РИО-де-Жанейро 10


Дальнегорск. Крохотный, серый, замызганный. У меня ассоциируется с домом престарелых.
Когда-то здесь работали на полную мощность шахты. В скалах действительно целая таблица Менделеева.
Теперь добывать руду в загибающихся штольнях стало невыгодно. Штольни рушились. Город херел. Руду ввозили из-за границы. Все, как и положено, через жопу. В шахтах случались обвалы. Гибли люди. Денег на ремонт не было. У нас централизованная система налогов. И не только налогов. Чтобы получить свои же вложенные средства (неважно в качестве чего - налоги, прибыль и т.п.), нужно дождаться, когда карусель вернется в исходную точку. А вот сколько вернется и вернется ли - это уже карусельщики решают. Богом забытый Дальнегорск у черта на куличках, за перевалом, через который не всегда проедешь, нафиг никому не нужен. Жители платят бешенные деньги за отопление квартир. А потому, что все котельные пашут на жидком топливе. Да. На мазуте. Трехкомнатная квартира, площадью около восьмидесяти квадратных метров, влетала нам в копеечку. Зимой месяц тепла стоил семь тысяч рублей. Это 2010 год. А работы нет. Народ выкручивался как мог. Моя племяшка трудилась на золотых приисках. Вахта спасала многих. В городе с населением менее сорока тысяч, бешенная конкуренция во всем. Магазинов много народу не надо. А все рыбные места заняты давно. Можно, конечно, поднапрячься и забубенить чего-нибудь, но возникал резонный вопрос "За каким х это надо?" Бесперспективный городок. Дети растут быстро, даже свои. Обрекать их на жизнь среди скал я не могла. Поэтому с первого дня приезда стала готовиться к отъезду. Сама могла уехать хоть завтра. Но мне нужно увезти отсюда родителей. Хотя они пребывали в восторге. Их устраивало все. Я только диву давалась, как мало им нужно: уютное жилье, магазины, аптеки, больницы под боком, ну, и дочь с внуками рядом.

Я сидела на кухне, наливалась кофе и думала. Это ж надо, а? Какой такой счастливый случай занес меня в этот славный городок. Припомнила, что братик мой двоюродный, Юрка, служил на Дальнем востоке матросом. Встретил жену будущую. Остался. Потом, когда умер его отец, перевез из глухой Сибирской деревни мать, бабку и старшего брата-алкаша. Ну, тем-то Дальнегорск просто Рио-де-Жанейро показался после деревушки таежной. Я -то здесь какого черта делаю.?
Недалеко от Дальнегорска - поселок, в котором родилась и выросла Юркина жена. А училась во Владике. Там и познакомилась с братцем моим. Вот так.
Ну и жили бы себе. Мы зачем из Новороссийска приперлись? Выстроила все события в цепочку. Ситуация прояснилась. Маме надоела южная жара. Папа захотел к родственникам. Наташа не смогла бросить родителей. Все. Пазл готов. Теперь будем выбираться.
Но не так это просто. А пока надо на что-то жить. Димка занимался ремонтом и строительством. По мелочи. А у меня дети. На бабушку с дедом я не рассчитывала. Да и в школу Даньке в сентябре. Нашла ему замечательного педагога. Случайно наткнулась в газете на объявление "Подготовлю ребенка к школе". Позвонила и, опять же случайно, неправильно набрала номер. Ошиблась на одну циферку. Ну, и начала про подготовку к школе разговаривать. В трубке тишина. А потом так неуверенно "ладно, приезжайте". Ну, думаю. нормально, объявление дали, а как-то не радостно встречают. Все встало на место, когда мы с сыном приехали на первый урок. Да. А позвонила я ни хухры-мухры кому, а начальнику отдела образования. А она согласилась. Мы с ней потом смеялись по этому поводу. Объяснить , почему не послала меня сразу, она не смогла. Педагог от бога. Человек до противности порядочный. Она обзвонила все садики городка и выбила для Даньки место. А Артема устроила в логопедический садик и договорилась с профессиональным логопедом о бесплатном лечении. Мне же сказала так,
- Бегите отсюда, пока это болото Вас не засосало.

