В царстве блудливых амеб


Конечно, все вы видели прокручиваемый на ТВ рекламный ролик, где звучит разговор двух молодых людей:

- Если б я был картошкой, я хотел бы стать картофелем-фри! Это лучшее, что может с ней случиться! Как ты думаешь, может ли картошка обладать разумом человека?

- Вряд ли. Но одно я знаю точно: люди с умом картошки существуют!

В неопровержимости последнего тезиса я убедилась сама, когда прочитала роман современной российской писательницы Екатерины Николаевны Вильмонт «Крутая дамочка, или нежнее, чем польская панна». Взяв этот двухтомник («Анна Каренина», практически!) в руки, я заинтересовалась. С портрета автора на меня взглянула немолодая женщина с не в меру веселыми глазами и американской улыбкой. «Ее проза изящная, задорная и оптимистичная. Ее по праву ставят в пятерку самых известных авторов, пишущих о взаимоотношениях мужчины и женщины. И если у вас дурное настроение или депрессия и жизнь совсем не в радость, то вам помогут романы Екатерины Вильмонт!» - кричала аннотация. «Ничего себе! – подумала я. – Взаимоотношениямужчины и женщины описывает… надо поучиться!А то вдруг я чего-то не понимаю! Да и оптимизму хлебнуть не помешает! Его ведь никогда не бывает много!». И стала читать. Добросовестно. От корки до корки. Но если вы попросите меня пересказать фабулу, я решительно ничего не смогу вам ответить. Потому что это бессюжетно и бесформенно, как лужа воды, случайно разлитая на столе.

Ну, бедная вдова с дочкой-подростком получила от своей богатой родственницы (сестры мужа) приглашение переехать в Москву. Изабила жизнь ключом, закрутила она роман с 58-летним женатымбратом своего покойного супруга, но не заладилось. Однако и «богатые тоже плачут», и пригласившая ее богатая родственница получила от своего муженька ветвистые рога. Но, несмотря на все беды в финале обе героини обрели счастье – мужиков и успешную жизнь в столице. Читаешь – и поражаешься глубине внутреннего мира героев!

Как умеет философствовать юная героиня Тошка, этот юный гений, этот кладезь мудрости! «Какие же они все-таки тупые! У девчонок в башках один гламур! И диеты!.. А я среди них чувствую себя белой вороной, и это противно! Притворяюсь, как могу дебилкой… а то затравят…». А какие беседы ведет она с сестрой Тасей!

«… -Прикинь, сколько на меня сегодня за сутки свалилось.

- Да тут уж и носорог сдохнет, - засмеялась Тошка.

- Почему носорог? – удивилась Тася.

- Ну, он такой… бронебойный и бронированный, его фиг чем проймешь.

- Это ты сама придумала, как ясный блин?

- Ага!

- Ты, наверное, будешь писательницей…

- Откуда ты знаешь? – насторожилась Тошка.

- Что?

- Что я хочу быть писательницей?

- Догадалась.

- Ну, ты даешь! Знаешь, мне с тобой… интересно!»

И взрослые здесь очень отзывчивы по отношению друг к другу. Вот разговор брата и сестры:

« -Левка, ты еще не устал?

-Отчего я должен был устать?

- От б…ства!

- Что ты, сестренка! Имей в виду, раньше считалось, что много трахатьсявредно, а теперь выяснилось, что если трахаться часто и регулярно, всякие старческие радости,вроде аденомы и прочего, могут и не наступить. И я теперь решил жить под лозунгом: «Аденома не пройдет!»

- Значит, ты шляешьсяс медицинскими целями?

- Именно! Тут главное не терять форму! Кстати, не держи своего мужа на голодном пайке, учти, что я тебе сказал».

А вот трогательные откровенности двух подружек (бывших соперниц!):

« - Понимаешь, я с утра стояла на ушах, все убрала,приготовила легкий завтрак, как ты велела, навела красоту…

- Ну и?

- Он позвонил в домофон, я побежала к лифту, он выходит…

- С цветами?

- Нет! Не в том дело. Я смотрю, а у него уже глаза на лбу, он меня прямо на площадке обнимает, в квартиру тащит, ничего не говоря, начинает раздеваться…

- И сразу в койку?

