НАВАЖДЕНИЕ



Наваждение

Сценарий фильма

Земля видна из глубокого космоса как голубая точка рядом с желтой звездой. Земля приближается, растет, превращается в голубой шарик, известный всем по фото со спутников, и вот уже мы падаем через слои облаков… Земная поверхность обретает свой объем, морщинится рельефом гор и рек, видно, что мы падаем на город. В городе узнается Москва. Земля приближается все быстрее, падение ощущается все острее, ожидание катастрофы нарастает. Виден внутренний двор 9-ти этажного дома, скверик с жиденькими посадками чахлых деревьев, скамейки… падение на одну из скамеек неизбежно. Но оно прерывается резко и неожиданно беззвучно.

Крупным планом - на скамейке лежит старая пожелтевшая фотография молодого мужчины, сбоку красивым почерком выведена надпись. Взгляд успевает прочесть строки: «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу». Мужские руки берут фотографию. Переворачивают. На обратной стороне карандашом – Никифоров А.С. 1935 г. Мужской голос бормочет: «Зайку бросила хозяйка, под дождем остался зайка…»

Голос принадлежит мужчине в форме полицейского явно предпенсионного возраста. Он достает из старого дипломата-мыльницы замусоленную записную книжку, копается в ней. Что-то недовольно бурчит. Фото кладет в записную книжку. Он осматривает двор с зачатком скверика и дом, полукругом окружающий этот мрачный колодец. Скорее всего, на дворе сейчас ранней утро, но определить это точно мешают серые тучи и общая промозглая атмосфера непонятно какого времени года. Деревья облезлые… или еще не до конца распустившиеся… или они всегда в состоянии полусмерти. Газон бурый, полувысохший, замусоренный, задавленный многочисленными машинами, припаркованными как попало… В центре полуживой фонтан, в замусоренную воду которого капают жалкие капли с зонтика, под которым прячутся голые гипсовые мальчик и девочка, впрочем, кто из них кто, разобрать сложно из-за толстого слоя облупившейся краски. Во дворе кроме полицейского ни одной живой души. Окна тоже темные, мертвые. Все-таки это раннее утро. На этом фоне идут титры.

Мужчина снова бормочет: «Никифоров… не помню таких». Вздыхает, убирает записную книжку в старый черный пластиковый дипломат-мыльницу. Решительно идет в сторону первого подъезда. Уверенно нажимает код домофона. Ясно, что он здесь не впервые… Слышится голос, декламирующий строки «Божественной комедии»:

«Не помню сам, как я вошел туда,

Настолько сон меня опутал ложью,

Когда я сбился с верного следа.

Но, к горному приблизившись подножью,

Которым замыкался этот дол,

Мне сжавший сердце ужасом и дрожью,

Я увидал, едва глаза возвел,

Что солнца свет, повсюду путеводный,

Уже на плечи горные сошел.

Тогда вздохнула более свободной

И долгий страх превозмогла душа,

Измученная ночью безысходной.

И словно тот, кто, тяжело дыша,

На берег выйдя из пучины пенной,

Глядит назад, где волны бьют, страша,

Так и мой дух, бегущий и смятенный,

Вспять обернулся, озирая путь,

Всех уводящий к смерти предреченной.»



Этот голос не принадлежит полицейскому… Потому что тот недоуменно озирается, ища источник звука. Понимая, что голос этот звучит в его голове, ожесточенно трет лоб, бормочет что-то о лишнем пиве вчера вечером. Возникает первый крошечный флэш-бек: сурово спартанская комната участкового и спящий в кресле Ермолаев с банкой пива в руке перед орущим телевизором. В ответ голос, только что читавший стихи, глумливо хмыкает что-то вроде «ну-ну» и смолкает. Из-за туч выглядывает солнце… Впрочем, его луч едва достигает дна двора, окруженного девятиэтажным кольцом…

Мужчина входит в подъезд. Сразу справа дверь в помещение, которое обычно занимает консьержка. Дверь вполне себе приличная, если бы не монтажная пена, торчащая из щелей по краям… Мужчина звонит. Звонит долго и требовательно, пока за дверью не слышится недовольный заспанный голос, говорящий с сильным акцентом: «И кито тама?»

Мужчина автоматически отвечает: «Ваш участковый капитан Ермолаев Сергей Семенович! Тьфу на тебя, открывай, Гымнаныч! Дело есть. Тебе все равно давно пора на работу, дворник ты хреновый!» Дверь нехотя приоткрывается, в щели становится виден тощий маленький кореец в замусоленном халатике. Он сонно моргает и миролюбиво отвечает: «Зачем ругаешься? Ким Гым хороший дворник. Я вчера все прибрал. Участок чистый. Ночью снег-дождь не идет, Ким Гым спит.»

ЕРМОЛАЕВ

Чисто – не чисто… а уже рабочий день твой идет. Фонтан вон опять забился. Почистить надо!

КИМ ГЫМ

Я вчера чистил, утром чистил, вечером чистил… зае… замучил твой фонтан! Мотор не работает! Зачем фонтан? Холодно для фонтан!

ЕРМОЛАЕВ

Положено! Проверка должна быть. Проверят, потом отключай. Да я к тебе не по этому дебильному фонтану. Старинное фото вот на скамейке нашел. Кто-то оставил, а это небось семейная ценность… вот.

Достает из дипломата фотографию, дает Киму. Тот равнодушно смотрит. Отдает.

КИМ ГЫМ

Вечером вчера не был. Точно помню. Ким всегда подбирает, когда кто потеряет. Зонтик, кукла, кошелек… Ким честный. Хозяин придет, Ким проверит и отдает. Зачем Ким плохая карма?

ЕРМОЛАЕВ

Да знаю я! Просто спросил. И кто ночью во дворе фотоальбомы рассматривать станет? У нас и фонари-то едва светят… мне уж столько жалоб написали, а что я, за фонари отвечаю? И за свет, и за фонтан, и за зелень… у меня своих забот полон рот!

КИМ ГЫМ

Сергей Семеныч хороший участковый. Все знают. И ты всех знаешь.

ЕРМОЛАЕВ

Значит, не всех. Никифоров А.С. Не помню я у нас Никифоровых.

Прячет книгу в дипломат.

КИМ ГЫМ

Значит, хорошие люди. Не хулиганы. Не алкаши. Зачем тебе их знать? Тебе плохие люди знать надо!

ЕРМОЛАЕВ

Иногда и с хорошими людьми пообщаться хочется…

КИМ ГЫМ

Я хороший человек. Ты приходи в гости! Ченеояннеьтянъкуи угощу! Общаться будем!

ЕРМОЛАЕВ

Ну тебя! Опять подсунешь острую пакость… а я потом желудком неделю мучайся! Что корейцу хорошо, русскому изжога! Спасибо за приглашение, конечно… пойду я! А фонтан все равно почисти! Смотреть противно… начальство проедет, я сигнал дам, отключишь.

КИМ ГЫМ

Ермолаев хороший участковый человек! Не уходи на пенсию!

ЕРМОЛАЕВ

Еще как уйду! Надоело все хуже корейской редьки! Хоть вешайся… Пока, Гымнаныч!

КИМ ГЫМ

Пока, Семеныч!

Двери закрываются. Участковый озадаченно смотрит на фото. Бормочет: «Ну ладно… сам найдется.» Прячет в карман. Идет в следующий подъезд. Снова в голове звучит голос. « И мы пойдем с тобой великой чащей, я разумею – чащей душ людских». Ермолаев бурчит: «Дурдом. Нет, на пенсию! И скорее…» Идет мимо кустов сирени, высаженных под окнами 1 этажа. Внезапно видит в кустах диджея с установкой, который увлеченно что-то настраивает, извлекая совсем неожиданные звуки. В окне за его спиной смутно виден мужчина, напоминающий того, что на фото. Он машет рукой участковому, но тот не замечает, наблюдая за музыкантом. Опять качая головой, произносит: «Настоящий дурдом!» и идет к следующему подъезду.

Дверь во второй подъезд отличается от первой двери своей странной расцветкой… она выкрашена в веселенький розовый цвет, который впрочем уже загрязнился и местами вовсе облупился… И здесь участковый уверенно набирает номер домофона. Холл второго подъезда чист и украшен цветочками на подоконнике, возле двери старый вытертый коврик, однако заметно, что когда-то это был кусок роскошного ковра с каким-то эротическим рисунком… Голые тела, о которые вытирают ноги.

Квартира № 18. Участковый жмет кнопку звонка. Тишина. Тогда стучит в дверь. Напротив открывает соседка. Что-то неуловимое выдает в ней проститутку... То ли почти полное отсутствие одежды под халатом, то ли сам полупрозрачный халатик. То ли взгляд - оценивающий участкового.

СОСЕДКА

Вы к этой психованной? А зачем вам она? Может, я вам чем-то помогу?

ЕРМОЛАЕВ

Доброе утро! Я ваш участковый капитан Ермолаев Сергей Семенович. Мне нужно поговорить с вашей соседкой. На нее жалоба поступила... Вы не знаете, она дома?

СОСЕДКА

Дома она! Дома эта гадина! И плевать ей на ваш звонок!

