ОГНИ ЮПИТЕРА


Новые стихи на разные темы с элементами мистики , философии , сатиры ...

Творчество

Вахлаку Бурлюка подавай ,
А пройдохе перо орлицы .
Ты поэт бытие создавай ,
С ярким образом кобылицы .

Вот у Струковой казаки ,
Все взощли от казацкого рода .
И коней у родимой реки ,
Любят истовей год от года .

У Кудимовой в повести бык ,
Стал Юпитером наизнанку .
Кто лукавить душою привык ,
Всю судьбу превращает в поганку .

Что бы Родина не пропала ,
В непроглядной базарной муре ,
Сыпем порох на тему запала
И скрижали куем на горе .

Как умеем , так вольно творим ,
Кто стихи , кто стихии романов.
Мы талантом достойно горим ,
Ради светлых путей Магелланов .

***
Не читай меня Лена маркетчица ,
Не читай меня Коля алкаш .
Вас пошлет увлеченных разметчица ,
На объятый страстями Балхаш .

Сорок первый партнер на прицеле
Или сто сорок первый уже ?
И в Елену на прошлой неделе ,
Кто - то выстрелил на рубеже .

Может Дима спустил ненароком ,
Эксклюзивной лупары крючок .
И вовсю утомленный пороком ,
Лег поникший на левый бочок .

Не читай мои строки простые ,
О любви светозарной всерьез .
Твои выстрелы Лена пустые
И на острове призрачных грез .

Первый все же не сорок первый ,
Прострелил трепетанье насквозь .
Вы на острове ели консервы
И купались в июле не врозь .

***
У Достоевского есть строки ,
В которых множатся пороки .
И Мармеладова без стона ,
Влечет убийцу Родиона .

***
Андрон Кончаловский отраду ,
Снял вольную Сибириаду .
Смотри проникайся былым ,
Душой становись не злым .
Теперь Анатолий Труба ,
Печатает друга жлоба .
Подругу бездушного татя ,
Сибири журнальный он батя .
Трубы за казну Сибириада ,
Тамбовского властного ада .
Обобраны люди культуры ,
Чинами страстей диктатуры .
Тамбовским поэтам - зеро ,
Чужим Александръ и перо .
И яблоки куплены в Польше ,
Размером Бельфлера побольше .
Труба с достояньем народа ,
Не ходит по выступам брода ,
Летает Труба в Симферополь ,
В Палермо и Лахотрополь .

***
ОГНИ ЮПИТЕРА ГОРЕЛИ ,
И ЕРПЫЛЕВУ ЧУВСТВА ГРЕЛИ .
УСНУЛ ИВАН И СТРАСТЬЮ ЗРИМОЙ ,
ОТКЛИКНУЛСЯ НА ЗОВ ЛЮБИМОЙ .
ТРАЯНУ ЕРПЫЛЕВУ НЕРВА ,
ПРИЯТНАЯ ПРИСНИЛАСЬ СТЕРВА .
СЛАДКА ИЗ КАПУИ МАЛИНА ,
КРАСИВА ЛЕРА МЕССАЛИНА .
ИВАН ТРАЯН ИГРАЛ НА ЛИРЕ,
В ПОДЛУННОМ ИЛЛЮЗОРНОМ МИРЕ .
И ОБА ПЕЛИ ПРО ОГНИ,
КОГДА Б МОГЛИ ЛЮБИТЬ ОНИ .
ДАРИЛА ЛУННАЯ МИСТЕРИЯ,
ЧТО ЖАЖДАЛА В МЕЧТАХ ВАЛЕРИЯ.
И С МЕССАЛИНОЙ БЫЛ ТРАЯН ,
В ОБЪЯТЬЯХ ЛАСКОВЫЙ БУЯН .
КОГДА Б НЕ СТРАСТИ ОРЕНБУРГА
И НЕ КРАСОТЫ ПЕТЕРБУРГА ,
ИВАН ОСТАЛСЯ БЫ ТРАЯНОМ ,
ВО СНЕ С ВИТАЮЩИМ КАЛЬЯНОМ .