-Ну да, я так не могу… Пыталась ему хоть что-то объяснить, но где там.

- Короче, он свою нужду справил, а ты на бобах осталась?

-Именно.

-А потом?

-А что потом? Ну, мило поговорили, я притворилась, что все прекрасно, а потом он посмотрел на часы, ахнул и умчался.

-Идиот! Ты в другой раз егосразу предупреди, чтобы виагру заранее не пил.

-Виагру?- ахнула Аля.

-Конечно, а ты думала? Мужик в его возрасте приходит к новой женщине и с порога в койку? Просто он виагру выпил еще дома или по дороге, а к тебе уже готовенький приехал, и медлить нельзя было».

А теперь послушаем разговорчик этого ловеласа смужем его сестры.

«- А как Верочка? – улыбнулся Даниил Аркадьич, которому Лев Александрович время от времени хвастался своими донжуанскими подвигами.

- Верочка? А я ее уволил уже.

- Как?

-Обнаглела она. Ну ее, я на ее место другую взял, хорошенькая, сочненькая, и такие титьки… Обалдеть.

-Ты ее уже оприходовал?

- А как же! Но она умненькая, свое место знает.

- Это в дополнение к Але?

- Ну да.

-Да, Левушка, ты гигант… Скажи, а Римма, она уже не претендует?

- Слава Создателю, нет. У нее интерес ко мне сугубо коммерческий…».

Воттакие выблевки грязных мыслишек и составляют добрую половину романа. Это даже не низшая любовь Эрос, а просто скотская пошлятина. Эрос – при всем своем несовершенстве в сравнении с Агапе – все же может носить в себе подобие эстетики, если она озарена светом более высоких чувств и если о ней пишет классик (вспомните, к примеру, поэму «Руслан и Людмила» Пушкина). Здесь же – полное отсутствие всяких чувств, нулевой психологизм плюс отвратительный цинизм. Человек предстает всего лишь жалкимкуском мяса.

Но, к чести Екатерины Николаевны, должна признать, что, в отличие от своей почтенной коллеги Фаины Гримберг, она в своей работе избегает жесткого порно, непосредственного и детального описания половых актов и отборного сквернословия. Ее творчество – это клубничное варенье, растворенное в воде. Но г-жа Вильмонт проигрывает г-же Гримберг своим убийственным примитивизмом и полной бездуховностью. В общем, я долго думала над тем, которая из этих дамочек «чище» - Гримберг с ее интеллектуально-чувственным натурализмом или Вильмонт с сально - пресным примитивизмом? - и пришла к скорбному выводу, что, как говорится в народе, хрен редьки не слаще…

Каким должно быть стоящее эпическое произведение? Говоря тезисно, эстетичным, запоминающимся, духовно насыщенным и, конечно, подталкивающим на размышления… Отвечает ли этим задачам роман «Крутая дамочка»? Если говорить об эстетике в данном произведении, то нужно отметить, что имена и произведения классиков здесь все жеупоминаются мимоходом, да и юные героини – Тася и Тошка – вовсе не дворовые девчонки – одна из них хочет стать оперной певицей, а другая – писательницей. Но эти жалкие судорожные попытки автора хоть как-то облагородить свое творение еще больше подчеркивают его уродство и кажутся нелепыми, как бриллиант, нашитый на лохмотья. Более того, роман сугубо материалистичен, его герои напрочь лишены не только духовного роста, но и даже самого ленивого движения души. Они живут бездумно, как роботы, запрограммированные на еду, бизнес, секс,обретение кошелька и постоянного партнера. Если последние две задачи выполнены, все – роман можно завершать. И признаюсь, что из всей их возни, описанной в романе, мне запомнился один эпизод про то, как герой-ловелас, желая удрать от отправляющейся с ним на отдых ненавистной жены, притворился, что у него сломалась вставная челюсть – и остался дома, отправив ее одну. Такая вот находчивость!.. И, должна сказать, это подтолкнуло меня к весьма серьезным размышлениям: почему 58-летний донжуан, будучи богатым московским бизнесменом, умудрился так рано потерять зубы? Или многочисленные романы так захлестнули его, что на своевременный визит к дантисту и времени не оставалось?А на вживление зубов у него, что, денег не было? Или на любовниц все провертел? Право, сложную загадочку подбросили Вы мне, уважаемая Екатерина Николаевна!