ЕРМОЛАЕВ

А вам-то она чем насолила?

СОСЕДКА

А зачем она лезет в чужую личную жизнь? Какое ей дело, кто к нам ходит? Просто завидует чужому успеху у мужчин. А вот к ней-то никогда никто не ходит! Кому нужна такая ненормальная?! Да вы заходите, я вам все-все расскажу…

Буквально затаскивает участкового в квартиру. Квартира внутри кажется гораздо больше, чем можно было бы предположить… похожа на лабиринт. Длинный извилистый коридор, почему-то выкрашенный в кровавый цвет. Двери в многочисленные комнаты… Из-за них слышатся стоны… или только кажутся. Соседка приводит участкового на кухню. Она тоже в красных тонах.

СОСЕДКА

Давайте я вам кофе приготовлю? А то утро раннее, а ведь вы еще не завтракали, не так ли? Вы ведь один живете, я вижу…

ЕРМОЛАЕВ

И как это вы разглядели?

Соседка начинает варить кофе, периодически наклоняясь, чтобы достать из тумбочки то кофе, то сахар, то турку, то кофемолку… почему-то все это хранится внизу. А Ермолаев мучительно отводит глаза от пышного зада, едва помещающегося в черные трусики, очень хорошо просвечивающие через розовый прозрачный халатик. А вот кофейный сервиз хранится над головой участкового, поэтому чтобы достать чашку с блюдцем, соседка тянется через мужчину, едва не упираясь вываливающимся бюстом ему в лицо. Причем делает она это все с видимым наслаждением, непрерывно говоря и жестикулируя.

СОСЕДКА

Мужчина, живущий один, выглядит как беспризорник. Не потому что грязный или неухоженный, а потому что всегда голодный… ну вы понимаете, о чем я?! У него взгляд хищника, питающегося полгода сеном… Даже если у него куча женщин, он думает, что все они только хотят его сами съесть… да вы не краснейте, я же понимаю, что вы уже лев, выгнанный из прайда, которому осталось до пенсии… сколько вам до пенсии?

ЕРМОЛАЕВ

Неважно. Скоро. Я к вам не за этим… вы обещали про соседку…

СОСЕДКА

У нее климакс. С детства. Она и в психушке лежала, ее там закололи так, что она о сексе только из книжек знает. А вот мы…

ЕРМОЛАЕВ

Кто это мы? У вас в квартире еще кто-то прописан?

СОСЕДКА

Все законно, лев вы наш! Это моя сестра! И жилплощадь позволяет! Да я вас сейчас познакомлю! Сестренка, у нас гость! Холостой!

Соседка уходит, а на кухню заходит ее сестра, фантастически похожие на нее, словно близнец. Но разительно отличается одеждой, голосом, повадками. Участковому начинает казаться, что перед ним проходит парад-алле женщин на любой самый изысканный вкус сексуального маньяка. Сестра неожиданно оказывается одновременно во всех углах маленькой кухни и даже на коленях Ермолаева… И она непрерывно говорит… Короткие вспышки действительности.

СЕСТРА (сзади)

- Вы так напряжены… хотите я вам сделаю тайский массаж? Течение энергий через соски женской груди снимает всякие комплексы!

СЕСТРА (рядом, прижимается грудью)

- Что вы делаете после работы? Вы всегда носите с собой наручники, проказник?

СЕСТРА (напротив, подливает кофе)

- Я закончила курсы эротической кулинарии… вы ели суши из пупка женщины?

СЕСТРА (у плиты с ножом в руке)

- Ты смотришь так, потому что ты раб гендерных стереотипов, а я всегда поступаю с мужчинами так, как они мечтают поступать с женщинами, то есть я использую их и выбрасываю высохшую телесную оболочку!

СЕСТРА (на коленях, оседлав мужчину)

- Мечтаешь сыграть злого полицейского? Отшлепай свою дрянную девочку, свою нимфетку, свою Лолиту!

Внезапно сознание участкового проваливается в прошлое. Он видит себя в возрасте 7 лет в саду, окруженным со всех сторон цветущими кустами, как в раю… и слышит девчоночий голос: «Я сейчас! Не подглядывай!» Из кустов высовывается голая рука, потом нога, потом появляется девочка лет 12 в мамином шелковом халатике, который ей сильно велик. Она шепотом рассказывает как страшилку:

ДЕВОЧКА

А потом отец увидел их вдвоем в саду, они были голые… и он рассердился на них, и приказал им выйти на главную площадь города и заставил их раздеться перед всеми… Ну, раздевайся!

МАЛЬЧИК

Я не хочу…

ДЕВОЧКА

Ты испугался! А он не побоялся, потому что он любил ее! Вот ты меня любишь?

МАЛЬЧИК

Я не буду раздеваться.

ДЕВОЧКА

Значит ты не мужчина! А я могу раздеться… я не боюсь! И они занялись сексом у всех на виду…

Распахивает халатик, мальчик зажмуривается. Прошлое исчезает.

ГОЛОС

«О, знал ли ты иль кто-нибудь,

Какая нега и мечта какая

Нас привела на этот горький путь!» - спросила вошедшая хозяйка странно знакомым мужским голосом. И участковый пришел в себя.

ЕРМОЛАЕВ

Ты кто? Что вы мне тут налили?

СОСЕДКА (своим голосом)

Кофе. Хороший, кстати… а вы тут уснули. Тяжелая работа! А наша соседка просто недотраханная истеричка. Но я заявлений на соседей не пишу. Это они на нас пишут. А мы с сестрой такие хороооошие…

И она призывно облизывает губы…

ЕРМОЛАЕВ

Спасибо за информацию.

СОСЕДКА

Всегда буду рада... помочь... Сергей Семенович.

Провожает из квартиры. Соседка закрывает дверь. Участковый снова звонит в квартиру напротив, но с тем же результатом. За дверью тишина.

А на улице льет дождь. Участковый быстро перебегает к следующему подъезду. Быстро врывается в подъезд, захлопывает дверь. Дверь почему-то стеклянная, и потоки воды не дают рассмотреть ничего на улице. Ермолаев прижимается лбом к стеклу. В голове опять звучит голос…

Едва ко мне вернулся ясный разум,

Который был не в силах устоять

Пред горестным виденьем и рассказом, —

Уже средь новых пыток я опять,

Средь новых жертв, куда ни обратиться,

Куда ни посмотреть, куда ни стать.

Я в третьем круге, там, где дождь струится,

Проклятый, вечный, грузный, ледяной;

Всегда такой же, он всё так же длится.

Тяжелый град, и снег, и мокрый гной

Пронизывают воздух непроглядный;

Земля смердит под жидкой пеленой.

Когда Ермолаев отрывает голову от холодного стекла, он видит за стеклянной дверью смутный силуэт… он постепенно тает в пелене дождя. Ермолаев распахивает дверь подъезда, но на улице сухо, пасмурно и совершенно обыденно. И никого во дворе нет!

Участковый идет на третий этаж, сверяется с номером квартиры (а номер квартиры 27) в своей записной книжке, звонит в дверь. Слышится жизнерадостный голос: «Иду, иду!». Дверь распахивается, на пороге очаровательный толстячок в женском кухонном передничке. На передничке рисунок мускулистого мачо в набедренной повязке…

ЕРМОЛАЕВ

Я ваш участковый капитан Ермолаев Сергей Семенович. Вы писали заявление… недавно.

ТОЛСТЯК

Я писал не одно заявление, а пять. И не недавно, а очень давно. Последнее неделю назад. Но я не сержусь, вы же так заняты! Я все понимаю! Вон на вас лица нет! Форма просто висит! Вы ведь еще и не завтракали? Конечно, о чем я говорю!? Проходите, я только что сел завтракать, вот вы и составите мне компанию! А за столом я и расскажу вам мою печальную историю! И не думайте, что это всё только моя прихоть, это очень, очень важно!

Непрерывно говоря сладким приятным голосом, толстяк увлекает участкового на кухню, блистающую чистотой. На столике сервирован завтрак на две персоны…

ЕРМОЛАЕВ

Но вы кого-то ждали…

ТОЛСТЯК

Я всегда накрываю на двоих! Так не очень остро чувствуешь свое одиночество! Правда, приходится съедать двойную порцию… но ужин я отдаю врагу, то есть своему желудку… ха-ха-ха! Присаживайтесь! Кушайте! У меня всегда все самое свежее и самое изысканное! Знаете, когда работаешь кулинарным экспертом, надо поддерживать свои вкусовые рецепторы в боевой готовности!

Ермолаев садится, смотрит недоуменно на сервировку, не зная, как разобраться в сложном наборе ножей, ножичков, вилок, щипчиков, ложечек и совсем уж непонятных приспособлений… На тарелке суперсложное сооружение из совершенно незнакомых ингредиентов.

ЕРМОЛАЕВ

И что это у вас на завтрак такое?

ТОЛСТЯК

Сам не знаю! Вот поэкспериментировал из того, что осталось в холодильнике после недели тайской кухни. Я решил назвать это – «удивление бамбуковой улитки перед смертью в желудке розового дрозда»! Правда, поэтичненько?

