8 По-нашему. СПЕЦОМ - второй периметр. Комендатура


8 По-нашему. СПЕЦОМ - второй периметр. Комендатура
«Мне нужно туда, где всё это крепится, вся проблема. Теперь я знаю, что не к спецам. Насчёт напалма и гадать не буду, но еда кончается, консервы, сухари. Хуже всего, что чай и сахар. Заказать никак, всё стопорится на таможне. Зачем, за что?»

Из городка не выехать, дальше комендатуры, то есть, через её голову не пройти. Значит, нужно идти в комендатуру.

………………………………………………..

Центральная площадь городка… В трещинах мостовой отцветшие одуванчики. На возвышении белеют руины местечкового театра, коза бродит между колонн.

С пригорка летняя цветущая земля скатывается зигзагами к преисподней: кривые переулки с засохшими деревьями, в аппендиксе одного из них стоит здание комендатуры. Всегда тут было, весной перешло командованию Спецома. Если у рядовых спецов – чужие квартиры и шикарные, стремительно разворачиваемые казармы, у начальства: облупленный, толстостенный гроб, двухэтажный. Зайдёшь и не выйдешь никогда.

Секретари в комендатуре выполняли функцию «почтовых ящиков с автоматическим поджигом» – невесёлая шутка. Заполняемые онлайн, на бланках либо на терминалах оплаты вопросы и претензии пропадали внутри этих терминалов бесследно.

Рудиментом прошлого на сайте висел график приёма начальника комендатуры. Чин Рената упустила из виду. Майор, целый полкан? Что-то вроде того. Два часа раз в две недели. Наверняка и сам забыл, что этот график ещё существует.

На сайте местоположение сорок седьмой комендатуры обозначалось невинной светло-голубой пиктограммой домика. Не то в реальности… Рената хмыкнула, завидев жуткий куб, а пока шла, вспомнила каково это, когда кости леденеют. Шлагбаум. Секьюрити в балаклавах.

«Ничего себе, у них автоматы, как у пластмассовых роботов – в половину самой фигурки».

Распечатка титульного разворота удостоверения личности. Ещё переулок, кривящийся вниз и налево. Вокруг здания нет забора. Две будки по сторонам железной двери. Опять секьюрити с закрытыми лицами. Распечатка, сканирование, проходи.

………………………………………………..

Внутри здания комендатуры – провинциальная вечность.

На полу – вытертая до цемента густотёрка цвета неотвратимой смерти, коричневого. На стенах облупленная краска оттенка мучительной смерти, грязно-зелёного. Столетней давности побелка.

Секретарша модельной внешности. Новенькая форма без погон, без блузки, ого. Неправдоподобная осиная талия.

…простите, а где кабинет… в самом конце…

Хмурый взгляд и кивок вслед Ренате, адресованный кому-то за дверью.

Длинными коридорами Ренату сопровождал клацающий звук. В отличие от всего вокруг чистый и… современный, что ли? Запахи тлена и еды, звуки из кабинетов, мелькающие за полуприкрытыми дверями мундиры – глубокое ретро, пренебрегающее посетителем, как некритичной ошибкой. Звук такой, будто сквозь стены наблюдает робот с эхолокатором на месте лица. Им наблюдает, им как языком и цокает.

Ещё поворот. В начале дальнего коридора ламы мерцают, в его тупике отсутствуют, только над кабинетом – красный светодиодный номер. Цифры распыляют далеко в темноту багровый свет, горящий цифровой крик. Номер правильный. На латунной табличке фамилию Рената опять не посмотрела, чин – полковник.

Часики, а Рената носила их ради чувства ремешка на запястье даже когда садилась батарейка, показывали полторы минуты до времени приёма. Рената обрадовалась этому, как приговорённый – отсрочке. Стрелка шла по электронному голубому циферблату плавно, без рывков, но так быстро!

«Подходящий номер у кабинета, триста двадцать первый… Обратный отсчёт: три, два, один… пуск».

Рената коснулась стальной кнопки. Не прожимаемая кнопка безмолвного звонка. Подождала, постучалась и толкнула дверь, как могла бы толкнуть гору.

«Чего я делаю? Там никого нет. Приём посетителей, это же просто условность, никому до меня это безумие не приходило в голову, только мне могло…

Дверь, клацнув, поддалась.

………………………………………………..

Родина. Дышать нечем.

Из кабинетного сумрака ударила такой силы волна многомесячного перегара, табачища и животной тоски… Первый шаг назад, второй – под волну.

– День добрый. Рената. Общественная организация Зелёное Завтра, – положила заявление на стол. – У нас тут вот, проблемы с прохождением топлива… и ещё всякого другого… через таможню…

Чудовище за столом не отозвалось ни звуком, ни жестом, едва различимое между двух мониторов. Тёмное лицо, веки Вия, по щекам лет сто сходили лавины, где-то над петлицами прорезь рта.

Правый монитор засветился, обвёл скулу полкана неоновым синим. Затем испустил расширяющийся луч на китель – на плечо, и сканер захватил все три звёздочки. Считывание, идентификация.

– Прошу извинить, – указав рукой присаживаться, совершенно трезво и быстро, как хакер в детективе, чудовище защёлкало по клавиатуре. Сотовый прижат к уху плечом, палец затыкает отверстие микрофона, через слово:

– Да, – мат, – есть, – мат, – да, есть, – тройной мат в сторону, – отложено, есть, – мат, мат, – слушаю, есть.

Негромко и рублено. В монитор чудовище не глядело. Рената удивилась, но поняла: привычка. Что бы он там ни набирал, без сомнения, в стотысячный раз.

Силой его ненависти, убойной силой, скомканного в мат и «есть» заряда привычной ненависти, можно было взрывать планеты.

Всё, баста. Луч исчез, монитор заснул. Китель сброшен.

………………………………………………..

На заявление чудовище даже не посмотрело. Переставляло ноги оно гораздо хуже, чем работало за компом, однако, стол обошло:

– Почему не через терминал.

Вопрос даже не притворялся вопросом.

Развернув другой железный стул, чудовище село перед Ренатой.

Тяжело упёртые в колени руки, расстёгнутые грязные манжеты. Вровень исподлобья смотрит, а всё равно сверху вниз. Как это у них получается? Тёмный, широкий, накрывающий как сель.

Полкан разговаривал сам с собой, целясь в Ренате в межбровье:

– За что торговаться будем?

Рената пожала плечами. Она тоже говорила не с ним, а с битой плиткой под ногами.

– Один ресурс, без вариантов… Располовинить – вот и уже два, есть выбор. Должен быть выбор? Сопротивление материала… Хоть какое-то сопротивление… Да?

Рената ждала, не пытаясь вникать.

– Сделаем так… Решай: двигаешься только ты или только я.

Она бы хихикнула, если бы ледяные кости внутри не клацали так сильно зубами.

«Где тут выбор? Прикоснуться к чему, к этому, к этому?.. Чем, шваброй? Надеюсь, он не умеет читать мысли».

Умеет. С проницательностью у чудовища был полный порядок. Да и чего здесь читать? За бескровными губами отлично виден прилипший к гортани язык. Помощь требуется.

– Только ты? – не без иронии озвучил полкан.

Рената качнула головой.

– Только я?

Рената кивнула.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: жизнь, смерть, власть,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 15.02.2021 в 00:55







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1