МЕЛЬНИЦА ПОВЕТРИЙ


ПОЭЗИЯ ИЗ ДВУХ ЧАСТЕЙ

1
ГРИДИ ТВОРЧЕСТВА


***
Рассвет земной не перекраивай ,
Судьбу Олеси Николаевой ,
Так поэтесса любит мрак ,
Как сам Оноре де Бальзак .

***
У Веллера своя стезя ,
Ведет до Таллина чужаню .
Погода тучами грозя ,
В берлоге милует Мишаню.

***
Надежда Кондакова в арии ,
Поет о солнечной Болгарии .
Там ждет супружницу Орфей ,
Но кот не кормлен Тимофей .

***
Евгений Лесин осовел ,
Прошедшим весь переболел .
Хлопушками шалят шалманы
И фестивалят графоманы .

***
Дурью маюсь с вечера ,
Как Емелин звучный .
Нет поэта ЛЕчера
И Дионис скучный .

***
Кочуков с Мещеряковым ,
Перепутали перрон .
Не сдружились с Ивановым
И СВ купил Мирон .

***
Онегин нашелся на Ленского ,
Найдется Евген на Зеленского .
Смутила надысь Оболенского ,
С вином солидарность Валенского .

***
Хоть Лукашенко и диктатор ,
А Тихановская фетиш ,
Придет к рулю не партократор
И зазвенит в Полесье тишь .

***
На три года меньше надо ,
Чтоб народ увидел свет .
Пенсия тому отрада ,
У кого здоровья нет .

***
Наградили Лену , Машу
И еще весталку Сашу ,
Но они округу нашу ,
Заплевали как парашу .

***
Для Трубы талант не в счет ,
Мзда властей одна влечет .
Но последствия от мзды ,
След улыбки от узды .

***
Как спасти , так друг Валера ,
Приходи с бутылкой враз .
Как награды так мегера ,
Валя с метою зараз .

***
Котькало споет Бурлюкало ,
Как время грехи навлекало .
Как взятки любая шлея ,
Вздымает кошмар бытия .

***
Пусть Сафроновой не противно ,
Будет долго в Союзе с Зеро .
Ерофеева Валя активно ,
Золотит графоманов перо .

***
В Поляне Ясной свет в окошке ,
Сергей Шаргунов как в лукошке .
Жена любимая и дети ,
И житницы богаты клети .

***
Он как Григорий хуторянин ,
Хотя и Мейлахс россиянин .
Картошку с маслом Саша гой
И с бодуна не пнет ногой .

***
Вновь Дама Пиковая в стужу ,
Звонила - Как я Женя сдюжу ? -
Но Водолазкин не игрок ,
Он зыбкой бытности пророк .

***
Евгений Попов тот еврей ,
Который как в мяте пырей .
А может татарник в смородине ,
Колючий но тянется к Родине .

***
Махмуд как герой романа ,
В кино станцевал шамана .
Навальный похож на него ,
Камлает вовсю от всего .

***
Когда от водки я в дымин ,
Читаю вирши Гедымин ...
Плывут сюжеты по волнам ,
С обильной кипою панам .

***
ВСТУПАЙТЕ В ЛЮБОЙ СОЮЗ ,
КТО ХОЧЕТ ВСТУПИТЬ ОКОЛЬНО .
Я КЛАССИКОМ ОСТАЮСЬ
И БЕГ НАБЛЮДАТЬ ПРИКОЛЬНО .

МЕНЯЙТЕ БИЛЕТЫ СВОИ ,
НА НОВЫЕ С ВЕНЗЕЛЯМИ .
РОССИИ ПРОСТОРЫ МОИ ,
С ПРИГОРКАМИ И ПОЛЯМИ .

СУДИЛИЩЕ ПАДШИХ ПРОШЕЛ ,
СТИХАЕТ ИСЧАДИЙ ПОТРЕБА .
ЗВЕЗДУ ЗОРЕВУЮ НАШЕЛ ,
СИЯЕТ ДАРАМИ НЕБА .

ТАЛАНТ ПО БИЛЕТАМ СП ,
НЕБЕСНЫЕ МУЗЫ НЕ ДАРЯТ .
ПО КРЕПИ ЛИХИХ КПП ,
РАЗРЯДОМ РАСПЛАТЫ УДАРЯТ .

БИЛЕТЫ СП НЕ СПАСУТ ,
СУДИВШИХ ТВОРЦА ИСПОЛАТИ.
И ПЕПЕЛЬ ВЕТРА ВОЗНЕСУТ
И КИНУТ НА ЛОЖЕ ГАТИ .

***
ЕЛЕНА ВЕЩИ РАЗБИРАЛА
И ГОВОРИЛА О БЛАГИХ .
ВОТ В ЭТОЙ БЛУЗКЕ ВЫБИРАЛА
Я МИЛОГО СРЕДИ ДРУГИХ .
МОРОЗОВ СРАЗУ ПРИГЛЯНУЛСЯ
И Я В ЕГО МЕЧТАХ . ..
НО БЕС РАЗВРАТА ВСТРЕПЕНУЛСЯ
И МЕДОВУХА НА УСТАХ .
НЕ ОТМОЛИЛА СТРАСТИ МОРОК ,
НЕ УСМИРИЛА ГРЕШНЫЙ ПЫЛ
ЛЮБИЛ МОРОЗОВ СПУСКИ С ГОРОК ,
НО ОТ МИНЕТА БЫЛ УНЫЛ
И ПОЗУ СЗАДИ НЕ МЫТАРИЛ ,
ХОТЕЛОСЬ СПЕРЕДИ ЕМУ .
РЮКЗАК ПРОДУКТАМИ ЗАТАРИЛ
И УБЕЖАЛ В ДУРНОМ ДЫМУ .
ЕЛЕНА ПЬЕСУ ПРОЧИТАЕТ ,
О РАЗГОВОРЕ С ПОРТМОНЕ .
НО ЛЕЗЕН КРИТИК ОТРИЦАЕТ ,
ВЕЩАЯ - МЮЗИКЛЫ В ЦЕНЕ .