ЕРМОЛАЕВ (принюхиваясь)

А съедобно?

ТОЛСТЯК

Ну… все составные части по отдельности были съедобны… а термическая обработка была минимальной. Ну, пробуйте! Мне очень важно знать ваше мнение! Я хочу открыть свой ресторан, чтобы показать всем, на что способен кулинарный эксперт с 20-летним стажем!

ЕРМОЛАЕВ (беспомощно смотрит на приборы)

И чем ЭТО есть?

ТОЛСТЯК

Да ешьте чем хотите! Хоть руками! Мы же не на приёме английской королевы!

Ермолаев осторожно берет какую-то штучку, сует в рот, пытается жевать… на удивление, ему нравится, далее он действует уже смелее, жует все увереннее, под конец, урча, вылизывает тарелку… бросает жадный взгляд на тарелку толстяка, но одергивает сам себя.

ЕРМОЛАЕВ

Давайте поговорим о деле?

ТОЛСТЯК

Разумеется! Скажите, ЭТО было вкусно?

ЕРМОЛАЕВ

Ну… да. Только я не понял, что я ел. Но вкусно… да. Но это к делу не относится…

ТОЛСТЯК

Как раз относится! Очень относится! Я написал жалобу на соседку по лестничной квартире – квартира номер 25. Жильцова Любовь Аристарховна, кажется… Антихреновна, я ее так назвал, чтобы не забыть! Она каждое утро печет оладьи на жутко прогорклом свином сале!

ЕРМОЛАЕВ

Ну и что?

ТОЛСТЯК

Это просто химический терроризм! Дым стоит на весь подъезд! Обед у нее томится на плите три часа, не меньше! Представляете, каждый день щи из квашеной капусты!

ЕРМОЛАЕВ

Ну, говорят, они полезные…

ТОЛСТЯК

Но запах!!! А вечером жареная рыба! И так постоянно!!! Это же настоящий террор, газовая атака! У меня сбоит обоняние, я не могу отличить белый трюфель от черного! Запах кофе просто исчез! Свежие огурцы для меня теперь пахнут лесными клопами!

ЕРМОЛАЕВ

Ну вы с нею поговорите…

ТОЛСТЯК

Ей 89! Она глухая! Но здоровая как мумия фараона!

ЕРМОЛАЕВ

И что вы предлагаете?

ТОЛСТЯК

Нет, это вы что мне предлагаете? Переехать? Пришить старушку? Нанять черных риелторов? А давайте, я вам заплачу, а вы ее… ну, нейтрализуете? А хотите, я стану вашим личным поваром? Пожизненно? Еда в моем ресторане бесплатно до конца ваших дней? Только избавьте меня от ее оладушек! Ну вы же в органах, вы все можете! Дом для ветеранов… халупа в деревушке… детская коляска переехала! Что угодно!!! Иначе я повешусь. И моя смерть будет на вашей совести!

ЕРМОЛАЕВ

Ну знаете…

ТОЛСТЯК

Вторую порцию будете?

ЕРМОЛАЕВ

Если только чуть-чуть…

И опять сжирает все с нечеловеческим урчанием, словно голодный кот печенку…

ТОЛСТЯК

Я вижу, вам нравится… это ерунда по сравнению с тем, что я мог бы сотворить, имея свой ресторан. Хотите, я назову его вашим именем?

ЕРМОЛАЕВ в зеркале за спиной Толстяка видит собственное отражение: толстая харя с остатками еды в зубах… глаза безумные, голодные… он резко хватает салфетку, вытирает лицо. Из кармана достает фотографию, показывает Толстяку.

ЕРМОЛАЕВ

Не знаете, кто это?

ТОЛСТЯК

У меня память вкусовая, не зрительная…

ЕРМОЛАЕВ

До свидания. Я пойду. Спасибо за завтрак. Не провожайте!

ТОЛСТЯК

А…

ЕРМОЛАЕВ

Я вас понял. Я подумаю. Я позвоню. Я выясню… и позвоню.

Не поворачиваясь к Толстяку спиною, натыкаясь на углы, вываливается из квартиры, на лестничной площадке висит дым. Соседка жарит оладьи. Ермолаев кашляет, его выворачивает, он блюет в мусоропровод. И шатаясь, спускается к выходу из подъезда.

На улице уже появились первые прохожие… они тенями проходят к своим машинам, разъезжаются по делам. Все происходит медленно и беззвучно. Словно зомби выполняют положенный ритуал. Рядом с фонтаном устроился диджей и словно бы задает ритм жизни всего двора…

Ермолаев часто дышит. Наконец приходит в себя. И опять звучит уже знакомый голос…

«О, правосудье Божье! Кто страданья,

Все те, что ты увидел, перечтет?

Почто такие за вину терзанья?

Как над Харибдой вал бежит вперед

И вспять отхлынет, прегражденный встречным,

Так люди здесь водили хоровод»…

ЕРМОЛАЕВ (бормочет)

Люди как люди… бывают и похуже. На работу едут. И мне надо еще кучу квартир обойти… пока не разъехались кто куда…

ГОЛОС

Ну вот мы уже и в диалог вступили! То есть признали меня объективной реальностью, а не глюком похмельным! Приятно… (и хихикает мерзко) …

ЕРМОЛАЕВ

Ты кто?

ГОЛОС

Твой Вергилий. Проводник в царство теней. Твое второе «Я». Твоя шиза. Выбирай по вкусу. Мне все равно.

ЕРМОЛАЕВ

Тогда смолкни, Вергилий. Если все равно. Мне работать надо.

Идет к следующему подъезду. Дверь в подъезд просто шикарная! И домофон новенький, навороченный, с видеокамерой. Дверь как будто нехотя пропускает участкового в подъезд… Участковый нажимает кнопку лифта… на четвертый этаж ему подниматься по лестнице не хочется. Лифт новенький, не загаженный, с зеркалами… в правом отражается сумрачный лик Ермолаева, а в левом – кто-то более молодой, похожий на него, как младший брат на старшего. И этот молодой внимательно рассматривает не видящего своего отражения участкового…

На четвертом этаже одна из дверей явно выбивается из общего благообразия. Номер 45. Обшарпанная и обклеенная объявлениями типа: «Уважаемый сосед, уберите свой мусор!», «Сука, если не очистишь квартиру, вонять будет уже твой труп!»… Участковый пытается позвонить, звонок явно не работает, он стучит в дверь, прислушивается… за дверью странные звуки, стоны, шорохи, треск и ругань… Стучит уже изо всех сил. Кричит.

ЕРМОЛАЕВ

Откройте!

За дверью раздается сиплый голос, возраст и пол говорящего определить невозможно.

ГОЛОС

Кто там? Чего надо?

ЕРМОЛАЕВ

Я ваш участковый капитан Ермолаев Сергей Семенович. На вас поступают жалобы от соседей!

ГОЛОС

Я тоже писал на них жалобы. Вот к ним и стучитесь!

ЕРМОЛАЕВ

Откройте! Или я вызову ОМОН. И вашу дверь вскроют.

ГОЛОС (хрипло хохочет, словно лает)

И что это вам даст? Идиоты! Незаконное вторжение… я звоню на ТВ… бедного инвалида преследуют коррумпированные власти! Фашизм атакует! Интернет в шоке! Участковый инспектор довел старика до инфаркта!

ЕРМОЛАЕВ

Вы не инвалид. И не старик! Я знаю. Не юродствуйте! Мы так и будем через дверь кричать? Я просто хочу посмотреть, как вы живете… я помочь хочу!

После продолжительной паузы голос требует:

ГОЛОС

Дайте слово, что ничего не вынесете из моей квартиры! Громко! Чтобы я мог записать ваши слова на диктофон!

ЕРМОЛАЕВ (кричит)

Я, участковый капитан Ермолаев Сергей Семенович, даю слово, что не собираюсь ничего красть из квартиры номер 45!

Слышится пыхтение, шуршание, скрежет… Дверь медленно чуть-чуть приоткрывается. Но войти просто некуда.

За дверью все пространство заполнено мусором: картонными коробками с непонятно чем, связанными тюками грязной одежды, ящиками из-под фруктов, заполненными невообразимой смесью упаковок просроченной еды, пустыми бутылками, емкостями для всего на свете… Короче, это утрамбованное пространство мусоровоза. От вони слезятся глаза и начинается кашель. Маленькое отверстие ведет внутрь квартиры, но через него рассмотреть хозяина очень трудно. Что-то темное, волосатое и вонючее. Участковый вынужден переговариваться с ним через залежи мусора. Он пытается развернуться и переставить одну из коробок, чтобы увидеть хозяина, но тот начинает истерически визжать.

ХОЗЯИН

Не трогайте мое имущество! Вы дали обещание ничего не красть!

ЕРМОЛАЕВ

Так я и не краду ваш мусор. Я просто хочу видеть, с кем говорю. Вы совершенно не похожи на хозяина этой квартиры Малышева Евгения Петровича, 74 года рождения, доктора искусствоведения и знаменитого культуролога… Я вижу странное существо непонятного пола, явно преклонных лет, которое возможно убило хозяина этой жилплощади и превратившего ее в рассадник антисанитарии и ядовитых газов, на что неоднократно жаловались соседи.

