ПОРТРЕТ. Поэма


ПОРТРЕТ. Поэма
ПОЭМА

Пролог
,,Он старше был. Она любила?..."
Ещё не высохли чернила,
А жизнь строчит ещё сюжет
На предлагаемую тему...
Чтож, пусть докажут теорему
Те двое, давшие обет
В просторном ЗАГСе с зеркалами,
Где дамы с пошлыми речами,
Марш Мендельсона, звон колец --
Зачем же нужен был венец?
Зачем Судьба свела их вместе?
Куда влечёт любви дурман?
И это — вдвое интересней,
Раз у сторон не пуст карман.

1 глава
Любовь, капризничая мило,
Не сознаёт, что натворила —
Она лишь дудочка в руках
Того, кто первый создал слово,
Кому Вселенная — основа,
Кто жизнь вдохнул однажды в прах!
Любовь — дорога к единенью
Назло молве, чужому мненью,
Но и она уйдёт в свой срок,
Бодливому, сломавши рог.
Она толкнёт талант в развитье,
Возвысит до небесных сфер
Наполнит страстью и величьем!
А мы рассмотрим наш пример.

...Он был молчун и консерватор,
Известный кинооператор.
И овдовев шесть лет назад,
Переживал. Но пить не начал!
Чем многих точно озадачил —
Ведь жизни не сменил уклад.
Работал как и прежде с блеском!
Когда других прогнали с треском,
Его, как будто заслонял
Чудесный ангел! — Так он звал
Виденье, что являлось ночью
И с ним пыталось говорить...
Здесь я поставлю многоточье,
Чтоб не порвать рассказа нить.

Теперь о ней — Судьбою данной!
Она была особой странной,
Хоть не красива, но мила.
Порой казалась недотрогой,
Порою — стервой, знавшей много.
Как видим, всех к себе влекла!
В профессии слыла успешной.
Пока народ наш — безутешный
Всё ищет счастья на земле —
Психолог, знаете, в цене.
Ещё букеты рисовала,
Да так, что глаз не отвести!
А покупателей немало,
Как и богатых на Руси.

2 глава
Свела героев пышность юга!
Когда представились друг другу,
Она казалась смущена —
Её родителя так звали!
А наш вдовец нашёл в реале
Виденье милое из сна…
О, мистика сыграла мило!
Но и любовь, шутя, дарила
Крыло — ему, другое — ей,
Чтоб вместе жили поскорей!
А впрочем, разве нам известно
Зачем союзы создают?
И было бы совсем нечестно
Любовных сторониться пут.

Пока герои дышат снами,
Мы назовём их именами.
Пусть просто — Вика и Антон.
Тем более, что через сутки
Они, отбросив предрассудки
Ловили брудершафта звон.
Но не вино в крови бурлило,
А та неведомая сила,
Что заставляет: расцветать,
Смеяться, весело мечтать,
Срывать репей и ставить в вазу,
Есть на двоих один пломбир...
Любовь приметила их сразу,
А с нею — магии эфир.

Ещё с ума сводили розы!
И откровенные их позы
К себе тянули, как магнит.
Хотелось каждую потрогать
И запустить поглубже ноготь
В ту сердцевину, что манит.
Вдохнуть их аромат тягучий.
Слегка расправить, чуть помучить
Один прелестный лепесток.
И чувствуя особый ток,
Передавать цветок несмело —
Роскошный, алый и хмельной,
Но чувствовать лишь искус тела,
Идущий пламенной волной.

Такое сладкое мученье
Зовётся, кажется, влеченьем?
А роз дурман столь возбуждал,
И проникал на подсознанье,
Что вот уже пошли признанья,
Объятий яростный накал.
Виктория, борясь со страстью,
Захочет избежать сей власти —
Цветы пытаясь рисовать,
Да только угодит в кровать!
А на десятый день ,,пожара"
Антон вдруг скажет:,,Будь женой..."
Качнётся ось земного шара —
И ,,Да" промчится над Луной.

