают глубокие ямы-норы в снегу и улягутся туда, прикрыв остроносые морды пушистыми хвостами! Правда, есть одна незадача: постромки нужно перегрызть! Так что сигнал о приближении пурги - исключительно для Человека, можно проверить его по походному барометру, но не сомневайтесь - давление резко начнет падать!
Чертыхаясь на чем свет стоит, ты начинаешь готовиться к пурге: находишь место с наименьшим количеством снега (проверяешь палкой), распрягаешь собак, которые тут же начинают кататься на спине по снегу, радостно лаять и играть, разгружаешь нарту и начинаешь копать снег. Докопаться желательно до земли. Нарту переворачиваешь на бок, чтобы она хоть как-нибудь спасала тебя от будущего ветра и создавала нужное завихрение, и копаешь, и копаешь! Вот для чего на нарте всегда должна быть фанерная снеговая лопата! Площадь своей палатки ты знаешь очень хорошо. У меня была Советская брезентовая палатка "Ладога-2", которая выдерживала такие порывы ветра, которые капроновую польскую красивую палатку разорвали бы в клочья! Колья для палатки были не штатными, а изготовленными из толстых прутов арматуры, заточенными и закаленными в кузне РСУ.
Пока ветер еще не сильный - палатку поставить относительно несложно! Сильно и хорошо надо натянуть только крышу, стенки все равно присыпет снегом. Когда палатка поставлена - половина дела сделана! Нарту уже занесло снегом и ветер начинает угрожающе завывать. Собаки, набегавшись, сидят рядом с палаткой, и, щурясь от снега, смотрят на тебя умильными глазами - пора ужинать! Ты затаскиваешь в палатку мешок с юколой и наделяешь каждую собаку жирной рыбиной. Схватив ее зубами и отбежав немного в сторону, собаки аппетитно ужинают, облизывая лапы и даже снег, на котором лежала юкола! А теперь им пора готовиться ко сну. Все дружно начинают рыть норы и снег летит во все стороны. Ты заползаешь в палатку, ставишь в жестяную кружку свечу и поджигаешь ее. Нет, ужинать и спать еще рано! А ветер уже воет и валит тебя с ног! Тебе еще раз надо проверить крепление палатки, отбросить снег с крыши, рядом со входом воткнуть в снег лыжи и палки, повесить на них оружие в меховых чехлах. В тепло ружье и карабин заносить нельзя - металл тут же покроется изморозью, а потом мелкими капельками воды, которая попадет внутрь оружия. И когда ты после окончания пурги выйдешь на мороз, вода замерзнет так, что ты даже не сможешь снять ружье с предохранителя, не то, чтобы нажать на курок!
Только теперь можно залазить в палатку и раздеваться. Относительно тепло, ветер треплет крышу, и по швам начинает собираться снег. Можно не беспокоиться - скоро он превратится в лед, да и обледеневшая изнутри крыша потяжелеет и перестанет так трепыхаться! Можно зажечь вторую свечку. Две свечи не только осветят тёмную палатку, но и ощутимо ее согреют. Теперь пора стелить спальник, разжигать примус и ставить на него открытую банку тушёнки! От примуса пышет теплом и пора снимать кухлянку, и торбаза. Кухлянку кладем под ноги, как персидский ковер, и с наслаждением вытягиваем уставшие ноги в меховых "чижах". Почему-то меньше всего думается о женщинах, а больше о своих собаках, как благодаря им, ты обустроил лагерь до прихода пурги! А что женщины?
"- Ой,боюсь-боюсь!" , "Вставай, проклятьем заклейменный..." и "Карфаген должен быть разрушен!"...