ХОЗЯИН

Вы сумасшедший? Как вас в органах держат! Я Малышев. Вот паспорт!

Через дыру высунулась тощая старческая рука с раскрытым паспортом. И резко спряталась обратно.

ЕРМОЛАЕВ

Паспорт Малышева. Но на фотографии не вы! Вы пользуетесь чужим документом. А это уже уголовное преступление. Чем докажете, что вы профессор Малышев?

ХОЗЯИН

А чем вы докажете, что вы участковый?

ЕРМОЛАЕВ

Вот мое удостоверение. И на фотографии я.

ХОЗЯИН

Вы наклеили свою фотографию. А сами Ермолаева убили. Вы убийца, убийца, а не участковый! Помогите! Меня хочет зарезать маньяк!

ЕРМОЛАЕВ

Ну хватит цитировать старые репризы из репертуара Карцева и Ильченко… Вы знаете, что я участковый, я знаю, что вы профессор. Просто вы дошли уже до того, что и на человека стали не похожи, не то что на искусствоведа!

И опять прорезался внутренний голос:

«Тебе узнать их не дано:

На них такая грязь от жизни гадкой,

Что разуму обличье их темно.

Им вечно так шагать, кончая схваткой;

Они восстанут из своих могил,

Те – сжав кулак, а эти – с плешью гладкой.

Кто недостойно тратил и копил,

Лишен блаженств и занят этой бучей».

ХОЗЯИН

А вам какое дело? В этой квартире нет ничего лишнего! Это все артефакты материальной культуры нашей эпохи! Это бесценные свидетельства расточительства человечеством культурных ценностей разума на удовлетворение своих низменных материальных потребностей! Это основа работы всей моей жизни!

ЕРМОЛАЕВ

У вас же есть гараж… перенесли бы все туда. А то ведь дышать невозможно. Настоящая газовая камера!

ХОЗЯИН

Там уже нет места. И потом, я же дышу… и ничего! И ничем не болею!

ЕРМОЛАЕВ

А чем соседи провинились?

ХОЗЯИН

Они жалкие расточители своей короткой жизни! Потом… они привыкнут! Вот закончу монографию… и кое-что уберу!

ЕРМОЛАЕВ

Боюсь, что они не смогут привыкнуть к вони, крысам и тараканам… и вызовут санэпидстанцию. И вас насильно отмоют от артефактов… и отправят лечиться…

ХОЗЯИН

Насильственная психиатрия! Вот они, времена репрессий! Наступают! Я же говорил, фашистский режим Путлера скоро себя проявит во всей красе! Мои пророчества сбываются! Я стану первой жертвой кровавого режима!

ЕРМОЛАЕВ

Это значит, мусор не выбросите? Я вас правильно понял?

ХОЗЯИН

Когнитивный диссонанс во всей своей беспощадной красе! Если мне вроде умный человек сказал, что я дурак, а я себя считаю вроде умным человеком, то это противоречие. Устраняется двумя путями - либо согласиться, что в данной ситуации я был дураком, либо счесть, что дурак тот, кто меня таким назвал.

ЕРМОЛАЕВ

Второе обычно приятнее. Ну я пошел. Проверьте, я ничего не взял из ваших артефактов. И ждите гостей!

ХОЗЯИН

Русский либерализм неистребим!

ЕРМОЛАЕВ

Ну прям как мусор…

С трудом выползает из квартиры в щель приоткрытой двери. Захлопывает. Его мутит.

ЕРМОЛАЕВ

Настоящий ад!

Ему ехидно отвечает его Вергилий:

ВЕРГИЛИЙ

То были лишь легчайшие мученья!

Кто знает, что еще в аду нас ждет!

ЕРМОЛАЕВ

Сам дурак! Точно, так думать намного приятнее!

Из этого подъезда участковый сбегает по лестнице, стараясь по дороге очистить свой мундир от прилипшей дряни. Улица встречает его солнцем, ухитрившемся найти щель и бросить луч внутрь двора. Участковый присаживается на скамеечку у подъезда, закрывает глаза… И снова возникает картинка из прошлого: молодой участковый вскрывает опечатанную квартиру умершей старушки. Вместе с ним в квартиру входят родственники: молодая пара муж с женой. Квартира напоминает музей обилием старинных вещей, красивых, но совершенно бесполезных. Женщина придирчиво осматривает обстановку, мужчина брезгливо старается ничего не задеть.

МУЖЧИНА

Когда она умерла?

ЕРМОЛАЕВ

Да уже месяц назад. Просто недавно обнаружили. По запаху… Она никуда не выходила… и ни с кем не общалась. Вы ее племянник?

МУЖЧИНА

Двоюродный. Неважно! Я ее никогда не видел.

ЖЕНЩИНА

И куда девать весь этот хлам?

ЕРМОЛАЕВ

Тут, наверное, много ценного, антиквариат…

ЖЕНЩИНА

Не смешите! Это все никому не нужно! Дороже все это вывести будет, чем продать…

МУЖЧИНА

А вы не могли бы помочь все это выбросить… если что-то вам понравится, можете забрать себе. Нам нужна только квартира. И то… для продажи.

Ермолаев внимательно рассматривает обстановку и трогает вещи… видно, что ему многое нравится.

ЕРМОЛАЕВ

А мебель вы тоже выкидываете?

ЖЕНЩИНА

Ну конечно! Она же вот-вот рассыплется!

ЕРМОЛАЕВ

Ну вот этот шкаф еще сто лет простоит… дубовый…

МУЖЧИНА

Вот и забирайте! Я вам еще и заплачу, чтобы вы его вывезли… эта махина небось сто кило весит!

Ермолаев вожделенно гладит бок старинного резного шкафа… и возвращается к реальности.

С большой неохотой участковый идет к следующему подъезду, дверь которого мрачна и походит более на дверь в каменной городской стене: грубая деревянная, потемневшая от времени. И открывается она с трудом, со скрипом и скрежетом.

Внутри подъезд похож на лестницу средневекового замка… и лифта в нем нет. Недовольно бурча, участковый лезет на пятый этаж. Перила под его рукой норовят обломиться, на ступеньках кучи мусора… Дойдя до нужной квартиры номер 72, Ермолаев уже кипит бешенством. Его все раздражает и все вызывает гнев.

ЕРМОЛАЕВ

Сволочи! До чего дом довели! Лифт сломан, лестница загажена… и они еще жалобы строчат!

ВЕРГИЛИЙ

«Кто в мире был гордец и сердцем сух;

Того деяний люди не прославят;

И вот он здесь, от злости слеп и глух.

Сколь многие, которые там правят,

Как свиньи, влезут в этот мутный сток

И по себе ужасный срам оставят!»

ЕРМОЛАЕВ

Заткнись и оставь меня в покое!

ВЕРГИЛИЙ

Да пожалуйста! Я буду ждать тебя на выходе отсюда… если сумеешь выйти… хихи!

ЕРМОЛАЕВ

Мне угрожает мой же бзик…

Стучит в ободранную дверь. За дверью слышен звук скандала: женские вопли, звон разбитой посуды, глухой стук в стенку падающего тела… Ермолаев стучит остервенело ногой в дверь. За дверью все смолкло. Слышится истерический женский крик.

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ

Ну кто там? Чего надо?

ЕРМОЛАЕВ

Я ваш участковый капитан Ермолаев Сергей Семенович. Пришел по вашему заявлению.

Дверь распахивается. На пороге стоит женщина неопределенных лет, в домашнем халате, крайне возбужденная, в руке скрученная веревкой какая-то тряпка…

ЕРМОЛАЕВ

Вы хозяйка квартиры? Медея Пантелеймоновна? Вы писали жалобу на соседей…

МЕДЕЯ (говорит с грузинским акцентом)

Да, писала! И еще напишу! И в суд подам, если не поможет! Потому что кровью сердце обливается!

ЕРМОЛАЕВ (с усталой формальностью)

Так чем они вас обидели?

МЕДЕЯ

Кто меня обидит, дня не проживет! Это не обида! Это гнев!

ЕРМОЛАЕВ (с легкой насмешкой)

Гнев, конечно, праведный?

МЕДЕЯ

А вот не надо мне тут издеваться над женщиной, которая фактически делает вашу работу!

ЕРМОЛАЕВ

Я и не думал. Просто вы словно со сцены вещаете…

МЕДЕЯ

Да, я актриса! И что это меняет? Бороться с ленью, нечистоплотностью, попустительством – долг каждого гражданина, несмотря на пол и возраст! Что вас смущает? Что я женщина? Да в нашем государстве, пока женщина не возьмется, мужчина с места не сдвинется! (Внезапно орет в сторону кухни). Я знаю, что ты опять спишь! Или ты сделаешь, что обещал, или я звоню маме! (Спокойно объясняет участковому). Муж полгода обещал поменять раковину на кухне… каждый день – завтра! Мужчина! А есть он хочет каждый день! И сегодня, а не завтра! (Опять кричит). Ты взял не тот ключ, я все вижу! Да возьми же разводной – он под тумбочкой в тазике! (Опять спокойно). Вы вот можете поменять раковину?