3 глава
Ах, ночи юга, моря нежность!
В них роковая неизбежность.
Они чарующе влекут,
Волнуют страстным ароматом,
И подчиняя каждый атом,
Вас иль изменят иль убьют!
Так наша пара в их объятьях
Переплавляясь даже статью:
То ликовала на волне,
То отдыхала в тишине —
Любовь всегда не знает меры...
Но отпуск быстро пролетел.
А дальше всё казалось серым
И дом родной, и масса дел.

Боль расставания средь бала!
И всё же, в глубине вокзала
У стойки, Вика и Антон
Достали книжки записные
Всплакнув, как самые родные,
Заносят адрес, телефон.
Похоже всё у них серьёзно.
Но как поверить в это сложно,
Бросая взгляд со стороны,
Ведь нам проблемы их видны:
У каждого своя работа,
Стареют, здравие не ,,ах",
Но главное о чём забота —
Живут-то в разных городах!

А для чего же телефоны?
О, тут уже свои законы...
Междугородные звонки!
О вас пора слагать сонеты.
Ведь современные Джульетты
Так от Ромео далеки.
У них всегда в душе тревога,
И молятся, чтоб ради Бога
Не пропустить надрывный звон —
Влюблённым даже снится он.
А как меняют аппараты!
Как удлинняют провода!
И кто же думает про траты,
Когда услышит в трубке ,,да"?

О, разговоры, разговоры —
Любви-затейницы узоры,
Как ждёт их каждый наш герой!
Им наплевать, что заплатили:
За смех и вздох в своей квартире,
За паузы, нелепый сбой;
За объяснения ночами,
Когда из глаз бегут ручьями
То слёзы счастья, то беды;
За губы, где горят следы
Прокусов, чтоб не выть от боли,
Ведь завершение — обвал!
О, как известны эти роли,
Такое каждый испытал.

4 глава
Героям здесь бы ставить точку.
Ужели, головой о кочку
Желают стукнуться они?
Но у любви — свои задачи!
Она карьеру, злато, дачи
Стирает в пыль и в наши дни.
,,А может, всё не столь уж плохо?"—
Вздохнула Вика, чуть поохав,
Никто ведь дом не отбирал —
Антон к себе её позвал.
И захотелось птичке счастья:
Мужского сильного плеча,
Быть у своей любви во власти,
А не придурка главврача.

Что ж, взрослые — отнюдь не дети,
А страсти правят всем на свете!
И чтобы цель свою достичь,
Нужна решительность прямая
С напором, время не теряя,
Поскольку держишь счастья нить.
... Поэтому довольно скоро
Антон приехал к Вике в город —
Добился он трёх выходных :
,,Брильянтовых и золотых"!—
Как позже мило скажет Вика,
Прикрыв букетиком лицо,
И в ЗАГСе, нелишённом шика,
Получит дивное кольцо.

Вещички собирёт мгновенно.
И вот уж поезд современный
Везёт супругов прямо в рай!
Хоть трудно так назвать жилище,
Где жил Антон — там скука рыщет —
Периферийный, дикий край.
Но Вику это не смутило.
Да! Я, читатель, позабыла
Сказать, что нынешний герой —
Не лох, придавленный Судьбой.
До свадьбы, каждый из влюблённых
Представлен был чужой родне!
И месяц был у ,,обручённых"
Решать, где жить и что в цене.

Супруги, наконец, в вагоне!
Кто ж там остался на перроне?
Их прежний статус и покой:
Её — друзья, успех, работа,
Его — свобода и охота...
Но сели рядом муж с женой.
Ведь этого желали двое!
И счастье, скрипочку настроив,
Играет милым пастораль,
В ней нет и ноты про печаль.
Но для чего же брак им нужен?
Чтоб оправдать отличный секс?
А может, чтоб теперь на ужин
Вдвоём хвалить рагу и кекс?