***
ТРУБА ТЫ ВЫСШИЙ В АЛЕКСАНДРЪ ,
ТВОЯ ДЕРЖАВА СИЛЬНАЯ .
ПРЕДПОЛАГАЮ БЕЗ КАССАНДР
И ТЕКСТАМИ ОБИЛЬНАЯ .
ТЫ ПО РОССИИ МЕТИШЬ ГОН ,
ДАРЫ ПРЕДЛОЖИШЬ КРОХАМИ .
КТО ТВОЙ СИБИРСКИЙ ЭПИГОН ?
ГДЕ ЦАРСТВА С ДИАДОХАМИ ?
ГДЕ ТВОЙ СЕЛЕВК И АНТИГОН --
В ИРКУТСКЕ ИЛИ В НЕРЧИНСКЕ ?
ГДЕ ПТОЛЕМЕЙ НЕ ВЕТРОГОН ,
БЫТЬ МОЖЕТ МЕЖДУРЕЧЕНСКЕ ?
ГДЕ БАКТРИЯ ТВОЕЙ СУДЬБЫ ,
В МОСКВЕ ИЛИ У ПОЛЮСА ?
ТРУБА ПОЭТЫ НЕ РАБЫ
И НЕ ПАДУТ ОТ ГОЛОСА .
ТРУБЫ ЛОКАЦИЯ СИБИРЬ ,
ТЩЕСЛАВНОЙ ВОЛИ ХВАТИТ.
ЖУРНАЛА АЛЕКСАНДРЪ ШИРЬ ,
ТАМБОВЩИНА ОПЛАТИТ .

***
ЕРЕСЬ ЭТО ВЫБОР , ВЕРЫ И СУДЬБЫ .
ВЫБИРАЙ КАЛИБР , ВРЕМЯ ДЛЯ ТРУБЫ .
ВЫСТРЕЛИ В ПРОЙДОХУ , ПУЛЯМИ ДОБРА .
ЧТО Б ВЛЮБИЛСЯ В КРОХУ , АНГЕЛА С УТРА.
МОЖЕТ В ПОКАЯНЬЕ , ОБРЕТЕТ ОН СВЕТ,
МОЖЕТ В ВОЗДАЯНЬЕ , МИРУ БЕЗ ВЕНДЕТТ?
ВЫБИРАЙ ОСТРЕЕ , ДЛЯ ТВОРЦА ПЕРО.
ВЫБИРАЙ БЫСТРЕЕ , СВЕТЛОЕ МЕТРО.
ПОД ЗЕМЛЕЙ ПУСТОТЫ , ЛАЖУ НЕ СУЛЯТ.
ВЫБИРАЙ ЗАБОТЫ -- ЖИЗНЬ РАЗВЕСЕЛЯТ.
ВЫБОР ЭТО ЕРЕСЬ , ТАК УЖ ПОВЕЛОСЬ.
ВЫБИРАЙ НЕ ЩЕРЯСЬ , ЧТО БЫ ВСЕ СБЫЛОСЬ.

***
ПРОГНАВ НЕЗРИМОГО ПАЖА ,
ЗА ДВЕРЬ НЕЗРИМОГО ДВОРЦА ,
ЗАПЕЛА ВЕТЕР - ГОСПОЖА ,
О ПОБРЯКУШКАХ ИЗ ЛАРЦА .

Какие чудные сережки
И перстни яркие блестят!
Какие тонкие подложки ,
Червонной гладью шелестят!

Хочу в Союз я поэтесса ,
Певица вольных партитур .
Я Моисеева без стресса ,
Осуществлю поветрий тур .

Я буря знойного Синая !
Тамбова Ветер - госпожа !
И в песнопеньях не стеная ,
Хожу по лезвию ножа ! --

-- Не убедительно подруга --
Знобищева вмешалась враз .
-- Я тополей цветущих вьюга ,
Но суховей летит в Шираз --

***
Вновь оправдает Сергей Доровских
И Зверев Альберт оправдает ,
Судилище извергов воровских ,
С их целями совпадает .

Горды и спесивы не друганы ,
Коллеги по строкам газетным .
Корреспонденты базарной страны ,
С поветрием быть безответным .

Они представляют по существу ,
По своему с жаром важных -
Кто одинаков по их естеству ,
Тот верный товарищ продажных .

Дорожкину Валю на пъедестал ,
Повыше насеста Алешина .
И ветер историю перелистал ,
До туны Трубы - Милешина .

Знобищева тянет корыто к кусту ,
Жасмина в зеленой пене .
Старик отпустил золотую мечту ,
Чтоб плавала к перемене .

Из - за таких светозарам творцам ,
Приходится быть страдальцами .
Щедроты даруют друзъям подлецам ,
А в честных кидаются пяльцами .

***
Еретики дурного цвета ,
С оттенком бросовых хламид ,
Рябите вы в глазах поэта
И каждый грешный индивид .

Не по таланту воспарили ,
В литературном пузыре .
Вы не шедевры сотворили ,
На Фаворитовой горе .

Стихи о многом примитивны ,
Рассказы призрачных причин .
Вы с ересью лгунов активны
И безобразен ваш почин .

С судилища душком порывы ,
С предательством гнилая спесь .
И ваших подлостей извивы ,
Позолотит клоаки взвесь .

Гапоны сутью многоликой ,
Иуды в выборе судьбы .
Еретики с хулой великой ,
Мамоны миражей рабы .

Судилища бутон в расцвете ,
На душах бездной отражен .
Вы не нашли любви в Завете
И каждый будет поражен .

***
-- Перебежчиком быть проще --
Скажешь Ветрогонову .
-- Отсидимся в тихой роще
И рванем к Миронову .

Или вечером с угару ,
С отданьем свекольному ,
Перекинемся к Захару ,
Правдолюбцу гольному .

Ты старался Ветрогонов ,
В штабе Жириновского .
Восхвалял не эпигонов ,
А Жири и Новского .