Нет! С собачками поспокойнее! Спят на улице и охраняют покой хозяина! Можно раздеваться догола и залезать в ледяной спальник! Грустно, что за ночь придется несколько раз снова одеваться и откапывать палатку от снега. На улице чёрт знает что творится, а в палатке опять горит свеча, порция свежего воздуха колышет её пламя, тепло и даже уютно! Можно не беспокоиться, утром собаки разбудят тебя громким лаем и царапаньем когтями брезента палатки, требуя продолжения вчерашнего банкета, а пока тебя манит твой теплый спальник и ты, щелкая зубами от холода, забираешься в него, сворачиваясь клубочком, и закрываешь глаза! И снится тебе, как вдруг в свете догорающей свечи, точно так же, как ты, щелкая зубами от холода, с прекрасным и посиневшим лицом, появляется обнаженная женщина... и ты, сладко потянувшись, лениво говоришь:
- Так что ты там говорила насчет Карфагена?...

Зато как хорошо после пурги, когда из-за снежных туч выходит солнце, вылезти из душной палатки и хлебнуть свежего морозного воздуха! Собаки тоже радуются, прыгают вокруг тебя, лают, и деятельно помогают тебе просушить обледенелую палатку, свернуть её, и погрузить весь груз на нарту, которую кое-как откопал из-под снега! Ветер укатал и утрамбовал снег, по которому нарта скользит легко и свободно! Груза поубавилось, и теперь самому можно присесть вразножку на нарту - и только держись! На застругах нарта "играет" и кренится то в одну сторону, то в другую. Уловив знакомый запах дыма, а значит запах дома, собаки нервничают, повизгивают, и все чаще переходят на смешной укороченный галоп. А вот и знакомые увалы! Трактора с волокушами, на которых возят стога сена к коровникам, уже пробили и укатали дорогу, и собак вообще не удержать! Вихрем с увала вниз в глубокую "Долину смерти", где температура воздуха всегда ниже на несколько градусов, чем в поселке, а затем вверх, к родному дому! По улице упряжка несётся с громким ликующим лаем, приветствуя всех знакомых и незнакомых собак, и те отвечают тем же! А калитку в вольер уже кто-то из твоих друзей откопал, и пробил дорожку к двери сарая! Без друзей на Севере жить невозможно! Отстёгнутые собаки пулей влетают в свой вольер и яростно начинают откапывать из снега свои будки! У тебя есть время разгрузить нарту и покормить собак (с добавкой!). А дома - пусто и тепло! Первым делом срываешь с себя опротивевшую кухлянку, меховые канайты и отвязываешь от пояса тесемки торбазов! Вонь стоит невыносимая! Дело в том, что оленьи шкуры выделываются в чумах старым дедовским способом - их стопками укладывают в чан с мочой. Естественно, не с оленьей. Вся бригада дружно туда писает, и со временем набирается пол чана мочи. Коряки не признают современных способов выделки шкур и замши: поташ и известь не для них. То ли дело - моча! Потом, через полгода, шкуры мездруют и выделывают, сушат, смазывают отмездрованную часть жиром и шьют из них одежду. Ничего теплее я не пробовал, но есть одно маленькое "но": как только ты вспотел в этой одежде - от тебя начинает за версту нести прокисшей мочой! Собаки это выдерживают, а люди - нет!
Поэтому бегом на кухню - банку с бензином в титан, поджег, не взорвался (молодец !!!), и два ведра ледяной воды из-под крана, куда суешь кипятильники. Титан и ведра с водой закипают одновременно - проверено на себе. Всю провонявшую одежду сбрасываешь с себя - и в стиральную машину. Естественно не кухлянку - ту в сарай, на мороз, где она "выванивается" до следующего выхода в тундру! Порошок - плохой, даёт много пены! Хрен с ней! Главное, что твои вещи крутятся в стиралке!
А теперь вперед, под душ! Пол-тюбика шампуня "Янтарь" на голову, и начинаешь соскребать прилипшую оленью шерсть со своего грязного, вонючего и липкого тела! И скребёшься до тех пор, пока из титана не польется холодная вода! Голышом в комнату - надеваешь все чистое и свежее. Господи! Какая благодать! Садишься на диван - нога на ногу, папироса в зубы, любимая пластинка на "вертушке"! Хорошо! А тут - скрип двери и голос друга:
- Ты уже помылся, ссыкун? А то моя сейчас придет с борщом. Оголодал, поди, в тундре с собачками?!...