ЕРМОЛАЕВ

Я вызову мастера.

МЕДЕЯ

Мужчина! И на что вы годны? Даже секс для вас стал непосильной задачей! А кто-то еще говорит о многоженстве?! Да вы одну женщину удовлетворить не можете!

ЕРМОЛАЕВ

Так чем вас соседи прогневили?

МЕДЕЯ

А вы лестничную площадку видели? Все загадили, сволочи! Лень им мусор в мусоропровод выкинуть – рядом ставят! Я им этот мусор сначала перед дверью ставила, так они его даже не замечали! Потом я стала этот мусор у квартиры рассыпать… они его не видят! Я вежливо намекала на их свинство… они не слышат! Вообще!!! Я жалобы куда только не писала… и ноль реакции! Всем лень! Ненавижу вашу российскую лень! Я родилась в Тбилиси, там чистота!

ЕРМОЛАЕВ

А зачем же мучиться? Возвращайтесь, живите в чистоте!

МЕДЕЯ

Я люблю своего мужа! (Орет на кухню) Я безумно люблю своего мужа! И я заставлю его стать человеком! Любимый, не забудь помыть за собой пол! И руки!

ЕРМОЛАЕВ

И что вы предлагаете сделать с соседями? Убить? Посадить за мусор?

МЕДЕЯ

Кто должен знать российские законы? Я или вы? Кто у нас участковый? Вам ведь все равно делать нечего! За пять лет как я тут живу, я вас вижу первый раз! Если вы не можете шевелить мозгами, пошевелите хоть задницей! Я слабая женщина, беззащитная, меня каждый обидеть может!

ВЕРГИЛИЙ

Тебе ничего это не напоминает? Чехов? Островский? Хотя, что тебя спрашивать…

МЕДЕЯ

Ну что вы молчите?! Прямо как мой муж… слова не добьешься… мужчины, что с вас возьмешь?! (Орет на кухню) Что за шум? Кран сорвало?! Идиот, и руки у тебя из жопы! (Машинально крутит веревку в руках, лицо искажается, становится маской неуправляемого гнева).

ВЕРГИЛИЙ

Назад! Скорее назад! Мы ее не удержим! Ты хочешь стать соучастником убийства, совершенного в состоянии аффекта?

ЕРМОЛАЕВ

Я понял, я все понял. Я приструню соседей! До свидания, Медея Пантелеймоновна!

Захлопывает дверь. За дверью снова слышатся вопли женщины, потом тоскливый мужской вой-стон… Участковый опрометью бежит по засранным ступеням вниз, поскальзывается на объедках, хватается за перила, они обламываются, он падает, перепачканный в мусоре, скатывается к двери подъезда. Трясущейся рукой открывает дверь, вываливается на улицу.

ВЕРГИЛИЙ

И что тебя так сильно взволновало? И лень и гнев не очень уж страшны, хотя в подобной связке неприятны…

ЕРМОЛАЕВ (чистит свой костюм)

Но почему так погано на душе?

ВЕРГИЛИЙ

Наверное, потому что она у тебя все еще есть… хотя это совсем не в тренде!

Здесь кладбище для веривших когда-то,

Как Эпикур и все, кто вместе с ним,

Что души с плотью гибнут без возврата.

ЕРМОЛАЕВ

Это не я… это не мои мысли… я не могу так думать! Значит, я не сошел с ума! И это не раздвоение личности. Просто кто-то надо мной издевается… экспериментаторы! Жучок в башку встроили! И шепчут, шепчут… А что? Сейчас это вполне реально… только зачем?

ВЕРГИЛИЙ

Вполне убедительная логика. Только вот этот гадкий вопрос – а зачем? На фига?! Кому ты нужен, участковый Ермолаев?

ЕРМОЛАЕВ

Проверка на соответствие… Да просто перед пенсией сделали из меня лабораторную крысу! Все равно выкидывать – не жалко!

ВЕРГИЛИЙ

Проверка… Исследование… Больно много чести для нас! Я думаю, значит я существую! Хотя бы в виде таракана в голове…

ЕРМОЛАЕВ

Говорят, тараканы без головы месяц прожить могут…

ВЕРГИЛИЙ

Могут! Но в голове все-таки уютнее жить…

Пока участковый так беседовал сам с собою, он успел почиститься, прийти в себя, осмотреть двор, который уже ожил: выползли мамаши с колясками, мужики с собаками, бабки с внуками, дедули с бутылками… Только двигаются все они как-то механически, замедленно, словно полудохлые рыбки в аквариуме с застоявшейся водой… Сидя на скамейке, Ермолаев лезет в дипломат, достает папку с заявлениями, листает, находит нужное, сверяет фамилию с блокнотом. Опять ему в руки попадается фото… старое пожелтевшее фото: в напряженной статичной позе сидит молодой человек, изображая то ли поэта, то ли писаря в лавке… в руках перо, взор обращен вверх, в глазах тоска… Фото явно изменилось, оно словно из другого времени, хотя человек все тот же…

ЕРМОЛАЕВ (бормочет)

Кого-то он мне напоминает… из жильцов…

Но внутренний голос, его Вергилий, помалкивает. Вздохнув, участковый идет к следующему подъезду. Дверь обклеена объявлениями и плакатами, рекламирующими услуги репетиторов, приглашающими в учебные центры, на лекции приезжих гуру и адептов экзотических учений. На лестничной площадке перед лифтом расположился диджей, играющий что-то бодро-рекламное. Сергей Семенович нажимает кнопку 6 этажа в лифте. В зеркале, наполовину заклеенном старыми объявлениями, мелькает отражение – молодое лицо, очень похожее на самого участкового, но тем не менее явно принадлежащее другому человеку. Именно он был на старом фото. Этот человек пристально разглядывает Ермолаева, но тот этого не замечает, угрюмо глядя перед собою.

Лифт поднялся на 6 этаж. Двери открылись. Участковый выходит. На лестничной площадке толпятся люди. Они молча и сосредоточенно ждут чего-то. Полная тишина. Участковый подходит к одной из дверей, номер квартиры 207, звонит, но внезапно один из мужчин убирает его руку со звонка. Он перекрывает дверь. Внешность его совершенно заурядная, незапоминающаяся…

МУЖЧИНА

Вас вызовут.

ЕРМОЛАЕВ

Это я вас вызову, если будете мешать представителю закона при исполнении служебных обязанностей. И вам это не понравится!

МУЖЧИНА

Здесь все равны!

ЕРМОЛАЕВ

Здесь… может быть. Но в отделении полиции вы об этом расскажете алкашам, проституткам и нелегальным эмигрантам. Они любят поговорить о равных правах. Руку убери! Или мне применить табельное оружие?

Мужчина нехотя отпускает руку Ермолаева и отходит в сторону. Участковый опять настойчиво звонит в дверь. За дверью играет музыка.

ЕРМОЛАЕВ (тихо, как бы обращаясь к себе)

ОМОН вызвать, что ли? Дверь хорошая, ломать жалко…

Мужчина у двери вынимает телефон, звонит, что-то говорит шепотом. Тут же дверь открывается, на пороге точно такой же мужчина, как и на лестничной площадке. Тоже совершенно заурядный, незапоминающийся. Как будто близнец первого. Или это один и тот же человек… Остальные люди совершенно не обращают на происходящее внимания, они сосредоточены на каких-то своих мыслях. Мужчина пропускает участкового внутрь.

В квартире дымно от благовоний, стоит сизый полумрак. Все стены в фотографиях мужчины преклонного возраста, совсем бомжеватого вида… и множество всяких дипломов, сертификатов, грамот… Ермолаев с интересом рассматривает их. Получается, что хозяин квартиры и академик кучи академий, и лучший целитель тысячелетия, и почетный изобретатель, и вообще самый-самый-самый!

ВТОРОЙ МУЖЧИНА (точная копия первого у двери)

Что вам нужно?

ЕРМОЛАЕВ

Мне нужен хозяин квартиры, Назарбеков Султан Махутманалиевич. Он дома?

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

Он дома, но вас принять не может. Он занят сейчас.

ЕРМОЛАЕВ

Это я занят сейчас… ерундой всякой. А он свободен… пока еще. Зови хозяина, или я позову других гостей. И они вам не понравятся.

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

А на каком основании…

ЕРМОЛАЕВ (сует под нос кипу бумаг)

А вот на этом… и на этом… и еще вот этом… вы очень хотите стать соучастником всего тут написанного?

Второй мужчина точно так же достает телефон, звонит, что-то говорит шепотом, отойдя вглубь сизого дыма. Затем подходит к Ермолаеву, ненавидяще говорит:

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

Султан сейчас выйдет к вам.

Из сизого дыма возникает силуэт мужчины. Он внешне совсем не похож ни на «профессора», ни на «целителя», скорее всего это водитель маршрутки. Спортивный костюм, легкая небритость, короткая стрижка, большие костлявые кисти рук. Он спокойно улыбается.

СУЛТАН

Здравствуйте, господин полицейский! Что вас привело в наш благотворительный оздоровительный центр «Новая жизнь»?