По пути нам не попутчик ,
Из огня да в полымя .
Ты любых властей лазутчик
Я предам всех вовремя .

Стяг Миронова троится
И Захара множится ...
Дело наше упростится ,
В службе приумножится --

***
Злых Википедия не спасет ,
Строками блефа наглядного .
И фаворитов не вознесет ,
Времени безотрадного .

Маша Знобищева пустотой ,
Дышит у края падения .
И в Википедии не золотой ,
Блещет в тунике забвения .

Все от лукавого у нее ,
Финт искажений нечистого .
Маша вонзила расправы копье ,
В храме в Поэта лучистого .

Все для Двурожкиной сотворит ,
Как для Землячки Розалии .
Маша слезливую речь говорит ,
Вдрызг выжигая розарии .

Не убеждает игривой строкой ,
Красит ланиты румянцами .
Жалости нет у нее никакой ,
Дружит с худобы паганцами .

***
Севастопольская страда
И Трубашкин косец неуемный .
Будет выездов череда
И с лаве чемодан неподъемный .

Миль пардон у причала начал ,
Александръ на Тамбовские мани.
Вновь Трубашкин не осерчал ,
На того кто играет Каттани .

Комиссаров видал он везде ,
Обводил их как повитуха .
У Трубашкина мысли в звезде ,
А звезда в полыхании духа .

На личине улыбки клише ,
На душе бесенята лоснятся .
Хорошо ночевать в шалаше ,
Там путане другие не снятся .

Будут праздники у кораблей ,
Будут речи о героизме .
У Трубашкина пачки рублей
А Тамбовщина в бедности клизме .

***
Сергей Морозов жестковат ,
Чихвостит твердою рукой .
Вновь объявляет Газават ,
Тому кто писарь никакой .

Сергей Самсонов не Гомер
И Букша Ксения мираж .
Захар Прилепин офицер ,
Но классику он антураж .

О, горький неприятный вкус ,
Когда читаешь ты Кетро .
Морозова в сети укус ,
Страшнее с нетями метро .

Галины Юзефович рот ,
Пошире крокодила рта .
И Роя иллюзорный крот ,
Не роет почву ни черта .

Морозов Гоголей узрел
И нигилистов на паях .
В статье дубиною огрел ,
В лукавых , рыночных краях .

Но Замшев барин гопоты ,
Короновал тлетворный дух .
Все нигилисты пустоты ,
Духовный потеряли слух .

Ослепли к Родины делам ,
К ее нетленным образам .
Вокруг тщеславия бедлам
И больно критика глазам .

Кому " Варшава , Элохим !",
Кому " Москоу , Адонай !".
И Ханов голосом плохим ,
Поет как ходит за Дунай .

От нигилистов проку нет ,
От Гоголей паденье душ .
И Садулаев зову лет ,
Вверяет торжище кликуш .

Морозов в горы не идет
И в лес угрюмый не бежит .
Он трепетных шедевров ждет ,
Какими в грезах дорожит .

***
Иудушку у микрофона
И колокольню в зеркалах ,
В лучистом ореоле фона ,
Узрели нети на козлах .

Алешин ярко выступает ,
Весь роковой Искариот .
По воле бесов поступает ,
Заветов растоптав киот .

Рассказ - газету прославлят ,
С подборкой извергов друзей .
Порочных сонмы умиляет
И злобный плачет ротозей .

Они у писарей кормила
Делишки татей гондобят .
Мамона грешников вскормила ,
Всех не предателей гнобят .

Слова Алешина лукавы ,
Грехами падшего полны .
Балдеет от нечистой славы ,
С клеймом волчонка сатаны .

За них секретари Союза ,
Продажных шкурников времен .
Для Ивановых вся обуза ,
Творцов оставить без имен .

Шедевров ожидает нация ,
На берегах судьбы страны .
Но процветает профанация ,
Под умыканье литказны .

Награды катам Вальтасарам !
Гонителям творцов почет !
Суды поэтам светозарам ,
Безвременью муры в зачет .

***
Север Руси как и Дон , Для поэтесс Мадонн ,
Для светозаров творцов , Без роковых подлецов .
В членах СП и нули , Пупы безродной земли .
-- Музы не светят таким -- Шепчет Ивану Аким .
-- Ревела буря , дождь шумел - Кондратий Рылеев напел .
-- Во мраке молнии блистали -- Стихи запретными не стали .
Верю Дворцова строке , О казаке Ермаке .
Ладить с Кучумом Ермак , Не устремлялся никак .
Шел на Сибирь атаман , Чтоб одолеть басурман .
Ныне в Тамбове у ГУМа , Юрий Щеряк за Кучума .
Толя Труба на гамак , Сел и вопит -- Я Ермак ! --

***
Сто тысяч за печатный бренд ,
За хрень газетной жвачки .
Но жизни потускнеет стенд ,
От скрипа старой тачки .

Век девятнадцатый в строках ,
Правителей гражданских .
И ничего о казаках ,
Тамбовских и моршанских .

Какие нравы , быт какой ,
Ты ведаешь о прошлом ?
Звонишь придуманной строкой
И всласть трындишь о пошлом .

Как Бендер щупаешь скелет ,
Пиджак повесив ныне .
Но мухи дохнут от котлет ,
Зеленых в паутине .

Кто губернатор мировой ,
Кто сирый и убогий ?
В твоих иллюзий игровой ,
Бык племенной безрогий .

***
Спросил главреда Усачев ,
При хитром Опанасе :
-- Почем Алешка Толмачев ,
Места на ЛитПарнасе ? --

-- Вы что сказились вахлаки ,
Несете бред галимый ?!
На ЛитПарнасе мужики
И куст неопалимый --

-- Неужто Селиверст главней,
Рямянцевой с Глазковым ?
Всем Боратынского важней
И Начаса с Поповым ? --

-- Он губернаторов вознес ,
До полок в магазине !
Прибыток творчеством принес ,
Джекпот в его корзине ! --

-- В Тамбовской жизни ЛитПарнас ,
Хреновина без правил --
Сказал премудрый Опанас
И плащ в штаны заправил .