И я готовила побег. Искала работу. Ничего лучше уборщицы не нашла. Ну и ладно. Зато времени свободного много. Можно было и в аля Казино автоматчицей устроиться, но там сутки сидеть. А так приходила туда в шесть утра, часик - полтора махала шваброй, шла домой. Потом в обед подрабатывала дворником. Да, на свежем воздухе, через день, всего за час приводила двор в порядок. Бежала домой, как коза, блть, из сказки. А вечером топала в магазин детский и занималась половой жизнью среди машинок, колясок и подгузников. На магазин приходилось тратить около трех часов - большой он был, зараза. Вот так и бегала. А козлята сидели дома, ждали. Ну, и паршивый клок с овцы, в виде скудных перечислений безработной и "детских", посчитала нелишними. Короче, хватало нам с мальчишками.
А Димка штукатурил стены, тянул проводку и т.п., но денег нихрена не было. Он умудрялся еще и просить меня о помощи. Тетка, с которой они трудились в паре, угробила потолки. Димка взвыл. Заказчик требовал привести в божеский вид помещение или вернуть деньги. Вот горе-строитель и не придумал ничего лучше, как обратиться ко мне. Я девка добрая. Согласилась посмотреть. Сделать это могла только ночью. Уложила мальчишек. Поехали. Оказалось, что тетенька нанесла неразведенную краску. И потолки украшали неимоверные разводы. Убрать их не трудно. Однако, Димке не надо об этом знать. И я ходила с важным видом, с задранной к потолку башкой, цокала языком, хмурилась - ждала. И дождалась.
- Ну, что, Наташа, можно исправить? Или обдирать все надо?
- Не знаю, не знаю ... Много возни.
- Не бесплатно же.
- Да понятно.
- Сколько.
- Эээ... Шубу я тут присмотрела ...
- С ума сошла? За потолок шубу тебе.
- Нет, конечно, откуда у тебя такие деньги.
- Так сколько?
- Десять тысяч.
- Заболела?
- Домой поехали. Пусть Клава твоя делает, рукожопая.
- Ладно. Десять так десять.
- Давай.
- Не, ты сначала сделай.
- Да конечно. Двенадцать стульев читал? Все. Сначала деньги.

Димка деньги мне отдал. Я три дня, точнее ночи, балду пинала, а на четвертую все сделала. Ну, я что? Шуба стоила намного дороже.
С одной стороны мне даже нравилось в Дальнегорске. Там был океан. В сравнении с ним Черное море - лужа, послушная ученица. А океан, Японское море, мне напоминал эдакую оторву. Дикую, наглую, дерзкую. Я еще в девяносто втором у влюбилась в него по самое не балуй. Да я морей -то в своей жизни видела раз два и обчелся. Но меня не тянет.

За полчаса доехали до импровизированного пляжа. Море, песок, камни Ни лежаков, ни кафешек, вообще ничего. Народу, будто муравейник разворошили. Если судить по номерам машин, то приехали отдыхать все регионы, включая бывшие совковые республики. Были и гости иностранческие. Горсти палаток, мангалы, шезлонги, зонтики - все привезли с собой. Отдельную улицу, респектабельную и прямую, как стрела, образовали дома на колесах. Народ приезжал сюда надолго.

А море ... Цвет такой необычный. Прозрачная радуга. И даже в штиль крутой норов океана выпирал из каждой капли. Сквозь песок и камни росла трава, наглая и колючая. Деревья топтались возле самой воды. Пахло шашлыком, алкоголем, водорослями и потом. Я с разбегу плюхнулась в море-океян в сарафане и шлепках. Пацаны с визгом проделали то же самое.

Вода прохладная. Она не ласкала тело. Ничего подобного. Она великодушно, даже снисходительно, разрешала прикасаться, расчленять на брызги, уносить на себе, шуршала по коже деловито, строго.