ЕРМОЛАЕВ

А вы прямо-таки не догадываетесь? Во-первых, это никакой не центр, а обычная квартира. А рядом с вами проживают обычные соседи. И им весьма не нравятся толпы народа на лестничной площадке…

СУЛТАН

Они громко шумят? Они мусорят? Они пристают к соседям?

ЕРМОЛАЕВ

Ну, я бы тогда пришел сюда не один… Вы занимаетесь запрещенной коммерческой деятельностью.

СУЛТАН

Вы можете провести обыск. Если вы найдете здесь деньги, я тут же прекращу свою деятельность. Я не беру денег за свои консультации. Вы наверняка это знаете. И я не могу запретить людям приходить ко мне. У меня нет денег, чтобы снимать офис. Я простой человек.

ЕРМОЛАЕВ

Эти люди на лестничной площадке так не считают.

СУЛТАН

Это их право. Я вообще никому ничего не запрещаю. Я просто советую, как правильно жить, чтобы всем стало хорошо. (Внезапно лицо его меняется, превращается в неподвижную маску, и он начинает говорить без каких-либо интонаций). Вот я вижу, что вам очень сейчас плохо… у вас сегодня день рождения… а вы забыли об этом… и некому напомнить… вы совсем один на свете. Вы хороший человек, но вас никто не любит. Почему?

ЕРМОЛАЕВ

А почему кто-то должен любить участкового?

СУЛТАН

Но вы не все время полицейский… и вы не все время один… теперь вас двое. Это плохо. Опасно! Нельзя все время говорить только сам с собой…

ЕРМОЛАЕВ

Зато хоть пообщаешься с умным человеком. Вот с вами мне совсем не хочется общаться, но жалобы соседей уже всех достали… вплоть до мэрии. Скоро здесь будет телевидение и казачество. И церковь… вам это надо? Объявят ваш оздоровительный центр сектой, вас лжепророком, а мне объявят выговор, что не реагировал на жалобы соседей. Мне это надо?

СУЛТАН (снова «оживает»)

Разве у моей квартиры кто-то есть?

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

Уже никого.

СУЛТАН

Вот видите. Больше у дверей никого не будет. Вы ведь этого хотели? И пусть вас совесть не мучает. Мы не сектанты. Моя программа ничего не имеет общего с религией. Религия манипулирует верой, а я имею дело со знанием. Этим знанием я делюсь с людьми. Я не пророк. Я не мессия. Я просто частица Творца. Как и вы… Я помогаю людям. Как и вы… Но почему-то полицию люди не считают сектой… Хотя полиция на нее больше похожа. А вы совсем не похожи на сектанта.

ЕРМОЛАЕВ

Я тоже денег не беру. Я предупредил. Если еще будут жалобы…

СУЛТАН

Мы постараемся не беспокоить соседей. А вы все-таки не разговаривайте с тем, вторым… Это я тоже… предупредил.

ЕРМОЛАЕВ

Всего доброго.

Второй мужчина провожает участкового из квартиры. На лестничной площадке пусто и тихо. И чисто. Непонятно, куда делись все люди. Участковый заходит в кабину лифта. Видит в зеркале отражение – не себя. Отражение кивает ему. Внезапно Ермолаев выскакивает из кабины лифта и опрометью бежит вниз по лестнице. Ему очень страшно.

Выйдя из подъезда, Ермолаев видит массу людей, неподвижно стоящих во дворе. Они все смотрят на подъезд. Только Ермолаев выходит, один из них заходит, на его место безмолвно встает другой человек, все мгновенно меняются местами. Эта безмолвная живая очередь очень не нравится участковому. Но подумав, он бурчит что-то под нос, машет рукой и идет к следующему подъезду.

Седьмой подъезд ничем не отличается от стандартного подъезда в многоэтажке, но в кабине лифта (без зеркала!) висит стенд с многочисленными кармашками, наполненными рекламными объявлениями о лотереях, интернет-казино, клубах случайных знакомств… Стенд украшает призыв: «Проверь свою удачу!». Пока лифт поднимается на седьмой этаж, Ермолаев успевает прочитать кучу рекламных проспектов. Все они обещают легкое обогащение. Парочку он сует в карман. Внутренний голос подозрительно молчит.

Ермолаев выходит на 7 этаже и звонит в квартиру номер 306. Никто не открывает, но видно, что дверь не заперта. Ермолаев тихонько толкает ее, она открывается, он входит. В коридоре масса народу, все в темном, на вошедшего участкового никто не обращает внимания. Когда тот пытается что-то спросить у одного из гостей, выходит хозяйка квартиры, высокая худая женщина в черном, приглашает всех к столу. Только когда все рассаживаются на разномастные стулья и табуретки вокруг стола с традиционными для поминок закусками, участковый понимает, что он попал на похороны.

Кто-то из мужчин берет на себя роль ведущего, просит налить и выпить за «невинно убиенного» Толика. Участковому кто-то сует в руку рюмку, кто-то накладывает кутью… Ермолаев делает вид, что пьет, тихонько спрашивает у соседа:




ЕРМОЛАЕВ

Разве это было убийство?

СОСЕД

А доведение до самоубийства разве не убийство?

ЕРМОЛАЕВ

Да кто же его довел-то?

СОСЕД

А вот вам это лучше знать… мы столько уже писали жалоб, всем подъездом, всем домом писали…

ВТОРОЙ СОСЕД

Рекламу в лифте видели? Каждый день снимаем… назавтра опять висит. А полиции насрать!

СОСЕД

Так они ж с полицией в доле!

ЕРМОЛАЕВ

Ну конечно! Чуть что, сразу мы виноваты! А вы сами что можете, кроме как жалобы писать? Вы сами-то что сделали? Трусы вы все! Вам бы только чужими руками жар разгребать!

ВЕРГИЛИЙ (голос)

Тише, тише! Чего ты развоевался? Или совесть задели?

СОСЕД

Да вы без взятки пальцем не пошевелите! И смерть мальчика на вашей совести!

МАТЬ

Давайте не будем никого обвинять! Это я во всем виновата! Я плохо воспитала моего мальчика! Он поддался соблазну! Но я знаю, он хотел, как лучше, он мне хотел помочь… (Рыдает, падает на стул, женщины рядом деловито поят ее успокоительным). А я не смогла его удержать от этой напасти!

СОСЕД

Они теперь еще с нее долг требовать начнут…

ЕРМОЛАЕВ

Кто они?

СОСЕД

Вы что, наши заявления и вправду никогда не читаете?!!

ЕРМОЛАЕВ

Так я из-за них и пришел… чтобы все выяснить…

ВТОРОЙ СОСЕД

Класс! Мальчик успел с собою покончить… а они только спохватились! Сколько ж вам трупов надо, чтобы вы жопы свои от кресел оторвали?!

СОСЕД

У нас в подвале подпольное казино уже третий год, а они только пришли… выяснить!

МАТЬ (бьется в руках женщин, ритуально причитает)

Будьте прокляты, изверги! Я вам не прощу моего мальчика! Я всех уничтожу! Отраву рассыплю… как на крыс! Я бомбу подложу! Мне все равно, пусть весь дом рухнет! Я жить не хочу!!!

СОСЕД (участковому)

Ну теперь вы довольны? Дотянули… Вы кушайте, кушайте, не отравлено пока…

ВТОРОЙ СОСЕД

Приятно чувствовать себя соучастником убийства? Рюмочку-то выпейте, грех оставлять…

ЕРМОЛАЕВ

Я на работе…

СОСЕД

А мы никому не скажем… мы вас вообще не видели…

ВТОРОЙ СОСЕД

Даже желания видеть не было! Но раз вы сами пришли… любуйтесь!

СОСЕД

Друзья! Соседи! Сегодня к нам наконец-то полиция пришла… по нашим заявлениям! Выяснить… кто же это там в подвале у нас живет, деток наших убивает!

ВТОРОЙ СОСЕД

Да что там деток… господин участковый, мы тут все покойники, мы все уже им должны… все душу продали!

Ермолаев встает, собираясь уйти, но так тесно, что к двери пробраться сложно… за столом все смотрят на него, наступает тишина. Участковый вдруг понимает, что все за столом уже мертвы, смотрят на него пустыми глазами зомби. Они безучастны, но они просто хотят есть. Неожиданно в гуще гостей поднимается Вергилий, вполне живой и реальный.

ВЕРГИЛИЙ

Ну чего застыл? Пора делать ноги! Стоит тебя оставить на минутку, как ты вляпаешься по самое некуда! Да беги же, я их долго не удержу!

Ермолаев судорожно протискивается вдоль стенки к выходу. Мертвецы провожают его голодными взглядами, но остаются неподвижны. Затем медленно начинают подниматься, но Сергей Семенович уже в коридоре, захлопывает входную дверь, бросается к лифту, едет вниз. По дороге вынимает из кармана взятые рекламные листки, неожиданно их оказывается очень много, он рвет их, выбрасывает на пол, но их количество в карманах только растет. Он пытается сорвать стенд, но тот прикручен к стенке лифта мощными болтами.

