Следы палеописьма Балкан и системы Винчанского письма




Радивоје Пешић (рођен 1931 у Велесу, умро 1993 у Београду - сербский (т.е. венедский) ученый, начал свою научную карьеру в Белграде, но в годы правления Тито был выслан из Югославии за независимые убеждения. Свои труды он продолжил в Риме и Милане, где исследовал сначала этрусскую письменность, а затем письмо венетов и древних жителей Среднего Дуная)...Три года после трагической смерти гениального профессора Радивое Пешича, которая произошла в Клинике Медицинского факультета в Белграде помимо недостачи лекарств, которую вызвала негуманная американская блокада Сербии, вышла из печати его книга Винчанское письмо, которая была найдена в его наследии в виде рукописи, готовой к печати...

Вдоль большой области, протянувшейся от Черного до Адриатического моря, от Карпатских гор и до Крита, в течение неолита с VI до IV тысячелетия до н.э. возникает самое раннее письмо, предваряя все системы письменности, известные до сих пор. Наиболее богатые находки, относящиеся к этой самой ранней письменности, открыты в бассейне Среднего Дуная, где основатель сербской археологии, профессор Белградского университета Милое М. Васич, начал раскопки на неолитическом поселении Винча в окрестностях Белграда (Vasic M.M. South-Eastern Elements in the Prehistoric Civilization in Serbia. - BSA XIV, 1907-1908, pp.319-342, fig. 1-14; см. список литературы 1-14) в 1908 году. Профессор Васич был первым, кто указал на определенные объекты из Винчи, которые несли на себе надписи, которые, как он предположил, являлись письмом (15). Однако этот материал не представлял интереса до тех пор, пока русский археолог-любитель М.А. Георгиевский не опубликовал первого исследования Винчи в публикации Русской археологической ассоциации в Югославии, придя к выводу о том, что он может быть классифицирован как «знаки собственности или торговые марки мастерской» (М.А. Георгиевский. Письменные знаки и надписи из Винчи. Сборник русского археологического общества в королевстве Югославии. III. Белград, 1940, с.175-188. Т.I-IX). За последние девятнадцать лет около пятнадцати ученых указывали на эту неолитическую письменность, однако их вклад не превышал того, который внес М.А. Георгиевский.
В пределах такого большого промежутка времени возможность познакомиться со свежими открытиями на многочисленных археологамеских раскопках Балканского полуострова получили новые исследователи. В последнее время они могли пользоваться усовершенствованным археологическим аппарагом для своих изысканий, однако консерватизм ранее постулированных методологий не позволил им ни пробиться сквозь унаследованные соображения, ни самим преодолеть знания, знакомство с которым они просто усвоили из школьных учебников. Следствием этого письменные документы с Балкан, датированные временем между VI и IV тысячелетиями до н.э. остались атрибутированными как «знаки собственности или торговые марки мастерских», либо как идеограммы и символические украшения на ритуальных объектах.
На почти 40 археологических местах раскопок по всем Балканам избыточное количество письменных надписей подтверждает не только высокий уровень грамотности, достигнутый населением в неолитический период, но даст и простое доказательство весьма высокого уровня мышления. Все это могло бы пролить свет на старые предрассудки и помочь их устранить, и сделать предположения относительно его задержки. Тем не менее, мир широко распространенной грамотности, ее самых сакральных свойств игнорировался, отрицалась ее лучезарная роль, и все это изымалось и переносилось на другую часть мира, где процветала совершенно иная цивилизация, та, где материальное предпочиталось духовному, или, по крайней мере, они расценивались как равноценные.
В ходе истории было признано, что большие изменения в способе мышления совпали с захватом наследия цивилизации. Так было и в случае с цивилизацией Балкан. Почти десять тысяч лет мир был не способен ужиться со своим рывком вперед.
Около 1980 года многочисленные находки неолитической грамоты были каталогизированы по произвольным рубрикам, едва ли предполагавшим наличие письма, для того чтобы уступить место письменности других цивилизаций в качестве их собственного наследия. В том же году материальные памятники были приурочены к аутентичной письменности цивилизации, покрывающей область бассейна Дуная и передающей традицию столетие за столетием всем частям света вплоть до настоящего времени.
В 1987 году в Милане система письма была представлена явно, и наименована Винчанским письмом, по имени наиболее плодотворного места раскопок. Винчанское письмо вошло в энциклопедии и стало объектом рассмотрения европейских университетов как письмо, содержащее буквенные знаки и относящееся к периоду между VI и IV тысячелетиями до н.э. Все это потребовало дальнейших изменений и согласований в существующей хронологии наиболее раннего появления и развития письма, что и приводится ниже.
1. Протописьмо Лепенского вира (8000-6000 до н.э.).
2. Винчанское письмо (5300-3200 до н.э.).
3. Шумерское письмо в Месопотамии (3100 до н.э. — 75 год н.э.)
4. Протоэламское письмо (между 3000 и 2000 до н.э.).
5. Протоиндийское письмо (около 2200 до н.э.).
6. Китайское письмо (с 1300 до н.э. до настоящего времени).
7. Египетское письмо (3000 до н.э. — 400 год н.э.).
8. Критское письмо (2000-1200 до н.э.).
9. Хеттитскос письмо (1600-777 до н.э.)
Бывшая хронология, данная американским грамматологом Дж. Е. Гельбом, должна быть оставлена в пользу новой без колебаний. Целая связка предположительных, сконструированных и произвольных умозаключений была побита достоверностью документов. Винчанское письмо возникло и существовало внутри своей собственной системы, и система письма была справедливо названа этрусками элементами, под которыми они понимали алфавит.
