Минский мужик. Что я видел в Советской России - Чикаго 1935




Минский мужик. Что я видел в Советской России - Чикаго 1935

Порабощенным, закованным в цепи большевистской диктатуры, народам СССР посвящаю эту книгу
...
6. РУССКАЯ ДЕРЕВНЯ
НЕМНОЖКО ИСТОРИИ
Русское крестьянство долго кочевало по Руси небольшими группами, пока не стало оседлым. Только в первой половине XVI столетия оно получило право селиться деревнями в 10—16 дворов.
В 1649 году крестьянина прикрепили к земле с его «племенем вместе». За самовольное оставление земли грозила тюрьма, кандалы, колодки, кнут, розги и даже пытки. В 18-м и 19-м веке стали ссылать в Сибирь. Крестьяне оказывали сопротивление своим угнетателям - помещикам. С 1835 по 1854 г.г. крепостными было убито 144 помещика. Позже убийства помещиков участились. Мой дедушка, умерший 20 лет назад на 98 году жизни, рассказывал мне, как он и другие крестьяне работали 4 дня в неделю на помещика и 3 дня на себя. В воскресные дни не работали. На себя работали на отведенной помещиком земле. Крестьян освободили от крепостной зависимости 19 февраля 1861 года, наделив их небольшими участками земли. Прирост населения приводил к измельчанию и дроблению наделов. Жить. становилось все труднее. Подрабатывали поденно у помещиков, в лесах, извозом. Лучшие земли принадлежали помещикам и князьям. Обрабатывались они батраками и поденщиками-крестьянами. В деревне становилось тесно. Нужда в земле увеличивалась. Великая мартовская революция 1917 года изменила деревенскую жизнь до неузнаваемости. Старое pушилось, начали строить новое.
СОВЕТСКАЯ ДЕРЕВНЯ
Русская деревня долго жила, крепла и процветала, Каждый из царей старался ввести те или другие реформы в русской деревне. А Столыпин, министр внутренних дел при Николае Последнем, предлагал даже разбить деревню на хутора и поселки и уничтожить чрезполосицу. Привычка крестьян жить вместе и малоземелье не позволяли крестьянам оставлять насиженные места в деревне. Только незначительное количество крестьян пошли на хутора в поселки. Прадедовская-же деревня продолжала жить старой жизнью. Пришли большевики, назвавшиеся социалистами, и насильно разрушили деревню. Это было в 1925—7 годах. По приказу из Москвы, власти на местах разными мерами, угрозами и карами заставили крестьян пойти на небольшие хутора и в поселки. Крестьяне предчувствовали и знали на горьком опыте, что большевицкая власть — не такая хорошая власть, как об этом писали и говорили сами большевики. , Соблазн получения помещичьей земли теми, кто пойдет в поселки и угрозы карами заставили крестьян подчиниться. Деревне впервые в истории был нанесен большой удар в спину.
Помещичью и крестьянскую землю смешали. Лучшую землю с уцелевшими помещичьими постройками и инвентарем советская власть забрала под совхозы. Поставив чиновников во главе совхозов, она начала набирать батраков и обрабатывать землю. Худшую землю раздали крестьянам. У кого было больше детей, дали больше земли, у кого меньше — меньше. Доли умерших членов забирали и давали другим. Земля считалась собственностью только до смерти. Она не могла продаваться и передаваться по наследству. Налог взимался не натурой, а деньгами. Крестьяне, получившие наделы, начали жить лучше и расширять свои хозяйства, разрушенные войной и гражданской междоусобицей, быстро приспосабливаясь к новым условиям жизни.
Так продолжалось около трех лет. Крестьяне считают, что это было самое лучшее время в их жизни. Лучшее потому, что они получили долгожданные наделы и в нескольких кусках вместо узких полос на тесной прадедовской земле. В деревне, где, например, было до 90 дворов, оставлено менее одной трети. Остальные перенесены в поселки, образованные вокруг деревни, по 10—12 дворов в каждом, с широкими улицами и огородами, занимающими площадь в три четверти десятины. Тем, которые по жребию оставались на месте, в старой деревне, давали столько же земли под усадьбу и огород, сколько и в поселках.
