НУЖНЫ ОНИ, ПОРОЙ, ТАКИЕ ПАРНИ


НУЖНЫ ОНИ, ПОРОЙ, ТАКИЕ ПАРНИ
Саратов, середина лета , зной,
Асфальт кипит, покрытый тонким слоем.
И тает потихонечку под зноем,
Пока не станет вязкою смолой.

Вздыхает тяжело старинный город,
Он лёгкие почти, что надорвал.
Когда был молодым - скрывали горы,
Теперь вокруг - сплошной карьерный вал.

А солнце раскалёнными лучами,
Глумилось в тот момент над москвичами,
Которые глотали тяжкий смог,
В тот год Саратов тоже занемог.

Казалось, как-же так, ведь Волга рядом,
Края её едва окинешь взглядом.
Но грязная и мутная вода,
Сама была жива едва - едва.

Для горожанина был только пляж спасенье,
Уже не ждут субботы с воскресеньем.
С утра на катер очередь стоит.
Кто помоложе, по мосту бежит.

Центральный пляж среди реки как раз,
От зноя только он спасает нас.
Но о другом сегодня я вещаю,
Прочтите, я интригу обещаю...

П

В тот знойный год на Юг я не поехал,
Жара достала, было не до смеха.
Зачем её искать в Крыму, в Сочах,
Когда она сидит в родных местах.

Я приглашен в Саратов, на турбазу,
Директор - однокашник, скажем сразу.
Во дни учёбы был он туповат,
Сегодня - уважаем и богат.

Три дня я на турбазе отрывался,
Гулял, нырял, на катерах катался.
Там грязь моя московская сошла,
И вялость, неприятная, ушла.

И вот, на пятый день,решил, с утра,
Разведать я цивильные места.
На пляж, на городской хотел взглянуть,
Немного от турбазы отдохнуть.

Речной трамвай, забитый до отказа,
Поскрипывая, курс держал до пляжа.
Я на корме, на лавочку присел,
Но рядом, разыгрался беспредел.

Подходят пять здоровых мужиков,
Сгоняют с мест народ без лишних слов.
Безмолвно уступают им сиденье,
Лишь дед промямлил:- Что за поколенье?

Всем остальным пришлось ретироваться,
Никто не стал на грубость нарываться.
До пляжа плыть минут пятнадцать было,
На палубе, вдруг, стало так уныло.

Тем временем мужчины оголились,
В качков могучих тут же превратились.
И стали развлекались меж собой,
Поигрывая мощною мышцой.

Я был, конечно, тоже возмущен,
В то время, даже властью наделен.
Удостоверенье прокурорское носил,
В конце-концов его и предъявил.

На миг они смеяться перестали,
И молча, документы изучали.
Меня, тогда изрядно колотило,
Людская масса лишь придала силы.

Но то, что я услышал, поросто шок.
-Ты ,что, совсем опух уже дружок.
-Такую ксиву мне нарисовать, за два часа,
Как палец об асфальт.-

-Ты, видно, перегрелся - встрял другой,
-Сейчас приятель, погоди, родной.
Как только с корабля сойдём на пляж,
Ты книжку эту скушаешь при нас-

От наглости, от хамства, беспредела,
Застыл на месте и знал что делать?
Народу тьма вокруг меня стояла,
Но ввязываться в дело не желала.

Внезапно, появился мужичок,
Как говорят, не низок, не высок.
Сухой, поджарый , лет ему под тридцать,
Он тихо посоветовал мне "смыться".

Куда смываться? Мне пришлось остаться.
И зрелищем, конечно, любоваться.
Я этих отморозков не боялся,
От дерзости их, просто растерялся.

Мужчина приказал качкам подняться,
И с палубы немедленно убраться.
Теперь они, невольно, удивлялись,
Но выполнили просьбу, приподнялись.

И тут, невероятное случилось,
Такого видеть мне не приходилось.
Каскад ударов, два броска, кульбит,
И вся пятёрка на полу лежит.

Прошло, всего секунд, наверно,тридцать,
Картине на корме пришлось смениться.
Лежали горы мышц внизу, в пыли,
Стонали, но подняться не могли.

Народ наш, как обычно осмелел,
И стал ворчать, пинать, кто как умел.
Но крикнул дядя :-Ну-ка прекратите,
А лучше, пострадавшим помогите.-

Качков пинать и дёргать перестали,
Но помощи оказывать не стали.
Все взгляды устремились на него,
Которого совсем не знал никто.

Ш

Мужик меня схватил тогда за руки,
И быстро потащил, вперед, до рубки.
По рации сообщили про дела,
Милиция у трапа нас ждала.

До пляжа оставалось метров триста,
Когда пришлось услышать каратиста.
- Ну, вот, что- говорил он- прокурор.
Не лезь ты больше с книжкой этой в спор.

Чтобы законы в жизни применять,
Реальной силой нужно обладать.
Заняться спортом нужно, дорогой.
Ведь под рукою, не всегда, конвой.

Мне дальше оставаться не резон,
Всё объяснишь, ведь ты же сам закон.
-Вы кто-же будете, как вас мне называть?
-Не надо нам имён упоминать.

-Одно лишь знай, меня искать -напрасно,
Да видел ты, что это и опасно.
Исчезну я, в пространстве растворюсь.
На этой птице, далеко умчусь.-

И тут он оголил свою футболку,
На бицепсе увидел я наколку-
Летучей мыши, я не знал тогда,
Что это означало в те года.

Он руку на прощание пожал,
Такое ощущенье, что сломал.
Затем прыжок эффектный от перил,
И очень быстро к берегу поплыл.

Э П И Л О Г

Дальнейшее уже не интересно,
В стихах, я думаю, к тому же не уместно.
Допросы, опознанье, волокита,
И тема, лишь под ночь была закрыта.

Качки очухались почти что через час,
Один синяк, один подбитый глаз.
И больше повреждений никаких,
Однако, шок не походил у них.

Их увезли на катере специальном,
Допрос вели в отделе привокзальном.
Я тоже, показания дал,
А через день домой, в Москву удрал.

Историю забыть не мог никак,
Везде вопрос вставал: Ну как же так?
Секунды - и лежат почти полтонны
Какой Ван Дам, какие там Сталоны.

И только через месяц я узнал
Кому же этот знак принадлежал?
Я думал что морпех, или десант,
А вышел - ГРУшный диверсант.

Нужны они порой, такие парни,
Не просто говорящие о правде,
А жёстко, лаконично, очень честно,
Подонку указать его же место.

КОНЕЦ



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика гражданская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 63
Опубликовано: 03.02.2021 в 18:36
© Copyright: Сергий Мартусов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1