***
Ты не в Мельпомены гриме ,
Поседел как драный пес .
Не поэт Алешин в Риме ,
Раб Трубы ты камнетес .

Ты строитель Коллизея ,
Писуаров всех мастей .
Ткань рулона бумазея ,
Для божественных властей .

Пыль глотаешь разделяя ,
Камни вековечных гор .
Тенью низменной виляя ,
Силишься унять запор .

Твой патриций полубогом ,
Ходит с символом судьбы .
Не мечтаешь ты о многом ,
Будучи рабом Трубы .

Чечевичная похлебка
И рабыня из низов .
Дом - задворная подсобка ,
Без небесных образов .

***
Святые тебя не услышат ,
На публику пишешь слова .
Молясь на лампаду не дышат ,
Склоненная вся голова .

Евстахий ты в партии клялся ,
Служить идеалам в грехах .
Безбожным полвека являлся ,
Теперь православный в стихах .

Туманишь мозги ты Татьяне ,
Главреду с глазами блю - рей .
И держих в нагрудном кармане ,
Билет коммуниста горей .

Хохол западенского края ,
В России непрошенный гость .
С Дорожкиной в катов играя ,
Посеял судилища злость .

Лишь ради тщеславных итога ,
Над скорбной Голгофй креста ,
Судил ты поэта от Бога ,
Поправ все заветы Христа .

Гриди зла

Щеряк твоя осина
И Верстов дней петля .
Весь ТСП трясина ,
Где загнивает тля .

Ты бесноватых ценишь ,
К ним прибежал в бреду .
Продажность не отменишь ,
У Бога на виду .

Творца за грошик предал ,
За мелочь осудил .
Ты грешное изведал
И жизни навредил .

У музы нет шального ,
Таланта для тебя .
Поклонник дня квасного ,
Пей сусло возлюбя .

Взгляни на почву злыдней ,
Узришь каньон большой .
В кругу пороков гридней ,
Все падшие душой .

***
Вздымается польной мираж ,
В нем переменчивая Гея .
Вошли в живого слова раж :
Щеряк , Шматко и два Сергея .

Алешин счет ведет нулям ,
У Селиверста с миской супа .
И ветер гонит по полям ,
Трубу с остатками тулупа .

Елена дланью воспарив ,
Читает ротозеям были ...
Курчавый гитарист учтив ,
Играет скушав чахохбили .

Единства нет по существу ,
По каждой мелочи любого .
Щеряк склонился к естеству
И солдафонит власть убого .

Поэта в храме осудил ,
Себя защитником представил.
Обрезы злыдня зарядил
И на карачки всех поставил .

***
Менялась зимняя погода ,
Нерукотворный падал снег .
Крылатый образ небосвода ,
Всевышний выразил стратег .

Вот мне бы выразить творенье
На белом кипельном листе ,
Создать мечту -- стихотворенье ,
О женской милой красоте .

Что б строки чуткие рифмуя ,
Увидеть образ между строк :
Как я любимую рисуя ,
Отображаю светлый рок .

Не расторжимые мгновенья ,
Соединят картины дней .
Любовь основа возрожденья .
Всего желанного важней .

О , зоревое вдохновенье ,
Не искушай судьбы порыв ,
Ваять чудесное виденье ,
Душой хочу не на разрыв .

***
Смирись поэт не критикуй ,
Отпетых дело злобное .
В тени отверженным кукуй
И печево ешь сдобное .

Какао сладкое свари ,
Подай себе печальному .
Шедевр великий сотвори
И прочитай зеркальному .

Еще не черный человек ,
Хотя судим нечистыми .
Живи определенный век ,
Мирами грез лучистыми .

Смирение свое продли ,
До неизбежной старости .
Пусть бесноватые вдали ,
Все изойдут от ярости .

Или сражение веди ,
С клеветниками - злыднями .
Строкой на колья посади ,
Пусть осуждают сиднями .

***
И черновик , и беловик ,
Халерия Рашанского ,
Как закопченный снеговик ,
Обходчика моршанского .

Тамбовской публике времен ,
Евреи всей Америки ,
Как проходимцы без имен
И певчие халерики .

И незалежная его ,
С погаными фашистами ,
Мура безвременья всего ,
С порывами нечистыми .

Евстахий злыдня похвалил ,
Завалы плевел вея ...
И где анчутка насолил ,
Еврей вознес еврея .

Творца изранили бедой ,
Судили жизнь на взлете .
И беловик дельца худой
И черновик в помете .

Рашанский Начаса хвалил ,
Теперь Евстахий хвалит .
Халерий душу распалил
И бес пащеку скалит .

Грехи обоих полонят ,
От пяток до макушек .
Любого изверги казнят ,
Кто не фанат галушек .

Талантов истинных гнобят ,
Награды жадно делят .
И ложью Господу грубят ,
Когда в Завет не верят .

С Двурожиной стяжают дно ,
Порочных грез провала .
В страстях подонки заодно ,
В пылу клейма Ваала .

За суд расплатятся в аду ,
Своих грехов сторицей .
Займется беловик в бреду ,
Как черновик страницей .

Учение Хвалешина

Учи Хвалешин их , учи ,
Студентов красоту увидеть .
Вайфай к рассветам подключи ,
Чтоб Солнце неба не обидеть .

По саду группу поводи ,
Иллюзий и загадок духа .
Строфу под яблоней роди ,
И повитай виденьем пуха .

Молочницу не просмотри ,
С оттенком мраморного тела .
Все негативное сотри ,
Кусочком призрачного мела .

С поэтом грез поговори ,
Вновь Комаровский отзовется .
Узревший красоту зари ,
С лучами сам соприкоснется .

Но у осины тяжких бед ,
Не воздавай кумиру лавки .
Продажная мошна побед ,
Приводит грешника к удавке .

