Движуха


Перебирая материалы личного архива, я обнаружил черно-белый снимок, на котором был изображен на одном из пляжей. Он напомнил мне о командировке в богом данную Феодосию. В жаркий июльский полдень главред городской газеты сообщил:
— В актовом зале феодосийского горисполкома намечена научно-практическая конференция, посвященная бизнесу в сфере культуры, искусства и туризма. На нее приглашены специалисты этой отрасли и журналисты.Если проигнорируем, то обидятся, следует уважить. В качестве фотокора поедет Александр. Напишешь репортаж, а он , нащелкает снимков.
— У нас трое Александров: Махайлыч, Иваныч и Георгиевич? — напомнил я.
— Поедет друг степей, как его назвал Пушкин.
— Понятно, Калмык, кто же еще.
За корреспондента Александра Георгиевича зацепился, словно репьях к овечьему хвосту, псевдоним Калмык. Дело в том, что прежде он работал в молодежной газете «Комсомолец Калмыкии». Из Элисты в Керчь прибыл на автомобиле «Запорожец», известном, как «мыльница». Деньги на его покупку заработал на нефтепромыслах Севера. В редакции над рукописями корпел еще один оригинал Узбек, получивший этот титул из-за прежней работы в одной из узбекских газет. Спортивные репортажи и заметки подписывал псевдонимом Кутовый, что в переводе с украинского означало угловой.
В Феодосию на рейсовом автобусе прибыли к началу рабочего дня. Первые три часа заняла экскурсия в картинную галерею Ивана Айвазовского. Меня и прежде восхищало филигранное мастерство художника, до мельчайших деталей изобразившего жемчужные кружева волн, девятый вал, картины морских сражений русского и турецкого флотов.…Затем посетили литературный музей Александра Грина, оформленный в романтическом стиле сказочной страны Гринландия.
.В обеденный перерыв всем предложили кофе-брейк с кондитерскими изделиями. Мы, как впрочем, и другие журналисты, рассчитывали увидеть на столах крепкие напитки, чтобы принять на грудь для подъема тонуса. Очевидно, организаторы решили не искушать. Ведь, пребывая под градусом, некоторые участники предпочли бы лекциям продолжение банкета за пределами здания.
Мы с Калмыком выпили по две чашки кофе, закусили кексами и пирожными.
— Не в коня корм, — огорчился коллега. — Брейк для сухих, как вобла, топ-моделей, а мне для бодрости требуется граммов двести водки, три кружки пива и шмат сала.
— Умерь аппетит, тыне шахтер, не сталевар и пахарь, чтобы уминать мясо, сало и другие высококалорийные продукты, а всего лишь репортер, — усовестил я его и, взглянув на электронные часы на стене, предложил. — В нашем распоряжении до начала конференции еще сорок пять минут. Пошли на пляж, освежимся в прохладной воде.
— Годится, — согласился он. — По пути заглянем в магазин, а то желудок пустой, как барабан. После купания, аппетит зверский.
Направили стопы в сторону моря.Увидев магазин с вывеской над дверью «Водка-вино», коллега велел:
— Давай тити-мити, я добавлю свои и куплю пол-литра «Столичной».
— Достаточно чекушки, — возразил я и аргументировал. — От пол-литра нас на солнце развезет, лыка не будем вязать. Чтобы не оскандалиться, от греха подальше.
— Ладно, — согласился Калмык. — Покупай чекушку, а я свои деньги сберегу на пиво.
На карбованцы купил чекушку, батон хлеба и два плавленые сырка «Дружок».. Знал о том, что обычно Калмык брал в дорогу ломоть хлеба, сало, вареные в крутую яйца или консервы «Кильки в томатном соусе». На сей раз, в его пакете оказался стограммовый шматок сала. С этим провиантом мы прибыли на пляж, усыпанный мелкой, отшлифованной волнами прибоя, галькой. Прежде, чем приступить к трапезе, мы окунулись в прохладу. Александр примитивным фотоаппаратом снял меня на фоне залива. Я тоже запечатлел его на снимке.Лишь после этого, наполнив пластиковые стаканы, дважды провозгласив тосты, осушили чекушку, умяли сырки и сало.
— Эх, для куража не хватает Узбека. Сообразили бы на троих и на радостях станцевали гопака, — посетовал Калмык, жонглируя пустой бутылкой. Мы скорым шагом отправились к зданию горисполкома. Получив программки и материалы,едва успели войти в зал и заняли места.
