Неизвестное путешествие на станцию МИР. 3 часть.


Шофер, хихикая, завел мотор и тронул козелок с места.
– Здорово ты их причесал, молодец!– В восхищении заявил он.
– А вы меня в тюрьму.– С укоризной ответил Иванов.
– Служба такая, не обижайся, друг. Да и не засидишься ты там. Ты хоть премьеру на лысину наделай, все равно человек нужный.
– Точно,– поддакнул один из омоновцев,– Всем бы им на головы нагадить, особенно этим американским выскочкам.
– Один из этих выскочек по башке бутылкой от меня получил. А насчет нагадить– это уже чересчур.…Кстати, зовут-то вас как? А то вместе едем, а незнакомы.
– Меня Алексеем,– ответил самый бойкий омоновец,– напарника Николаем, а шофер вообще Ипполит.
– Что значит, вообще?– Обиделся Ипполит и, повернув голову назад, чуть не врезался в фонарный столб.
– Крути, крути свою баранку,– сказал Алексей,– Обидчивый какой! А еще гигант мысли, отец русской демократии.
– Юмор, конечно, убойный,– согласился Иванов,– а я вот вообще Стас. Мне в детстве кричали: Стас, Стас! Я в ответ: чего? А мне: хрен тебе в глаз! Но я на дураков не обижался, и ты не обижайся, Ипполит.
– Вот те на!– Насупился Алексей.– На меня уже бочку накатил.…А, ладно, сам виноват. Расскажи-ка лучше популярно, что ты там наоткрывал, и какая от этого польза будет народному хозяйству?
– Почему не рассказать? Расскажу. Поведаю даже о том, что заставило меня над этой тематикой задуматься. Ньютон, например, закон всемирного тяготения открыл, когда его в саду яблоком по голове шандарахнуло. А меня мысль о турбулентности гравитационных полей впервые в сортире посетила. Приспичило мне тогда страшно после пары пива. Ну, я, как положено, встал перед унитазом, приготовился кайф ловить. Да. А крышку я только что итальянскую купил, и она, сволочь, в бочок отечественный упиралась и еле-еле в вертикальном положении держалась. А в тот раз и вовсе захлопнулась, да как шмякнет меня по причинному месту– чуть импотентом не остался. Выругался я, на чем свет стоит, да призадумался. И с тех самых пор проблемами гравитационных полей занимаюсь.
– Чертовски поучительная история,– сказал Ипполит,– но я по этому поводу вот о чем подумал; уродись ты, не дай Бог, бабой, и не случилось бы нового слова в науке и технике.
– Бабам рожать положено, а не науками заниматься,– возразил Алексей,– а уж когда рожаешь, это тебе не крышкой по концу, куда как хуже.
– Откуда такие сведения? Уж не сам ли рожал?
– Жена рассказывала– буркнул Алексей.
– А ты поведай ей, что роды ихнии– еще цветочки. Вот когда мне однажды на я… наступили, это, скажу вам, братцы, настоящая преисподняя была.
– Ну и ересь вы несете, слушать тошно!– Сказал, молчавший до сих пор, Николай
– Что, в интеллигенцию записался?– Иронически спросил Алексей.– Кстати, приехали.…Эй, Ипполит, куда мимо СИЗО попер?
– СИЗО от нас не убежит, а вот с умным человеком поговорить, не каждый раз случается.
– Разве?– Удивился Алексей.– Неужели я такой молчун?
– Да уж лучше бы глухонемым был.
– Во, нахал!
– Стас, в чем же твой бурбулентный граматорий состоит?– Спросил Ипполит.
– Метод мой несколько иначе называется, а именно турбулентностью гравитационного поля. Принцип его действия объяснять долго, да и затруднительно для непрофессионалов. А вот что из этого метода можно получить практически…Ну, например, невесомость создать на замкнутом участке, или, наоборот, так силу тяжести увеличить, что не только человека– танк в лепешку раздавит. В космос можно без ракетных двигателей летать, да и без скафандров, защитив себя гравитационной оболочкой.
– Полетели? – Загорелся Алексей.
– Куда это, на ночь глядя?– Спросил более осторожный Николай.
– В космос, конечно. А, Стас?
Иванов кивнул головой и что-то перещелкнул на своем браслете
– Ой, екарный бабай!– Заорал Ипполит.– Дорого-то где?
– Поехали!– Крикнул Алексей радостно.
– Гагарин хренов– подвел итог Николай.
Буквально за считанные секунды дороги превратились в узкие ленточки, а дома в спичечные коробки.
