Девочка с белыми локонами


Есть люди, с которыми сталкиваешься на жизненной орбите, а потом, едва выходят они из поля твоего зрения, решительно о них забываешь.А есть и такие, чьи образы – даже после первого взгляда – оставляют в сердце глубокий след. К последним принадлежала и моя маленькая подружка.

В 13 лет случилось мне лежать в больнице. Детей разных возрастов и характеров там было великое множество, но выделялась среди них одна маленькая девочка- лет 4-х.

Личико ее было необычайно миловидным. Глаза – огромные, черные, как уголь – светились жаждой жизни и счастьем бытия. Волосы – короткие, как у мальчика, были совсем белокурые исильно вились. Девочка отличалась чрезмерной живостью и минуты не могла усидеть на месте. Ее мама – женщина лет 40 – приятная, но не красивой наружностью, а светом добрых глаз – с большой тревогою глядела на дочку и все останавливала ее: «Осторожно! Нельзя!» И уводила в маленькую, пустую палату. Зачем? Я этого тогда не понимала.А девочка даже не капризничала, а, взрослыми глазами глядя на мать, послушно шла за ней…

Поразила меня одна странность: девочка почти никогда не бегала по коридорам, никогда не играла со сверстниками, отличалась недетской серьезностью и все время проводила в своей крохотной, одиночной палате, где были с нею только мама и бабушка. И еще одно я заметила: глаза ее были какие-то очень печальные… Странные люди…

Мы сблизились с ними. Бабушка Дашеньки (так звали девочку) однажды разговорилась с моей бабушкой, пришедшей меня навестить. Оказалось, у девочки рак. А она – единственный ребенок в семье. Родители Даши давно расстались. Мама воспитывала ее одна. А бабушка помогала. И эта маленькая, тесно сплоченная, семья мужественно боролась с грозной – невесть откуда взявшейся – бедой… Капельницы, лекарства, сеансы химиоотерапии… Дашенька для родных -, как говорят, единственный свет в окошке. И он с каждым днем угасал. И близкие отчаянно вырывали девочку из лап чудовищной болезни… Но та, увы, была неумолима. Наступало ухудшение. Шансов все меньше и меньше… Нет пределов горю человеческому!...

А Даша все играла и бегала, не слушаястрашных слов, говоримых о ней. Она просто оченьхотела жить. Она радовалась каждой секунде жизни, которая стремительно ускользала от нее…

И как же больно было смотреть на этогомилого живого ребенка с печальными глазами! Как больно воображать эту крошечную ручку, проколотую иглой капельницы! Как больно быловидеть это ангельское личико в громоздкой медицинской маске!.. Больно видеть! Амаленькая героиня все это переносила… Стоически…

- Смотри, какая у меня маска! – с гордостью говорила она мне. –Как у настоящего доктора!

- Да! Ты в ней – настоящий доктор! – воскликнула я с натянутой улыбкой и притворным восторгом. Восторг этот воодушевил Дашу.

- А вот я, когда вырасту, буду врачом! – сказала она серьезно, но с улыбкой.

- Будешь, конечно! – согласилась я, силясь не разрыдаться…

…Вскоре меня выписали. Шли дни, сплетаясь в недели, а я все никак не могла забыть эту маленькую девочку с белыми локонами и пугающе взрослым взглядом…«Неужели она умрет? – думала я с замиранием сердца. – Да нет же! Это несправедливо! Быть этого не может!»

Шла Пасхальная Неделя. День был солнечный-солнечный. Птицы пели, наверное, по-своему прославляя Воскресшего Бога. С небес струилась благодать.

В мою комнату зашла бабушка. Она выглядела огорченной.

- Что такое? – спросила я участливо.

- А помнишь Дашеньку… ну… с которой мы в больнице лежали?

- Да, конечно! А что?

- Умерла она позавчера…

- А ты как знаешь? – вздрогнула я.

- Тетя Валя говорила… подруга моя, которая в больнице работает…

Больше я говорить и слушать не могла – слезы душили… И бабушка, заметив это, вышла из комнаты.
С пугающей отчетливостью представилось мне это прелестное личико, эти черные глазки, исполненные неутолимой жаждой жизни, эти кольца белых волос… Неужели такой безгрешный ангел, не сделавший никому никакого зла, должен лежать в холодной и темной могиле? Смерть… Что-то жуткое, смердящее даже в самом этом слове… Нет! Смерть – это лишь начало. Начало новой Вечности, без которой бессмысленна даже жизнь со всеми ее благами и бедами… А что наша земная жизнь? Всего лишь непрочный сон, который в любую минуту может оборваться…Еще недавно эта девочка дарила родным столько радости! И вот Богу стало угодно послать ей тяжкий крест и призвать ее к Себе. Да еще в первые же дни после Своего Воскресения! На все Его воля!..

Богородица с иконы поглядела на меня ласковым, утешающим взглядом. На руках у Нее был Младенец.

- Воскресший Господь! – горячо, как никогда в жизни, молилась я. – Прими в Свои райские обители младенца Дарью… Пресвятая Богородица! Ты ведь Сама Мать! Пошли глоток утешения ее маме! Ты ведь знаешь, как ей сейчас тяжело! Упокой, Господи, душу младенца Дарьи!..

Весело и торжественно зазвенел колокол, словно в подтверждение того, что молитва услышана. На душе стало тихо и радостно.

А колокола все пели и славили Бога. И, казалось, их песнь долетала до Горнего мира,где нет ни горя, ни смерти. И где теперь вечно живет девочка с белыми локонами…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 23.02.2021 в 21:26
© Copyright: Анна-Корнелия Квин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1