5 глава
С влюблённых, знаем, мало спроса...
И вот уже, стучат колёса,
Несётся поезд. Красота!
Мелькают за окном картины:
Овраги, жёлтые долины,
Где синь в озёра пролита...
В лесах лучи играют в прятки,
Ложатся быстро, в беспорядке
В купе на розовой стене,
И отражаются в вине!
Бокалы безудержны в степе
Под грохот поезда и свист.
И непонятно как, нелепо
В окно влетел сентябрьский лист.

Доехали супруги быстро.
В глазах светились счастья искры.
И начали спокойно жить.
Муж уходил работать рано,
Она вела хозяйство рьяно.
Умела гладить и варить.
Но начались — родня, обеды,
Кафе, актёры, киноведы,
Концерты, выставки, кино,
Спасибо, хоть не домино.
И Вика явно ощущала,
Что в этой яркой мишуре
Её самой уже не стало —
Была лишь пешкою игре.

Ей захотелось отстраненья,
Но с мужем вышло столкновенье!
То первое... В момент, когда
Сказала Вика, что не может
Все эти снова видеть рожи.
Антон ответил — ерунда.
И одевал её насильно,
На дачу вёз, ругал обильно,
Напомнил, что она жена
И мужа слушаться должна.
Что скоро всё пойдёт иначе,
Ведь режиссёр уедет в Бонн.
Сейчас отсутствие на даче,
Карьере нанесёт урон.

О, радость! Босс уехал вскоре —
Так ,,помиритесь те кто в ссоре!"
И дома наступил покой.
Не нужно стало каждый вечер
Пустые чьи-то слушать речи,
Ходить с больною головой.
Супруги снова были рады
Любви! Исчезли все преграды
Для ярких пламенных ночей,
А утром, видя свет очей,
Они вплывали тихо в сказку,
Где в ванне плещется вода,
Где солнце льётся с кофе в чашку,
А лёд на окнах, как слюда.

6 глава
В один из дней, Антон лениво
С дивана встал, отбросив чтиво.
Спросил:,, А может, Вика, мы
В художественной купим лавке
Кисть, краски, всякие подставки?
Ты наших дур ошеломи,
И нарисуй два-три букета!
Тебе ж, роднуль, не сложно это?
Я буду привозить цветы,
А если хочешь и холсты.
И пусть узнает руководство
Какая у меня жена —
Не только борщ ей удаётся
Она и в творчестве сильна!"

От этих предложений Вика
Вся засветилась ярче блика!
Антона стала целовать,
Повиснув радостно на шее,
Шепнула:,, Так пойдём скорее —
Там закрывают ровно в пять."
И вот они уже в машине,
Чуть позже — бродят в магазине,
Где Вику муж не узнавал:
Как будто плохонький кристалл
Сверкнул опасной яркой гранью.
Жена вдруг стала волевой,
Подчинена тому призванью,
Что ею правило самой.

Ну, наконец-то всё купили,
Как в том известном водевиле:
Полпуда красок и мольберт,
Подрамники и растворитель,
Грунт, кисти, холст и закрепитель...
,,Нет, я конечно не эксперт,"—
Антон подумал простодушно,
,,Но неужель всё это нужно,
Чтоб рисовать один букет?"
...Однако я прерву сюжет.
Ответ Антоша не получит.
Тебе ж, читатель, покажу
Как пишется ,,пейзажик с тучей"!
Поверь, процесс не искажу.

Взвалив этюдник неподьёмный,
Художница в одёжке тёмной
Находит в парке уголок,
И на картон без промедленья
(Спасибо Господу за зренье!)
Наносит за мазком мазок.
Так три часа мелькают кисти...
И растворитель, что их чистит,
Разъест ей кожу на руках,
И всё ж, последний сделав взмах,
Она уловит суть пейзажа!
И еле приползёт домой,
А там к холсту приступит сразу,
Этюд поставив пред собой.