***
Кочуков поменял свои лапти ,
Надо в храме поставить свечу .
-- По наезженным лезвиям тракта ,
До Тамбова в санях долечу ! --

Справный конь незатейливой масти ,
Ожидал у ворот на снегу .
-- Не к добру Лысогорские власти ,
Унижают меня на берегу --

В Стефаниевском храме Тамбова .
У иконы Защитницы всех ,
Кочуков Лысогорского крова ,
Помолился за всякий успех .

За надел благодатного поля ,
За здоровье любимой семьи .
Что бы снова казацкая доля ,
Обрела ожиданья свои .

Век прошел и у края дороги ,
Где взорвали намоленный храм ,
Правнук пахаря без тревоги ,
Осудил невиновного сам .

Где Спасителя образ нетленный ,
Правнук пахаря предал творца .
И признал лицемер оглашенный ,
Приговор палача подлеца .

Прадед Бога молил о подмоге ,
Правнук бесу душой послужил .
И поступком поганым в итоге ,
Бездне падших вовсю удружил .

Он почетный за книжное дело
И напевы у Лысой Горы .
Но грехами опутано тело
И в душе клокотанье муры .

***
ПРОГНАВ НЕЗРИМОГО ПАЖА ,
ЗА ДВЕРЬ НЕЗРИМОГО ДВОРЦА ,
ЗАПЕЛА ВЕТЕР - ГОСПОЖА ,
О ПОБРЯКУШКАХ ИЗ ЛАРЦА .

Какие чудные сережки
И перстни яркие блестят!
Какие тонкие подложки ,
Червонной гладью шелестят!

Хочу в Союз я поэтесса ,
Певица вольных партитур .
Я Моисеева без стресса ,
Осуществлю поветрий тур .

Я буря знойного Синая !
Тамбова Ветер - госпожа !
И в песнопеньях не стеная ,
Хожу по лезвию ножа ! --

-- Не убедительно подруга --
Знобищева вмешалась враз .
-- Я тополей цветущих вьюга ,
Но суховей летит в Шираз --

***
Наталья Гончарова
Красива и стройна .
В манерах не сурова
И Пушкина жена .

Поэт всегда порывный ,
С Натальей на балах ,
Немного был наивный ,
Когда сидел в углах .

То царь по этикету ,
Всю взлядом обведет .
То в танце по паркету ,
Дантес ее ведет .

Француз пылает страстью
И влюбчив Николай .
Под обожанья властью ,
Невинную играй .

И шепот у постели ,
Блондина райский мед .
Но у реки дуэли ,
Уже чернеет лед .

***
Сафронов Никас кисть лелеял ,
Как утонченную любовь .
Писать картину он затеял .
О Трое триединой вновь .

Агамемнон в шатре на троне
И рядом грустный Менелай .
Но в ярком творческом уклоне ,
Царь Иванов был Николай .

Печаль терзала Менелая ,
Жена Елена за стеной .
И Цербера личина злая ,
Кошмар накликала срамной.

Бобров играет на гитаре ,
С Парнаса Слова полубог .
Приам в немыслимом пожаре ,
Парису выжить не помог .

Агамемнона ждет победа :
С казной , рабынями , огнем .
Но пролетела птицей Леда
И море потемнело днем .

Дворцов коня из досок сделал ,
Из топляка армады всей .
Все щели узкие заделал ,
Как хитромудрый Одиссей .

Смотрелась скульптора работа ,
Как беспощадная борьба .
Лаокоон был Полубота ,
А змеем виделся Труба .

Елены не было прекрасной ,
Сафронов музы не нашел .
В тунике воина атласной ,
К Кассандре Ахиллес вошел .

Сафронов кистью вел улыбку ,
Отбросив грез карандаши .
И Пенелопа счастья скрипку ,
Услышала его души .

