Неизвестное путешествие на станцию МИР. 5 часть.


Милицейский автомобиль уже не менее четверти часа летел по орбите. За это время Стас не проронил ни слова. Он сидел на заднем сиденье мрачнее тучи; Брут почему-то не отвечал на мысленные призывы; а самому посадить уазик на Землю, естественно, не получалось. Омоновцы также молчали завороженные видом Земли из космоса. Эта величественная картина, очевидно, только сейчас стала западать в их души, и они прилипли к окнам с широко раскрытыми глазами.
– Эх, Брут, Брут…– прошептал про себя Стас, - недаром, значит, ты выбрал это имя.
Брут опять не ответил, но внезапно его призрачная фигура возникла в салоне автомобиля. Стас, видевший уже это создание, остался спокоен, зато омоновцы завопили от ужаса. Больше всех перепугался Николай. Он даже за автомат схватился, и затвор успел передернуть, но…
– Замри! – Устало приказал ему Брут, – Только идиот способен устроить стрельбу в невесомости.
Николай послушно замер, но палец его уже лежал на спусковом крючке.
– Аккуратно вытащи палец, не сгибая. Так, молодец. Теперь автомат на предохранитель поставь и успокойся …. Стас, представь меня своим истеричным товарищам.
Стас вздохнул одновременно облегченно и сердито, и поведал омоновцам о сущности Брута. Омоновцы, вроде, успокоились.
– Почему ты не отвечал на мои призывы? – спросил Стас.
– Очень просто. Применяя человеческую терминологию, я был без сознания. И, хотя сейчас очнулся, часы моей жизни сочтены
– Не понял! – опешил Стас.
– Произошло скачкообразное истончение нейтринной ловушки. Ведь свой прибор ты чисто по-русски собирал, на авось. На свою же технологию, теоретически безупречную, плюнул; и все делал абы как, да и в основном, с глубокого бодуна.
– Каюсь, так и есть, – подтвердил Стас, – и что же теперь?
– А теперь 80% нейтрино проходит мимо ловушки, колебания мембраны в компенсаторе гравитационного поля затухают, и, примерно через полтора часа, затухнут совсем. А это значит, что жить мне осталось эти самые полтора часа, и ни минуты больше.
– А почему мы за это время на Землю не можем сесть: – спросил Ипполит.
– Энергии не хватит, – ответил Брут, сгорим в атмосфере, и все.
Николай от этих слов прямо таки завыл в голос, бросив автомат и закрыв лицо руками.
– Заткнись!– Разъярился Алексей, подхватывая его оружие и, одновременно отвешивая ему увесистый подзатыльник.– Не омоновец, а тряпка!
Это возымело действие. Николай, во всяком случае, замолчал.
– Правильно, – устало сказал Брут, – у меня уже не остается сил для успокоения истеричных натур.
Стас вдруг рассмеялся.
– Ты что? – удивился Брут.
– Да вот, сгорим мы скоро, мелькнув над Землей метеором, а американцы ещё годы, если не десятилетия, будут бояться моего появления; и политику свою строить с учетом того, что я ещё жив. Они ведь трусы все, почище нашего Николая. А это значит, что не зря я на свете жил, России – матушке пользу принес. И умирать почему-то не страшно.
– И правильно. Что смерть? Переход в иное состояние бытия.
– Так значит, есть жизнь после смерти?
– Есть. Конечно, есть.
– Вот и переходил бы один в мир иной, – проворчал Ипполит, – чего нас с собой тащишь?
– Самому ведь в космос захотелось, – возразил Стас, – так что на себя и пеняй.
– Но я ведь не знал, что ты бракодел.
– Можно было бы и догадаться, – усмехнулся Стас, – в России ведь живешь. А в России все с помощью топора и …. матери делается.
– Не расстраивайся, Ипполит, – сказал неунывающий Алексей. Может быть, в мире ином нам больше повезет.
– А может, и нет, – ответил Брут, – однако хватит о смерти, попробую вас спасти. Помолчите только пару минут, дайте подумать.
– Думай, – согласился Стас, а мне уже и плевать на все.