Но еще большей для меня загадкой являются те, кто этот роман читает! И ведь их же не 2 человека, книга издана 90000 тиражом! И не где-нибудь, а в солидном московском издательстве! Кто составляет читательскую аудиторию Екатерины Вильмонт? Взрослые? Но нормальный взрослый человек от этого просто заболеет! Дети? Но такая пикантная пища для них вредна!Подростки? Может быть. Но там повествуется в основном о жизни взрослых! Или это неудачники всех возрастов и мастей, устремившиеся к морю оптимизма Екатерины Вильмонт, как серны на водопой?

Но меня эта книга ввергла в жесточайшую депрессию. Жизнь героев напоминает беспорядочную возню бесформенных амеб. Но амебы эти, в отличие от обычных, гигантские и похотливые. И они затягивают читателя в свое болото непонятно какой силой! А автору они приносят очень даже солидные денежки.

Но беда-то даже не в том, что подобная литература все же существует.Беда как раз в том, что она – порождение современной объективной реальности и ориентирована на реальную читательскую аудиторию. В наше время писатель – это не пророк, пишущий по зову разума и сердца, а угодливый повар, готовящий стряпню по заказу многочисленной публики, которая с ним, конечно же,щедро расплачивается. К пище современные потребители крайне непритязательны – им главное, чтобыпережевывать ее было как можно легче и чтоб осваивалась она как можно скорее и так же скоро выводилась из мозгов. Да чтобы непременно пикантным попахивало – без этого никак! Подобный жанр я назвала бы автобусно-самолетной литературой. Потому что эти книжки предназначены лишь для того, чтобы скоротать время в автобусе или самолете. Но они не так безобидны, как кажется на первый взгляд. Они ядовиты – и опустошают души. Как я нахожу, произведения Вильмонт, в известной мере, еще опаснее, чем книги Гримберг,потому что герои Екатерины Николаевны – не какие-то там Антоний и Клеопатра, невесть когда жившие, а современные россияне, практически такие же люди, как мы с вами! И, читая про них, мы – волей или неволей –проникаемся к ним гораздо сильнее, чем к экзотическим героям Фаины Леонтьевны. И в наш мозг подспудно внедряется установка, что фантастическое отупение и хроническая гиперсексуальность, свойственные им, - вполне естественны, и ничего предосудительного в этом нет.Современные женщины должны быть похожи на Марго, а девушки – на ее дочь Тошку – менять мужиков как перчатки и жить в гражданском браке с 16 лет, не прислушиваясь к голосу совести! Да что я говорю про совесть! Это слово там даже не употребляется!

И все-таки, что же находят читатели в книгах Екатерины Вильмонт? Практически, то же самое, что и старушки в мексиканских «мыльных операх» - отвлечение от реальной жизни и уход в вымышленный мир?! Если бы так! Но беда значительно глубже. Ведь публике нравится то, что ей по-настоящему близко! Значит, кому-то близки и Марго, и Левочка, и Тошка! Скажу более – эти персонажи безжалостно реалистичны, они ходят по нашей земле, дышат с нами одним воздухом и они рядом с нами! Именно в этом и заключается их популярность. Я не говорю, что все люди такие, но таких сейчасочень много. Откуда я это знаю?Посмотрите на обилие передач, где публика безудержно хохочет над какой-нибудь скабрезностью, на обилиегламурных журналов, где смакуется порнография… Неужели, это адресовано нам?! Неужели это- наш мир, это – наши интересы, это – мы с вами?!

Говоря формулировкой Ленина, Вильмонт- зеркало русского отупения. И становится страшно от того, что царство блудливых амеб – это не только мир ее романов – это наш с вами мир, мир развращенный, обесценившийся, обезумевший… и этот мир строят не писатели, а мы! Писатели же только прогибаются под наши интересы! Идеология денег и плоти – это наша идеология, которую мы строим! И в существовании произведений Вильмонт нужно винить не ее саму, а тех, для кого она их пишет! Согласитесь, есть над чем задуматься!








Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Литературная критика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 08.03.2021 в 14:11
© Copyright: Анна-Корнелия Квин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1