Я часто слышу смешные вопросы, типа: "Сколько км в день может пробежать собачья упряжка?", "При каком морозе можно эксплуатировать собак?". Слово "эксплуатировать" мне нравится больше всего.(((
Приходится отвечать терпеливо, что можно пройти и км 40, а можно и 10, все зависит от погодных условий и состояния снега. "Можно ли ехать на собаках в 50-ти градусный мороз?" Можно, если у вас на руках справка, что вы - клинический ИДИОТ, склонный к суициду! В 10-ый раз говорю вам: не верьте Джеку Лондону, почитайте лучше наших советских писателей: Юрия Рытхэу, Николая Шундика, Николая Задорнова, в конце-концов - Мамина-Сибиряка!
Дело в том, что 50 -ти градусный мороз выдерживает наша любимая пушистая мурлыка, а собака начинает мерзнуть и при 40-ка градусах! Для того, чтобы не замерзнуть - ей либо надо лежать в теплой снеговой норе, либо двигаться! В конце 19-го века постромки для собак изготавливались из сыромятной кожи, которая на морозе становилась твердой, как дерево, и такой же ломкой! Если вы почитаете воспоминания путешественников-полярников 19-го века, то откроете для себя то, что почти всё свободное время они тратили на ремонт упряжи! И чтобы закрыть американскую тему Золотой лихорадки, хочу сообщить вам, что расстояние между поселениями на Клондайке было примерно 20 миль. Этот путь собаки по укатанной дороге могли преодолеть за световой день! Да, они везли тяжелый груз, в основном муку в джутовых мешках, сахар, чай и виски! Но юколы для корма собак на нартах не было! В каждом поселке были рыбные склады для собак. Полицейских и почтовых собак кормили бесплатно, а всем остальным золотоискателям приходилось раскошеливаться! Так что без денег на Клондайке было делать нечего! Можно было угробить целое состояние на покупку нарт, собак, юколы, запасов пищи, покупку участков и не намыть ни грамма золота! Обанкротившись, такие люди либо нанимались к кому-нибудь носильщиками, либо договаривались с любимым "Кольтом" о последнем выстреле! Зимой никто золото не мыл, поздней весной собачьи упряжки развозили золотоискателей по их участкам, и целое лето были на вольных хлебах. Умная собака в сильный мороз откажется тащить упряжку. Как и человек, она подвержена всем простудным заболеваниям, вплоть до двустороннего воспаления легких и смерти! Уже при 45-градусном морозе, при вдохе ты чувствуешь, как тысячи мелких иголок впиваются тебе в горло! А что уж говорить о более сильных морозах! Чем ниже температура - тем суше воздух, порой тебе кажется, что ты дышишь песчаной пылью, кислорода явно не хватает и ты жадно глотаешь ледяной воздух, обмораживая верхушки бронхов! Не удивляйся, если через пару дней ты начнешь плеваться кровью!
А в пургу собаки не различают дорогу так же, как и ты сам, и куда вы в конечном счете придёте - знает один Бог!
Недаром, даже самые неблагодарные животные на земле, а именно : ЛЮДИ, во всех странах и на всех континентах поставили памятники СОБАКАМ, оценив их вклад в развитие цивилизации! Стоит вспомнить, что именно на собаках, американец лейтенант Пири смог достичь Северного полюса! А норвежский полярник Руал Амундсен, тоже на собаках, сумел покорить Южный полюс Земли! То, что без собак в Антарктиде делать нечего, доказал англичанин Роберт Скотт! Сделав ставку то ли на шотландских пони, то ли на манчжурских лошадей, то ли на мотосани, на обратном пути, от уже покоренного Амундсеном Южного Полюса, он погиб со всей экспедицией от холода и голода!
А норвежец на собаках смог добраться до родной станции и остаться в живых!