И не влезай в нее судьбой ,
С улыбкой падшего Иуды .
Случится мерзкое с тобой ,
Окоченеет тень паскуды .

Флибустьеры фестиваля

Вы к фестивалю прицепились ,
Как флибустьеры к кораблю .
Вы над поэтом поглумились
И поклонились все рублю .

Вы злобой в храме исходили ,
Забыв про заповедь Христа .
Нельзя судить -- вы осудили
И пляшете вблизи креста .

Вы пуссирайты лицемеры ,
Жестокие как грешный мир .
Все ваши липовые сферы ,
Создал безумия кумир .

Себе амвоны преференций ,
На фестивале не своем .
Себе сияние конвенций ,
Творцу возможностей отъем .

И фестиваль не ради славы ,
Ведете прошлого творца .
Вы изверги сегодня правы ,
Во имя Эго без венца .

О тонкости гласите речи ,
О тени в призрачных садах .
Но в храмах полыхают свечи ,
Когда исчадья вы в судах .

На фестивалях истин нету ,
Одни придумки и прикид .
Вы канете в забвенья Лету ,
С гудронной метою обид .

Понарошку

Дождик понарошку , как любовник Коля
И Морозов в туне , и земная доля .
Понарошку лето и просторы края ,
Все вокруг неправда , в ничего играя .
Понарошку грозы , понарошку слезы ,
В золоте березы и весною грезы .
Понарошку строфы Чердака богемы ,
Потому что музы к проходному немы .
Понарошку слава за дела простые
И награды небыль за слова пустые .
Как сама Елена понарошку в мире ,
Как небес Селена в зеркале в сортире .

***
Не читай меня Лена маркетчица ,
Не читай меня Коля алкаш .
Вас пошлет увлеченных разметчица ,
На объятый страстями Балхаш .

Сорок первый партнер на прицеле
Или сто сорок первый уже ?
И в Елену на прошлой неделе ,
Кто - то выстрелил на рубеже .

Может Дима спустил ненароком ,
Эксклюзивной лупары крючок .
И вовсю утомленный пороком ,
Лег поникший на левый бочок .

Не читай мои строки простые ,
О любви светозарной всерьез .
Твои выстрелы Лена пустые
И на острове призрачных грез .

Первый все же не сорок первый ,
Прострелил трепетанье насквозь .
Вы на острове ели консервы
И купались в июле не врозь .

***
Получили награды и рады ,
Устремились баклуши бить .
Я пишу штормовые шарады ,
Чтоб предателей разлюбить .

Все вы мазаны дегтем мамоны ,
От Лоханкиной до Щеряка .
Вы Наследкина цените дроны
И Василия всклень дурака .

Сад Олега на ладан дышит ,
Вместо яблонь нули растут .
И Хвалешин о склепах пишет ,
Где извечного тленья статут .

И Картошкин трындит Гришаня ,
Что серпами по яйцам нельзя .
Но под дубом озябшая Маня ,
Стала панночкой пальцем грозя .

Образа со святыми не слепы ,
Видят всюду лукавых игру .
Вы любви разрушаете скрепы
И стремление духа к добру .

***
Доброта у лихих не к гонимым ,
К фавориткам с величием мнимым .
Для Дорожкиной , Начаса с Колей ,
Лишь Знобищева с музы додолей .

И Луканкина с метой небес ,
Хоть в душе изголяется бес .
Книги , почести и награды ,
Фавориткам сулят ретрограды .

Им дают и себе воздают ,
Что культуры чины создают .
Лучших гонят , талантов гнобят ,
Не печатают , судят , грубят .

Сонм Тамбовсих лукавых богов ,
В зеркалах с отраженьем рогов .
В Притамбовье газете своей ,
Солнца неба они посветлей .

И в ТЖ о личинах мура ,
С разворотами им номера .
Узурпация ради величия ,
Кредо извергов безразличия .

***
Ножи отверженных не точим
И в откровенье не лихи .
Кренев признался не порочим -
Плохие в Александръ стихи .

Васильева Лариса то же ,
Мещерякову в дни кручин ,
Сказала -- Охрани нас Боже ,
Труба личина из личин --

И Кочуков сказал охранник ,
Тамбовских банковских структур :
--Труба не компилятор странник ,
Он вор Богоявленских кур --

Наседкин и Олег Алешин ,
В Трубе узрели не творца ,
Любителя казны горошин
И проходимца - подлеца .

В моем романе многоликий ,
Авантюрист времен Труба ,
То император он великий ,
То раб продажного раба .

Труба отметит пятилетье ,
Как главредактор на слуху .
Бомонд отметит лихолетье ,
Узрев журнальную труху .

Тюмень в Сибири коренная ,
Как крепость заповедных дел .
Но для Тамбовщины иная ,
Тюмень и авторов удел .

Труба печатает тюменцев ,
Калининградцев и других .
Не лодырей , не иждивенцев ,
Для Тамбовчан не дорогих .

Никитин деньги разбазарил ,
На бесполезный Александръ .
С Трубой ладонями ударил ,
По следу блефа саламандр .

Тамбовщина не грезит ими ,
Никто не нужен никому.
И лишь Труба чужой с чужими ,
Твердит -- Вся прибыль одному --

Падшие душами

О единстве стасительном снова ,
Говорили скрепляя Собор .
Но в СП дорогого Тамбова ,
Разрушает единство раздор .

Веры нету почетной метрессе ,
Обнаглела от кривды своей .
Интригует в отъявленной пъесе ,
Среди особей мутных кровей .

От гордыни исходят позеры ,
От Трубы до Алешина вновь .
От злословья исходят фразеры ,
Называя люпофью любовь .

Награждают одних графоманов ,
Одаренных гнобят и хулят .
В газетенках московских шалманов ,
Чтивом рыночный плебс веселят .

Подкупет метресса грошами ,
Лицемеров в порочной среде .
Чтоб талантов считали мышами
И травили безбожно везде .

То лукавую мессу устроят ,
То шалаву за бред наградят .
Ничего паразиты не стоят ,
Там где тленное напудят .