Деревня оставалась на месте, но ее дворы поредели, сады уничтожены. Крестьянин, ушедший в поселок, вместе со своими постройками забирал все, что было на его усадьбе. И деревня пустела, разрушалась и приняла жалкий вид, стала похожа на столетнюю старуху с костылем. Улицы в деревне остались по-прежнему на месте, но деревья и сады, придававшие деревне живописный вид, исчезли. Только у немногих осталось по нескольку плодовых деревьев подальше от улицы и построек. Заборы совершенно уничтожены. Их место заняли мелкие прутья и жерди, какими отгораживали прежде крестьяне поля от пастбищ. Многие, избы построены не лицом к улице, а спиной. На коллективизацию крестьяне ответили уничтожением скота и построек. Избы оказались
оторванными и выглядят, как собаки без хвостов.
Колодцы запущены, вода в них, грязная, у всех руки опустились и никто не хочет не только чистить их, но и жить голодной советской жизнью.
Не слышно теперь больше в деревне гармошки, не танцует больше молодежь, не собираются вокруг старшие, не слышно под избой чириканья птиц, не летают теперь по улице ласточки, не мяукают коты, не лают больше собаки, не поют ранним утром петухи, не бегут с пастбищ вечером свиньи, не гонят пастушки овец, больших табунов молодых лошадей и рогатого скота. Все это отошло в область воспоминаний; и вся прежняя жизнь в деревне как бы умерла. Теперь деревня выглядит, как тень прошлого. Даже болотные лягушки перестали вечером квакать — подохли, не выдержав советского режима.
В разрушении старой русской деревни большевики достигли «успехов» на сто процентов. С тех пор, как всемогущий большевицкий диктатор Сталин приказал в 1929 году коллективизировать крестьян, на деревню нагрянуло самое кошмарное время в истории крестьянства. До коллективизации большевики смотрели на крестьянина, как на мелкого буржуа, который не поддается пролетаризации. И советская власть делила крестьян на бедняков, середняков и зажиточных. Она несколько лет натравляла одних против других. Это делалось с той целью, чтобы поссорить крестьян и скорее пролетаризировать их.
Когда-же советская власть начала насильно загонять крестьян в колхозы, тогда разделила их на «колхозников» и «кулаков». Кто не соглашался вступать в колхоз, тот — «кулак» и рано или поздно подлежал раскулачиванию. Кто покорно шел в колхозы, тот считался «сознательным» крестьянином.
СОВХОЗЫ
Совхозы — советские земельные хозяйства. Они возникли скоро после захвата большевиками власти в России. Большевики думали, что совхозы станут показательными хозяйствами для крестьян. Совхозы появились на лучших помещичьих землях. Помещичьи имения со всем живым и мертвым инвентарем взяты под совхозы. Даже часть оставшихся помещичьих батраков перешла по наследству совхозам. В первые годы крестьянин мог легко убедиться, что совхоз — то-же самое помещичье хозяйство, которое было при царизме - даже хуже. В теории батрак в совхозе должен работать не 12—16 часов в сутки, как у помещика, а 8 часов в день и получать больше за свой труд. На деле же оказалось: советский батрак работает летом по 12 часов и больше в день и не получает того, что получал прежде батрак от помещика.
Поставленный в совхозе заведующий, как советский директор на фабрике, дает приказы и наказы своим подчиненным, и советский батрак ничего от этого не выигрывает. Помещичьего управляющего заменил комиссар от государства; государство стало хозяином земли и инвентаря.
Палка о двух концах и неважно, каким концом вас бьют: болит одинаково. Прежнего хозяина заменил новый хозяин. Батрак остался по-прежнему батраком. И те, которые оказались сов. батраками на деле убедились, что советская власть может обещать много, но ничего не дает. Единоличники - крестьяне зорко наблюдали за переменами и убедились в обмане. Об этом мне лично передавали крестьяне.
Судя по советским данным, в 1933 году насчитывалось по всему СССР 10,203 совхоза. Все совхозы в 1933 году занимали площадь в 14,107,000 га. Имеются разные совхозы: зерносовхозы, мясосовхозы, маслосовхозы, молокосовхозы, свиносовхозы, овцесовхозы, племсовхозы, свеклосовхозы, конесовхозы и др.
В их распоряжении находилось 63,95% тракторов, 3,762,000 голов крупного рогатого скота, 2,559,000 свиней и 7,725,000 овец и коз. В совхозах в среднем работает 2,045,600 батраков. В летнее время по-прежнему нанимаются крестьяне на сезонные работы за плату 5—6 рублей в день, за которые можно купить 4-5 фунтов хлеба. Крестьяне ненавидят совхозы, забравшие лучшие помещичьи земли со всем инвентарем.
