Интриги бытия


Человек очень хрупкий в своем счастье. Он летит по жизни с большой скоростью неведомо куда. Малейшее препятствие,преграда на его пути,и его счастье разлетится на мелкие части.

Чего несёт нам день грядущий
Того не знаем мы с тобой
То знает только Бог дающий
И отнимающий порой

Дягилев
В девять утра раздался телефонный звонок. «Доброе утро,милый». Дягилеву звонила его любовь. В этот день Дягилев, как никогда,не мог простить себе свою дурацкую нерешительность.Он понимал,что эта приобретенная в детстве нерешительность не только мешает ему жить,но и угрожает его счастью.Мама Дягилева (женщина властная) сумела (может, и,не желая того) подавить волю отца,сделав из крепыша,которого боялись другие мужчины,послушного исполнителя ее воли,капризов,желаний. Дягилев побаивался матери,был скован в ее присутствии,боясь показать или выразить свои чувства.От обиды он часто плакал где-нибудь в укромном месте,доводя себя мыслями до истерики.Это был единственный способ самовыражения,возможность выплеснуть из себя все наболевшее,что скапливалось в его детской душе. Желая поскорее вырваться из-под опеки матери,Дягилев при первой же возможности покинул родительский дом и поступил в университет в другом городе,хотя равнозначный имелся и на его вотчине. Отъезд из родительского гнезда,увы,не сделал Дягилева другим,он по-прежнему был молчалив,замкнут в себе,сдержан в эмоциях. Мария—его девушка,его любовь,его невеста.Однако,встречаясь с ней третий год,он так и не решился сказать ей что-нибудь определенное. Не сделал предложения,не заикался о будущей жизни,не произносил слово «люблю» .

Мария Она,из семьи потомственных музыкантов,заканчивает консерваторию по классу фортепиано. Стройная,ранимая,нервная Мария понимала своего Дягилева,как ни кто,научившись читать в его глазах все,что ей нужно и хотелось знать. Его не умение,не желание говорить о своих чувствах,его замкнутость,даже кажущаяся угрюмость вовсе ее не раздражали.Она знала главное—Дягилев за нее жизнь отдаст.Но,как любая женщина,Мария нуждалась в комплиментах.Ей хотелось, чтобы ее хвалили, обсуждали ее достоинства и писали бы для неё стихи.От Дягилева стихов не услышишь, поэтому в ее характере поселился беззлобный бесенок.Мария часто (иногда больше,чем надо) укоряла Дягилева за всякие пустяковые промахи с его стороны, наигранно делая обиженный вид. То он опять пришел на встречу без цветов,то не сказал ни слова об ее новых туфлях, не похвалил за прическу или за бурную ночь,которую она устроила ему в прошлый раз.Дягилев в таких случаях еще больше уходил в себя и выглядел очень несчастным.В такие моменты Марии больше ничего и не надо было,он сразу становился для нее таким беззащитным и родным,что она тут же делала все возможное,чтобы вернуть его в нужное состояние:ласкалась, гладила,целовала в щеку,говорила приятные слова. И была счастлива видеть,как он оттаивает,становясь тоже счастливым.
Дягилев и Мария
В девять утра раздался телефонный звонок.Дягилев снял трубку. «Доброе утро,милый. Ты не забыл? У меня сегодня сольное выступление. Наконец-то нам выдадут дипломы,и я свободна как птица.Ну что же ты молчишь?»«Я слушаю». «Так поздравь же меня с окончанием консерватории.Скажи хоть что-нибудь приятное». «Поздравляю», «И это все?» Пауза немного затянулась.«Фу на тебя,плохой мальчик»—и Мария повесила трубку.—«Пусть помучается»,—беззлобно решила она.Дягилев,сидя в одних трусах на кровати,дотянулся до пачки сигарет и закурил натощак (что было для него не типично). Через несколько минут телефон зазвонил снова.«Ну ладно,так и быть,ты прощен.В два часа встретимся на нашем месте.Форма одежды— парадная.Целую крепко, пока!». Положив трубку,сидящий на кровати Дягилев резко вскочил,подпрыгнул, достав рукой до потолка и,переполненный счастьем,на руках отправился в ванную комнату. День первый День был насыщен суетой и событиями.Ближе к вечеру Дягилев и Мария заканчивали посиделки в ресторане—они то ли ссорились,то ли спорили. «Нас,между прочим,мои родители дома ждут. Накрыли стол и с поздравлениями ждут любимую дочь к ужину,а ты таскаешь меня по ресторанам.В общем,ты свое слово сказал,значит,я еду одна». Дягилев курил,опустив глаза.«Ну,неудобно мне,не готов я,понимаешь? С ними же надо о чем-то говорить,а вдруг я не понравлюсь им? Надо было предупредить меня заранее.Давай в следующий раз,хочешь,завтра.Но только не сейчас».«Ну,Дягилев,как знаешь,пошли,посадишь меня на такси». Мария явно нервничала,это было видно по тому,как она припудривала нос. При выходе Дягилев замешкался у гардероба, ища мелких денег для швейцара.Мария быстрым шагом вышла из-под козырька ресторана, злясь то на себя,то на Дягилева,переживая о ждущих ее дома родителях. Видимо,она слишком резко, поспешно вышла на проезжую часть из-за припаркованного у обочины джипа. Ни удара,ни визга тормозов находящийся в холле Дягилев не слышал. Он вышел,ища глазами Марию, и увидел быстро собиравшуюся толпу. Предчувствуя недоброе,Дягилев,растолкав людей,добрался до лежавшего на земле тела.«Мария!» Скорая помощь привезла их в больницу,но в реанимацию Марию принимать отказались. Она была уже мертва. Дягилев не кричал,не плакал,не суетился,он стоял рядом с коляской и держал Марию за остывающую руку. Впав в оцепенение,он никак не реагировал на задаваемые ему вопросы. Дягилеву без его согласия сделали какой-то укол,а Марию,прикрыв простыней,увезли в морг.Как и во сколько он оказался дома,Дягилев не помнит,как разделся,лег и в том же оцепенении провалился в какой-то мрак.