Выступают писцы на юру ,
Презентуют Двурожкиной знамя .
Только мета за злую игру ,
Полыхает как адское пламя .

Председатель поэта от Бога ,
Осудил над распятья крестом .
Не спастись от дурного итога ,
Падшим душам на месте пустом .

И метания злых по музеям ,
Побуждает тщеславия раж .
Кукиш верящим ротозеям ,
Хищным извергам репортаж .

***
Кочуков поменял свои лапти ,
Надо в храме поставить свечу .
-- По наезженным лезвиям тракта ,
До Тамбова в санях долечу ! --

Справный конь незатейливой масти ,
Ожидал у ворот на снегу .
-- Не к добру Лысогорские власти ,
Унижают меня на берегу --

В Стефаниевском храме Тамбова .
У иконы Защитницы всех ,
Кочуков Лысогорского крова ,
Помолился за всякий успех .

За надел благодатного поля ,
За здоровье любимой семьи .
Что бы снова казацкая доля ,
Обрела ожиданья свои .

Век прошел и у края дороги ,
Где взорвали намоленный храм ,
Правнук пахаря без тревоги ,
Осудил невиновного сам .

Где Спасителя образ нетленный ,
Правнук пахаря предал творца .
И признал лицемер оглашенный ,
Приговор палача подлеца .

Прадед Бога молил о подмоге ,
Правнук бесу душой послужил .
И поступком поганым в итоге ,
Бездне падших вовсю удружил .

Он почетный за книжное дело
И напевы у Лысой Горы .
Но грехами опутано тело
И в душе клокотанье муры .

Рукопись в полыме

Конкурсы поэзии ,
Как грибы в грибнице:
В Чаде и Родезии ,
В Лондоне и Ницце .

Проходили прежде
И сегодня в свете .
Конкурсы невежде ,
Блестки по планете .

И в Тамбове ныне ,
Конкурс словно знамя .
Но горит в камине ,
Роковое пламя .

Рукопись в полыме ,
Дым в стихотвореньях .
При таком режиме ,
Сопуха в твореньях .

Конкурс о Пенатах ,
О сиянье быта .
С нищими в заплатах ,
Родина забыта .

Никому не нужен ,
Ныне труд глубинный .
Есть фуршета ужин ,
Звон и зал каминный .

***
Умыв личину стервеца ,
Евтахий Начас посветлел .
Вошел в образчик мудреца
И размышлять вовсю посмел .

Философ Трисмегист Гермес ,
Огромный был оригинал .
Без алхимических чудес ,
Богами смертных представлял .

Включил Евстахий монитор ,
Воображения как смог
И мыслям обретать простор ,
Скрижалью ценною помог .

Вся Изумрудная скрижаль ,
Была древнее многих книг .
Евстахию простых не жаль ,
Он божество свое постиг .

Десница бога и персты ,
Сияют силу не тая .
Созвездий яркие мосты ,
Ведут к вершинам бытия .

Я бог Евстахий на земле
И духом праведный творец.
Пройду пылающим во мгле
И факелы зажгу сердец .

Из грез явился Августин
И в тишине заговорил :
-- Гермес нечистый исполин ,
Он демонов боготворил .

Философ древности всегда ,
Был человеком до конца .
Миры видений не беда ,
Беда -- иллюзия венца .

Ты шельмовал перелистав ,
Писание как вебинар .
Писателей попрал устав ,
И осудил поэта дар .

Не стоит Начас ворошить ,
Завалы падшего судьбы .
Сумей святое совершить ,
Отринь всевластие злобЫ --

***
Блокнот зимы листает вьюга ,
Ночной побег Елены сон .
Она гулящих дев подруга ,
С козлиным Вакхом в унисон .

Сидела крысой в Притамбовье ,
Змеей была в Наедине .
В Тамбовской Житнице злословье ,
Торочит настом по длине .

Меня бесстыжая гнобила ,
Смеялась в шАбаше совой .
Во храме ведьмой осудила
И мреть вскружила головой .

Бумажный змей ее забава ,
Лукавой жизнь ее судьба .
Елена падшая любава ,
Мамоны гнусного раба .

Под небом черным и холодным ,
Награды всюду гоношит .
И духом хищницы голодным ,
С ичадьями гешефт вершит .

***
Не птица ты Луканкина , не птица
И щебетаньем полнишь пустоту .
Грязна твоя духовная криница
И отражает падшей наготу .

Меняла ты партнеров безобразно ,
Искала утешение в грехах .
Играла бедолаг благообразно ,
Обретших воскресение в стихах .

Морозов принимал как наказанье ,
Наседкин одурел от шебутной .
Не горлица в небесном расстоянье
И в клетке не голубушка земной .

Аукаешь сама себе в морозы ,
Хрустит тропа снежинками опять .
Ты дополняешь клеветой угрозы ,
Чтоб светозара осудив распять .

Не птица ты Луканкина в подвале ,
Ты Соня Мармеладова лицом .
И пъесу на Тамбовском фестивале ,
Прочтешь о минуете с подлецом .

***
По Гимназической Наседкин
Идет Никола без огня ...
И рядом призрачный Барсеткин ,
Ведет горбатого коня .

Не ищет писарь человека ,
Он сам давно не человек .
Тунгус с личиной халдыбека ,
Заблудший падший имярек .

--Твой Достоевский обесточен ,
Ошибок в Энцикло не счесть .
Судилищем весь опорочен ,
Ты потерял убогий честь .

Пегас твоей лукавой доли ,
Горбатым стал из - за грехов .
Ты интриганом слыл юдоли ,
Отвадив Дымки женихов .

Вези тележку с вермишелью ,
Порочный , гнусный паразит .
Тебя за бездуховной целью ,
Стрелой анчутка поразит --

-- Затнись незримый балаболка ,
Я сам наезднику Пегас !
И взгляда черная двустволка ,
Спалит ТЖизни литПарнас .