Короткая вспышка воспоминания из прошлого: автомат в магазине, заполненный игрушками. Мужик с остекленевшими глазами бросает очередную монетку, трехпалая рука в который раз пытается ухватить игрушку, та с легкостью выскальзывает… рядом плачет девочка, тянет мужика к выходу из магазина. Отец орет на нее и снова пытается вытянуть игрушку. Разумеется, безрезультатно! После того, как найти очередную монету найти не удается, мужик кидается на автомат, пытаясь его разбить, но милиционер Ермаков его останавливает, тот бьется в его руках и рыдает, как маленький…

На первом этаже лифт останавливается, участковый смотрит на вход в подвал, перекрытый мощной металлической дверью с глазком и кодовым замком. Нерешительно поднимает руку участковый, чтобы постучать. Сверху спускается по лестнице Вергилий.

ВЕРГИЛИЙ

Погеройствовать захотелось? Видишь над дверью камеру? Тебя и без формы туда бы не пустили…

Ермолаев плюет на дверь, и выходит из подъезда. На улице идет дождь, сыро, мрачно, ветер носит мусор кругами… Он торопливо идет к следующему, восьмому подъезду. Тот встречает его новенькой нарядной дверью, видеокамерой над нею и горящим освещением. Едва он протягивает руку к домофону, слышится голос: «Система «Умный подъезд» приветствует вас, господин участковый Ермолаев Сергей Семенович. Мы рады вашему приходу! Добро пожаловать в подъезд высокой культуры!»

Дверь сама распахивается. Ермолаев осторожно входит. Внутри все сияет чистотой. Снова звучит женский механический голос.

ГОЛОС

Какую квартиру вы намерены посетить, Сергей Семенович?

ВЕРГИЛИЙ (появляется неизвестно откуда)

С ума сойти! Участковый с внутренним голосом и подъезд с внешним… маразм крепчает!

ЕРМОЛАЕВ (достает фото)

У вас проживает некто Никифоров?

ВЕРГИЛИЙ

Ты решил, что это я? И что я реальный человек? Ну что же, мне это даже лестно…

ГОЛОС

В списке владельцев квартир такой фамилии нет. Я сделаю запрос по внутренний домовой сети. Чем я еще могу помочь вам?

ЕРМОЛАЕВ

Я пришел к Сивцову Петру Даниловичу. Квартира номер 306…

ГОЛОС

Прошу вас пройти в лифт. Его квартира на восьмом этаже. Я предупрежу его о вашем визите?

ЕРМОЛАЕВ

Да предупреждайте…

Он идет к лифту. Тот чист и блестит металлом. На задней стене зеркало. И конечно же, в нем отражается не Ермолаев, а Вергилий. Почему-то участковый старательно не смотрит в зеркало, даже закрывает глаза. Вергилий смотрит укоризненно.

ВЕРГИЛИЙ

Думаешь, самый лучший способ бороться с проблемой – не замечать ее? А ведь я тебя уже спас пару раз… Эй, мы уже приехали!

Ермолаев выходит из лифта. Его встречает Сивцов. Очень приятный ухоженный мужчина неопределенного возраста. Он так искренне радуется визиту гостя, так ласково проводит в квартиру, что можно подумать, что он встречает самого близкого друга после долгой разлуки. Хотя по реакции участкового понятно, что видятся они впервые в жизни.

СИВЦОВ

Сергей Семенович, вы не представляете, как я рад вас видеть!

ЕРМОЛАЕВ

С чего бы это? Это же на вас жалобы… довольно странные, конечно… но вас уже в дьяволы записали, Петр Данилович!

СИВЦОВ

Вот и надо разобраться, снять с меня эти огульные обвинения, восстановить мое честное имя, ну или как там еще это называется? Вы проходите, проходите, убедитесь, что я человек совсем не страшный, не исчадие ада, а просто обычный фрилансер, работающий на дому. Кстати, все документы на индивидуальную трудовую деятельность у меня в порядке, с налоговой инспекцией проблем нет и не предвидится, у меня даже все программы на компьютере лицензионные, ни одной пиратской версии!

Сивцов проводит Ермолаева в гостиную, где все свободное место занимают компьютер с огромным монитором, к нему подключена многочисленная периферия в виде сканеров, принтеров, вообще каких-то экзотических компьютерных прибамбасов… Ермолаев с опаской усаживается в приготовленное для него автоматическое массажное кресло, рядом на столике лежит шлем виртуальной реальности, перчатки…

ЕРМОЛАЕВ

А для чего вам все это?

СИВЦОВ

Исключительно для удобства работы. Когда вы проводите в Сети целые сутки, то тело устает зверски, чтобы формы не терять, я включаю массаж, а сам в виртуальной реальности часок-другой развлекаюсь… Очень снимает напряжение, настоятельно вам советую!

Включает кресло в режим массажа.

СИВЦОВ

Ну как вам? Полный релакс! Да вы расслабьтесь, отдохните, небось с утра ходите, ни на минутку не присели… ноги вот сюда, отдыхайте, а я сейчас кофейку…

Берет пульт, нажимает кнопки, гудит кофемолка, кофеварка пускает пар, в кружки льется ароматная жидкость… Участковый и в самом деле немного расслабляется… Кофе ему нравится.

ЕРМОЛАЕВ

Спасибо, вкусно. Однако, Петр Данилович, давайте разберемся, почему на вас поступают жалобы… довольно странные, надо сказать… мол, вы души крадете!

СИВЦОВ

Ах, какой вы удивительный человек! Сразу к делу, сразу к сути… нет, чтобы минуточку расслабиться, отдохнуть… а вы прямо рыцарь правосудия! Кстати, а вы в какие компьютерные игры играете? Стратегии, квесты, RPG? Ну, бродилки, стрелялки?

ЕРМОЛАЕВ

У меня и компьютера-то нет… на работе отчеты печатаю, почту могу отправить… на этом мои познания заканчиваются. Ну, пасьянс могу разложить…

СИВЦОВ

Как жаль… вам бы подошла роль рыцаря, паладина, с вами интересно было бы сразиться!

ЕРМОЛАЕВ

Вы же взрослый человек! Зачем вам эти игрушки?

СИВЦОВ

На этих, как вы говорите, игрушках, люди миллионы зарабатывают. Кто не мечтал стать красивым, крутым, могущественным… а тут на тебе, все мечты сбываются! Домохозяйка – эльфийская принцесса, унылый клерк – демон зла!

ЕРМОЛАЕВ

Так вы этим занимаетесь? Вот здесь?

СИВЦОВ

Ну что вы?! Я простой веб дизайнер… сайты клепаю по заказу, рекламу… просто для развлечения играю в свободное время… да вы наденьте шлем и перчатки, посмотрите сами! Заодно и масса вопросов исчезнет!

Помогает Ермолаеву надеть шлем и перчатки. Подключает его к компьютеру, включает игру, на экране монитора виден рыцарь с копьем, который довольно беспомощно пытается двигаться, падает, роняет копье…

СИВЦОВ (говорит в микрофон)

Сначала с непривычки трудно ориентироваться. Вы расслабьтесь, просто осмотритесь… ну разве не чудо?

На мониторе сказочный лес, замок на горе, водопад… прекрасная принцесса на единороге протягивает рыцарю руку… Ермолаев снимает с себя шлем и перчатки. Монитор выключается.

ЕРМОЛАЕВ

Ну, хватит. Впечатляет. Но давайте по делу! Чем вы людям-то не угодили?

СИВЦОВ

Ума не приложу! Я ведь из дома никуда не выхожу. Продукты по интернету заказываю! Знаете, даже женщин у меня в доме не бывает… виртуальный секс куда безопаснее! Вы меня понимаете?

ЕРМОЛАЕВ

Петр Данилович, не юлите. Вы все время уходите от темы. Что это за история с продажей душ?

СИВЦОВ

Ах, Сергей Семенович, вы сейчас прямо Знаменский из советского милицейского опуса «Знатоки»! Суровый и справедливый обаяшка! Да шутка это, просто шутка! Я в одной из игр дошел до последнего уровня в качестве демона… а мой персонаж там душами питается… в игре это не очень легко получается, игроки почему-то с душами расставаться не спешат, хотя я массу бонусов за это сулил… но не важно! Я решил проверить, как в реальной жизни люди к своей душе относятся. Сделал сайт, типа сам Вельзевул себе страничку открыл, а там типовой договор о продаже души. Взамен пообещал всякую фигню, типа успехов в бизнесе, любви, защиты от сумы, тюрьмы… ну стандартный набор мечт! Причем всё за бесплатно! Только если пользователь хочет получить фирменный сертификат, платит две тысячи за бумажку и доставку… А уж сертификат сделал… конфетка! Подписывать надо кровью, а как же! И будет вам тада щасте! Ну чистой воды развод и фейк!

ЕРМОЛАЕВ

И что?

СИВЦОВ

Ну я ж не виноват, что у нас народ ебанутый! Извините, других слов не подобрать! Сначала никого не было желающих, пара готов для прикола интересовались, потом истеричные дамочки… потом бизнесмены-неудачники нарвались, кому-то вдруг повезло, пошли слухи, мол, договор работает… Короче, сейчас по сотне сертификатов в день рассылаю.

ЕРМОЛАЕВ

И сколько душ купили?