Мираж переместил картину ,
Под портик мраморных пилон.
Художник Зевс наполовину ,
Наполовину Аполлон .

***
В строках Наседкина романов ,
Тлетворны запахи шалманов .
Потоком льется бормотуха
И Васю лижет потаскуха .

Елена у дороги края ,
Глотает сперму Николая .
Валюху мацает Аркадий
И бредит без противоядий .

Наседкин под холодным душем ,
С заразным материться кушем .
-- Скотина ,сволочь и свинья ,
Дурил личину не тая --

Подонка страсти примитивны
И бесы жизни интенсивны .
Но время проклятого близко ,
Редактору грехов Огрызко .

Художник Слова для бесчестных ,
Ничтожество в речах не лестных.
Наседкин и Огрызко доки ,
Скандалов нюхая вещдоки .

***
Не птица ты Луканкина , не птица
И щебетаньем полнишь пустоту .
Грязна твоя духовная криница
И отражает падшей наготу .

Меняла ты партнеров безобразно ,
Искала утешение в грехах .
Играла бедолаг благообразно ,
Обретших воскресение в стихах .

Морозов принимал как наказанье ,
Наседкин одурел от шебутной .
Не горлица в небесном расстоянье
И в клетке не голубушка земной .

Аукаешь сама себе в морозы ,
Хрустит тропа снежинками опять .
Ты дополняешь клеветой угрозы ,
Чтоб светозара осудив распять .

Не птица ты Луканкина в подвале ,
Ты Соня Мармеладова лицом .
И пъесу на Тамбовском фестивале ,
Прочтешь о минуете с подлецом .

***
Сон московский не ад ,
Представлялся пановым -
Ботанический сад
И Труба с Ивановым .

Вдоль дороги мороз ,
По дороге движенье .
На росиночках роз ,
Красоты отраженье .

Яркой флоры мудрец ,
Вновь глаголит в тунике .
-- Кто заядлый подлец ,
Тот мокрица в клубнике .

Кто поэта судил ,
Над распятием храма ,
Тот душе навредил
И анчар его драма .

Кто растратил казну ,
На поветрие взлета ,
Тот увидит весну ,
Лапухом у болота .

Лицемеру не быть ,
Расцветающей вишней ,
Может вереск забыть ,
Он крапиве не лишний .

И в разрыве - траве ,
Где остужена злоба ,
Будет фон в голове ,
Как медовая сдоба .

Сад душой озарен ,
Если ты не лукавый .
И добром умилен ,
Каждый куст величавый --

***
Софья Талина не из Таллина ,
Из Тамбова шалава она .
Не возносит Иосифа Сталина ,
За Василия пьет до дна .

И Наседкина Вася огромный
И Димитрия фаллос большой .
У Морозова Вася стремный ,
Отторочен китайской лапшой .

Мармеладова Соня и Талина ,
С нелюбимыми не мармелад .
У Луканкиной Лены проталина ,
Предвещает здоровья разлад .

Героиня любви с жеребцами
И с животными не блажит .
Посвистят вдохновленные сами ,
Сразу к сусликам убежит .

Возлюбил главредактор Огрызко ,
Штормовые емайлы Люпофь .
Он с Василием жаждет близко ,
Ощущать возбуждение вновь .

***
ВРЕМЯ ЖИВОТНЫХ СТРАСТЕЙ ,
ДЛЯ БЕЗДУХОВНЫХ ВЛАСТЕЙ .
СЛАВЯТ ВОВСЮ ДЕПУТАТЫ ,
ЧЛЕНОВ ПИСУЧИХ ПАЛАТЫ .

СЛАВИТ ПИЛАТА ВАЛЕРИЙ ,
ЦЕПЕШ ЗЛОДУМСКИХ МИСТЕРИЙ .
СЛАВИТ ПИСАК НИКОЛАЕВ ,
ПАДШИХ ДУШОЙ САМУРАЕВ .