7 глава
Но снова возвращусь к рассказу.
...Вот Вика опустила в вазу
Душистый, свеженький букет!
,,Антон, где взял ты это чудо?
Пионы! Средь зимы! Откуда?"
Муж хитро щурится в ответ.
Но всё готово к рисованью:
Мерцают краски в ожиданье,
Мольберт игриво холст прижал,
И живопись открыла бал!
...Кружились по палитре кисти,
Блистал то штихель, то пинен
И... появлялись робко листья,
Унылой пустоте взамен.

А к вечеру уже картина
Висела в рамочке старинной.
Антон смотрел, а мысль в висок
Долдонила не прекращая:
,,Ну, как же красота такая
Возникла за короткий срок?
Откуда здесь пионов нежность?
Ведь техника — сама небрежность!
Я целый день бы ставил свет,
Чтоб уловить роскошный цвет.
А тут... Эффект непостижимый
Дал еле сглаженный мазок,
Как будто ветерок игривый
Ласкает каждый лепесток!"

И что-то странное, чужое,
Антону показалось — злое
Кольнуло в сердце горячо.
Но Вика радостно-устало
Супруга вскользь поцеловала,
Спросила весело: ,,Ещё? "
Он обнял. Хоть она смеялась,
Но, несомненно... вырывалась.
,,Ещё — я в смысле про букет —
Другой мне рисовать иль нет?"—
Сказала просто и наивно.
Он закивал: ,,Конечно да!"
...И боль вошла иголкой длинной
В груди оставшись навсегда.

Так и узнал Антоша ревность!
И уплыла вмиг повседневность.
,,Теряешь ты свою жену!"—
В мозгу стучало метрономом,
И оглушало словно громом,
И разум попадал в тюрьму!
Викуся рядом щебетала
Про фон и бусы из коралла.
А он как будто вылезал
Из-под камней, где был обвал.
...Явь постепенно возвращалась.
Антон глубокий сделал вдох.
Подумал: ,,Порисует малость —
Наскучит быстро. Дай-то Бог!"

8 часть
Но Вика лишь во вкус входила!
В ней словно пробудилась сила,
Что заставляла рисовать.
Всё с этой силой поменялось! —
Исчезли хмурый лик и вялость,
Преобразилась даже стать.
И времени не замечая,
Глотнув с утра покрепче чая,
Творила Вика у холста,
Не зная слово ,,маета"!
Давался ей легко и просто
Тяжёлый, муторный процесс.
И в страшной блузе девяностых
Она была милей принцесс.

Антон, хоть привозил букеты,
Но ненавидел тихо это!
Подобных перемен в жене —
Не ожидал. Её гореньем,
А уж тем паче, окруженьем,
Он недоволен был вдвойне.
А Вику, как назло любили!
И выбрать приходилось: или
Смириться с данностью такой
Иль воевать за свой покой.
Антон страдал, ведь в галерее
Всегда какой-нибудь юнец
К жене стремился, в виде Змея.
Раз, на балу возник подлец!

...О, ревность — украшенье Ада!
Ты в душу льёшь настои яда!
И отравляя бедный ум,
Ему шлёшь чередой виденья,
Где пассия с бесстыжим рвеньем
Творит измену. Сразу шум
И гул в мозгу убьют сознанье.
А ярость мощно, с клокотаньем
Взбурлит, заплещется в крови,
И нет здесь места для любви!
А есть одно желанье — выжить
И боль убрать, и вновь дышать,
И горло той сдавить бесстыжей,
Что улыбается опять...

… Муж мрачно подпирал колонну,
Когда сказала Вика томно:
,,Да что с тобою? Нынче бал!"
И он попятился нелепо...
Упала ваза... Как примету
Антон осколок крепко сжал,
Пошёл стремительно из зала...
А Вика, обомлев стояла,
Увидев странности его,
Не понимая ничего.
Но стёкла быстренько убрали,
Гостям добавили вина,
И как положено ,,в Версале" —
Беседа возобновлена!