Если у вас на Севере есть Камчатская ездовая, то перед возвращением на материк, перед вами встанет вопрос: брать собаку с собой или оставить ее другу? Советую вам хорошо подумать и в первую очередь не о себе, а своей собаке! После Северной Воли, когда собака даже не знает, что такое поводок и намордник, после этих необъятных просторов и рек, полных рыбы, оказаться в тесной квартире, и гулять только там, где можно, где совершенно другие Собачьи Законы - подлые и трусливые, где нельзя порвать на части кобеля, задравшего на тебя хвост, и нельзя разогнать дворовых кошек,так похожих на соболя, стоит ли навязывать любимой собаке Свой Мир?!
В этой связи я всегда вспоминаю дядю Гришу-Миллионера!

....Увидеть на Севере русских людей, старше 60-ти лет - бооольшая редкость! Обычно, заработав пенсию, все уезжали на материк, поближе к яблочкам, редиске и теплому морю. Дяде Грише было уже за 70, а Миллионером его прозвали потому, что лет 30 дядя Гриша провкалывал в Лесхозе, а там и зарплаты "ого-го" и коэффициент "2"! Жена с детьми - его давно бросили и уехали на материк. И жил дядя Гриша один, а много ли старику надо? Все его друзья либо уехали, либо переселились на Могильную сопку. И дядя Гриша был в Снежном, что-то типа живого Мамонта!
Жил он в старом деревянном балке, вместе со своей старой собакой. Как мог следил за собой, не пил, сам себе готовил и стирал, и давным-давно отвадил от своего дома бичей и местных алкашей! Он любил вечерком сидеть на Лодочной протоке на скамеечке, которую соорудил себе сам, разговаривать с рыбаками и хвалить их за хороший улов! Никто из нас дядю Гришу не обижал, щедро делясь с ним пойманной рыбой и икрой. Дядя Гриша смеялся и махал руками:
- Да куды мне усё это? Я уж засолился, и Айке юколки подвялил!

Как-то раз, присев с ним рядом, я спросил его - почему он не уезжает на материк? Что,некуда?
Дядя Гриша помотал головой и ответил:
- Нет, ехать есть куды... Вон невестка зовет у Тамбов... Внучок мой, Ванятка, об мотоциклете дюже мечтает...
- Ну и купили бы ему мотоцикл!
Дядя Гриша закурил папиросу, задумался.
- Не, - сказал негромко,- вот уеду... а Айку свою на кого оставлю?

Старая собака, услышав свою кличку, насторожила уши и положила лобастую голову на колени к дяде Грише.
- Тебя, тебя,- продолжил старик, гладя собаку между ушей, - мы же с ей, почитай пол-жизни прожили! Сколько разов она меня от мишек спасала - и не сосчитать! Да вот... - оживился дядя Гриша, - у последний раз, когда меня инсультом вдарило, и я на пол с кровати разбилси! Она, Айка, дверь открыть не смогла - так стекло разбила, и в окно выпрыгнула соседей звать на помощь! И, почитай, полтора месяца возле больнички и прожила! Кормили ее всем-ничем, что больным приносили! Нас с Айкой так и на "скорой" даже, опосля, домой подвезли! Так куды ж я её?
Старик замолчал, горестно вздохнул.
- Совсем старая стала, вишь - клыки потеряла, я её кашей кормлю с юколой. Да и видит плохо! Нет! Вот схороню Айку рядом с крыльцом - она там сидеть любит, а тогда уж у Тамбов поеду, к невестке с внучатами, мотоциклет покупать!

Мы попрощались, старик закинул брезентовую сумку на плечо, и не спеша зашагал к своему балку, а рядом с ним, тяжело переставляя негнущиеся лапы и поглядывая на него снизу вверх, шла его верная, любимая собака.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Камчатская ездовая лайка, пурговать на камчатке,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 20.03.2021 в 13:39
© Copyright: Александр Кузнецов-Софос
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1