О поэме А. А. Блока Двенадцать - ее истинный смысл


Одно из лучших произведений о революции - поэма Блока «Двенадцать». Творение небезызвестное. Так что осмелимся предположить, что большая часть читателей с ней уже знакома.
Пересказать сюжет здесь просто невозможно из-за его фактического отсутствия (история об убийстве красноармейцем девушки навряд ли можно брать за основу, так как она не играет главную роль в произведении). Поэма хаотична, и этим гениальна, поскольку своей композицией точно передает натуру такого явления, как революция, – неконтролируемую, разрушительную и безжалостную. Блок будто не думает о размере, не думает о стиле. Словно в огромный чан, он вливал в свое произведение всю окружающую жизнь. В общем-то, поэт в своих записях и сам признавал, что создавал «Двенадцать» стихийно. Тем не менее, ему как-то удалось связать все намешанное воедино. Блок сделал это последней потрясающей строфой поэмы. Приведем ее здесь:

…Так идут державным шагом,
Позади – голодный пес,
Впереди – с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И для пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз -
Впереди – Исус Христос.

Именно образ Иисуса вызвал множество споров в литературной среде. Кто-то был уверен, что тем самым – Христом, ведущим за собой двенадцать красноармейцев (что-то в роде новых апостолов, как предполагалось) – Блок показал силу революции, хотя в то же время многие большевики были недовольны участием христианского символа в «красном» движении. Другие, как – к примеру – И.А. Бунин, просто были недовольны тем, что Блок «приплел» к такой ужасной и кровавой теме столь ясный и чистый образ.
И на первый взгляд трудно разобраться, в чем тут дело и откуда тут взялся Христос. Но именно в этом моменте раскрывается весь смысл поэмы. С этим никто не спорит, но и никто не может с точностью сказать, в чем же он заключается.
В литературоведении есть такая точка зрения, что критик – это человек, раскрывающий людям всю суть написанного. Но мы придерживаемся иного взгляда: только автор, осмыслив самостоятельно свое творение, сможет дать точный ответ, ведь он точно знает свою душу лучше, чем кто-либо. И – к счастью – Александр Александрович оставил в дневнике несколько слов об образе Христа в конце своей поэмы. Правда, с этими словами проблема поиска истины только усугубляется.
4 марта 1918 года (поэма написана в январе того же года) Блок пишет: «Если бы в России существовало действительное духовенство, а не только сословие нравственно тупых людей духовного звания, оно давно бы «учло» то обстоятельство, что «Христос с красногвардейцами». Едва ли можно оспорить эту истину, простую для людей, читавших Евангелие и думавших о нем».
Но вот незадача: 20 февраля поэт писал следующее: «Страшная мысль этих дней: не в том дело, что красногвардейцы «не достойны» Исуса, который идет с ними сейчас; а в том, что именно Он идет с ними, а надо, чтобы шел Другой».
Получается некий конфликт в голове самого автора: то есть Иисус действительно ведет за собой красногвардейцев, и так якобы и должно быть, это истина, как говорит сам Блок; но вместе с этим это и неправильно. Почему неправильно? Такой вывод можно сделать из наброска ответа Александра Александровича другому поэту В.В. Маяковскому, призывавшему к тотальному разрушению старого мира. Итак, что пишет Блок?
«Не так товарищ!
Не меньше, чем вы, ненавижу Зимний дворец и музеи. Но разрушение так же старо, как и строительство, и так же традиционно, как оно. Разрушая постылое, мы так же скучаем и зеваем, как тогда, когда смотрели на его постройку. Зуб истории гораздо ядовитее, чем вы думаете, проклятия времени не избыть. Ваши крики – все еще только крики боли, а не радости. Разрушая, мы все те же еще рабы старого мира; нарушение традиций – та же традиция. Над нами – большее проклятье - мы не можем не спать, мы не можем не есть. Одни будут строить, другие разрушать, ибо «всему свое время под солнцем», но все будут рабами, пока не явится третье, равно непохожее на строительство и разрушение».
Из этого наброска нам нужно взять такие понятия, как «строительство», «разрушение» и «что-то третье». Именно они стали главными героями поэмы «Двенадцать». Именно они пересекаются и взаимодействуют друг с другом.
«Строительство» в данном случае – это нечто положительное – христианство. «Разрушение» - это нечто отрицательное – революция. Положительное и отрицательное мы берем условно, поскольку авторское отношение к этим явлениям менялось: к концу жизни Блок осознал, насколько ужасным событием оказалась революция, и отошел от прежних взглядов.