СЛАВИТ САБЕТОВА ХАМА ,
СЛОВНО И НЕБЫЛО ХРАМА .
В СВЕТЛОМ КРУГУ ПОСТРОЕК ,
БЫЛ КРЕСТОНОСНЫЙ ДО ТРОЕК .

ЗДЕСЬ ОСУДИЛИ ПОЭТА ,
КАТЫ ГУДРОННОГО ЦВЕТА ,
ПАТРИНА ДАСТ НЕЗАБУДКИ ,
ИЗВЕРГУ С МЕТОЙ АНЧУТКИ .

И ОКРЫЛЕННЫЕ ВЛАСТЬЮ ,
ЗЛЫДНИ НАПОЛНЯТСЯ СТРАСТЬЮ .
СТАНУТ ПОЭТА ОТ БОГА ,
ВНОВЬ ОСУЖДАТЬ БЕЗ ИТОГА .

ЛЖИВОЙ УЛЫБКА СТРАШНЕЕ ,
НЕТ ЕЕ НЫНЕ ГРЕШНЕЕ .
РАДИ СТИХОВ В АЛЬМАНАХЕ ,
БОГА НЕ ВИДИТ В РАЗМАХЕ .

ЛЮДИ ФАЛЬШИВОЙ ЗАКВАСКИ ,
НОСЯТ ЛИЧИНЫ И МАСКИ .
ТОЛЬКО ГРЕХОВ ПАНДЕМИЯ ,
КРЕДО ЛУКАВОГО ЗМИЯ .

МУДОСТИ НЕТ У БЕЗДУШНЫХ ,
ТОЛЬКО ИГРА РАВНОДУШНЫХ .
ВЫ ОСУДИЛИ СЕЙЧАС ,
ЗАВТРА ОСУДЯТ ВАС .

В ШАБАШЕ ВЛАСТНЫЕ БОНЗЫ ,
С БЮСТАМИ НЕТЕЙ ИЗ БРОНЗЫ .
БОГА ПОПРАВШИХ ЗАВЕТ ,
ЗЛОМ ОЧЕРНЯЮЩИХ СВЕТ .

***
НЕ АНАРХИСТ ЛИ ТЫ ТРУБА ,
В КАЛИНИНГРАДЕ НЫНЕ .
АНДРЕЙ КРОПОТКИН НЕ РАБА ,
ГРЕХИ СПАЛИЛ В КАМИНЕ .

ОН КНИГИ ПРАЩУРА СПАЛИЛ ,
В НЕМЕЦКОМ СТАРОМ ДОМЕ .
И ДУШУ ВЕРОЙ ЗАКАЛИЛ ,
НА ВЫБОРА ИЗЛОМЕ .

КРОПОТКИН ПРАДЕД АНАРХИСТ ,
НО БЛИЗОК НЕ ПО ДУХУ .
АНДРЕЙ В ДЕЛАХ МАКСИМАЛИСТ
И НЕ СТЯЖАЛ ПРОРУХУ .

ОГРОМНЫЙ ГОРОД И НАРОД ,
ВСЕЙ СУТЬЮ ПРИБАЛТИЙСКИЙ .
НЕ БРОСИТ КАМЕНЬ В ОГОРОД ,
РАЗДОЛЬНЫЙ , ВСЕРОССИЙСКИЙ .

ТЕБЕ ТРУБА ПОРЯДКА МАТЬ ,
АНАРХИЯ НЕ К ЧУДУ .
ТЫ РВЕШЬСЯ БЕРЕГ ОБНИМАТЬ ,
ЯНТАРЬ СГРЕБАЯ В ГРУДУ .

***
Убегая от зимы ,
Напиши о глине .
Злобу не бери взаймы ,
На прибрежной льдине .

Над долиной холода ,
Зиму всю кружили .
Вновь с дыханием следа ,
Стылых дней дружили .

Строфы вьюга заметет
И растопит солнце .
Круглый образ обретет ,
Для стрижей оконце .