СИВЦОВ

На сегодняшний день… (смотрит в компьютере) 983 души. Ну, это кто с бумажкой… а без бумажки, чисто в цифре – больше пяти тысяч.

ЕРМОЛАЕВ

А расторгнуть договор можно?

СИВЦОВ

Еще чего?!! Вельзевул не торгуется! А чего жалуются-то? Неужели без души им хреново живется?

ЕРМОЛАЕВ

Жалуются, что надежды не оправдались, мечты не исполнились, что типа некачественный товар получают… Короче, что вы вор и проходимец, а не дьявол.

СИВЦОВ

А может быть, у них души некачественные, протухли чуток… Сергей Семенович, вы в дьявола верите?

ЕРМОЛАЕВ

Нет. И в бога не верю. Атеист.

СИВЦОВ

То есть вы считаете, что души не существует?

ЕРМОЛАЕВ

Не знаю я об этом ничего. Просто думаю, что мы умираем, и ничего от нас не остается.

СИВЦОВ

То есть я предлагаю ничего за ничего? А деньги я получаю за красиво оформленную бумажку, типа почетной грамоты? Так?

ЕРМОЛАЕВ

Получается так.

СИВЦОВ

Так значит, я ничего противозаконного не делаю. Все это просто игра. Вся наша жизнь – всего лишь очень качественная виртуальная игра… и каждый может ее оборвать в любой момент. Выйти из игры.

ЕРМОЛАЕВ

А вы покажите свою игру… ну где вы демон на последнем уровне. Интересно, что у вас там…

СИВЦОВ

Боюсь, что вам не понравится, милейший Сергей Семенович. Но желание гостя… да еще такого… закон!

Надевает на Ермолаева шлем и перчатки, копается в компе, включает игру. На мониторе возникает мрачный ландшафт: болото, багровое небо, мрачный замок, ветер носит обрывки тумана, в которых угадываются человеческие силуэты… Внезапно среди этих болотных теней появляется фигура человека, он приближается, это второе я Ермолаева, его Вергилий.

ВЕРГИЛИЙ (цитирует Данте)

«Обман, порок, лишь человеку сродный,

Гнусней Творцу; он заполняет дно

И пыткою казнится безысходной»…

Ермолаев срывает шлем, его лицо искажено ужасом.

СИВЦОВ

Я же говорил, что вам там не понравится.

ЕРМОЛАЕВ

Если предположить, что душа есть, то вы самый настоящий вор…

СИВЦОВ

Нельзя украсть то, чего нет. А те, кто продают то, чего у них нет, они тогда кто? Настоящие проходимцы, не так ли? Но все это всего лишь игра… виртуальная реальность… компьютерная программа, не более!

ЕРМОЛАЕВ

Я пойду.

СИВЦОВ

Заходите еще. С вами так интересно общаться. Я отвык от живых…

Провожает участкового до двери. Только Ермолаев закрывает дверь, звучит женский механический голос.

ГОЛОС

Сергей Семенович, вы довольны посещением нашего подъезда?

ЕРМОЛАЕВ

Просто счастлив!

ГОЛОС

Простите, я еще плохо различаю интонации говорящих. Я не поняла…

ЕРМОЛАЕВ

Я вполне доволен. Я хочу выйти на улицу.

ГОЛОС

Прошу в лифт. Приходите в наш подъезд высокой культуры быта еще! Мы будем рады.

ЕРМОЛАЕВ (орет)

Заткнись, сука!

ГОЛОС

Негативные эмоции укорачивают жизнь! Счастливого вам дня!

Участковый выходит из лифта, бежит вон из подъезда. На улице уже вечер. Полусумрак. Загорается свет в окнах. Ермолаеву нужно совершить еще один визит. Он с большим трудом заставляет себя войти в девятый подъезд. Перед подъездом работает диджей, на сей раз он включил треки уютно совковые, из годов 80-х… Ермолаев как будто попадает в прошлое… Свет в подъезде окрашивает все в сепию. Очень уютный подъезд. В коридорах стоят детские коляски, велосипеды, какие-то шкафчики… Лифт не работает. Приходится подниматься пешком на 9 этаж. На каждом этаже слышно все, что происходит в квартирах… смех, веселые голоса, звук телевизора или радио, чей-то семейный праздник, то видна целующаяся парочка на лестничной площадке, то пацан, ремонтирующий велосипед… Просто идиллия какая-то!

На девятом этаже Ермолаев как-то очень нерешительно звонит в одну из дверей на лестничной площадке. Номер квартиры 702. Ему открывает женщина лет 35 в домашнем халатике. Она тоже смущается.

ЕРМОЛАЕВ

Здравствуй… Люба.

ЛЮБА

Здравствуй… Сережа.

Она не приглашает его войти. Так и стоят на пороге.

ЕРМОЛАЕВ

Я тут обнаружил… вот… ты забыла, наверное.

Открывает дипломат, достает косметичку, протягивает.

ЛЮБА

Ой, через порог нельзя… Заходи.

Ермолаев бочком заходит. Отдает косметичку.

ЛЮБА

Спасибо. А я уж и забыла… (долгая пауза) Ну ты как?

ЕРМОЛАЕВ

А я что? Нормально. Работаю вот, сегодня весь дом обошел… и день прошел. (Снова пауза). А у тебя как?

ЛЮБА

У меня все хорошо!

Из комнаты слышится мужской голос.

ГОЛОС

Люба, кто там?

ЛЮБА

Это наш участковый. Он сейчас уходит.

ЕРМОЛАЕВ

Понятно… да, я все понял. Я сейчас уйду.

Не уходит, смотрит на женщину. Она смотрит в сторону. В коридор выходит мужчина, красивый, моложавый, внешне ему не больше 30. Это человек с фото, это Вергилий! Смотрит вопросительно на Любу.

ЛЮБА

Познакомься, это наш участковый Ермолаев Сергей Семенович. Вот пропажу мою принес…

МУЖЧИНА

Очень приятно.

ЕРМОЛАЕВ

Ваша фамилия?

МУЖЧИНА

Никифоров.

Ермолаев вынимает фотографию, показывает. На фото человек совсем не похож на Никифорова.

ЕРМОЛАЕВ

А на фото кто? Ваш родственник? Фамилия совпадает.

МУЖЧИНА

Впервые вижу. Это не мое. А как она к вам попала?

ЕРМОЛАЕВ

На скамейке лежала. Думал, потерял кто-то…

МУЖЧИНА

Точно не я.

ЕРМОЛАЕВ

Ну тогда она мне на память останется.

ЛЮБА

Сережа, а ведь на ней ты, только молодой!

МУЖЧИНА

Да, похож!

ЕРМОЛАЕВ

Нет, судя по фото, я тогда еще даже не родился.

МУЖЧИНА

Может пройдете, чайку выпьем?

ЛЮБА

Нет! Ему уже пора…

ЕРМОЛАЕВ

Мне уже пора. Мне уже давно пора…

ЛЮБА

Я провожу.

Оба выходят на лестничную площадку. У лифта Люба быстро целует Ермолаева.

ЛЮБА (быстрым шепотом)

Извини, Сережа!

ЕРМОЛАЕВ

Прощай, Люба. Я понимаю… Счастья тебе!

Люба тычет пальцем в кнопку лифта. Она не загорается.

ЛЮБА

Ну вот. Опять сломался.

ЕРМОЛАЕВ

Иди. А то твой еще что-нибудь надумает, пока ты тут…

ЛЮБА

Нет. Он хороший.

Она уходит в квартиру. Дверь закрывается, но Ермолаев не спускается. Он наоборот идет наверх, лифтовая не заперта, как не заперт и чердак. Так что участковый свободно выбирается на крышу. С крыши 9-этажного дома видно, что солнце еще не зашло, небо окрашено в кровавый цвет. Ермолаев достает фото. Долго смотрит, но внутренний голос молчит.

ЕРМОЛАЕВ

Ну вот и ты… и ты предал. Меня предала собственная шиза! Я теперь абсолютно нормальный пенсионер… с днем рождения тебя, Сергей Семенович!

Ди-джей, непонятно как оказавшийся на крыше, играет что-то совсем не денрожденное, жесткое…На крышу вылезают по очереди все герои: и проститутка с сестрой, и гурман с подносом закусок, и покупатель душ, и Медея с мужем на поводке, и даже зомби с похорон… Участкового они как будто не замечают, радостно отрываются на крыше в лучах кровавого заката. Этакий праздник на крыше.

Ермолаев достает из дипломата маленькую бутылочку коньяка, конфетку, открывает пробку, пьет коньяк одним большим глотком, закусывает конфетой. Дипломат бросает на крышу. Идет к краю, смотрит на закат. Внизу двор смотрится совсем черным колодцем. Ермолаев нагибается, смотрит вниз через хлипкое металлическое ограждение, бросает с крыши фото… оно подхватывается ветром, крутится, нехотя падает.

Земля резко уходит вниз. Как будто человек не падает, а взлетает. И планета быстро превращается в голубой шарик, в точку, а потом и вовсе сливается с Млечным Путем.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Сценарий
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 07.02.2021 в 15:47
© Copyright: Игорь Цунский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1