Недалеко от берега из воды торчали две скалы. Черные. Два брата называются. Мне рассказали легенду. Здесь легенды в каждом сантиметре земли. Люди в этих местах живут хрен знает сколько. Встречала упоминание седьмого века. Племена разные обитали. Воевали друг с другом, как водится. Мирно не жилось. Хотя, места валом. Чего делили? Паскудное нутро человеческое все-таки. Живи да радуйся. Ну что надо? Мало на самом деле. Очень мало. Ладно.
В седьмом или девятом веке здесь жили два брата. Охотник и плотник. Ваня да Степа. Еще у них была сестра Марьюшка. Жили не тужили. Еда, одежда и прочее в достатке. Братья в море часто наведывались за рыбкой. Рыбка здесь вкусная. Корюшку люблю. Она огурцами свежими пахнет. Весной ее выуживают. Прям толпами на лед, уже тонкий, валят рыбаки. И тонут нередко
Ну, вот. Братья - добытчики. Сестренка - по хозяйству. Братья сестру очень любили. А на Седом хребте жил бессмертный дракон двуглавый. И каждый год требовал выкуп - брал в жены самую красивую. Иначе грозился все сжечь. Люди боялись. И весной отправляли лодку с невестой для дракона. Лодку эту тянули два крепких парнишки против течения до ворот . Потом ветер подхватывал лодку, а седьмым поворотом лодка исчезала, ну, и понятно, никто девчонку больше не встречал. Исчезали и те, кто пытался дракона убить.
камень превращались. Потому вдоль моря так много скал.

Легенды интересно и слушать, и читать. Язык такой теплый, перетекающий, обволакивающий. Будто сидишь ребенком наивным у огня, а бабуля или дед, шелестят бесконечно ...
Короче, братья победили всех. Там и Медведь-гора, и тигры, и дракон. Хитрость в том, что каменеет тот, кто голову дракону рубит. Ну, а головы две. Братьев двое. Вот они сначала хвост отрубили, потом каждый по голове. И превратились в скалы.

Напротив этих скал есть мыс. Называется Марьин. Сестра приходила на него и с братьями каменными разговаривала. А они все слышал, только ответить не могли. На месте, где медведя убили, - гора. Так и называется - Медведь-гора. Там, где тигров уссурийских победили - Тигровые ключи да Горелая Падь.
На месте отрубленного хвоста свинцового с серебряным наконечником нашли серебряную и медную руду.
А там, где братья восемь лап дракону отсекли - открыли семь свинцовых рудников.

Обожаю легенды слушать. У Юркиной жены бабушка жива была. Такая старенькая, что боже мой. Почти не ходила, слепая. Ее внуки и правнуки с ложечки кормили. Вот она на свой манер легенды рассказывала. Они записали на диктофон. Но живьем ее слушать - это что-то. Тихий голос, шелест практически с того света или от бога. Слов много непонятных и говорок этот старинный. Я могла часами слушать. Когда мы уезжали, бабушка была жива. Лет сто ей, не меньше. Она мне еще про золотую бохайку рассказывала. Племя такое было. И по легенде золотую статуэтку парнишка где-то под скалой припрятал. Там всех убили, а статуэтку до сих пор ищут. Видимо, подразумевается месторождение золота. В тех скалах чего только нет.

За первые полгода у меня выпала половина волос, зубы посыпались горохом. Я - в шоке. Побежала к врачу. А она мне так спокойно,
- Это у Вас акклиматизация.
Да.. Витамины выписала дорогущие и бесполезные. Но через полгода мой организм привык и волосы выросли, зубы - нет. Вставила.

Что интересно, аборигены ни гу-гу про химические элементы. Даже родственнички молчали. Просветил таксист во Владивостоке, когда ездила сыну очки подбирать.