Полетят стрижи к реке ,
Доли видя пульку .
Удержи в своей руке ,
Светлых грез свистульку .

Убегая от зимы ,
Напиши о лете .
Там неведомые мы ,
На любом рассвете .

***
Я слышу неба тихий звон ,
Стихия мне отрада .
И навевает зимний сон ,
Вновь песня снегопада .

За пеленой судьбы просвет
И женщина с сиренью .
За пеленой мечты ответ ,
Подвигнет к возрожденью .

Кто обнадежит гласом грез ,
Даная или Леда ?
Снежинок в рощице берез ,
Слышна своя беседа .

Там молодая жизнь моя
И лучший мир оттуда .
И откровенье не тая ,
Красавица ждет чуда .

Проходит буйный снегопад
И сон с небесным звоном .
А я продолжу невпопад ,
Быть с милой за затоном .

***
Есенькин книжник не Есенин ,
Но любит Слово как Сергей .
Бориса уважает Сенин
И истовый Прохан Гирей .

Кола Белдыжников внимает ,
Словам Есенькина везде .
И Канта в Даге понимает ,
Когда читает о звезде .

И даже сосланный абреком ,
Читает Борю Ибрагим .
Оглы остался человеком ,
Есенькин духом с дорогим .

Труба Есенькина не любит ,
Другим набита голова .
Рубли серебрянные рубит
И золотые на права .

Есенкин праведный философ ,
Труба безбожный пустослов .
Ответы отзвуки вопросов ,
Небесных творческих послов .

***
Самогон Гриценко пил ,
Колбасой закусывал .
Секретарь алкаш тупил ,
Карандаш покусывал .

Гений выпивший стакан ,
Как великий дедушка .
Для Гриценко истукан ,
Поклоняйся смердушка .

Фейковый Союз ПР
И правленье фикция .
Для Гриценко не пример ,
Старческая дикция .

Нет шедевров в СПР ,
Люди все хреновые .
А Гриценко кавалер
И друзъя пановые .

Иванов послал творцов ,
На хрен безбилетных .
А Гриценко мудрецов ,
Ценит не бесцветных .

***
Поэт сидит на табурете
И Полубота рядом с ним .
Он Кастро вылитый в берете
И музой творческой храним .

Неруда Пабло или Хара ,
Не разобрать издалека .
На табуретах шепчет пара
И вьется звездная строка .

У Полуботы все о далях ,
Сибирских , Кольских , мировых ...
Труба увиделся в медалях ,
Погрязнув напрочь в дармовых .

Как чешуя они блестели ,
Медали времени рвачей .
На табуретах вновь сидели ,
Талант и блефа казначей .

Сыграет Толя Че Гевару
И будет Маркес Габриель .
И Михалковым под гитару ,
Споет о лежбище Емель .

Обсудит траты с Ивановым ,
На пустошь в округе пустом .
И с живодером не пановым ,
Творца осудит над крестом .

Секретарем Союза Толя ,
Труба подул в свою дуду .
Но есть Тамбовская недоля -
Поэа предал он суду .

Медали , ордена , награды ,
Давай Трубе не поскупись .
Сыграет в СПР шарады ,
Смотри Алешка и крепись .

***
И Красная стреляла Пресня ,
Когда казаки били люд .
О чем Валерий Марков песня ?
О древе проклятых Иуд .

Печатал ты евреев щедро ,
Вмасть развороты мастерил .
И был незаменимым Педро ,
В Тамбовской жизни шестерил .

Все для Рашанского и Вали ,
В любом размере набело .
Для русичей подобно стали ,
Застыло грешное чело .

Анчуткам послужил ты Марков ,
Поэта в храме осудил .
Но ожидаемых подарков ,
Ты не дождался от чудил .

Ты пустомеля без признанья ,
В энциклопедии ты ноль .
Предателя смешны стенанья ,
Награды падшего мусоль .



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 11.03.2021 в 09:01
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1