Совхозы — зерновые фабрики, это главная цель большевицкой земельной политики. Долго большевики-марксисты ломали головы над земельной программой. Как-же большевики разрешили земельный вопрос? Советский рабочий получает жалованье деньгами, как в капиталистических государствах. Советский батрак, работающий в совхозе, получает тоже жалованье от государства раз в месяц деньгами и натурой. У рабочего и совхозника нет никаких прав, а одни обязанности: в интересах государства они должны больше производить, повышать продукцию ежегодно и довольствоваться голодным пайком. В совхозах, как и на фабрике, процветают сдельщина и соревнование. Выжимают все больше соков из рабочих. В совхозе пользуются усовершенствованными машинами. Машинная обработка повышает урожайность земли. Так говорят большевики. Но раз земля начала давать больше дохода, то и совхозник должен был-бы получать за свой труд больше, работать меньше и легче.
Совхозник производит хлеб государству, а сам не имеет вдоволь его. Совхозник — это стопроцентный раб нового хозяина - государства.
...
КОЛХОЗЫ И КРЕСТЬЯНЕ
До революции в России были крестьяне, помещики и батраки. Крестьяне владели небольшими земельными наделами, жили в больших деревнях, похожих на кучи муравьев. Пришла революция, помещиков прогнала...остались - земля и крестьяне.
Еще до революции в некоторых центральных губерниях и в Сибири были организованы добровольные земельные товарищества и земельные артели, обрабатывавшие землю вместе и делившие общественный, доход поровну между членами, участвовавшим в работе. Были даже нередки случаи, когда старые русские деревни договаривались на своих сходах и обрабатывали сообща землю всей деревней. А сибирские маслобойные артели и товарищества имели тысячи членов-пайщиков, работали в них сами, делали годовой миллионный оборот. Последние даже имели своих торговых представителей за-границей.
Россия до революции 1917 года была преимущественно крестьянской страной. Крестьяне составляли 90% населения. Русская революция 1917 года положила конец помещичьему землевладению. И по всей стране в первые годы революции возникали свободные организации — артели, коммуны, ассоциации, товарищества, которые брали землю у земельных комитетов на местах и коллективно обрабатывали ее. Часть своего труда эти земельные артели и коммуны вносили государству в виде налога; всем же остальным хозяйством, в том числе и распределением труда, распоряжались по своему собственному усмотрению. Даже в Америке было организовано до 30 артелей и коммун из русских выходцев, которые добровольно вносили деньги в общую кассу, покупали новейшие сельско-хозяйственные машины и везли их с собой в Сов. Россию. Автор этих строк был членом одной артели в 1921 году, в которой насчитывалось 65 членов, располагавших капиталом в 24,000 долларов. Часть артели, с которой я собирался уехать, поселилась недалеко от Харькова на помещичьей земле, а другая часть, по семейным и другим обстоятельствам, осталась в Америке.
После окончания гражданской войны в 1922г., большевики начали вмешиваться в коллективную и коммунальную жизнь рабочих и крестьян. Партийный контроль убил самодеятельность организаций.
Появились сталинские колхозы под руководством бригадиров, ответственных перед, районной властью. В счет налога с колхозов государство стало взимать до 80% всего, что производится в колхозах. Колхозы — это полусовхозные хозяйства. Сталинские колхозы — это ленинский НЭП. Через колхозы большевики идут к совхозам. Колхозы — мостик, по которому правящая партия большевиков решила вести крестьян в совхозы, — зерновые, государственные фабрики.
Судя по советской статистике, около 80% крестьян коллективизировано. Судя по отчетам Седьмого Всесоюзного С′езда, к 1938 году будет коллективизировано все сельское хозяйство. Этого требует программа Сталина. Крестьяне уже не добровольно. а насильно загоняются в колхозы. В 1927г. насчитывалось 194,700 колхозов. В 1932 году - 14,918.700. С каждым годом их становится все больше. Средний размер колхоза в 1928 году: 12 дворов, 60 душ, площадь земли — 41,7 га. В 1933 году: 68 дворов с (площадью земли в 418 га.).