В Дальнегорске врачи - абсолютно бесполезный элемент. Местные к ним ходят исключительно за справкой или больничным листом. Все остальное, что касается здоровья, доверяют китайцам. Салоны красоты тоже в Китае посещают. С автовокзала ежедневно ходит автобус в Китай. Для покупки билета остаточно обычного российского паспорта. Ехать четыре часа. Почти все китайцы прекрасно говорят по-русски. А в Дальнегорске, для ленивых, которые не хотят на автобусах кататься, китайцы оккупировали трехэтажное здание и торгуют всем подряд.
По незнанию сунулась на этот рынок. Но дуракам всегда везет. Мы поехали покупать пацанам зимнюю одежду. В Новороссийске зимняя не требовалась. Мы - это я, мальчишки и мама моя, ну, и Димка. Но он остался в машине. А мы занырнули в кучу-малу китайскую. Мне так понравилось. В Хабаровске в девяностые тоже было много китайчиков. И я с ними прекрасно общалась. Но здесь ... Полное ощущение, что ты в другой стране. И они все, все поголовно, влюбились в моего Даньку.
Выросла я в преобладании снега. У нас шутят :"двенадцать месяцев зима - остальное - лето". Но холод переношу плохо. Мерзну насквозь, как ледяная фигурка на новогодней елке на центральной площади. Мозг парализуется, взгляд костенеет. На улицу стараюсь не выходить. А если приспичит, то вызываю такси прямо к калитке. Так было не всегда. Примерно до десяти лет барахталась в снегу в сорокаградусный мороз до посинения. Приносила в дом катышки ледяные на шароварах, надетых поверх пимов, на шапке цигейковой, резинкой обнимавшей мою отчаянную головку, на варежках, волосах и ресницах. Эдакая побрякушка ледяная. Льдинки издавали своеобразный звук при любом движении. И я носилась по крохотному домику с визгом и горящим взором, пока с меня не начинала струйками стекать на крашеные доски вода вперемешку с крохотными ворсинками. Ворчала печка, кошка поглядывала неодобрительно, лампочки тускло мигали, снег лупил по стеклам, пахло пирогами и чуть-чуть дымком. Счастье ...

А потом наш класс отправился в поход. Мама с папой на работе, и я нарядилась в новую весеннюю куртку, капроновые колготки, короткую юбку в двадцатиградусный мороз. Поход длился до вечера, т.е. часов десять. Грелись у костра. Болела больше месяца. С тех пор мерзну, как собачий хвост, даже при нулевой температуре воздуха.

Мальчишки мои родились в Новороссийске. Снег там - манна небесная. Когда случается жалкое подобие снегопада, дети гурьбой прут на улицы и устраивают горки прямо на проезжей части. Занятия в школе прекращаются, детские сады закрываются. Но чаще всего бедные детки не успевают - снег тает. Взрослые, только почуяв запах приближающегося снега, бросают все и ломятся в горы. Там снег может пролежать час, а то и два. Явление это крайне редкое на Кубани. И пацаны мои снега отродясь не видели. Лыжи и коньки для них экзотика. И если на моей малой родине снег равномерно сыплется все восемь месяцев, то в Дальнегорске он выпадает два раза за сезон.

Утром собирались с Данькой к репетитору. Темно. Окна зашторены. Суетимся, бегаем, торопимся на автобус.
Выходим из квартиры, распахиваем дверь подъезда и ... Данька, захлебываясь счастьем, орет . Просто орет на одной ноте. Потому что на улице снега мне по пояс. Дворник расчистил маленький клочок перед самым подъездом, которого хватало только чтобы открыть двери. Далее - снежная равнина. Ни тропинок, ни дорог.
Пока соображала, как добираться к педагогу, сын рыбкой нырнул в снег и поплыл. Когда поняла, что занятия на сегодня отменяются, вернулась домой и растолкала Темку.

Пацаны до темна изучали снег. Артем осторожнее Даньки. Сначала он разглядывал белое незнакомое вещество. Потом подцепил пальчиком кусочек и осторожно лизнул. Прислушался к ощущениям и набил полный рот снега. Тут со дна вынырнул братишка, сгреб Темку в охапку и утянул под кучу снежинок.
Когда стемнело, они вернулись. Два снеговичка, с красными щеками и носами, в соплях и мокрые до трусов.
Забрались в горячую ванну с теплым молоком и печеньками.

А на утро мальчишки попросили коньки, лыжи, санки и ледянки. Купили все. Данька нацепил коньки и ... поехал. Сразу, будто он в коньках родился. У Темки не получалось. Тема боялся упасть на лед. Никакие уговоры не помогали. Данька попытался утащить брата силой, но тот так пронзительно и жалобно визжал, что пришлось отпустить. Но кататься на коньках Артему очень хотелось. И тогда я вспомнила, что у нас есть ролики. А движения очень похожи на коньковые. Вечером брат обучал брата , как обращаться с роликами.

Промучившись пару часов, Данька сдался. Артем не сделал ни шага. Только через несколько недель он рискнул отлепиться от стенки и преодолеть самостоятельно полутораметровое расстояние. Так и катался до вечера от стенки до стенки. А на следующий день носился по всей квартире, как бешенный таракан. Еще через день рассекал на катке.