Итак, обратимся к тексту поэмы, чтобы увидеть, как «минус» переплетается с «плюсом». И первое, что мы увидим это строчки: «Мировой пожар в крови - // Господи, благослови!» Необычно, если учитывать тот факт, что большевики пропагандировали атеизм. Автор порицает попа, раньше выпячивавшего пузо с крестом, но позже, обращаясь к буржую, говорит: «Упокой, Господи, душу рабы твоея…» И не будем забывать про подобные постоянные риторические восклицания: «Эх, эх, без креста!» В поэме христианство переплелось с революцией. Видно, что автор неоднозначен в своем отношении к вере. Он вроде и ругает ее, но в то же время жалеет об ее упадке.
То же самое касается революции. Старый мир предстает как «паршивый пес». Этот пес никчемный, потрепанный, к нему не питаешь никакой жалости, лишь презрение. Он слабый, уже ни на что не годный. Но нельзя сказать, что Блок полностью встал на сторону «красного террора». Об этом как раз свидетельствует история убийства красноармейцем девушки, которую мы упомянули в начале. Герой жалеет о содеянном, вспоминает о своих чувствах. Но его товарищи тут же призывают его вернуться в реальный мир и действовать дальше. Иными словами, революция не признает ни жалости, ни эмоций, ни любви. А разве это по-христиански? «Запирайте етажи, // Нынче будут грабежи!» - это разве тоже по-христиански. Выходит какая-то неувязочка.
Получается, Иисус и красноармейцы не едины. Отрицательное не способно соединиться с положительным. Между ними все равно есть вечные границы. Да и вспомните, красноармейцы стреляли в Христа! Но он – к счастью - «для пули невредим». Получается, это отнюдь не единство. Революция и вера – заметьте, не религия, а именно искренняя вера – не служат общему делу. Объединить их не получается, так как они по стихии своей слишком различны. А значит, третьего не дано, золотой середины здесь быть не может, так как по идее она должна сочетать обе стороны. Народу предстояло выбрать только один путь.
И вот мы подошли к истинному смыслу поэмы Блока. «Двенадцать» - это наиболее точное отражение России того времени и ее дальнейшей судьбы – краха идеи большевиков. Мы не берем здесь СССР, а будем говорить именно о Советской России, стране настоящих варваров, терроризировавших собственный народ.
Помните слова Блока об идущем впереди Иисусе? Давайте еще раз прочитаем точную цитату: «…не в том дело, что красногвардейцы «не достойны» Исуса, который идет с ними сейчас; а в том, что именно Он идет с ними, а надо, чтобы шел Другой». Именно она – эта цитата - ключ к ответу на одну из главных тайн русской литературы.
Иисус и христианство – это вечные ценности России, которые укоренились здесь с IX века. История знает не один пример, когда вера спасала Россию. Вспомнить тот же поход Тимура в XIV веке, когда завоеватель отказался от атаки на Москву, узнав о приближении к столице иконы Владимирской Богоматери. Конечно, это чудо официально называют легендой, но мы все же склонны считать, что во всяком мифе или легенде есть правда.
И об этом говорим сейчас не только мы, но и сам А.А. Блок. Образ Христа – безусловно положительный. Но почему же плохо, что именно он идет впереди? Потому что идеи христианства никак не уживаются с тем террором, что творили большевики, они никак не подходят коммунизму, который должен был очистить головы людей от прошлого. «Другой» - это некое новое божество, новое знание, которому все будут поклоняться. Но вот парадокс: уничтожить веру в России оказалось невозможным. Мы до сих пор говорим просто по привычке: «Слава Богу!» А неспособность искоренить из сознания народа данные традиции – одна из основных причин краха нового строя, что и усмотрел Блок.
Таким образом, проблема заключалась в невозможности убрать из жизни России Христа. Он все равно будет здесь, Он бессмертен, Он вечен. В отличие, от красноармейцев. Иными словами, Блок предсказал крах большевистского режима и его несостоятельность, что доказывает его гениальность как поэта.
Возможно, мы не смогли закрыть вопрос о смысле поэмы «Двенадцать». Все-таки и сам автор, как оказалось, не мог точно изложить свою позицию. Но мы попытались сделать это максимально объективно, исходя из слов самого Блока и его жизненной позиции.
Удалось ли нам выполнить поставленную задачу – пусть судит сам читатель.

Используемая литература:

Блок А.А. «Дневник» - М.: Сов. Россия, 1989. – 512 с. – (Русские дневники)




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Литературоведение
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 01.02.2021 в 17:14
© Copyright: Тимофей Поршнев
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1