По отдельным республикам, входящим в состав СССР, площадь колхозов, число колхозников и дворов не одинаковы. В 1928 году в Украинской ССР хозяйств в колхозе насчитывалось 13, колхозников— 59 и посевная площадь — 32 га. В 1933 году, в среднем, в колхозе: хозяйств — 133, колхозников— 413 и площадь — 785 га.
В Белоруской ССР в 1928 году числилось в колхозе 9 дворов, колхозников — 42 и площадь земли
— 42 га. В 1932 году хозяйств — 40, колхозников
— 132 и площадь земли — 198 га.
В 1933 году из 165,748,400 душ населения СССР насчитывалось городского населения 39,739,200 душ и 126,009,200 душ крестьян. Колхозы как и совхозы, под давлением сов. власти, обязаны ежегодно увеличивать количество тракторов для того, чтобы повысить продукцию в колхозах. Всех тракторов в колхозах в 1934 году насчитывалось 204,100, а в 1935 году их количество еще больше увеличится.
Колхозы в настоящее время владеют 9,800,000 голов рогатого скота. 3,700,000 свиней и 14,100,000 овец. Совправительство смотрит на колхозников и единоличников - крестьян, как на государственную собственность. Там, где «интересы» государства требуют, чтобы все крестьяне были в колхозах или в совхозам сов-власть не церемонится с ними и загоняет их туда если не пряником, то кнутом.
«В Ивнявском районе. Курской области, — пишет «Правда» от 10 апреля 1935 года, — еще с 1930 года был колхоз имени Ленина, в котором находилось
31 хозяйство...В январе месяце 1934 года приехал в колхоз директор верхопенской машиннотракторной станции и заявил, что земля колхоза должна быть передана свеклосовхозу имени Тельмана, а колхозникам предоставлено право перейти на работу в совхоз. Никакого общего собрания предварительно собрано не было для утверждения ликвидации артели».
Соввласть произвольно распоряжается колхозникам, как и частниками - крестьянами. Крестьяне знали, что их хотят превратить в простых государственных батраков, и отказывались итти в колхозы. Крестьянин даже пробовал вести пассивную борьбу с государством. Борьба была не легкая. Она продолжается и по сей день. Много жизней потеряно в угоду большевицким выдумкам. Угрозы и запугивания не помогали. Крестьяне предпочитали оставаться на своей надельной земле в поселках. Власти-же на местах, выполняя приказ жестокого грузина - Сталина, загоняли их в колхозы. Некоторых ссылали в Архангельск и Сибирь. В декрете было указано: ссылать «злостных кулаков».
Из каждой деревни брали по нескольку молодых и здоровых крестьян. Брали и постарше — до 60-летнего возраста. Старше-же 60 лет крестьян не ссылали, а голых и босых вывозили в поле, а их хозяйства забирали. Советская власть не церемонилась: огнем и мечом заставляла крестьян итти в колхозы. В ужасных и ошмарных условиях крестьяне жили в первые годы коллективизации и продолжают житъ по сей день. Их брали и продолжают брать, глубокой ночью, отрывая кормильца от семьи, брошенной на произвол судьбы. Берут и ссылают, чтобы показать, что соввласть сильна и безпошадна.
Все отдаленные от центра России места оказались заполненными «кулаками», просто трудовыми крестьянами. Несмотря на террор и жестокие меры наказания за невступление в колхозы, крестьяне пассивно и с большими риском противятся коллективизаций. В Копыльском и Слуцком районах в Белорусии я узнал, что в колхозах пока находится 40% крестьян, 60% все еще живут и работают на частных хозяйствах. Приходится только удивляться той мужественности и стойкости крестьян в борьбе за свои независимые, интересы. Борьба эта не легкая. Она стоила крестьянству много жизней и сопровождалась разорением огромного количества крестьянских хозяйств. Борьба пока не закончена. «Частники» напрягают все усилия, чтобы не попасть в колхоз.
...
