ВОПЛОЩЕНЬЯ


1
Безграничен, но все же конечен.

Вечен, но неизменно изменчив.

Прост и сложен.

Конец и предтеча.

Я – нейтрино.

Исторгнут из тьмы,

Где законы немыслимы, непостижимы.

Я – нейтрино.

Бесплотен, как мысль.

Сквозь Вселенную – призрачно – вечности сны мы.

Для меня нет преград.

Словно легкое облако – сгустки Вселенной.

Мы повсюду фантомом нетленным.

Равнодушны к любым притяженьям, из плена

Черных дыр ускользаю к грядущим истокам.

Но средь взрывов Сверхновых

В аду проматерий

Обречен вечно быть одиноким.

Пустоты невесомейший сгусток,

Заполняю миры,

Охраняю незыблемо мира картину.

Я – нейтрино, нейтрино, нейтрино…

2

Из прибоя, из гроз, из разрядов, из пены,

Раздробясь на мельчайшие зерна живого,

Проникая в прожилки камней сквозь гранитные вены,

Умираю. И снова, и снова, и снова

Порождают меня, как частицу живого.

Я – основа. Из тленного плена

Возрождаюсь я качеством новым.

Комбинация символов будущей жизни –

Я впервые границу свою ощущаю.

Я обмениваюсь, я живу, я встречаю

Сотни жизней иных, пусть комочками слизи,

Но уже что-то властно зовет разделиться,

Одарив этот мир новым я – но покуда

Суждено мне с неведомым спариться, слиться,

Не познав, не поняв, не приняв это чудо.

И тогда, отметая приказ энтропии,

Усложняясь, свою обретая структуру и волю,

Я меж смертью и сном еле видным распилом,

Содрогаюсь от вспышки, от взрыва, от боли!

Я – живое, живое, живое!!!

3

Я – ничто. Но во мне уже зреет желанье,

Распирает грядущее плоть.

Я – проматерь. Я – будущих жизней чужих оправданье.

Я стремлюсь этот мир расколоть!

Пусть века пролетят в полусонном забвеньи,

Я у смерти стою на краю.

Но – смятенье, сознанье, состраданье, сомненье

Я в себе, словно матерь во чреве, храню.

Квантом света, молекулой влаги, распыленной энергией смерти

Пробуждается в недрах иссохшихся благо,

Пробуждаются силы для пробития тверди.

И уже в безрассудстве святом возрожденья

Я даю ответвленья, голод свой утоляя.

И в мистерии этой, в этой тайне рожденья

Самый главный секрет бытия.

И, раздвинув оковы земные,

Свет впервые познав и пронзив эту новь,

Я вдыхаю степей ароматы хмельные,

Я рождаю в соцветьях любовь.

Пламя солнца во мне ароматной отравой.

Ранен, болен, смятен.

Я на жизнь утверждаю священное право,

Но идут холода, и забвенье, и сон…

Но в моей отживающей плоти

Новых я

Сотни,

Тысячи сотен.

4

Я – сирень.

Ах, как больно рукам,

Сотням нежных ладоней!

Я – сирень.

Ах, к чему источать аромат?

Фиолетовый сон…

Неужели не слышно,

Как шелестно стонет,

Агонирует в сумерках

Мой сиреневый сад?!

Я взываю к пощаде,

Но обрублены руки,

Четвертовано тело…

И, обрубком грозя,

Я за муки мои

Цветом пепельно-серым

Расцвету, разольюсь, разрастусь!

Но нельзя!..

Уготована кем эта участь,

Мучась,

Вновь беззащитно

Ладони раскрыть?

Самый первый цветок,

Самый ласковый, лучший

Смять, сорвать, растерзать, распылить!

Я не знаю, что в этом: высший смысл иль издевка,

В том, что каждой весной, сотни жизней губя,

Мои руки в целлофане, в газете иль просто обвиты веревкой

Кто-то дарит кому-то, шепча: «Для тебя!»

Мир не сотни, а тысячи за день законов изменит,

Но одно неизменно: я – израненный кустик сирени.

5

О, как огонь меня тревожит!

Сливаюсь с тенью на стене.

Я каждой клеткой чуткой кожи

В плену сверкающих тенет.

О, как манит огня свеченье!

Танцуют в сердце зов и страх.

Не в силах побороть влеченье,

Я делаю свой первый взмах.

Как беспредельна власть горенья!

Взор божества как боль остёр.

Весь мир накрыв своею тенью,

Над солнцем крылья распростер.

Крыла как огненные стяги,

Но путь безумен и далёк…

На коже девственной бумаги

Комочком чёрным мотылёк.

6

Мне снится,

Я – птица.

Я в белом чертоге.

Как тесен и хрупок мой мир!

Но что за несчастье?!

Бессилен, невластен,

Я в нём одинок и сир.

Властно зов

От оков,

От покоя и мрака

Отрывает меня

И командует жить.

Мне инстинкт властно шепчет:

Жизнь – битва и драка

За священное право

Жить, петь и любить.

