РИО-де-Жанейро 9


Кафе у Ритки уютное. Меню небольшое. Да нам никто и не предлагал заказы делать. Отмечали не то юбилей, не то поминки - не поняла. Народ вспотевший, красными морды, отплясывал лихо под замызганную ламбаду. Увлеченно крутили задницами, бегали вдоль разгромленного стола.

Нас усадили у окна за небольшой столик на четверых. Ритка притащила еду и коньяк. И я нажралась во всех смыслах. Наплевав на многолетний опыт пьянства, махнула натощак п*здисюнчик, закрыла глаза и притащилась от обжигающего конька и чувства умиротворенности. И гори оно все синим пламенем. Алкоголь с размаху шибанул по моим и без того скособоченным мозгам. Голова закружилась, морда покраснела. Я пошла плясать. Ко мне тут же прилепились незнакомые мужички, и мы забацали пародию рок энд ролла. Дети мои ржали, как взбунтовавшиеся жеребята, народ улюлюкал и аплодировал. Димка завидовал черной завистью и поглядывал на бутылку. Показала ему кулак. Муженек , мотнув лохматой башкой, схватил коньяк и хлебанул прямо из горла. Ну, все, здец - надо искать место для ночевки.

У Ритки оставаться на ночь не хотелось. Нормальная она баба, но не хотелось. В машине спать - не комильфо. Резвясь с разухабистыми кавалерами и вытворяя ногами и всеми частями тела черти что, начала перебирать возможные варианты, где приткнуть свое измученное и начинающее пахнуть котиками тело. В двух километрах от кафе располагается воинская часть, закрытая. Но, прожив в ней одиннадцать лет, я знала, как, когда и где проникнуть за колючку. А там остались знакомые, которые с удовольствием или без, но приютят. На трезвую голову мне бы подобная хрень не явилась. Но коньяк дело свое знал туго. Погрузились - поехали.

Закрытые части военные - это еще то болото. Все про всех все знают, но делают вид, что нифига не знают. Дружный такой коллективчик, но со своими выкрутасами. Вот в Себежской части на машине через дыру в заборе не проникнуть. А здесь - хоть на десяти машинах можно. Главное - знать где. Я знала. И мы заехали.
Прямо к подъезду. Знакомые обрадовались несильно. Смягчило ситуацию наше сытое состояние. Душ, чистые полотенца и кровати мы в эту ночь получили. Разбудили нас ранехонько, накормили скорехонько, и , пока не рассвело, мы покинули гостеприимных вояк. На последок "подружка" моя сказала, что годы мне пошли на пользу, я помолодела до мозга пятилетнего. Ну, типа, дурой меня назвала. Для меня это не новость. Поэтому улыбнулась милой улыбкой кобры, поблагодарила .
Мальчишки, сев в машину, тут же растянулись на плазменной панели. Димка уселся на пассажирское сидение и закрыл глаза. Села за руль, ибо выбирать не из чего. На трассе поменялись с Димкой местами. А вокруг такая красотища. Осень в Хабаровске - чудо. Сопки пестрые, небо тонкое, чуть голубое. Сухо. Тепло. Хотелось ехать вечно. Вот так и ехать, и ехать ... Да. Но оставалось так мало, всего шестьсот километров. И я решила растянуть их максимально. Дорога мной езжена-переезжена в свое время. По ней мы во Владик сколько раз гоняли с Сашкой. Поэтому знала, в какой гостинице остановиться. Через сто километров поселок Вяземский. Ничего особенного, но отель вполне. Конечно, можно за день проскочить все шесть сотен. Но как же это скучно.
И мы зависли в полупустом отеле до утра. Никакого пьянства. Сауна, бассейн, вкусная еда и здоровый сон.
В открытое окно залетали листья. Была, конечно, москитная сетка., да я сняла ее. Курить в номерах отелей нельзя, но если очень хочется, то можно. Садишься на подоконник распахнутого окошка и дымишь. Запах остается безусловно. Ну так и что. Главное, не забыть сетку на место примострячить. А то потом вопросы дурные задают.

Мы шиковали. Взяли три номера: мне, детям и Димке. Валялась в постели часа два, наверно, просто тупо пялилась в окно, считала залетающие листья. Состояние такое спокойное. когда ничего нет и ничего и не надо.