Судить творца имею право ,
Как опорочить и прогнать .
Иду налево и напрво ,
Что б суету времен догнать --

-- Несешь Наседкин ахинею ,
Сгущая сумрачную тень .
Я притязаний не имею ,
Твори безумец хренотень --

***
Парнас для истинных творцов И в звездах золото венцов .
И мы творцы с надеждой ждем , Чтоб Зевс кропил любви дождем .
Зевс победил титанов жара И отвернулся от Тартара .
Он на Олимпе стал царить И все возможное творить .
К кому быком , к кому дождем , К кому божественным вождем ...
Персей родился золотым , Но Андромеду спас простым ,
Горгону злобы порешил И подвиг чудом завершил .
Пегас крылатый из огня , Волнует ныне и меня .
Ловлю искру его копыт , Как озарений следопыт .

2
МЕЛЬНИЦА ПОВЕТРИЙ

***
Не сшивают небеса людей ,
Нитью озаряющего света .
Не сшивают торжища идей
И судьбу с шедеврами поэта .

Дух соединяет существа
И мечты идущих по дороге ,
Если в ощущенье естества ,
Не забудет мыслящий о Боге .

Ищущий обрящет у черты
Или на кругу своих стремлений .
Не сшивают блестками цветы ,
Радость восхитительных мгновений .

Не увидеть ниточки души ,
Без любви протянутые к цели .
Разорвать их грубо не спеши ,
Что бы годы зря не пролетели .

***
Шаргунов не Есенин Сергей ,
В Англетер никогда не сбежит .
Он в АСПИД обожает друзей
И Поляной Лучей дорожит .

Не докажешь себе и другим ,
Что талант не от мира сего .
С фонарем не походишь благим ,
Чтоб найти Человека всего .

Человек ! Это гордо звучит ,
На вершине и бытности дне .
Только сердце поэта стучит ,
В такт бессонницы при луне .

Ни к чему Англетер мудрецу
И порывом грехи не уймешь.
Лучше правду сказать подлецу
И творца от расправы спасешь .

Не судите поэта шутя ,
Не судите взъяренной гурьбой .
Ведь небесный талант обретя ,
Он за Слово рискует судьбой .

***
ЛЮБИТ ГОЛУБЬ МИСС ГОЛУБОК
И НАРЯД ИЗ БЕЛЫХ ШУБОК .
И ГРИЦУК О МОРЕ В ТУНЕ ,
ПИШЕТ КАК КОВБОЙ В САЛУНЕ .
У ЛЮДМИЛЫ ЭЙЗА ВРЕМЯ ,
В ЛИСТОПАДЕ ИЩЕТ СТРЕМЯ .
НА ДЫБАХ КЛЕНОВЫЙ СТАРК
И ЛЮДМИЛА ЖАННА ДАРК .
У ВИТТЕЛИЯ ЧЕРНУХО ,
ВОЛНЫ ПРОМЫВАЮТ УХО .
ШЕПЧЕТ БРИЗ УСИЛИВ ФОН -
НЕ ЧЕРНУХО ТЫ - ГРИФОН !
ВСЕ В АЖУРЕ У ЖУРИХИНОЙ ,
БОГДАН ВМЕСТЕ С АДЕРИХИНОЙ .
ИЛИ С ПЕТЕРБУРГСКИМ ЛЕНСКИМ ,
НО НЕ С КИЕВСКИМ ЗЕЛЕНСКИМ .
ГРАД КАЛИНИНА ЯНТАРНЫЙ ,
У РУМЯНЦЕВОЙ ШИКАРНЫЙ .
ТЕМНЫЙ,СВЕТЛЫЙ,В ПЕРЕЛИВАХ
И ПРЕГОЛЬ В ЯНТАРНЫХ ИВАХ .
МИМО ТЕТЕНЬКИНОЙ БЕЛЫЕ ,
ПТИЦЫ ЛЕТЯТ И ЛЕТЯТ ...
СНЫ ГОРОЖАН НЕ ДЕБЕЛЫЕ ,
ЧЕРНЫМИ БЫТЬ НЕ ХОТЯТ.
ОН ВЕРНУЛСЯ ПОЗЖЕ ,
ОЛЯ СТАЛА СТРОЖЕ .
-- МНЕ ПЕНАТЫ СВЯТЫ ,
АВГУСТ ДЛЯ МЕНЯ ТЫ --
ОЛЬГА ВОРОБЬЕВА ,
ВОТ ТВОЯ ПАНЕВА.
ПЕТУШКОВ ВАСИЛИЙ ,
НЕ НИКОЛЫ ВАСЯ .
ПРОСИТ БЕЗ УСИЛИЙ --
РАЗДЕВАЙСЯ БАСЯ !
ЛУГ ВОКРУГ , БЕРЕЗЫ ,
ВЫТРИ СТЕРВА СЛЕЗЫ --
КАК ГЕРМАН , ГЕМАНОВ ВИКТОР ,
ПРОНИКАЕТ СКВОЗЬ ВСАДНИКА МЕДЬ.
САМ СЕБЕ ОГЛУШИТЕЛЬНЫЙ ДИКТОР --
ВАЖНО ВСЮДУ ДОСТОИНСТВО ИМЕТЬ .

***
Биографию можно сделать ,
Как филе на жаркое разделать .
Посолить , поперчить с майонезом
И шикарным предстать с Полонезом .

По кусочкам всю прелесть съедят
И внимая запить захотят .
Кто вином , кто одним коньяком ,
Кто Глинтвейном запьет с огоньком .

Вот судьбу по лекалу не сделать ,
Можно всю ее грязью уделать .
Или к чистой прилепят враги ,
Что клоака сольет у куги .

И прекрасного всем человека ,
Обвинят как грехов имярека .
И осудят над местом креста ,
Где во храме молили Христа .

Или Орлика выльют медаль ,
Оплевав закаленную сталь .
Или книгу с Корчагиным шире ,
Разорвет западенец в сортитре .

***
В Екатеринбурге шквал наград ,
За вирши всяких в Александръ .
Теперь морской Калининград
И Голубь облачен в скафандр .