Да, я птица.

Мне снятся армады

Облаков, горизонта цветистая нить.

Да, я птица, я птица, я птица!

Мне надо

Не на плоскости,

В зыбкой трехмерности плыть.

Расцветая ль цветком,

Раскрывая ли крылья,

Расправляя ли радугой яркой крыло,

Звездной льдистою пылью

Умываюсь и мчусь

Сквозь грозу напролом!

Поднимаясь под черное небо,

Там, где лёгкие требуют властно дышать,

Там, где крылья опоры безжалостно требуют

И от страха безотчетно цепенеет душа,

Я закрою глаза,

Я прижму крепче крылья,

Я кометой по небу, разрезая закат.

И на миг ощутив торжество и всесилье,

Яркой точкой кровавой оборвется строка.

Но птенцу, что в гнезде вышел срок опериться,

Будет снится в закате кровавая птица.

7

Я – кошка.

Я в сумерках сра.

Прорезь глаза – копилка для лунных монет.

Я – кошка.

Когда ночь всё дневное разорвала и съела,

Оживают и сумрак, и пепельный свет.

Ожидаю твой зов, твою песню, о ночь!

Ты как кошка-проматерь,

Звезды – искры из шерсти лоснящейся.

Я свободы и мрака внебрачная дочь,

Диск Луны – твоё око, одиноких манящее.

Вот прыжок, и стальная пружина,

Птичья кровь алым соком сладка.

Кошка я. В чём грешна иль повинна,

Что природой такою создана на века?

Вновь в когтях бьётся сердце живое.

Это воля моя – эволюции воля!

Плоть больная Земли под коростой асфальта,

Как в горячке больной, пышет жаром полдневным,

Отдавая тепло. Сердце бьется и сытно и мерно,

И вибрирует радость во мне звонким альтом.

Засыпаю под шорохи трав неродившихся,

Сквозь асфальт пробивающихся, горьким соком сочась…

Может, черный мой бог желтоглазый приснится,

Кот, глазами горящий, призывно зовущий,

Мой владыка всесильный, мой неведомый князь…

Я сквозь сон слышу вой, вижу глаз ослепительных пламя.

Нет от ужаса сил. Ниц пред богом моим.

Звёзды в бешеном танце взорвутся над нами.

Над моей головой полыхает кровавое знамя,

Над моей головой вспыхнул огненный нимб…

Тело кошки сливается с кровью и глиной.

Я – машина, машина, машина…

8

Я машина. Славно слажено тело.

Под капотом взрывается, окисляясь, бензин.

Белой линией, молнией белой

Подминаю под шины небесную синь.

Я машина. Какое мне дело

До того, что колёса разбивают и мнут?

Важно, чтобы ревело и пело

Моё мощное сердце, источая мазут.

До микрона притёрты шарниры, шстерни, клапан…

Я владыка пространства, символ этого мира!

Мне свобода, свобода, свобода нужна!

Но в моей глубине, словно червь беспощадный,

Что-то гневно мешает, невозможно дышать!

Там, где мчаться до безумия надо,

Еле-еле колёса по асфальту шуршат.

Если б мне отрешиться от неведомой власти,

Если б мне ширь дорог…

Мчаться, мчаться – вот машинное счастье,

Только давит на тормоз мой владыка, мой бог.

Беззащитная хлипкость мною повелевает.

Мякоть красную с хлюпаньем так и вмяла бы в грязь!

Наши стаи стальные, монолитные стаи

Покорил мягкотелый и бесформенный князь.

К сердцу ключ подобран.

Вынут ключ – пространство

Обнимает ночь.

Господин мой добрый!

Ярким лаком, глянцем

Умоляю – в странствия

Унесёмся прочь!

Искру в чрево вдохни,

Дай огонь моим жилам,

Лишь рукою махни,

Воспарим мы над миром!

Но в безумии всё дозволяющей власти

Он меня разбирает, разбирает на части!

9

Я – человек.

Боже, как это мало!

Сложность хрупкая.

Тронь – и конец.

Я – человек.

Кости, мясо и сало,

Нервных клеток клубок –

Вот творенье венец!

Я – человек.

В чём моя тут заслуга?

Комбинация генов,

Где случайность творец.

Я – человек.

Холод, снег, дождь и вьюга,

Жар пустыней и сушь,

Оружейный свинец,

Вирус, атом, ядовитая малость,

Звери, змеи и даже слова,

Даже просто случайность,

Просто детская шалость

Жизни нить оборвать

Обретает права.

Говорят мне – природы владыка, хозяин.

Я ж беспомощность жалкую

Каждым нервом своим

Ощущаю так остро, что провалом зияет

Как глазница умершего

Этот сказочный нимб.

Смерть – ничто, переход, воплощенье

В атом, в почву, в растенье, в птенца…

Но принять это и разыграть всепрощенье

Не могу, не хочу, и в предверьи конца

В злобе немощной, в гневе бессильном

Я протест вырываю из холодной груди,

Он стрелою уносится в вечное, синее

И на тело моё безразлично глядит.