Темка интересный. Он и ходить научился также. До полутора лет не ходил. Сидел. Стоял. Но не ходил. Уговоры не действовали. Артем внимательно разглядывал пространство и ни на миллиметр не двигался. Пока Данька не переставил сначала одну его ногу, а затем другую. Поняв, для чего нужны ноги, Темка рванул, как спринтер, на поворотах ввинчивался в воздух, переворачивался в полете, несся обратно. Говорить начал также. Молчал почти до пяти лет. Потом фонтан прорвался . Внук болтал сутками, доводя меня до молчаливых истерик. На выговаривание букв времени не было, информация мгновенно проходила сквозь, выдавалась в абсолютно сыром виде, понять мог только Данька, но радости не было границ.

Дальнегорск построили в ущелье. Вокруг скалы. Темнеет не то что быстро, а мгновенно. Мальчишки, полюбившие снег больше моря, домой идти не желали ни в какую. Я бегала, искала, загоняла домой, объясняла, убеждала, просила - все бесполезно. Вечером загнать бандитов было крайне сложно. После сто первого предупреждения пригрозила не выпускать на улицу, если не вернутся с прогулки засветло. Две хитрые мордахи кивнули синхронно и синхронно же забили на мои угрозы.

И вот зима. Вечер. Восемь. Девять. Десять. Пацанов нет. Я облазила весь массив. Миллион раз позвонила бабушке. Прошла по всем друзьям и знакомым. Все видели, но никто не знает, где они теперь. А время уже полночь. У меня истерика. Звоню в полицию. И в сотый раз отправляюсь на поиски. Никого.

И тут мелькнула под фонарем над подъездом мелкая тень. Я рванула галопом. Подбегаю - пусто. Начинаю нарезать круги вокруг дома. На очередном витке резко разворачиваюсь и мчусь в противоположную сторону. И вот они, зайчики. В первую секунду хотелось прибить нахер. Потом прижать к себе крепко-крепко. И надавать по жопам ремнем.
Оказывается, эти партизаны давно меня видели и скрывались. Прятались по подъездам, за домами, в беседках на детских площадках. И я не сдержалась. Впервые в жизни поколотила мальчишек. Ни до ни после пальцем не трогала, но тогда ...

Как нашкодивших котят затащила их домой. Взяла ремень и отлупила со всей дури. Сначала пацаны молчали и, по-моему, не совсем врубались, чего с ними делают. Когда врубились - взвыли в голос. Только орали они не от боли, а от обиды или страха. Не знаю. Лупила я их по задницам, одетым в двое толстых штанов и под толстенной горнолыжкой. Да и ремень был тонкий и мягкий. Но до сих пор сын помнит те "страшные" минуты. А когда на чаепитии в третьем классе попросили поднять руки тех, кого родители наказывают физически, этот поросенок орал громче всех "меня мама бьет", а дети и родители ржали, как табун лошадей, сквозь смех и слезы пытаясь произнести "да, да, да ...по тебе видно".
В Дальнегорске прижиться у меня не получалось. Была я чужеродным телом в чужой заднице. Первую зиму перенесла очень тяжело. Угнетало все: от серых облупленных домов до лысых печальных скал. Покидающие меня волосы добавляли пикантности к пакостному состоянию. Утро начиналось с аутотренинга "жизнь - говно, но бывает и хуже". Повседневная рутина не отвлекала, но усугубляла подавленное состояние. Было такое ощущение, что я - овощ, забытый на зиму на грядке. Общение с родственниками началось и закончилось нашим новосельем. Племяшки мои, по возрасту годившиеся мне в сестры, пришли на пьянку с банками солений и варений, но утром, пока я мирно дрыхла, собрали все, что не смогли сожрать, и ушли. Мне их заготовки нахрен не нужны, но все-таки ...

Димка болтался сам по себе. Заказы не прекращались. То квартиру ремонтировал, то ступеньки делал, то дом строил. Но денег не было. У него в бригаде трудились мама с дочкой. Маме лет шестьдесят. Дочке - чуть меньше сорока. И мама эта все мечтала дочку свою к Димке прилепить. Мне было не жалко. Но Димка не прилеплялся. У него нашлись дела поинтереснее.