Захотелось курить и кофе. В коридоре есть кулер. Но вода из кулера в кофе - гадость несусветная. У меня с собой козырная кофеварка. Типа чайника электрического. Маленькая, на пару порций. А кофе получается, как в турке. Засыпаешь в сетчатый контейнер кофе молотый, наливаешь воду, втыкаешь вилку в розетку, нажимаешь кнопку. Все. Дальше само варится и отключается. Штука эта старая. Сашка еще приволок. Точнее, оно само приволоклось. В машинах, которые он пригонял, чего только мы ни находили. Сперва не понимала, зачем Сашкин компаньон обшаривает все карманы и закоулки в "новой" машине. Потом дотумкала. Японцы сдавали технику со всем содержимым. Там и зонтики были, и дождевики, и всякая всячина. Вот, в одной
из машин кофеварку и обнаружила. Она могла работать и от аккумулятора.

Спускаться в кафе было лень. Заказала завтрак, или уж что там по времени получалось, в номер. Не хотели нести. Денежка невеликого достоинства урегулировала недоразумение. Такой кайф сидеть одной перед открытым окном и медленно, лениво уничтожать завтрак. Тишина. Покой. Иллюзия счастья. Иногда так хочется тишины. Без музыки, без посторонних звуков, без мыслей.

Кайфовала в номере до вечера. Периодически посещали мысли "как там дети". Тут же смахивала, как крошки со стола и продолжала отсутствовать. Вечером пацаны сами пришли. Поскреблись тихонько в дверь. Потом приоткрыли, внимательно изучили мой взгляд и, с криком "ух, ты, какая огромная " ,с разбегу прыгнули на кровать. Перевернули весь номер вверх дном и смирно расселись по креслам. Все. Пар выпустили. Теперь и поговорить можно.

После вопроса "чем занимались" на перебой затараторили каждый о своем. Перекричать друг друга не получалось, а высказаться первому хотелось. Место лидера решили выяснить в бою. В ход пошли подушки. Я сидела на подоконнике, болтала ногами и ржала в голос. А потом взяла подушку и присоединилась. На шум прибежала горничная. Встала колом на пороге.

Ну, да, картинка та еще: здоровая тетя в пижаме и два пацана-дошкольника, всклокоченные, красные, как раки вареные, скачут по кровати и лупят друг друга подушками. Причем, тетя орет громче всех. У горничной было такое лицо, что я быстренько полезла за денежкой.

Выехали ночью. Мальчишки с полчаса вглядывались в дорогу, а потом задрыхли. Мне не спалось. Оставалось ехать часов шесть, не больше. И что дальше ... Хрен его знает. Судя по населенным пунктам в округе, Дальнегорск - та еще дыра.

Но, как оказалось, я даже близко не представляла, насколько он дыра.

Нам осталось проехать пятьсот километров. Решили нигде не останавливаться. Если бы не природа, то очень заунывное зрелище. Ехали через Уссурийск, потом поселок Кавалерово, а дальше перевал. Спускаешься вниз и вот он, славный город Дальнегорск.

Раньше в Дальнегорск можно было добраться на автобусе и на самолете. Но потом самолеты отменили. Помню, удивлялась и возмущалась, почему лишили народ такого удобного транспорта. Когда я увидела скалы, среди которых стоял город, в голове пронеслось "какого черта вы вообще здесь самолеты запускали, идиоты".

Мы на рассвете подъезжали к перевалу. Дорога отвратительная. Грунтовка. Ямы и колдобины. Кривая и узкая, как след от бычьей струи. Димка гнал не стесняясь. Я вцепилась руками, ногами и зубами во все, что могла. и тут Дима выдал,
-Не бойся, Танюша.
Сказать, что я охренела, это вообще ничего не сказать. Не произнесла ни звука, даже ухом не повела. Думала в ледяной тишине. За секунды составила план своего существования на пару лет вперед. Димке отводилось очень непрезентабельное место.
Когда до Димки дошло, что он сказал, тишина стала давить сильнее. Пацаны спали. Дорога меня уже не пугала. Молотком стучало только одно слово - нахрена. Потом стало интересно, как же этот гаденыш выкручиваться будет. Ну, классика. Тупо и заезжено. Мог бы и оригинальненько как-то. Нет. Пошлые "извини" , "я ее всегда твоим именем называл" и на десерт "это просто привычка". Ну, думаю, йоптыть, за пару месяцев привычку выработал. Что ж, кобель, хорошо поддающийся дрессировке. А Димона несло. Он распалился по полной программе. Я начала ржать. До слез. Обиды, а тем более ревности, не было. Зло улетучилось мгновенно. Я ржала над собой. И в очередной раз пожалела о брошенном контейнере и авиа билетах.