– Упадем, мать твою! Поворачивай назад, профессор сраный!– Завизжал Николай.
– Постыдился бы, омоновец ведь!– Попытался урезонить его Алексей.
– Но не космонавт же.
– Не дрейфь, ребята, мы уже на орбите, так что не упадем,– сказал Иванов,– поглядите, красота-то какая; и солнце, и звезды светят, и Земля голубая, прямо дух захватывает!
– У нас в управлении тоже есть один голубой– сказал Ипполит.
– Ну и пошляк ты!– Разозлился Стас.– Еще раз ляпнешь подобное, вылетишь из уазика прямо на землю, и сгоришь метеором.
– Все, начальник, все, молчу, как рыба– испугался Ипполит.
– А что это за каракатица прямо по курсу?– Спросил Алексей, указывая на странное сооружение, парящее километра за два впереди.
– Это станция МИР, ребята, нам крупно повезло. Придется им визит нанести.– Обрадовался Иванов.
– Сейчас догоним!– Сказал Ипполит и нажал на газ.
– Да куда ты суешься со своей никчемной педалью,– засмеялся Стас,– здесь я командую, а ты сиди, как турист, да по сторонам глазей.
– Только дверцу не открывай, а то вакуум как хлобыстнет вовнутрь, и хана!– Предупредил Николай.
– Какой вакуум, деревня!– Рассмеялся Стас.– От вакуума нас гравитационная оболочка спасает, а не ваша гни лая развалюха.
Милицейский уазик за несколько минут догнал станцию и завис перед одним из ее иллюминаторов.
– Давайте-ка вашу рацию– попросил Стас.
– Не будет она здесь работать. И частота не та, и мощности не хватит– возразил Николай.
– У меня даже гвоздь ржавый заработает,– отрезал Стас,– давай рацию, кому говорю!
– Держи, коли так.
Иванов пощелкал что-то на своем браслете, затем на рации что-то переключил и, поднеся ее ко рту, забасил деловито:
– Эй, на МИРЕ, как вас там, Витязи, кажется, выглянете в иллюминатор со стороны Земли.
– Это ЦУП?– послышался ответ с МИРа.– В чем дело?
– Не ЦУП это вовсе. Наши позывные Козелок-1. Гляньте в окошко.
– Витязи, говорит ЦУП. Что у вас за проблемы? Какие еще козлы объявились?
– А вот за козлов ответите– обиделся Иванов.
– ЦУП, ЦУП., это Витязи. Сами не понимаем, кто в эфире. Требуют, чтобы в иллюминатор посмотрели.
– Ну, так посмотрите.
– Мать твою за ногу!– Завопили оба Витязя хором, выглянув в нижний иллюминатор.
– Что там у вас? НЛО, что ли?
– Хуже. Автомобиль.
– Какой еще автомобиль?
– Милицейский уазик с мигалкой. ЦУП. А ЦУП, заберите нас отсюда, мы домой хотим!
– Хватит хором говорить, словно сиамские близнецы. Полковник Володин, наведите камеру на неопознанный объект.
– Есть, навести камеру!– Ответил Володин и выполнил приказ, хотя руки у него и дрожали.
– Вот это да!– Удивились в ЦУПе.– И, правда, ментовская тачка!
– Я боюсь!– Заскулил Володин.
– Это еще почему? У тебя, что, с милицией проблемы?
–А у кого их нет,– подал голос и второй член экипажа, бортинженер Аверченко,– милиция, она и к столбу прицепится.
– А, может, они за нами и прилетели?– Добавил Володин.
– Ну, хватит дурака валять! Это всего лишь мираж. Мираж, он и в космосе– мираж.
– Какой я вам мираж!– Возмутился Стас.– Я великий русский ученый Станислав Петрович Иванов со своими телохранителями. Открывайте ворота, принимайте гостей!
– Какие ворота!– Заорали из ЦУПа после небольшой паузы.– Изыди, сила нечистая! (И уже куда-то в сторону от микрофона) Сева, патриарху Алексию срочно звони, может он поможет.
– А чего с психами разговаривать!– Махнул рукой Стас, и двинул козелок прямо на станцию.
Тут и омоновцы в уазике заорали, и Витязи на МИРЕ, а уж что в ЦУПе творилось, вообще описанию не подлежит.
Но уазик не разбил вдребезги станцию, да и сам ни царапины не получил. Он просто вошел наполовину сквозь обшивку МИРА, да так и остановился. И никакой разгерметизации.