В то время ни компа, ни ноута у нас еще не было. Обходились телефонами, но без интернета. Однако, имелась такая развлекуха, как знакомства. И я совершенно случайно обнаружила, что Димка ведет активную переписку с несколькими объектами. Переписка "интересная". Обсуждались размеры, позы, количество. Мне было скучно. Да еще и волосы выпадали. Чтобы хоть как-то компенсировать неуютность своего бытия, решила поиграть с Димкой. И жизнь заиграла новыми красками.

В моем допотопном телефоне, который приобрела исключительно в целях издевательства над мужем, имелась одна замечательная функция - смс можно было задавать время отправки. Набираешь текст оппоненту, ставишь галочку напротив "отправить через столько-то минут" и сидишь рядом с "любимым мужем, смотришь на него влюбленно и позволяешь вешать лапшу на уши. Это так интересно. Ему и в голову не приходило, что переписывается со мной. Ну, а я - девчонка горячая, сообщения отправляла фривольные, пошлые, хватала за яйца и держала.

Димка читал (в моем присутствии), краснел от возбуждения, а на мой вопрос "кто там тебе пишет", с хрипотцой отвечал "по работе". Шикарно. Такой драйв. Но этого мне показалось мало. И я стала общаться с Димкой по телефону. Мы созванивались, болтали долго, иногда по часу. Изменить голос для меня - сущая фигня. Если сильно постараться, то могу и под мужика закосить, и под ребенка. Но вот и болтовня мне наскучила. И я назначила Димке свидание. Ну, не я то есть, но я.

Димка считал себя неотразимым в сексе. Я его не разубеждала. Да и не плох он был. Ну а писюн свой Димон боготворил. Да. Он считал его "красивым, непокобелимым и вкусным". Как он проверял вкус своего члена - не знаю. Вот. поэтому в общении с партнершами (мерзкое словечко) вел муженек себя, как последний мудак. Инициативу не проявлял. Искать место для совокупление должна была очередная подружка. А он, Димка, снисходил до разрешения лицезреть его пиписку. Поэтому, после недолгих переговоров, я сняла квартиру и поставила мужа в известность, куда приходить и во сколько. Согласился сразу.

И вот сижу я и жду. Состояние такое, что описать не получится. Кураж охренительный. Подготовилась я основательно. У меня было несколько лет тренировки перевоплощений. Еще в Хабаровске мы с Гриней любили подобные игры. Договаривались встретиться в каком-нибудь ресторане, и Гришка должен был узнать меня. А я меняла парики, цвет глаз, размер груди, рост и так далее. Не сразу он меня узнавал.

Я стояла перед зеркалом в снятой на час квартире, и не узнавала себя. По-моему, превзошла сама себя. Вместо короткой стрижки - шикарная платинового блонда грива до задницы. Ярко зеленые глаза. Объем губ, как и груди, увеличился в два раза. Огромная шпилька алых туфель сделала меня выше на пятнадцать сантиметров и худее размера на два. Чулки в крупную сетку округлили колени и придали ногам аппетитную полноту. Накладные ногти хищного цвета удлинили пальцы. На меня смотрела конкретная такая бл*дина, дорогая, но бл*дина.

Звонок. Глубокий вдох, медленное "дефиле" к двери и обратно. Димка зашел. Ушки прижаты, глазки горят, но бегают. Разглядывает. Возбуждается. Сажусь на кровать. Хлопаю рукой рядом. Молчу. Он проходит. Садиться. Несет какую-то пургу, типа, не успел вино купить и т.д. Потом замечает на столике бутылку, бокалы. Наливает. Еле сдерживаю смех. Пьем. Наливает еще. Еще пьем. Молчу. Димка, поерзав, шлепает в душ. Мне уже хочется ржать. Но раскалываться пока не время.

И вот душ принят. С полотенцем за заднице Димон приближается к траходрому и ныряет под одеяло. Грубо лапает за что придется и начинает меня раздевать. Меня потряхивает. Такая крупная дрожь получается от сдерживаемого смеха. Но Дика принимает это за сексуальное возбуждение и, минуя искусственно увеличенную грудь, лезет прямиком в трусы.

Я жду. Это как на войне - врага подпускаю поближе, чтобы въепать наверняка. И вот, когда муж начал делать поступательно - вращательные движения внутри меня, я сняла парик. Димка кончить не смог.

Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 06.02.2021 в 16:53
© Copyright: Наташа Корнеева
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1