ВЕНОК СОНЕТОВ "ЯЛТИНСКИЙ"


1

Волна нахлынет и уйдет, бурля.

Итог мне ясен - не ясна причина.

Как тянет нас чернить и обелять,

И, словно море, изменять личину!



Учась у моря, ветра и небес,

Мы, может быть, научимся отчасти

Переступать уставный политес

И разрешать себе кусочек счастья.



Ведь ветру, молвил гений, нет закону,

А в Ялте беззаконные дожди,

Презрев все сроки, горные препоны,

Бесчинствуют, как местные вожди.



Когда такой в природе беспредел,

Каков же человеческий удел?

2

Каков же человеческий удел?

Земля потрескалась, иссохла, пожелтела…

Прошли дожди, и тысячами стрел

Травы зеленой прорастает тело,



Что под ногами мертвою золой

Всего лишь день назад безжизненно хрустело.

Вот так и я безрадостной порой

Свои года бросаю неумело



Себе под ноги - эта песня спета,

И навсегда утеряны слова…

Случайный взгляд, - и кругом голова,

И время вспять, и зеленеет лето.



Случайной влаги жаждут тополя…

Дождя дождется мертвая земля.

3

Дождя дождется мертвая земля,

Как с другом я дождусь случайной встречи.

Всего лишь миг, и он бы не замечен

Дорогой параллельной ковылял.



Я, может, ничего б не потерял,

Ведь дружеский огонь, увы, не вечен.

Он сам горел, когда я был беспечен,

Я жар его порою усмирял,



Чтоб слишком быстро не сгорели свечи.

Хоть друг мой далеко не идеал,

Печатью свыше наш союз отмечен,

Иначе я б его не повстречал,



Когда от гроз весь Крым зазеленел,

Пуская в небо мириады стрел.

4

Пуская в небо мириады стрел,

Земля, увы, воюет с небесами.

Над морем тучи разгонять часами -

Таков ее безрадостный удел.



Прическа - ёжиком, зелеными власами

Холмы шокируют того, кто поседел,

Кто оказался нынче не у дел,

И прошлому теперь поет "Осанну".



Земля пытается сентябрь отменить.

Ей май милее бархата и злата.

Но ход времен дождям не изменить,

За своеволие последует расплата.



Бунтарства время хоть и не прошло,

Дождется шторма битое стекло!

5

Дождется шторма битое стекло,

Как сердце дожидается скандала.

Когда прощанья время истекло,

Но фактом расставание не стало.



Исполосуют стекла ноги в кровь,

Но время все залечивает раны.

Пусть море меж бурлящих жерновов

Осколки острые терзает непрестанно.



Лишь в муках превращается зерно

В душистую и мягкую муку.

Свирепой нежностью и мудростью полно

Дыханье моря, бьющее в строку.



Лишь после мук, заманчиво круглы,

Разгладятся все острые углы.

6

Разгладятся все острые углы…

Размытость черт - не в этом ли старенье?

Так тлением сменяется горенье…

Так тупится убийственность стрелы…



Но жить остротами - какое самомненье!

Пускай они шикарны и смелы,

Но как ни остры зубы у пилы,

Тупой колун полезней для поленьев.



Но только море примиряет всех,

А кто не примирится - усмиряет.

Связуя штиль и шторм, тоску и смех,

Выносит на берег все то, что мы теряем.



Округлость форм янтарна у смолы

На острие сосновом у иглы…



7

На острие сосновом у иглы

Качает ветер паучка на нити.

Что пауку до мировых событий,

Когда так дни осенние теплы!



В Крыму и бабье лето - просто лето.

И только этот кроха-паучок

На липкий паутиновый крючок

Поймал сентябрь и требует ответа.



Когда ж ему отправиться в полет?

Куда лететь - во тьму иль прямо к свету?

Сосновая иголка - как планета…

Но солнце, море, воздух так зовет…



Мечтой взлететь живет не только он.

С тоскою смотрят черти в небосклон.

8

С тоскою смотрят черти в небосклон.

Крутить над Ялтой тучи надоело.

Отвесив критикам почтительный поклон,

Я скаламбурю: им осточертело.