— Уважаемые дамы и господа! — с трибуны торжественно изрекла чиновница Вера Львовна в деловом бордового цвета костюме. —Мы не случайно побывали на экскурсии в картинной галереи знаменитого художника-мариниста Ивана Айвазовского и литературном музее писателя-фантаста Александра Грина, так как в ближайшей перспективе намерены реализовать бизнес-проект «Искусство без границ». На первом его этапе предложим зрителям шедевры живописи и литературы.
По статистике наибольшее количество туристов, любителей и ценителей живописи и русской словесности приходится на курортный сезон. А поздней осенью, зимой и ранней весной, посетителей картинной галереи и музея становится меньше.Люди, особенно иностранцы, лишены возможности эстетически насладиться полотнами или ознакомиться с экспонатами музея писателя.
Нашли креативное решение, по сути,инновацию. Зафрахтуем, возьмем в аренду судно и устроим плавучую выставку картин Ивана Айвазовского и других живописцев, а также редкие книги и экспонаты из музея Грина.Таким образом, благодаря плавучей выставке, от сезонности перейдем к круглогодичной работе. Шедевры не будут лежать мертвым капиталом, а пополнят казну города валютой. Тем более, что средства необходимы на содержание галереи, музея,реставрацию картин, ремонт помещений...
— Прошу задавайте вопросы, вносите предложения, — призывала к диалогу модератор конференции. Калмык проявил завидную активность.
— Чтобы валюта поступала не только в бюджет Феодосии, но и Керчи, предлагаю включить в экспозиции плавучей выставки экспонаты Керченского историко-культурного заповедника, — произнес коллега. — Полагаю, что не только болгары, румыны, грузины, турки, живущие на побережье Черного моря, но и жители средиземноморских государств, особенно греки, итальянцы, будут в восторге от артефактов, терракотовых статуэток, керамики, старинных монет, ювелирных изделий, хранящихся в Золотой кладовой музея древностей.
— Очень дельное предложение, — одобрила Вера Львовна. — В рамках культурного сотрудничества с зарубежными партнерами, никто и ничто не мешает совершить круиз в приморские города Европы, Азии, Африки
Оратор перевела дыхание, пригубила стакан с водой и продолжила:
— Если бизнес-проект окажется успешным, в чем я не сомневаюсь,то благодаря морским коммуникациям, достигнем берегов США, Канады, центральных и южноамериканских государств. А потом примемся за освоение музейно-выставочного рынка Юго-Восточной Азии, Китая, Японии и Австралии.
— Кроме экспонатов музея, предлагаю включить в экспозицию выставки полотна из картинной галереи художника-баталиста Николая Бута о героях Аджимушкая, — поддавшись магии внушения, предложил я, Александр обернулся ко мне и прошептал:
— Устроиться бы гидами, нам бы тоже перепала валюта. А то приходится шибать копейки на паленую водку и дешевое пиво. Смаковали бы пятизвездочный армянский коньяк, черную, красную, паюсную икру и прочие деликатесы.
— Мечтать не вредно. Есть шанс устроиться не гидами, а гнидами, — усмехнулся я и спрогнозировал. — Следом за артефактами и картинами на судно повалял музейные работники, научные сотрудники, искусствоведы, охранники. При безденежье много охотников на валюту.
— Будьте любезны, подскажите, как называется судно для плавучей выставки? — за моей спиной раздался густой мужской бас. — Судя по масштабности выставки, оно должно быть круизным. На прогулочном теплоходе, а тем более на катере, много картин и других экспонатов не разместишь и далеко не уплывешь.Необходимо судно большого водоизмещения, типа парома или катамарана.
После небольшого замешательства, уже без пафоса Вера Львовна призналась.
— Подходящего судна в нашем морском торговом порту нет.Обратились с просьбой в Черноморское пароходство, чтобы они поддержали наш бизнес-план и предоставили в аренду круизный теплоход. Ждем позитивный ответ.
— Тогда к чему этот сыр-бор? — возмутился обладатель шаляпинского баса. — Пустая трата времени. Это все равно, что поставить телегу впереди лошади.
Его реплика осталась без внимания, но энтузиазм по продвижению креативного проекта заметно угас. Участники под любыми предлогами, покидали конференц-зал.
Внимая планам чиновницы, я вспомнил незабвенного авантюриста Остапа Бендера из романа И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев». С каким неистощимым азартом он обещал наивным шахматистам убогий городишко Васюки превратить в столицу галактического шахматного чемпионата — Нью-Васюки. В итоге со своим компаньоном Кисой по охоте за сокровищами усопшей мадам Петуховой,. вынуждены были спасаться бегством.