И он, уткнувшись в окошко, стал вглядываться в проплывающие мимо земные красоты уже не так восторженно, как раньше. И это естественно; одно дело смотреть на Землю, как на колыбель человечества, другое – как на свою могилу. Примерно такие же мысли преследовали и омоновцев.
– Можно рискнуть, – сказал Брут, прервав размышления Стаса с товарищами, – изучив твой прибор более досконально, я нашел способ не плавного спуска, а мгновенной телепортации.
– Господи, – удивился Стас, – а я о таком и не помышлял, когда …
– Помолчи, – прервал его Брут. – Времени мало. Так вот, энергии для прыжка на Землю может хватить. Однако ее не хватит на стабилизацию временной константы. А это значит, что вы, скорее всего, окажетесь в прошлом, или будущем; причем границы разброса определить невозможно. А теперь решайте, и решайте быстро…
– Согласен! – Сразу заявил Николай.
– Не против. – Сказал Алексей.
– А я против, – возразил Ипполит, – это даже хуже, чем мир иной. Хочу умереть в своем времени.
– Воздерживаюсь, – сказал Стас.
– Почему? – Удивился Брут.
– Надоело мне всё.
– В тебе умер дух исследователя? Нет, не верю. Уверен, что в душе ты за. Итак, трое против одного.
– Нет! – Закричал Ипполит. – Не решайте за других.
– Тогда двое за и один против при одном воздержавшемся. Все равно большинство.
Тогда Ипполит схватился за автомат и попытался пустить себе пулю в лоб. Но Брут на мгновение опередил его и свет вдруг померк у всех в глазах, и тела, как будто, растворились в пространстве, а потом и сознание уплыло в какую то черную дыру, чтобы через мгновение вынырнуть из другого ее конца.
И очнулись наши герои на поляне в сосновом лесу, неизвестно в каком году от Рождества Христова, а, может быть, и до его рождения.

Первым покинул уазик Ипполит, сразу же раздумавший стреляться. За ним и остальные потянулись, дабы размять отяжелевшие после невесомости члены и, вдруг, заметили, что их пятеро.
– А ты кто такой? – Спросил Алексей в упор, с подозрением уставившись на незнакомца средних лет, в черном тренировочном костюме и с самой заурядной внешностью.
– Брут, – улыбнулся незнакомец и, повернувшись к Стасу, продолжил, – вот уж не думал, что жив останусь, да ещё телесную оболочку приобрету. Правда, все свои способности потерял, да это уж детали.
– Так ты теперь не повязан моим генетическим кодом? – Спросил Стас.
– Представь, нет, хотя это и невероятно, но:
Есть много, друг Горацио, такого
Что и не снилось нашим мудрецам.
Тогда Стас осмотрел свой браслет и попытался проверить его на предмет работоспособности. Он нажал на несколько кнопок, пытаясь ослабить ради эксперимента гравитационное поле вокруг себя, и ничего не произошло.
– Можешь выкинуть свой браслет, – махнул рукой Брут.
– А это мы ещё посмотрим, – возразил Стас.
Он вытащил из кармана перочинный ножик с целым набором инструментов, подцепил ногтем отвертку, снял свой прибор с левого запястья и приступил к работе.
– Отверточка, конечно, великовата, но ничего, приспособимся, – сказал он, отвинтив первый шуруп с верхней крышки. Шуруп, естественно, выскользнул из его пальцев и упал в траву.
Брут прямо-таки зашелся от хохота.
– Ты бы хоть подстелил что-нибудь, а то все растеряешь, – сказал он.
Тогда Стас положил прибор на капот уазика и продолжил работу там. Второй шуруп, упавший на капот, покатился к его краю и исчез в траве.
– Господи! – Простонал Брут. – Куда спешишь-то?
– Два шурупа – ерунда, – отмахнулся Стас, – и без них обойдемся.
Алексей предложил Стасу свой омоновский берет.
– Отсюда ничего не пропадет, – сказал он.
– Правильно. Как это я сам не догадался?
И Стас благополучно отвернул оставшиеся четыре шурупа и снял крышку.
– Ага! – Закричал он восторженно, – Все понятно! Ловушку-то я просто закрепить забыл, она перекосилась слегка, вот нейтрино и не попадают на мембрану.