НАЛОГИ НА КРЕСТЬЯН
Я посетил одиннадцать деревень. В каждой деревне я брал пять разных крестьянских хозяйств, чтобы узнать сколько остается зерна у крестьянина, если он выполнит полностью «нарихтовку». И вот к какому выводу я пришел: ни у одного крестьянина не хватит хлеба до нового урожая, если он выполнит налог на 100 процентов. Крестьянин обложен множеством налогов: денежный налог, налог на рожь, на ячмень, на пшеницу, на овес, на гречиху, на лен, на коноплю, на картошку, на молоко, на мясо, на шерсть. Не уродил лен или конопля — купи и дай натурой. Выполнил полностью налог — появится продналог, так как в таком-то районе был слабый, урожай и район не мог выполнить задания. Придет весна — опять давай какой-то налог. Государство так решило и требует. Словом, советское государство, как бездонная бочка: сколько ни сыпь—полно не насыплешь. За небольшое хозяйство, за которое крестьянин при Николае 2-ом платил три рубля в год, при диктатуре Сталина вынужден платить только деньгами 300 рублей, не считая всего того, что должен дать натурой.
Я видел, как один-крестьянин вез в уплату налога восемь пудов ржи. Столько-же придется внести и овса. Остальных злаков немного меньше. Чистого клевера 8 пудов, лучшего сена — 6 пудов, соломы — три пуда, молока, если есть борова — 250 литров, т.е. 312 кварт. Но большинство крестьян не имеют коров и освобождены от молочного налога. Те, которые не имеют коров, но имеют лошадей, дают лошадей на обработку земли и получают взамен немного молока. За невыполнение, например, молочного налога, забирают последнюю корову и продают в счет невнесенного налога. А за невыполнение в прошлом году зернового налога забрали в одной деревне у двух крестьян двух тощих свиней. Я был очевидцем. Словом, советские налоги не налоги, а грабеж среди бела дня. Грабеж безжалостный и безлошадный. Грабили при первой пятилетке, грабят при второй пятилетке и будут грабить при третьей и тридцатой, до тех пор, пока будут у власти большевики.
...
ПОСЛЕСЛОВИЕ
Когда ребенок рождается, он не знает, что будет с ним. Нечто аналогичное случилось и со мной. Начав писать краткие очерки о Сов. России в газете, я впоследствии так увлекся писанием, что даже незаметно для себя, продолжая писать, написал большую книгу. Конечно, я многим обязан читателям, горячо отозвавшимся на мои первые очерки, и побудившим этим меня продолжать писать. Без этого я не решился-бы написать столько, сколько написал.
Книга моя не составляют ничего цельного и законченного. Я наблюдал, как говорят, с высоты птичьего полета советскую жизнь, и все, что я видел и слышал, отметил в своей книге, затронув в ней целый ряд важных вопросов из советской жизни. Мне понадобилось бы написать несколько больших томов, если-бы я решил детально осветить все вопросы, затронутые в книге. Для этого у меня нет ни времени, ни физических сил.
В СССР я старался выяснить вопрос: строится ли в СССР социализм? Я изучал годы социализм в теории, и прекрасно знаю, что пути к подлинному социализму могут быть только через свободу и кооперацию народных масс, рабочих и крестьян и их трудовой интеллигенции. Свободы и взаимной кооперации народа нельзя со свечой найти в СССР. А без свободы и народовластия не может быть социализма. Социализм рабским принудительным и каторжным трудом, как делается в СССР, не построишь.
О сов. крестьянине почти ничего не писали в последние годы. А Сов. Россия — крестьянская страна. Я уделил много места жизни крестьян в СССР. Зато я только: мимоходом коснулся жизни городского населения постольку, поскольку я проездом видел ее. Вообще я указал, как русский народ теперь живет, чем он питается, и дышит, чего ждет и к чему стремится.
Я не профессиональный литератор. Я — рабочий от станка. Писал в досуги, после тяжелого физического труда, по вечерам и даже ночами. 18 лет самообразовательной работы над собой помогли мне выполнить эту трудную и тяжелую работу. Когда есть желание, можно много сделать при ограниченном времени и способностях.
Надеюсь, читатель поймет меня и не будет осуждать меня за недостатки в книге. Не слава, не гордость и не честолюбие заставили меня взяться за перо. Ложь и демагогия большевиков, с одной стороны, рабство и нищета русского трудового народа, с другой — вот что заставило меня написать эту книгу. Я болел душой, когда видел. весь кошмар в СССР и еще больше болел тогда, когда писал выпускаемую в свет книгу.
Минский мужик
Минский мужик (Дионисий Маркович Горбацевич). Что я видел в Советской России: Из моих личных наблюдений. - Чикаго 1935. 336c.
https://vk.com/doc18235415_524877405



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 26.01.2021 в 20:25
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1