— Как ты думаешь, поплывут картины по морям и океанам? — Калмык прервал мои размышления.
— Поплывут, если их пустить с берега в свободное плавание, — усмехнулся я. — На «тюлькином» флоте далеко не увезешь. Может, и к лучшему, ценные картины и экспонаты могут бесследно кануть в воду, точнее, попасть в руки аферистов.
У меня возникла мысль покинуть зал до ее завершения, но кто отметит командировку, заверив подписи печатью? Поэтому терпеливо дождались финиша. На автовокзале купили билеты на автобус, следовавший в Керчь. До отправления оставалось двадцать минут. Поскребли по карманам и насобирали на две кружки бочкового пива. Потягивая холодный напиток, Калмык с удовлетворением изрек:
— Водка без пива — деньги на ветер!
— Если бы потратились на пол-литра водки, то оказались бы банкротами, — ответил я. — Не хватило бы денег на билеты. Добирались бы на перекладных, «зайцем» или пешком. Деньги получим лишь после предоставления командировочных удостоверений и проездных билетов в бухгалтерию
Уже сидя в автобусе, Александр периодически мурлыкал себе поднос:
— Губит людей не пиво, губит людей вода…
— Калмык, не хочу отнимать у тебя хлеб,напиши репортаж о конференции.
Он подумали заявил:
— Давай за двумя подписями, а гонорар поделим по-братски.
На этом и сошлись. Это были первые годы после развала единого государства, разрыва экономических и прочих связей между союзными республиками, получившими суверенитет. К рублю из-за потери номинальной стоимости надолго приклеился ярлык «деревянный», а купоны и карбованцы называли фантиками. Не только рабочий класс, сельские труженики, но и творческие люди пребывали на мели, оказались бичами. Однако ощущался дух свободы, свежий ветер перемен, отсутствие диктата и цензуры, плюрализм мнений.
Радужные планы, благие пожелания о плавучей выставке, прозвучавшие на конференции, остались нереализованными, зато чиновники остались довольны мероприятием. Следующая командировка в Феодосию, но уже в составе группы из пяти человек,состоялась по случаю прихода на военно-морскую базу КЧФ России парома «Сахалин-6». Этого морского исполина занесло с Дальнего Востока, где он курсировал на линии Ванино — Холмск, благодаря инициативе и активным действиям спикера крымского парламента Леонида Грача и мэра Москвы Юрия Лужкова. В отличие от других крымских политиков, накануне выборов обещавших построить мост через Керченский пролив и тем самым, заполучить мандат депутата, Леонид Иванович решил повысить эффективность работы паромной переправы, а в перспективе возвести мост.
По этому поводу между правительствами Москвы и Крыма был подписан договор, установлен памятный знак,по форме похожий на печь, на которой опочивал Иван-дурачок из сказки «По щучьему велению». Планы рассыпались, словно песочный замок. Паром так и не появился на линии Крым — Кавказ. Причина банальная, в казне не нашлось средств для выполнения дноуглубительных работ и гидротехнических сооружений для безопасной эксплуатации парома. После капремонта он получил новое название «Юрий Долгорукий» и некоторое время курсировал между портами Турции и Крыма, перевозя пассажиров, челноков и коммерческие грузы.
Однажды к терминалу Керченского морского торгового порта причалил громоздкий паром "Герои Плевны", ранее курсировавший на линии Варна - Ильичевск (Одесса). Состоялась экскурсия на это судно и совещание специалистов с участием представителей прессы под эгидой спикера парламента республики. Рассматривались разные варианты по использованию этого крупнотоннажного плавсредства. Но паром в Азовском мелководном для него море, так и не появился. Радужные планы, обретя суть прожекта,остались благими пожеланиями. Лишь после строительства моста с автомобильным и железнодорожным сообщениями через Керченский пролив, прожекты, связанные с этой акваторией, иссякли и канули в Лету, но надолго сохранились в памяти.
К сожалению, современные Бендеры в костюмах, мундирах и юбках не перевелись, дадут фору литературным героям. Зачастую мероприятия, подобные конференции, в которой нам с Калмыком довелось участвовать, далеки от практического воплощения принятых решений. Проводятся ради «галочки» для имитации бурной активности, так называемой, движухи.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 15.02.2021 в 10:22
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1