9 глава
Супруг не помнил как доехал.
Влетел домой. Но смех, как эхо
Навязчиво звучал в мозгу...
,,Нет, это никуда не гоже,"—
Подумал он, присев в прихожей,
,,Ведь я так чокнуться могу!
Но ничего же не случилось...
И разве Вика провинилась?
Она была лишь весела,
Не танцевала, не пила,
Вела беседу только с дамой...
Тогда откуда ревность вдруг?
И почему запахло драмой,
И бешеный у сердца стук?

Да, рядом с Викой был мужчина,
Но всё-таки не в нём причина,
Что я взбесился и ушёл.
Так отчего мне стало больно?
Ведь Вика всем была довольна,
Она смеялась..." ...Сразу кол
Антону будто вбили в горло,
Он взмок, шатался, ум отторгло,
И закружилась голова.
А совесть стряпала слова:
,,Ты знай, что не даёт покоя.
То — радость жёнушки и смех,
Талант особого покроя,
Её заслуженный успех!"

Читатель, отойдём в сторонку!
Пусть наш герой возьмёт ,,зелёнку"
Помажет раны на руке.
Затем придумает решенье
Как жить с женой, где брать терпенье —
Слеза пусть булькнет в коньяке...
Его надежда не отставит.
Мы ж поспешим туда, где правит
Тщеславие весёлый бал.
Да кто из нас его не знал!
Где чувства спрятаны под маской:
Хоть ликование, хоть злость;
Где всё фальшиво: взоры с лаской,
Рубины, зубы даже трость.

Но Вика не слыла наивной.
И щебет лёгкий, примитивный
Воспринимала, как пароль,
Который сам не много значит,
Но приближал её к удаче —
Здесь все свою играли роль!
Лишь поведение Антона
Пошло по грани моветона.
И не могла понять жена,
Какая же в душе струна
У мужа болью отозвалась:
,,Ах, ревность? Зависть? Что из них?
Супруг успешен! То не малость.
Так значит — ревность — крах любви!"

10 глава
Домой вернулась Вика поздно.
Там люстры, все, пылали грозно.
Муж пьяный в комнате храпел
Одетый, на краю дивана.
(Какой психолог скажет: ,,Странно"
Тот сразу будет не у дел!)
Белела на столе записка,
А к ей прилеплена ириска,
Как сургучовая печать
Под фразой: ,,Жёнка, мне плевать!
На две недели уезжаю,
И ты меня не провожай..."
А ,,жёнка", серьги вынимая,
Подумала: ,,Ужели Рай?.."

Однако Рай идти не думал!
Хоть Вика, отдохнув от шума,
И возымела благодать —
Ведь спать, когда угодно можно,
Съдать под кофе три пирожных,
В любое время рисовать —
Но всё ж, скучала по Антону!
Бежала быстро к телефону
Едва заслыша первый звон.
Увы, звонил ей не Антон...
И Вика, чтоб унять волненье,
К мольберту подходила вновь,
Сама рождая вдохновенье
И заглушая тем любовь.

Ну, что сказать, читатель милый —
Талант и труд — большая сила,
Здесь сразу виден результат.
Картины Вики поражали!
Мазки — то бисером сияли,
То походили на агат
Своим изгибом тонких линий.
А потому подснежник синий
И мак рубиново-хмельной
Пронзали острой красотой...
Читатель, знай! Свой стиль имеет
Лишь дар бесспорный! Он — Атлант.
И одержимость там сильнее,
Где больше и мощней талант!