– И чем же ты её сейчас закрепишь? – Поинтересовался Брут.
– Щепочками разопрем. Найдите-ка мне ветку сухую, сейчас все сделаем.
Омоновцы ветку сухую, конечно, отыскали, а Брут, усевшись на землю и, привалившись к дверце автомобиля, безудержно смеялся.
– Чего смеешься? – Обиделся Стас, – внутри ведь этой штуковины находился, должен был бы знать, что к чему.
– Нет, не знал, потому, как и подумать о таком не мог.
Стас выстругал несколько щепочек и распер нейтринную ловушку строго параллельно фокусирующей линзе.
– Вот и все, – самодовольно сказал Стас, осматривая внимательно внутренности своего чудо-прибора, – хотя нет, пружинку ещё подправить надо. Сейчас подправим…. Ой, блин!
– Что такое? – Спросил Брут
– Улетела, мать её!
С Брутом почти истерика началась. Он хохотал так, что бился затылком о стенку уазика и не замечал этого.
– Не тряси автомобиль! – Обозлился Стас. – Работать мешаешь.
– Работать? – Удивился Брут. – Да разве это работа?
Стас промолчал, но засопел обиженно. Он с грустью уставился на траву, что вымахала почти по колено, и была настолько густой, что искать в ней потерянную пружину было делом безнадежным.
– А, без пружины обойдемся, – махнул рукой Стас, – у кого резинка есть?
Резинки ни у кого не оказалось.
– Что, из трусов не можете выдернуть?
– Из своих и выдергивай, – ответил ему Алексей, – а то с твоим усердием мы все до одного скоро без трусов останемся.
– Правильно, ох правильно! – Ещё больше развеселился Брут.
– Ладно, – сказал Стас, – пожалеете.
Он достал из кармана записную книжку и, оторвав от одной из страниц маленький кусочек, тщательно смял его и стал запихивать в прибор сначала с помощью отвертки, а затем тоненькой щепочки.
– Отлично, отлично! – Сказал он. – На хрен нам эта пружинка нужна!
Он повернулся лицом к свету, дабы получше рассмотреть свою работу, умудрился, при этом, зацепить локтем берет, и берет, перевернувшись в воздухе, упал в траву.
Стас прямо таки взвыл от обиды на судьбу и застыл истуканом.
Брут же ещё больше развеселился, и так ударился головой о дверцу, что оставил на изрядную вмятину.
Тогда Алексей подошел к Стасу, подобрал свой берет, выудил оттуда крышку от прибора, проверил наличие, вернее отсутствие, шурупов, надел берет на голову, и со всей силой шмякнул крышкой о капот.
– Ты что делаешь! – В гневе закричал Стас. – Это тебе не чугунная болванка!
– По твоим действиям этого не понять. – Ответил Алексей и. Подойдя к Бруту, оттащил его за ноги от машины.
– Хватит казенное имущество портить, – объяснил он свой поступок.
Бруту было наплевать. Он так обессилел от смеха, что не мог даже сесть, так и продолжал хохотать лежа.
А Стас уже пришел в себя и попытался поставить крышку прибора на место. Но она деформировалась и не желала влезать в имеющиеся пазы. Тогда Стас стал стучать по ней ножом и вогнал-таки куда надо.
– Вот! – Воскликнул он радостно. – И шурупов не понадобилось. Спасибо, Алексей.
Алексей махнул рукой и уселся на краю поляны, прислонившись спиной к дереву.
А Стас поколдовал что-то со своим прибором и взлетел.
– Работает! – Радостно закричал он, кружась над поляной. – А вы говорите. Русский человек, он завсегда из дерьма конфетку сделает!
Брут перестал хохотать и, вскочив на ноги с раскрытым от удивления ртом, уставился на Стаса, который выделывал над поляной немыслимые пируэты. Омоновцы также были потрясены.
– Что есть Давид Копперфильд? – Кричал Стас сверху. – Обманщик. Вот я – маг! Захочу – земной шар переверну без всякой точки опоры. Она только таким недоумкам, как Архимед, нужна…. Ой, ловите меня!