Ну что это за "бархатный сезон"?

Для флирта слишком холодно и сыро.

Цветет как в мае городской газон,

На набережной пусто и уныло.



Тут не погрязнешь в сладостном грехе,

Не обнажишь озябшие колени,

Монахами все сделались от лени,

Кляня чертей в изысканном стихе.



Но если все безгрешны, то тогда

Дождемся ли мы Страшного Суда?

9

Дождемся ли мы Страшного Суда?

А, может, он вершится незаметно?

Уже зимою обернулось лето,

Днем шторм и грозы, ночью - холода.



И в небе светит мертвая звезда,

Как верная и грозная примета,

Что наши жалобы пребудут без ответа,

И солнце не вернется никогда.



С надеждой ожидаем мы рассвета,

Но в пелене дождя надежда тонет,

Нас небо обещаниями кормит.

Сомнений нет. И веры тоже нету.



Безверие не требует поклона.

Пучина вод исторгнет ли дракона?

10

Пучина вод исторгнет ли дракона?

Из черной тучи тянутся к воде-

Как пальцы жадные - тайфуна корни.

Ай Петри подтверждает - быть беде.



Куда ни глянешь на море - везде

Нептун свои стада на берег гонит.

Седые гривы встряхивают кони

И бьются о бетон - таков удел



Волны взбешенной - броситься на скалы,

Зеленой кровью окропить причал,

Упасть, - и с тяжким грохотом устало

О берег биться головой сначала.



Внезапно солнце, море как слюда.

Вчерашний шторм истаял без следа.

11

Вчерашний шторм истаял без следа,

Резвятся возле берега медузы,

Носить штаны - напрасная обуза,

Соль на губах, ах, это ли беда,



Когда нас ожидает ящик пива,

Вино дешевое, салаты на обед,

Какое-то бессмысленное чтиво,

Луны растущей нереальный свет.



Лавровый лист, срываемый под пенье

Киркорова, чтоб песням счет вести.

Потом друзьям мы будем чушь нести,

Чтоб объяснить такое поведенье.



Абсурду отдыха мы отдались покорно,

Ведь даже море следует закону.

12

Ведь даже море следует закону,

Лишь сердце предписаньям не подвластно.

Оно желает биться яростно и страстно,

И кровь толчками в мозг ленивый гонит,



Где глубоко пустил театр корни,

Диагноза не нужно - налицо

Блужданье образов, фантазии агония,

На пляже оброненное словцо, -



Тотчас братанье с пеною у рта,

И легкость в мыслях, где там Хлестакову!

Забыта отчуждения черта,

Хоть, может быть, в том толку никакого!



Прощанье - и волнение угасло.

На сердце грустно, неподвижно, ясно.

13

На сердце грустно, неподвижно, ясно.

Кто знает, что нам принесет в подарок осень?

А что душа моя у Бога просит,

Она, быть может, ждет совсем напрасно.



Ждать терпеливо, это мы умеем.

Мы, Девы, ожиданьями живем.

Как курочки, по зернышку клюем,

От каждой малости мы благодарно млеем.



Но в глубине души осознаем,

Что право свыше мы на все имеем:

На вдохновенье, творческий подъем…

На вечное мы замахнуться смеем!



Но если разобраться беспристрастно,

Лишь море бесконечно и прекрасно!



14

Замок венка сонетов

Волна нахлынет и уйдёт, бурля.

Каков же человеческий удел?

Дождя дождется мертвая земля,

Пуская в небо мириады стрел.



Дождется шторма битое стекло,

Разгладятся все острые углы.

На острие сосновом у иглы

С тоскою смотрят черти в небосклон.



Дождемся ли мы Страшного Суда?

Пучина волн исторгнет ли Дракона?

Вчерашний шторм истаял без следа,

Ведь даже море следует закону.



На сердце грустно, неподвижно, ясно.

Лишь море бесконечно - и прекрасно.


Август-сентябрь 1996




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика пейзажная
Ключевые слова: Ялта, природа, ирония,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 31.01.2021 в 18:59
© Copyright: Игорь Цунский
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1