Да, Вика с рвеньем рисовала!
Всё озарял тот свет кристалла,
Который Бог внутри зажёг.
Теперь же, рамки раздвигая,
Сама, не очень понимая,
Как новый начался виток,
Она решила, что напишет
Портрет соседки, жившей выше:
,,Бабулька очень хороша —
В глазёнках искрится душа!"—
Мелькнуло:,, Муж сюрприз заметит,
И перестанет злиться вмиг,
Ведь он добрее всех на свете —
Там на балу нас чёрт настиг..."

11 глава
Старушка согласилась с ходу —
Что можно делать в непогоду?
Пить у окошка бледный чай?
А Вика за сеанс платила,
Обедом, завтраком кормила,
Да и погладит невзначай.
Пошла у них работа споро!
Так за неделю (это скоро)
Портрет был полностью готов.
И столько восхищённый слов
Викуся в жизни не слыхала:
И молодчина, и талант,
И про открытие ,,канала",
А кто-то крикнул:,,Бриллиант"!

И всё ж, она ждала Антона...
Читатель, может Вам знакомо
Как мы зависим от родных?
А как зависим от любимых?
От их мозгов, порою мнимых?
Но ждём признания лишь их!
Кто скажет — женщина беспечна ,
Не соглашусь, поскольку вечно
Желает с мужем жить и в лад,
Хотя любимый часто гад!
...Но отвлеклась, прости читатель,
Продолжу развивать сюжет.
А вдруг Антон у нас мечтатель
И с Викой проживёт сто лет?

Ну, наконец супруги вместе
И счастливы, скажу без лести!
Лишь муж переступил порог —
Вновь поцелуи и объятья.
Под смех — подарки: бусы, платья!
Обед и жёнушкин пирог
С фазаном под брусничным соком!
Антон хмельным поводит оком,
Он сытый встал из-за стола...
И тут Викуся позвала
Его пойти смотреть картины.
Супруг довольный, словно кот,
Идёт по залу тихо чинно
И слышит Вики шёпот :,,Вот..."

Пред ним портрет в обычной раме,
Антоша протрезвел и замер...
Промолвил глупо:,,Это твой?"
И Вика, радостью сверкая,
Что так нельзя — не понимая,
Сказала звонко:,,Да, родной!"
Доверчиво прижалась к мужу,
Подумала:,,Сейчас закружит.
И расцелует горячо,
Какое тёплое плечо..."
Антон лишь повернулся малость,
Он белый был! —,,Ну, что сказать?
Ты, если б с детства обучалась,
Могла б неплохо рисовать..."

12 глава
А ночью секс не получился,
И каждый очень удивился...
Возможно ночью нужно спать?
Но утром, сдёрнув одеяло,
Викуся быстро убежала,
Она должна была узнать
Про две квартиры на Фонтанке,
Про депозиты в Центробанке,
Про свой обыденный доход:
,,Да, это дикий поворот —
Я здесь, в провинции, вне дома..."
А следом пронеслось в мозгу:
,,Мне всё понятно, что с Антоном,
Но чем помочь ему могу?"

А муж с утра курил в постели:
,,Зачем мне отпуск две недели,
Чтоб муки жуткие терпеть?
Коль Вике нравятся портреты —
Меня рисует пусть... одетым
Иль обнажённым, но на треть..."
Какую ,,треть"? Антон не ведал,
Но успокоился, обедал.
Цедил коньяк, листал журнал,
Решая кем бы он предстал!
...Когда Викуся в дом входила —
Супруг в сомбреро и пальто
Смотрелся в зеркало игриво
И гордо произнёс:,,Ну, что?"

,,Напишешь мой портрет, родная?"
И Вика, туфельки снимая,
Взглянув на этот маскарад,
Сказала: ,,Нет, не напишу!"
Антон подобно малышу,
Который принят в детский сад,
Обиженно глядел в пространство,
Однако снял своё ,,убранство".
Он даже жёнушку обнял,
Хотя внутри, в душе... завял.
И ночь опять прошла без секса —
Лишь месяц на небо взошёл,
Как муж сказал, что от бифштекса
Ему не очень хорошо.

