19 О 14. Годовщина


19 О 14. Годовщина
СЕГОДНЯ ОЧЕРЕДНАЯ ГОДОВЩИНА СМЕРТИ МАМЫ.
УПОКОЙ, ГОСПОДИ, ДУШУ УСОПШЕЙ РАБЫ ТВОЕЙ АНАСТАСИИ, И ПРОСТИ ЕЙ ПРЕГРЕШЕНИЯ ВОЛЬНЫЕ ИЛИ НЕВОЛЬНЫЕ, И ДАРУЙ ЕЙ ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ, ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ, ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ.
***
Шестнадцать лет, как мамы нет в живых,
шестой уж год, как кладбище разбито.
И памятник в осколках ножевых
гранита, чугуна. И эта битва –
среди крестов, могил монастыря,
что превращён в сплошную стену плача,
кошмарный способ кляпа, пластыря
заткнуть нам рты. И убиенных пряча,
и добивая раненных, живых,
фашизм с Христом воюет на распятии.
И шлёт к нам атаманов кошевых.
Но мы руин не отдадим, ни пяди.
И мёртвые, что сраму не имут,
лежат в гробах и крестятся со страха.
И бренные останки не поймут,
зачем по ним стрелять в обитель праха.
***
Кладбище разбито, как корыто,
мрамор в крошку и в труху гранит.
Взрывами распахано, разрыто
всё, что вечность ветхая хранит.
Вот рванул снаряд почти до гроба,
даты смерти, надписи, венки.
На осколке цифры или проба.
Убивают, смыслу вопреки,
отошедших к праотцам в могилы –
ведь живые сраму не имут.
Мёртвых не спасли формальдегиды.
Жизнь прожив, и сняв с души хомут,
спят они в грунтах – в земле и глине.
А снаряды ищут их впотьмах.
Тает жизнь в кладбищенской калине,
сколько горя, горечи в умах.
***
Зверь укрТруина скачет по гробам,
расстреливая кладбище из танков.
Детей и стариков по погребам
скрывая заживо. А из останков
растёт трава и к солнечным лучам
протягивает листья и побеги,
как пальцы детских ручек. По ночам,
когда немеют ангелы и боги,
выходят призраки из брошенных руин
искать убийц холодными глазами.
А те сидят по хатам украин,
едят их плоть и кровь под образами
и молятся в аду, а батько их
пошлёт им завтра сала и горилки.
И пороха для их кровавых игр,
а сатана зажжёт свои горелки.
***
Не спит смиренное кладбИще
под канонудный мерный вой.
То Вий полтавский хмурит лбище
и воет на передовой,
разрушив храм, кресты, могилы.
Убитым мёртвым несть числа.
И Щэнэвмэрло тянет гимны
пристанище ворья и зла.
А ты, Тарас, с днипровской кручи
смотри, ворочайся в гробу.
Горит земля, как солнца лучик,
за право не подмять судьбу
под вражеское сапожище
фашистских орд, бандерских стай.
Считай потери и деньжища,
и дни сочтённые считай,
майдан проклятый!
***
Меня положат в землю эту.
Погост у взлётной полосы,
где я взлетал, бродя по свету.
Подвесят душу на весы,
а тело бренное зароют,
могилу осенив крестом.
Надёжно эти почвы скроют
изъяны в теле отжитом,
все механизмы долгой драмы,
все эти залежи солей,
рубцы, отёки, язвы, шрамы,
причины кашля и соплей.
В сырой земле истлеет тело,
травой забвенья порастёт,
что ликовало и хотело,
жило и мучилось. Пройдёт
и день, и дождь, и жизнь другая –
и так же будет на земле
цвести и жить, изнемогая,
и гибнуть, превратясь в желе,
во имя смены поколений
и до скончания веков,
развитий, недугов и тлений
цепь жизни из любви оков.
***
Здесь лежат мои предки семи колен,
здесь и я отойду под степные травы.
Я ветрами вольными закалён,
я познал здесь радость и боль утраты.
Как еда простая, моя земля
насыщает силой и правдой воли.
Терриконы, голуби, тополя,
разнотравье степное. Не от того ли
я богат и Богу даю зарок
стать землёй, земли не отдав ни пяди.
И в своём отечестве я пророк,
и земной мой путь к Нему не попятен.
***



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика городская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 08.01.2021 в 09:39
© Copyright: Павел Иванченко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1