Крымская Таврида (из книги Последний конокрад)


Лошадиная жизнь

Кротости меня учила лошадь,
Старая, худая, с сединой.
Рвал кнутом ей спину, конюх Лёша,
Когда пьяного везла его домой.
Впроголодь держал, ругался матом,
В лютый холод не давал овса.
А она весной, цветущим мартом,
Огород пахала в полчаса.
Ни улыбки на губах, ни злобы,
А глаза бездонны, как родник.
Шкура в шрамах, негде ставить пробы,
Словно снег просоленный потник.
В летний зной от гнуса не стонала,
Когда оводы сжирали брюхо в кровь.
Зимний холод, молча, принимала,
И тащила сани – вновь и вновь.
Никогда, как кошка не ласкалась,
Не трясла хвостом своим, как, пёс.
А на морде лошадиной жалость,
Я не видел!
Только капли слёз…
В жизни не встречал людей упорней,
Чем хромая лошадь в седине.
Все герои мира смехотворней,
Лошадиной жизни на земле.
© Сергей Александрович Бабичев 04.02.2015 г.


Крымская Таврида
(из книги Последний конокрад)


...После госпиталя, я был направлен в самую северную часть Крыма, в степные земли Тавриды, испокон веков славившиеся кочевниками и табунами необъезженных лошадей. Помимо основной службы я занялся воспитанием, так называемых "трудных подростков".
Почти на самом “Турецком валу”, расположилось село Перекоп, собственность совхоза Таврический. Огромный животноводческий комплекс, пахотные земли и 86, практически оставленных без присмотра лошадей. Один конюх и тот вечно пьяный. Районная газета «Фрунзевец», с пристрастиями писала под рубрикой – на темы морали:
«Всадники без головы», «Ночные призраки» и многие другие статьи о малолетних конокрадах.
«…Представьте себе такую картину: ночной порой по древней земле Таврии мчатся всадники. Лица скрыты устрашающе темными масками, а воздух рассекает свист арапника… Несчастье тому, кто встретится у них на пути…
Что это? Кадр из исторического фильма? К сожалению, нет. Время действия восьмидесятые годы прошлого века, а место действия – поселок Армянск. Всадники подростки, скрывают под масками свои лица, чтобы не опознали, и напугать зазевавшихся прохожих.
Лошади у «Безголовых» не простые. Они обучены бить копытами не только задними, но поднятые на дыбы, бьют передними. Это специальная тренировка была на вооружении у конницы Чингисхана. Но конокрады Тавриды превзошли в своих тренировках даже великого татаромонгола. Они научили своих лошадей заходить в подъезды многоэтажных домов на любой этаж и мордой нажимать звонок. Так подростки забирали на прогулку своих подружек.
Не один милиционер не мог подойти к такой лошадке и снять с нее нарушителя. Преследовать на милицейских уазиках совершенно бессмысленно, так как всадник спокойно скакал напрямую через газоны и по пешеходным дорожкам. При этом мог выхватить из рук прохожего сумку, при помощи крючка сделанного на конце арапника.
…Не год и не два оглашает ночной Армянск стук копыт. Выстроена целая мафиозная структура малолеток начинающих свой жизненный путь с угона лошадей и грабежей на дорогах. 100 подростков состоят на учете в милиции отдельным списком - как конокрады. Многие из них прошли через приемники распределители и колонии для малолетних преступников.
Заседают комиссии, по делам несовершеннолетних, составляются отчеты. Инспектора по делам несовершеннолетних устраивают ночные засады возле загонов, где формально содержатся лошади. За рабочую неделю составляют по 60 протоколов и ис-правно получают премиальные. Подростки предупреждены, родители оштрафованы. Всем погрозили пальцем, все запрещено, а «воз и ныне там»!
Всем становится еще хуже, а особенно беззащитным и безмолвным лошадям и несмышлённым детям.


Озлобленные запретами, облавами и штрафами, многие семьи и так живут от получки до аванса. Подростки ломают ветхий забор и выпускают почти сотню лошадей на волю. Своих, прикормленных и обученных лошадок, угоняют и прячут в лесопосадках. Взрослые в отчаянных конвульсиях собирают расширенное заседание комиссии по делам несовершеннолетних. Целый рабочий день воспитывают 12-15 летних “недоумков”, внушая им, что такое хорошо и что такое плохо. От родителей требуют домашнего ареста и воспитательных бесед со своими чадами. Лошади стоят на привязи, под палящим Крымским солнцем без воды и пищи. Лишь на вторые сутки, когда родители уходят на работу и, отоспавшись до обеда, подростки вспоминают о привязанных лошадях. Пока добираются до своих схронов, проходит еще полдня. Несколько лошадей погибает от жажды. Понимая, что как прежде, беспрепятственно прийти на баз и взять своего “любимца” невозможно, так как там засада, некоторые малолетние садисты решаются на умышленное уничтожение своих питомцев. Детский максимализм и логика проста: «Свою лошадь я обучал и воспитывал не для того, чтобы конюх ее в телегу запрягал, а пьяный рабочий измывался да кнутом подгонял. Не бывать этому».
Малолетние негодяи загоняют лошадей и оставляют в лесопосадках, под палящим солнцем, на привязи без воды, ни в чём не повинных животных которые погибают.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 18.03.2021 в 18:28
© Copyright: Сергей Александрович Бабичев
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1