Стас летел кувырком с изрядной высоты прямо на Брута. Брут отскочил в сторону, но, пытаясь смягчить удар, подхватил Стаса за голову, и оба растянулись на земле.
Брут сразу же поднялся, а Стас остался лежать. Только рот его чуть шевелился, видно он что – то сказать хотел, но не мог.
– Что, что случилось?– Спросил Брут, нагнувшись к Стасу и, массируя ему виски.
– Я,– Стас попытался рассмеяться, но выдавил из себя лишь какие–то хрипы,– я прибор не одел, в руке его держал….дурак, вот он из рук и вырвался.
Стас опять толи захрипел, толи засмеялся, потом из горла у него пошла кровь, и он затих.
–Умер.– Сказал Брут.
– Как? А кто нас обратно доставит?– Разбушевался Николай.– Бросил в прошлом и доволен!
И он попытался пнуть тело Стаса, но Алексей с Ипполитом оттолкнули его.
–Имей уважение к смерти.– Попытался урезонить Николая Алексей.– Потом будем думать, что делать.
– Какое мне дело до его смерти! Сдох и сдох, туда ему и дорога!
И Николай открыл огонь по парящему над головами прибору. Одна из пуль поразила цель, и прибор взорвался.
– Доволен?– Спросил Брут.– А теперь успокойся и помолчи!
И Николай сразу успокоился и замолчал.
– Вот и нет больше сумасшедшего изобретателя.– Сказал Брут.
– Почему сумасшедшего?– Не удержался от вопроса Ипполит.
– А все гении психи. И все психи– потенциальные гении. Дело в возможности, или невозможности самореализации. Поэтому одни открытия делают, а другие в психушках лежат…Ладно, теперь я вас могу домой отправить.
– Как это?– Не понял Алексей.
– Очень просто. Я не землянин и, конечно не порождение нашего бедного изобретателя. Я Хранитель.
– Хранитель чего?
– Хранитель Земли. Слежу за тем, чтобы не появлялись открытия, до которых человечество еще не доросло. Стас боялся, чтобы его прибор к американцам не попал, мы же за все народы боимся.
– Плохо боитесь. Зачем атомную бомбу позволили создать?
– Нас здесь тогда еще не было. Никто не ожидал, что земляне такой рывок вперед сделают. Однако в том, что в дальнейшем не разразилась ядерная война, есть и наша заслуга.
– И на том спасибо,– проворчал Ипполит,– хотя мне кажется, что все ваши усилия – ерунда. Апокалипсис неизбежен.
– Не надо быть пессимистом. Придут лучшие времена. И Россия, за которую так переживал Стас, сама возродится, и вытянет из надвигающейся тьмы другие народы.
– А ее по прежнему будут ненавидеть…
– Пока да. Так уж устроен современный человек, что готов целовать ноги тиранам и предавать спасителей…Однако пора. Садитесь в машину и езжайте прямо между тех сосен (Брут показал направление рукой), через десять минут выйдете на автостраду.
– Так значит, мы не были в другом времени?– Возмутился Ипполит.
–Вы и сейчас в нем. Просто в нужный момент я открою вам ворота.
– Погодит!– Спохватился Алексей.– А кто вы, собственно говоря, такие, Хранители?
– Как у вас на Руси говорят; много будешь знать, скоро состаришься.
– Секрет?
– Еще какой,– улыбнулся Брут,– езжайте…
Молчавший до этого момента Николай, первым бросился к машине и попытался открыть дверцу. Алексей не выдержал и поддал ему сзади хорошего пинка. Николай обернулся и сразу–же получил удар в челюсть от Ипполита. Ударившись головой об уазик, он обмяк и сполз на землю.
– Не убили?– Поинтересовался Брут.
– Чего ему будет!– Отмахнулся Алексей, за шкирку затаскивая Николая в машину.

Когда шум мотора затих за деревьями, и земляне миновали ворота времени, Брут наклонился над Стасом и, похлопав его по щекам, сказал:
–Вставай и пошли. Тебе закрыта дорога на Землю, но к нам, на Глогус добро пожаловать.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 18.02.2021 в 18:10
© Copyright: Сергей Сухонин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1