Винчанское письмо является линейным, то есть состоит из букв, и представляет собой начало цикла из девяти систем, указывающих на тайну своей морфологии и на непрерывное повторение строго определенного ритма вплоть до числа, указывающего на все слои звуков в тоне, будучи выражением линейного измерения атома. Морфология чисел, неверно названных римскими, также выводится из Винчанского письма, ибо Винча предшествовала Риму примерно на три тысячи лет, тогда как Этрурия, как кажется, была ближайшей к нему, даже хотя ее цивилизация, как известно, процветала в конце II и начале III тысячелетия до н.э. Этруски являлись ближайшими соседями венетов, и именно с Балкан венеты, отправившиеся на Троянскую войну, рассеялись по всей Европе после поражения. Известно, что их дом составлял область бассейна Среднего Дуная, вдоль рек Тимок и Морава, вниз к истоку реки Вардар, даже до Троянской войны. Следовательно, этруски могли бы перенять как морфологию чисел, так и один из видов письма от венетов, а не от греков, с которыми они не соседствовали. Приняв наследие этрусской цивилизации, римляне также унаследовали числа, колыбелью которых был регион Винчанского письма. Письмо само по себе не перестает существовать в процессе развития культуры Винча; наоборот, оно распространяется, более или менее модифицируется, или доходит даже в своей оригинальной форме вплоть до эпохи поздней бронзы, доказательством чего являются многочисленные археологические следы.
Посредством этой системы, исходя из ее морфологаи, а последней — из универсальных констант ритма, Винчанское письмо в качестве отождествления с механикой нанесения знаков, поднимает значительный вопрос не только в области грамматологии, но и в области истории развития цивилизации и ее эволюции. Для Винчанского письма устанавливается, что мировая письменность выводится не из пиктографическою письма, как это было выведено на основе необоснованных умозаключений, а из биологических законов, к которым только и мог обратиться доисторический человек. Открытие системы Винчанского письма изменяет и трансформирует место рождения древней цивилизации как исторически, так и географически, а также курс, которым она следует. И что более принципиально, будучи отражением незащищенной эпохи, его внутренняя структура такова, что, фактически, является выражением тенденции к трансцендснтальности и абсолюту. Вот почему оно не сводилось к ритуалу, как полагала Мария Гимбугас, излагая положения своей докторской диссертации, уводя в сторону от основного понимания и обращая свое внимание к давно устаревшему направлению. Винчанское письмо является религиозным, но не ритуальным и не медитативным.
Не существовало жрецов, которые бы писали доисторическую религию, как предположил Харалд Харман, но не было и просто похоронных ритуалов, как нас информировал о том Андре Леруа-Гуран. Все было сакральным в доистории, за исключением того, что вообще не существовало. Доисторический человек имел только одно поле информации в своем распоряжении, и оно шло от опыта и чистого сознания, и любой путь к свету вел к нему прямо, с возрастающим продвижением, лишь чтобы способствовать возвращению к тому же или приблизительно тому же направлению, к такому физическому положению, в котором выживает линия его продвижения. От формы такой линии выводится корень в математике, который в то же самое время есть корень самой графемы, являясь логическим результатом гармонии и ритма.
Получая духовный опыт от перемещения таких элементов, доисторический человек мог достичь структуры и понимания уникального идеального единства, но не наоборот. Винчанское письмо является первичным удостоверением такого процесса и обладает преимуществом чувства понимания истины и ее природы.
Мы являемся свидетелями достойных сожаления фактов, что многие исследователи находятся не в ладах с логикой и с основным положением вещей. Имеется большое различие между письмом, которое является буквенным капризом, и письмом, выведенным из своей собственной системы. Это — полностью различные вещи. Винчанское письмо имело дело с массой исследователей, однако его система не была раскрыта и открылась лишь в моих работах 1980, 1985 и 1987 годов в Милане. По этому же случаю были раскрыты также ее фонетические свойства. Манипулируя с научными результатами или дерзко отрицая их в наши дни, никоим образом нельзя сделать вклад в науку; с другой стороны, это постыдное и дискредитирующее поведение. Такое отношение имеется и на родине Винчанского письма. Это — результат колониального сознания, которое ведет к постановке вопроса о возможности существования автохтонных славян в той области, где впервые появилось винчанское письмо и где оно непрерывно развивалось. Надлежит повернуться лицом к этому факту′, который вскрывает драматические и трагические следствия для этой области, что сегодня настоятельно необходимо.
Pesic Radivoje. Traces of paleo-script on Balkan and system of Vinca script. Beograd, 1999, p.149-152,155
перевод В.А. Чудинов. Вселенная Русской письменности до Кирилла. Радивое Пешич. Следы палеописьма Балкан и системы Винчанского письма (грамматологическое исследование) Из-во: Альва-Первая. 2007. с.407-416
https://vk.com/doc399489626_458123050
другой перевод см. Пешич Радивой. Винчанское письмо и другие грамматологические очерки. Шестое издание. — Краснодар: Издательский дом Дедкофф, 2010. 129с.
https://cloud.mail.ru/public/8rDo/s42XPUXS6 Word
http://www.padaread.com/?book=34356&pg=1 по-странично
на серб. и англ. RADIVOJE PEŠIĆ. VINĆANSKO PISMO i drugi gramatološki ogledi. PEŠIĆ I SINOVI - BEOGRAD, 1999 (IZDANJE OVE KNJIGE POMOGLA JE FONDACIJA GOSPODE JOHANE VAJDERS – MIROLJUBOV), з.121-126
https://cloud.mail.ru/public/5TA2/do9hXVqtC 22Мб

Таблица XIV и XV. - Сравнительная таблица этрусских (расенских) и винчанских систем письма с вариантами и их латинской транскрипцией


Се ТрГлаве молiхомь Влiце а Мале



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 08.03.2021 в 14:42
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1