Наутро молча пили кофе...
Но посмотрев на Викин профиль,
Антон зло бросил:,,Почему?"
Супруга головой качала
Как будто беса отгоняла:
,,Сама, любимый, не пойму,
Но только знаю, что не нужно."
И отвернулась малодушно.
Так потянулись день за днём...
Хоть были милые вдвоём,
Теперь их это тяготило.
Срывались. О, причина ждёт!
Здесь выбор: от Гюго до мыла,
Хотите — пусть наоборот!

13 глава
И вот однажды засыпая,
Викуша, в дрёму улетая,
Увидела... висит портрет.
Она встаёт, к нему подходит,
Растерена, но глаз не сводит.
Пред ней — мужчина средних лет
Глядит упрямо, даже строго...
За ним извилиста дорога
Змеёй шевелится, шипит...
У незнакомца странный вид:
Он сам в зелёном одеянье
И на кушетке золотой.
Как будто с Викой ждёт свиданья,
Зовёт, зовёт к себе рукой...

Да манит, чтоб вошла в картину.
И Вика, ощутив лавину
Любви, что дарит чародей,
Легко переступает раму,
Мгновенно превращаясь в даму
Из сказок ,,Тысячи ночей"...
...Там листья цвета хризолита,
Там в розах чувственность разлита
А воздух сладкий, как щербет
Уничтожает слово ,,нет";
Там только ,,да" порхая вьётся —
Как бабочка, влечёт красой;
Там ум отброшен, страсть смеётся,
И жар под кожею волной...

В объятьях Вика изогнулась,
Был поцелуй... Она проснулась.
А на губах остался след
Неизъяснимой чьей-то боли —
Как будто узик стыл в неволе
И ждал, и верил сотни лет.
...Тихонько спал Антоша рядом,
Луна взирала томным взглядом,
А может мысль передалась?
Супруга быстро поднялась
С постели мягкой и шелковой,
Схватила лист и карандаш
И рисовала, сидя голой,
Как спал Антон. То был кураж!

Да, в человеке уйма струнок.
И мужу показав рисунок,
Сыграла Вика на одной —
Той, что тщеславием зовётся
И у людей почти не рвётся!
,,Хочу сказать тебе, родной,
Что в мире мало есть сюжетов,
Ну, а тем более портретов,
Где человек лежит и...спит.
Плюс необычный колорит!
Пойди надень халат зелёный
Ложись в гостиной на диван!"
Так муж словами вдохновлённый
Вплетался колдовством в обман!

14 глава
О, живопись — ты зелье мага,
Где радуга пьянит, что брага,
А краски блещут, как салют!
Где цвет сапфира и рубина,
Смешавшись, вроде бы невинно,
Фон фиолетовый дают.
Где в голубой добавив жёлтый,
Получим мы морские волны
И даже запах ощутим!
Где для серебряных седин,
Раз Время выбелено верой,
То дарит жемчуг нежный цвет,
И сразу же печально-серый —
Волшебный излучает свет.

Всё творчество лежит за гранью
Известного! К нему вниманье
Приковано незримых сил!
И Силы те — совершают чудо,
Перемешав внутри сосуда:
Талант, который Бог вручил,
Желанье, волю и уменье,
Надежду, страсть и вдохновенье —
Всё это выплеснут на холст!
Какой здесь постарался волхв?
Но появляется картина!
Модель, художник и портрет
Сцепляются навек в едино —
Здесь даже власти Смерти нет!

Другой вопрос зачем сцепляю?
Возмжно в Космосе и знают...
... Однако Вика и Антон
Увлечены опять друг другом,
И счастье двинулось по кругу:
Портрет, любовь и сладкий сон.
Отключены все телефоны,
И две недели, милых стоны
Да радостный весёлый смех
Не знали для себя помех.
... Но время мчится, между прочим.
Картина на стене висит,
Антону нравится и очень —
Не налюбуется глядит.