Благодаря моему веселому состоянию, перевал перенесла спокойно. Почти. Красиво и жутко. Грунтовая , узкая дорога, как серпантин на елке, обвивала скалу. Внизу, далеко-далеко внизу, росли огромные сосны. Ограждений не было. Две машины разъехаться не смогли бы. Для этого сделали так называемые "карманы". Из-под колес в пропасть сыпались камушки. Но панораме придавали злодейский вид скалы. Я такого нигде не видела. Скалы напоминали огромные сосульки, воткнутые толстой стороной в землю. Эдакие шпили. Они росли, словно деревья в лесу. Да. Каменный лес. Стояли близко друг к другу. Высота этих скал доходила до тысячи метров и более. Абсолютно лысые. А вдоль трассы тянулись известняковые скалы. Название у них Библейские. Якобы в тридцатые годы спрятал там Федор библию. Ее потом долго искали, но не нашли. А название к массиву прилипло. Длинный массив, километра три точно. Дикая природа, конечно. Красивая. Может и красивая, потому что город заброшенный.

Спустились мы с перевала и прямехонько в город. Утро раннее. Спят все. А город .. Ох, город. Он зажат между скал с полной таблицей Менделеева. Шахтерский городок. В ущелье между скал течет речка, вдоль речки - центральная улица Дальнегорска. Ширина города - десять минут прогулочного шага и упираешься практически в отвесную скалу. В речку народ накидал всякой пакости. Дома серые, покоцанные. Обычные пятиэтажки. Между ними магазины, школы, детские сады и прочие радости. Первое время не понимала, зачем здесь маршрутки. За час можно облазить все закоулки. Очень много брошенных квартир, но это дальше, на выезде к океану. Разруха. Вереница домов с выбитыми стеклами. Пустых, брошенных людьми. Но вот кварт плату народ за них платить обязан. Чушь какая. И продать нельзя, потому что нафиг никому не надо. И подарить нельзя. А платить надо.

Мы искали дом родителей и охреневали. Здесь жить нельзя. Скалы наводили ужас. Позже поняла, что небезосновательно.

Родители жили в пятиэтажном доме, на первом этаже. Первый - их любимый этаж. Нормальный дом. Чистый подъезд. Даже домофон имелся. Квартира классной планировки. Комнаты квадратов по двадцать - двадцать пять. Коридоры просторные. Я вот терпеть не могу маленькие прихожие и узкие коридоры. Комнаты небольшие переношу легко, а вот кухни предпочитаю с размахом.

Родители нас ждали. Комнату приготовили, стол накрыли. Что может быть лучше дома, где тебя ждут родные люди .. Не знаю. Не помню я такого дома.

Пока поглощала тазик пельменей, мама меня обрадовала,
- Наташ, а мы вам квартиру купили.
Я чуть не подавилась. Просила же не покупать без меня ничего. Но маму огорчать не хотелось. Папу можно. А ее - нет. Улыбалась, как идиотка. Но маму мою не проведешь. Все прочитала в глазах.
- Наташа. Хорошая квартира. Три комнаты большие. Две лоджии. Светлая такая, добрая квартирка.
Блин, ну вот что я могла ей ответить. "Светлая и добрая". вылезла мне боком. На первый этаж я не среагировала. Мне без разницы. Но на отсутствие радиаторов в комнате в тридцать квадратов, на огромную щель в стене, битые стекла, конченные трубы и сантехнику, внимания не обратить я не смогла. А так-то, че, "светлая" и добрая" квартирка.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 06.02.2021 в 16:49
© Copyright: Наташа Корнеева
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1