Я – есть я. Как, исчезнуть навеки?

Ни оставить ни вздоха, даже тени, следа?

Что исчезнет, когда мои смежатся веки,

Я иль небо, земля и вода?

А душа? Нервных искр сочетанье,

Вдоль волокон белка, в паутине дрожа,

Я моё, что назвали сознаньем,

Так и канет в ничто? И от страха визжа,

Мне от стаи инстинктов, гончих псов подсознанья,

Нет, не спрятаться, не убежать.

В повседневном бореньи с предчувствием смерти,

В ненасытном желании знать,

Свои мысли на ржавый поэтический вертел

Тороплюсь для других нанизать.

День настанет, и, сбросив тело бренное это,

Стану прахом я, почвой, землёю, планетой.

10

Я – планета.

Все озера – глаза мои.

Реки – как слезы.

В горных шрамах морщин,

В язвах огненных тело.

Я – Земля.

Пусть не все мои грёзы

Просверкали грозой

Очистительной. В этом ли дело?

Пусть меня лихорадит порою от боли,

Я рождаю моря, острова и леса.

Но от мук родовых

Защищают ладони

Солнца, зреющего в небесах.

Удивительно, как не устало за мгновенья столетий

Моё тело рождать всё живое в морях,

Паука и росинку жемчужиной в сети,

И орла, что плывёт надо мною, паря.

Червяка, что ходы в моей делает коже,

Я с любовью творила вместе с розою тоже.

Мой последыш,

Которого в муках

Я творила, меняя

Внешность, - лучшее

По крупицам отобрав, сохраняя,

Ледниками пытала

И звериными стаями,

Чтобы выжив, он вырос

Достойным меня.

Вот и вырос мой мальчик

Из одежд из звериных,

Игры детские в бога,

Как привычку храня.

На игрушки иные:

Копья, ружья и мины, -

Слишком часто он посох и плуг свой менял.

Свою кровь, свою кость, свою плоть и дыханье

Я ему отдала – думай строй и твори!

Но твореньям иным отворил он сознанье.

На груди моей зреет смертельный нарыв.

Я – старуха. Слаба я

Прекратить истребленье.

Стали слёзы мои

Ядом, стоком дерьма.

Там, где зрело зерно,

Смерти ядерной тенью

Будет властвовать ночь,

Вечный холод и тьма.

Словно клетками рака

Ракетные шахты.

В сердце бедной земли зреет хаос и тлен.

Небоскрёбы и белые украинские хаты…

Перерезаны связи, словно ниточки вен.

Я – планета.

Я – мать. Я стара

И, быть может,

Я чего-то не знаю, не пойму, не найду.

Может, это неправда?

Но предчувствие гложет,

Что сыночек мой глупый

Разметался в бреду.

Я умою его луговою росою,

Я протру его веки

Соком сказочных трав.

Я невзгоды его в своём сердце зарою,

На колени пред ним, как пред раненым встав.

Все болезни твои, все заботы, все боли –

Это только кошмарные сны.

Смою с ран наслоения соли

Талой звонкой водою весны.

Посмотри на меня.

Мать твоя постарела.

Я мала для тебя.

Ты лети, ясный сокол,

В небо синее смело,

Надо мною, старухой, победу трубя.

Но покуда твоя мать-старуха нетленна,

Целый мир пред тобой,

Человек, ты – вселенная.

11

Я – вселенная.

Я неподвластна словам.

На любых языках

Я – великое нечто.

Всё, что глазу доступно,

Одна лишь глава

В вечной книге познанья.

Глав число – бесконечно.

Я во власти законов,

Порождаемых мною.

Связь, причинность порою

Нарушаю сама.

Между светом и тьмой

Сгустки звезд ярким роем,

Но за звёздною гранью

Ни забвенья, ни сна.

Хаос – вот мой закон.

Торжествует случайность.

Катаклизмы пространство

Обращают в ничто.

Но и это ничто,

Окружённое тайной,

Развернётся во времени

Чистым листом.

Свет в глубинах моих

Животворною плазмой,

Где галактики – это

Только сгустки кров.

В проявлениях смерти

Сотворения праздник.

Эту цепь разомкни,

Эту нить разорви!

Свет смешается с тенью,

Эхо звук обгоняя,

Время в кольца совьёт,

И родятся миры,

О которых никто

Из живущих не знает,

Как никто не узнает

Про этот прорыв,

В это новое качество,

В новое нечто…

Жизнь и смерть, смерть и жизнь, жизнь и смерть – бесконечно!

Ну а я, вся вселенная ваша – в росах звёзд паутина –

Бесконечной оставшись, снова стану нейтирно!

Цунский Игорь 1992г. Госпиталь посёлка Бекин (400м от китайской границы). Написано левой рукой после инсульта.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 01.02.2021 в 11:52
© Copyright: Игорь Цунский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1