Проходит всё и отпуск тоже...
Уже Антон стоит в прихожей,
Он обнял ласково жену
И говорит на придыханье,
Что оценил её старанье
И любит, мол, её одну.
А Вика радостно внимая,
От рисования чуть живая,
Все отклоняется назад,
Чтоб уловить Антона взгляд.
Муж притянул и в губы впился...
Невольно вздрогнула она,
О поцелуй! Он столько длился
И был, как у того... из сна!

15 часть
И опустилось наваждение,
И превратилась жизнь в мученье!
Хоть было вроде, как всегда:
Работа, галереи, встречи,
Успех и праздничные речи,
Но Вике чудилась беда.
Антона словно подменили,
Казалось, он не знал о силе,
Что в нём таилась и спала,
(Да кто же выдал два крыла?)
Муж энергичен стал и весел,
Помолодел и постройнел,
И это — за один лишь месяц,
Плюс успевал сто тысяч дел.

Но Вику потрясло другое,
Чем можно объяснить такое:? —
С волос исчезла седина!!
Да-да, Антон вдруг стал брюнетом!
И краска неповинна в этом —
Уж Вика знала — ведь жена!
Супруг смеялся перемене,
А дальше — шрамы на колене
Исчезли, не оставив след.
... Антон влюблён был в свой портрет.
Бывало встанет у картины
И смотрит чуть со стороны,
И говорит, что там — долины,
Сады зелёные видны...

Для Вики близость стала Адом!
Наверно, так с ползучим гадом
Совокупленье узнавать:
Супруг был мокрым и холодным,
Ненасыщаемо голодным,
Как будто в нём сидела рать.
И это было столь противно,
Садистки-грубо, примитивно,
Плюс запах мерзкий шёл волной —
Какой-то гадкий и... чужой.
,,Нет, так не может продолжаться!" —
В слезах, взглянувши на синяк,
Подумала: ,,Пора расстаться!
Быстрей домой... Там лучше всяк."

Пока Антон был на работе,
Доволен жизнью, беззаботен,
Бедняжка собрала баул.
В него всадила два портрета
И в дождь (отличная примета,
Ещё попутный ветер дул),
Рванула на вокзал скорее...
...Она не повернула шеи,
Когда в окне проплыл перрон.
Себе сказала:,,Страшный сон..."
Потом легла, закрыла веки...
...Привычно поезд громыхал,
Мелькали деревца и реки,
И уходил страстей накал.

Эпилог
Викуся нежилась в квартире,
В своём уютном, добром, мире.
Антон терзал ей телефон,
Семь дней твердил лишь о портрете —
Просил отдать за всё на свете.
,, Нет!"— отвечала Вика в тон.
Подумала:,,Брак — для картины!
Смешнее не найти причины..."
А рано утром: ,,Что за гад?"
Но то звонил ей мужа брат:
,,Сегодня ночью Тоша умер,
В халате на диване... был..."
И в трубке заметался зумер...
А за стеною — пёс завыл...
.

**
Иллюстрация:
С.Чуйкова. ,,Усталость"
х/м

.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 12.01.2021 в 17:29
© Copyright: Светлана Владимировна Чуйкова
Просмотреть профиль автора

Неавторизованный пользователь     (17.01.2021 в 23:38)
Нет... Ну Светлана Владимировна.... Как же так? Я до последнего верила, что искусство вознесёт упрямого Антошу над мелочной ревностью.... Это нужно пережить теперь.
Всё что касается живописи: просто блестяще! Как вы все эти сепии рифмуете? Браво!

Неавторизованный пользователь     (19.01.2021 в 18:13)
Благодарю Вас!
Ради ЖИВОПИСИ это и сочиняла. Поэтому дорогА Ваша похвала.
А остальное... лишь вымысел.:))







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1