– Открывай передние дверцы, Ипполит,– сказал Иванов,– идем в гости к покорителям вселенной.
Когда компания кое-как покинула уазик, тыкаясь, ввиду отсутствия веса, во все углы, он снова просочился сквозь обшивку МИРА, но уже в обратную сторону, и завис на прежнем месте в пространстве.
– ЦУП, а ЦУП,– крикнул Иванов в микрофон,– нас теперь шестеро, так что готовьте новый прогресс со жратвой.
– Изыди, изыди, Сатана!– Не унимались в ЦУПе.
– Да вы что, любезные,– не на шутку возмутился Иванов,– совсем уже материалистическое мировоззрение потеряли? Пора бы уже сообразить, что в космос не только с помощью ракетной техники можно летать, но и посредством перераспределения гравитационных полей, что я и проделал, в конце концов. Вот они– мы, без рогов и хвостов, вполне приличные российские граждане, прошу любить и жаловать!
– Но деньги, где мы деньги на вас возьмем при нынешнем кризисе? Какие еще могут быть прогрессы, один регресс в наличии.
– Вот, это уже по делу заговорили. Но не беспокойтесь, пошутил я насчет вашего грузовика, они больше не понадобятся. Я все, что надо безо всяких кораблей сюда доставлю, также, как себя с ребятами. Наступила новая эра в развитии космонавтики, господа-товарищи! Хотите, мы на вашем стареньком МИРЕ прямо сейчас на Марс махнем? А наш уазик вместо посадочной ступени используем. Хотите?
– Обмозговать надо– ответили из ЦУПа.
– Ну, мозгуйте, а я отдохну пока. Кстати, почему ваши Витязи словно в рот воды набрали? Мы к ним в гости, понимаешь ли, а они на нас волками.
– Гостям всегда рады– хмуро сказал Володин, не отошедший еще от воистину космического стресса.
– А уж я как рад!– Согласился с командиром бортинженер Аверченко. Затем, обращаясь непосредственно к омоновцам, спросил шепотом:
– Ребята, а вы, правда, не по мою душу?
– А чего натворил-то?– так же шепотом спросил Алексей.
– А ты не знаешь?
– Откуда же я могу знать?
– Так по кой хрен ты ко мне привязался, мусор!– Воодушевился Аверченко и уплыл в соседний отсек.
– Неужели и в космонавты бандюги пролезли? – Вздохнул про себя Стас, но, подумав, решил, что бортинженер просто шутки шутит.
Да и что не пошутить при случае; летают они по орбите месяцами, а то и годами– с ума можно сойти от скуки, а тут неожиданные визитеры появились, чем не повод похохмить?
– ЦУП вызывает Витязей!– Снова раздался голос в эфире.
– Витязи на связи– ответил полковник Володин.
– Здесь премьер-министр России, хочет говорить с господином Ивановым
– Чего надо господину премьеру от товарища Иванова?– Проворчал Стас.
– Ну, пусть, товарищ.– Согласился премьер, выходя на связь.– Видите ли, товарищ Иванов, Вы, конечно, талантливый ученый, но единоличное использование институтских разработок– дело подсудное. Да и хулиганство на симпозиуме отнюдь Вас не красит.
Стас усмехнулся, но промолчал.
- Вот видите, Вам и сказать нечего,– воодушевился премьер,– давайте-ка господин, извините, товарищ Иванов, возвращайтесь туда, откуда прибыли, и по добру отдайте аппаратуру ее хозяину.
– А кто хозяин, позвольте спросить?– Поинтересовался Стас.
– Господин Сорос. Он ведь финансировал все разработки.
– Интересно, интересно,– подумал Стас,– на симпозиуме говорилось о совместном использовании открытия, а оказывается, американцы все под себя гребут, а значит и меня хотят в свою гребаную Америку вывести, дабы я против своей страны работал. Не выйдет!
– Ну, что же Вы замолчали?
– Вы, простите, премьер-министр какой страны?– Обозлился Стас
– Не задавайте глупых вопросов!– Вспылил и премьер.
– Ну, так не делайте мне глупых предложений. Я, конечно, не государственный деятель, но гражданином России являюсь и никакие посулы, или угрозы не заставят меня передать свое, подчеркиваю– свое изобретение американским ублюдкам!