Он не ершиться на кругу ,
Когда Тамбовщины казна ,
Оплатит строфы на бегу ,
Всех и личина не важна .

Янтарный край не обнищал
И птицы белые летят ...
Труба награды обещал
И сны счастливые трубят .

Расправил гребень Петушков ,
Людмила Эйза вся мадам .
И Воробьева от смешков ,
Вихлявая не по годам .

Кому янтарь , кому медаль ,
Кому Труба дарует медь .
А для Румянцевой Стендаль ,
Что б бросила ломать комедь .

***
Берега студеные,Мурманск для экстрима .
Грезы нарожденные , В пеленах Гольфстрима .
Женоненавистники, Не полярных правил,
От муры трилистники , Иванов избавил .
Натали Радостева , Не кипи от гнева ,
Книга в доме Гостева , Ты же королева!
Обликом лучистая , Женственная , нежная
И душою чистая , Потому что снежная .

***
Геспериды в зоне скрытной ,
Не узрит их человек .
И пришедший с челобитной ,
Для атласных имярек .

Север в Мурманских просторах ,
Переменчивый все дни :
То свистят бураны в спорах ,
То снега идут одни .

За Геракла Полубота
И цари печатных школ .
Нет волшебного вельбота ,
Только Ленин ледокол .

АгагЕмнон у штурвала ,
По славянски Иванов .
И девятого нет вала ,
Для блюстителей основ.

Геспериды плод сорвали ,
Дали свите золотой .
Стужи волки завывали
И мороз стучал пятой .

В АСПИД видится Парисом ,
Шаргунов филак ключей .
И премудрейшим раисом ,
Пан Степашин книгочей .

Музыка не в партитуре ,
А в духовных камельках .
Дали плод литературе ,
Как прекраснейшей в веках .

***
Для Батурова все - то в порядке ,
Толмачев золотой в разнарядке .
И Алешин святоша с крылом ,
Как Сантылов сияет челом .

Даже Полозов лидер Виталий ,
Устранился от теле - баталий.
Получил он недавно Воронского ,
Походить стал на шалого Вронского .

Только дама не Анна Облонская ,
А Луканкина ныне Яблонская .
Сам Батуров о виски мечтает ,
В интернете о крепкой читает .

Толмачев не печатает повести ,
Не имея ни чести , ни совести .
И поэмы мои не выносит ,
Все шедевры огульно поносит .

Жизнь Тамбовская сутью обычная ,
Для поместных чинов закадычная .
Но художников слова "мочалит"
И Батуров провластную хвалит .

ПОЭМА

СВЕТЛЫЕ ЧУВСТВА

1
Мельница и рукодельница

Заскрипит ветряная мельница ,
Успокоит кудель рукодельница ,
Скажет шерсти -- Не взбеленись
И спокойно клубку поклонись --

По Кулябовке сваты проехали
И во двор Митрофана заехали .
Будут сватать красавицу днесь ,
Рузукрасят соседнюю весь .

Андрияновка барином знатная
И большими дворами приятная .
-- Выходи за Степана Лукерия ,
Позабудь одиноких поверия --

Ох и свадьба была развеселая ,
Расплясалась соседка не квелая .
Тройка мчалась к Вороне реке ,
Буд - то вольница на каблучке .

По ступеням спустились каменным ,
Улыбаются птицам не пламенным .
Заскрипела к поветрию мельница ,
Будет пестать детей рукодельница .

2
Все перемелется

А в Кулябовке у мельницы ,
Под луной сидят насельницы ,
Ждут помола всех мешков
И скучают без смешков .

Скоро тьма округу скроет
И дорогу ветер кроет .
Каждая вдруг холодна ,
Хоть у Бога не одна .

Вспомнила Марфуша мир ,
Где любимый был кумир .
После страсти обманул
И печально не взглянул .

Вспомнила Агафья зло ,
Как повсюду не везло .
То соседи жгут скирды ,
То отец кунак орды .

Лошадь млеет у плетня ,
Ей телега не мотня .
Смелют рожь и запрягут ,
Скарб монашки стерегут .

3
Имение у Вороны

В Андрияновке ныне морозно ,
Снег блескучий нещадно скрипит .
И кухарка на сына не грозно ,
Покричала и он не сопит .

Барин скоро приедет не нытик ,
Холодец на столы подавай !
В Петербурге мудреный политик ,
В Андрияновке ест каравай .

И грибы уминает с картошкой ,
Пироги с требухой в унисон .
Водку пьет и увесистой ложкой ,
Щи хлебает и ест патиссон .

От арбузов соленых в ударе ,
От медов и капусты вдвойне .
У Вороны в настоянном паре ,
Будет в бане витать в тишине .

-- Чабреца и мелиссы ,и хмеля ,
Ты сынок из сеней принеси .
В Андияновке крестных неделя ,
Нас Господь от лукавых спаси --

4
Берегиня красоты

Вновь на житном поле,
Есть раздолье воле .
Круг судьбы не узок
И мечта без блузок.
Вдал идет девица,
Где чиста криница.
Краски всей округи,
Не отбелят вьюги.
Не размоют ливни,
Не развеют пивни.
Красота в идущей,
Как в богине сущей -
И в душе и , в теле,
И в грядущем деле!
Окрыли нас взглядом,
Русское все рядом.

5
Светлые чувства

Покрыта льдом Ворона речка,
Село Мучкап недалеко.
Влюбленных согревает печка
И вместе дышится легко.

Дрова задорно полыхают
И пляшет пламя огулом ...
Просторы снежные вздыхают,
О переменах за селом.

Еще не скоро до капели,
До половодья и тепла.
Свистят приблудные метели,
Как соловьихи из дупла.

Она прекрасна в пеньюаре
И поцелуй как мармелад.
Пребудет к вдохновенной паре:
Душевный клад,сердечный лад.

Культура жизни не в законах,
В любви отвественной земной.
Где лед студеный на затонах,
Ворона светится весной.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 17.02.2021 в 09:33
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1