День второй . В девять утра раздался телефонный звонок. Дягилев машинально снял трубку. «Доброе утро, милый»—это звонила его любовь,Мария. Черепная коробка Дягилева чуть не разлетелась на части. «Мария,ты жива? Ты в порядке?» «Что за бред,Дягилев, приснилось что? Проспись и забудь. И внимательно слушай.Надеюсь,ты не забыл,у меня сегодня сольное выступление, потом вручение диплома и ужин. С кем и где,узнаешь потом,при встрече.К двум часам жду тебя на нашем месте. Целую,пока. Ах,да,форма одежды—парадная». Плохо соображающий Дягилев попытался что-то сказать,но Мария уже повесила трубку. «Боже,что это было? Неужели кошмар,неужели приснилось,не могу поверить!» Покурив натощак (что было для него нехарактерно), Дягилев в растрепанных чувствах стал приводить себя в порядок.Идя на встречу с Марией, Дягилев купил большой букет роз,предварительно не забыв опустить в карман коробочку с купленным давным-давно кольцом для Марии.Увидев любимую,Дягилев глупо заулыбался,сердце его неистово колотилось.Он целовал ее руки (что для него было совсем нехарактерно) и говорил,не закрывая рта. «Я люблю тебя,Мария,выходи за меня,ну и,конечно, поздравляю с окончанием долгой учебы.И прости меня,дурака,за все.Обещаю,я теперь буду другим—веселым,добрым, разговорчивым».«Ну,Дягилев,удивил,ты ли это? Да что с тобой? Какая муха тебя укусила?Конечно,мне приятно,спасибо,я рада.Но ты и каким был,мне нравился и вполне устраивал.Поэтому можешь особо не напрягаться и себя не менять.Будь, Дягилев, таким,какой ты есть.А сейчас поймай нам такси,мы едем ко мне домой. Буду знакомить тебя с мамой и папой. Они, наверное,уже заждались. «Я мигом,засуетился Дягилев (что было для него совсем не свойственно).—"Предупреждаю,я сегодня намерен просить твоей руки». «Побойся Бога,Дягилев, нельзя же так,с бухты-барахты.Сначала я должна подготовить своих».«Нет,нет, никаких подготовок.Это вопрос решенный.Жди,я поймаю машину». Дягилев вскочил из-за стола и как метеор понесся по залу к выходу из кафе. Выскочив из дверей,не посмотрев по сторонам, он оказался на проезжей части и сходу был сбит проезжавшей мимо машиной.Даже через стекло витрины Мария услышала глухой удар и, повернувшись,увидела лежащего в какой-то неестественной позе Дягилева. «Скорая помощь» привезла их в больницу.Реаниматоры развели руками —«Извините,мы здесь бессильны.Он умер сразу». Мария билась в истерике.Ей то давали нюхать нашатырь,то кололи снотворное,то заставляли пить сердечные капли. Только после того, как накрытого простыней Дягилева увезли в морг,Мария перестала кричать и биться в истерике,теперь все ее тело сотрясал озноб.Говорить она не могла.Найдя в ее сумочке паспорт, на машине «скорой»трясущуюся Марию отвезли домой,где она,впав в оцепенение,то ли заснула, то ли потеряла сознание.
День третий В девять утра раздался телефонный звонок. Мария злилась,что Дягилев так долго не берет трубку.Высунув руку из-под теплого одеяла,Дягилев машинально снял трубку.«Доброе утро, милый»—Дягилеву звонила его любовь Мария.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 17.02.2021 в 12:03
© Copyright: Валерий Евстигнеев
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1