– Господин Иванов, Вы забываетесь! Есть соответствующие договоры и, как бы ни хотелось нам единолично владеть вашими разработками, это неприемлемо с точки зрения международного права
– Да ко мне-то это право какое отношение имеет? Если институт и заключал какой-то договор, я о нем ничего не знаю. Я два года зарплату не получал, и денег вашего Сороса в глаза не видел. И аппаратуры импортной тоже. Все сделал один, на старье, которое еще с советской власти осталось. Поэтому открытие это мое, и только мое! И обнаглевшие янки его не получат.
– А за электроэнергию кто платил?– Не растерялся премьер.– Если бы не Сорос, ваш институт давно бы без электричества остался. Так что спускайтесь с небес на землю, и здесь Вас не обидят.
– Возможно,– согласился Стас,– зато Россию обидят, и Вы будете в числе главных ее обидчиков.
Премьер-министр развел руками и сказал с досадой:
– С Вами трудно разговаривать, господин Иванов, но, поверьте, дело настолько серьезное, что мы найдем на Вас управу.
– Во-первых, не господин я! Ибо не нравится мне это слово. Потому что, если есть господа, то есть и холопы, а я против подобного мироустройства. Впрочем, Вам я действительно не товарищ. Зовите меня Станиславом Петровичем. А во-вторых, что за управу вы можете на меня найти. Я наверху, вы внизу, не допрыгните. А захочу, и подальше улечу
– Хорошо, Станислав Петрович, поговорите-ка с господином Клинтоном. Может быть, он немного остудит Ваш пыл.
– Клинтон?– Удивился Стас.– А, это тот, что саксофоном не расстается. Что же, можно и с ним парой слов перекинуться. Удивительно только, что российский премьер угрожает российскому же гражданину президентом иностранного государства. Дожили!
– Витязи!– Послышался в эфире голос с иностранным акцентом.– Говорит НАСА. Вы нас слышите?
– Ага!– Ответил Стас.– Век бы вас не видать и не слыхать!
Российский премьер исчез с экрана монитора, и на нем появился господин Клинтон, собственной персоной. Но не успел он и рта раскрыть, как Иванов издевательски закричал в микрофон:
– А, саксофонист хренов! А где же твоя Моника?
В эфире возникла пауза для перевода приветствия Стаса на английский.
– О′кэй, о′кэй!– Сказал, наконец, Клинтон со своей неизменной улыбкой.– У меня нет проблем.
– Какое совпадение!– Обрадовался Стас.– У меня их тоже нет.
– У Вас они есть, господин Иванов,– ответил Клинтон, выслушав перевод,– несоблюдение Россией своих обязательств может повлечь за собой весьма негативные последствия. Это и не предоставление кредитов, и международные санкции, и, наконец, ввиду чрезвычайной важности сложившейся ситуации, затрагивающей жизненные интересы Америки, силовую акцию. Я думаю, вы осознаете, что сегодняшняя Россия не сможет противостоять Соединенным штатам, а, тем более, НАТО в целом.
– Ого!– Обрадовался чему-то Иванов.– Уже и угрозы в ход пошли. Однако Вы ошибаетесь; ни одно государство в данный момент не сможет противостоять мне, а, значит, России. Я за считанные мгновения могу уничтожить всю вашу военную мощь, да и вашу паршивую страну в придачу! Нужны доказательства? Пожалуйста!
Стас поколдовал над своим браслетом, и через несколько секунд рядом со станцией появилась американская подводная лодка типа Мимитмен, выуженная с боевого дежурства в Тихом океане.
– Полковник Володин, направьте камеру на субмарину– приказал Стас.
Полковник Володин исполнил приказание самозванного командира, и господин Клинтон тут же впал в ступор от увиденного.
– Я могу поднять на орбиту и выкинуть в дальний космос весь ваш флот, все ракеты, да и всю Америку с ее нахальным населением. Так что не зарывайтесь, господин Клинтон.…А хотите, Вас сюда подниму? Вместе с саксофоном? И будете мне интернационал играть, пока ноги не протяните. Вот так вот! В мире появилась новая сила, с которой всем придется считаться.… Подводную лодку вместе с ракетами мы подальше забросим, нечего ей около наших берегов околачиваться. А экипаж ее сейчас на надувных плотах около острова Шикотан дрейфует, все живы-здоровы, только умом слегка тронулись.…Прощайте, господин Клинтон, желаю Вам найти утешение в объятиях мадам Левински. А Вам, господин российский премьер-министр, настоятельно рекомендую подать в отставку, ибо Ваши личные интересы прямо противоположны интересам России.
Все, конец связи!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 13.02.2021 в 18:20
© Copyright: Сергей Сухонин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1