Второе пришествие Воланда.


- Вы не поверите, - говорил Воланд своим спутникам, тяжело опираясь на трость и хромая то на одну ногу, то на другую, - этот двадцатый век состарил меня больше, чем предыдущие двадцать! Я, что называется, сгорел на работе! Так и хочется сказать: «Черт подери!», но не могу же я подрать самого себя! – и он глуповато захихикал.
Его свита, давно уже привыкшая к подобным жалобам, бережно поддерживала с боков старого Сатану.
Чертовых слуг было двое. Один, гнусный тип в спортивных штанах, рваной майке кальсонного цвета и в театральном шапокляке, отзывался на прозвище Пшют; другой был вообще говорящей собакой и шустро ковылял на задних лапах; звали пса – Балабан.
Маленькая компания проследовала через студию и заняла место для ораторов на возвышении.
Само-собой появилось кресло, старик уселся в него и спросил:
- Где это мы?
- В Украине, - доложили ему.
- В той самой?
- Точно так, мессир.
- Ужас.
Надо вам сказать, что телеканал «69» был новостийный канал, и по вечерам здесь шли ток-шоу «Народ достоин знать», где политики раздумывали над судьбами страны, рассусоливали о мировых проблемах, осыпали друг-друга оскорблениями и проклятиями и даже дрались, что очень нравилось зрителям.
Теперь публика на галерке вместе с политиками, раскрыв рты, наблюдала троицу, неизвестно откуда взявшуюся и вида самого подозрительного.
- Ка-кого хр!.. – начал было ведущий, красавец и любимец Омельян Парубий, но тут же сбился, раскашлялся и, страшно выворачивая челюсть, произнес: «Здоровеньки булы!»
Произнеся эту ахинею, он судорожно сглотнул, закрыл глаза и стал кричать дальше:
- Пач-теннейшая публика, а таперича давайте послушаем нашего гостя, заграничного политолога, знаменитого политтехнолога, выдающегося эксперта, пана Воланда! – и дико подмигнул в камеру.
Тут Омельян зажал рот и выпучил глаза.
- Нуланда? – спросил депутат в защитном френче с медалями у другого, в шевченковских усах и с оселедцем.
- Та якогось Вульфа! – ответили ему.
Публика роптала.
- Неужели, - капризно зашамкал Воланд, - здесь нет какого-нибудь приличного Варьете, чтобы я там мог спокойно заниматься своими наблюдениями?
- Мессир, - терпеливо объяснили ему, - этот телешантан гораздо лучше!
Тут в разговор встрял Парубий:
- Иностранный специалист выражает свой восторг от украинского телевидения, а также мечтает посетить до отъезда киевский театр оперетты!
Волан не расслышал этой брехни, а то бы Омельян получил массу неприятностей.
Политики крутились на своих кожаных диванчиках, мычали и даже постанывали, но дальше этого у них дело не пошло.
- Ну ладно, - сказал Воланд, приложив к глазам руку «козыречком», - вижу – карманные телефоны, фаллоимитатор с моторчиком, пересаженное от трупа сердце и прочие… гаджеты, а в общем, люди как люди, вроде тех, прежних, с квартирным вопросом.
- Справедливо, мессир! – рявкнул Пшют.
- Однозначно! – прогавкал пес.
Сатана прищурился и продолжил так:
- Я только одного не могу понять, - недовольно спросил он, - откуда здесь столько наших? Еще немного и можно будет открывать филиал ада. Это не доведет до добра, как и все, что чрезмерно.
- Вы правы как всегда, повелитель, - пробормотал Пшют. – Слишком много Темных, особенно этот… спикер.
- Ну вот, ну вот, - сказал Воланд.
У большинства гостей студии с некоторых пор обнаружились небольшие рога, копыта продрали туфли ручной выделки, а у одного юного митрополита рога вылезли огромные, закинутые назад, лицо же стало мордой козлища с бородой до полу.
На галерке кто-то истово перекрестился; истерически вскрикнула женщина.
Воланд раздраженно махнул рукой и немедля министры и депутаты опять стали людьми.
Публика повскакивала с мест, страсти разгорелись и уже бежали из-за кулис какие-то юноши в дешевых пластиковых костюмах.
Воланд беспокойно поерзал в кресле:
- Знаете, - обратился он к своим помощникам, - я тут с вами заболтался, а публика между тем скучает, а равно и телезрители у своих голубых экранов. Я пойду, прилягу, а вы тут покажите им на прощание что-нибудь простенькое.
Дьявол исчез, будто его и не было, а сволочь Пшют сделал вот что: взял и спустил до колен свои штаны, под которыми обнаружились грязные кальсоны, спустил и их, и оказался в первозданном виде. Тут подскочил к нему пес Балабан, задрал хвост трубой и друзья, взявшись за руки, крикнули: «Ван! ту! сри!» - и показали многочисленной аудитории, где, как вы сами понимаете, были дамы и девицы – свои мерзкие зады, из которых повалил дым. При этом мерзавцы кланялись до земли на все стороны, как какие-то муромские разбойники, которые, стоя на лобном месте, прощаются с крещеным миром.
Тут поднялся гвалт великий, набежали бодигарды, а беспорточная парочка, пользуясь всеобщим смятением, поднялась на воздух и, расточая зефирные поцелуи, поплыла и пропала.
Тем и закончилось второе посещение мосье Воландом наших Богом забытых мест.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 19.03.2021 в 07:25
© Copyright: Сергей Зельдин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1