Колибри на земле Франца Иосифа (глава 5)


Глава 5

НА «ДИКОМ» ЗАПАДЕ

- Валерка, поедешь со мной в Москву?

Куда? Нет, Галя не шутит: уже всё решили. Поедут вдвоём – на автобусе: через лесничество, через кордон, где в прошлом году ведро малины набрали. Оттуда – по шоссе, по асфальту, мимо железной дороги.

- Если только будешь хорошо себя вести.

Он обещал. Лишь бы Галя не передумала. Папа с мамой не против: надо парню показать. Самое время: осенью в первый класс. А то им всё некогда.

Первым делом они сходят в зоопарк.- Помнишь, мы с тобой читали:
Там написано: «Горилла.
Воспрещается дразнить!»

- «А она меня дразнила. Её не за что хвалить», – подхватывает он.

Это Галя его дразнила, картинку совала под нос: «Какая страшная! Съест!» А он порвал.

Вообще-то интересней львы с тиграми. А ещё – лошадь «Прыжевальская». Говорят, одна тётка похожа – учительница.

- Не забудь – на поньке его покатай.

Будет время – сходят и в Третьяковку: там, как живые, богатыри, охотники. И Коля-Двойка из школы на бугре.

Ну когда же?.. На следующей неделе: у Гали начинается сессия, поедет и брата прихватит. Дня на три. Обратно – с тёткой.

Мальчик ждал – так потом будет ждать каникулы.

В низинах посадили картошку. (Он был со всеми.) В Демьяновом лесу, где пионерлагерь, задымили костры.

И вдруг – Москва отменяется. Что-то куда-то перенесли, и Гале не до него.

- Захныкал! Смотри сюда!

У мамы сюрприз – две путёвки на июль. Вот они, с числами: для мамы одна и для Гали. А он? Его и без путёвки возьмут. Все берут, хоть это и не положено. Главное – доехать.

- А куда?

- В Карпаты.

- В деревню?

- Да не в Курбаты – в Карпаты! В горы. Помнишь, было кино – «Над Тисой»?

- Про шпионов?

Он, кажется, видел. Вспомнилось: кругом тайга, по реке лес сплавляют. По земле не проедешь. И мост над пропастью. Шпионы хотели взорвать – не получилось. Всех поймали.

Больше шпионов нет. Остались горы – Карпаты. Кто придумал? Как будто не горы – люди, братья-богатыри. Живые, хоть и каменные. Их в каменных превратили.

Это сказка. Но горы и вправду есть: вот, на карте.

- Поедешь?

А ехать-то через Москву.

… В Москве никуда не ходили: полдня просидели на чемоданах. Какой там зоопарк с Третьяковкой? Хоть к тётке Зое заехали на часок, успели.

Валерка устал, заблажил.

- Из Брянска тебя везли – тоже намучились. Ты-то спал.

- Кто? Я?

Теперь он большой – не проспит.

«Возьму и не буду спать, пока не приехали. Вот как все уснут…»

Он покатался в метро, на эскалаторе, видел живых негров.

А потом с Киевского вокзала – через Брянский лес – в сказочный Киев.

Мальчишка замучил вопросами: правда, нет ли?..

- Стольный город, – напомнила Галя.

В стольном городе стояли долго: на вокзал пришлось выйти. За Киевом сумерки, ночь. И мама с Галей опять баюкали его разговорами: «о храбрецах, о подвигах Ильи»… Илья на коне – а тына колёсах, на поезде. Князь так не ездил. Лежишь, спишь – а поезд: тук-тук, тук-тук! И ты вместе с ним – прямо в небо, в космос. Никто не догонит. Одна Луна не отстаёт, в окошко светит.

«Тиха украинская ночь»! И «чуден Днепр!»

Только бы не надумал он путешествовать из вагона в вагон, как Чук и Гек, не спрыгнул бы где-нибудь сдуру.

- Ты спишь?

Он не сдавался – лежал и слушал. Сверху пищало радио. А рядом нет-нет да слышалось: Львов, Ужгород, Трускавец… Это уже не Россия. Это дикий Запад. Дикий – не дикий… Лучше уж краснокожие в перьях, чем эти чёртовы бандерлоги. Зверьё! А в Закарпатье венгры – вообще сволочной народец. «Товарищи» хреновы! Их бы вместе с чеченами за Полярный круг. К Францу Иосифу! Давно ли нашим в спину стреляли? Каких-то лет десять…

«А почему их не убьют?» – не мог понять Валерка.

Об этом – никто ничего. Было жарко, Галя приоткрыла окно. И мама – ни слова…

Они, наверно, прячутся в лесу, в бамбуках. Растёт же в Карпатах бамбук, он слышал. Пойдёт кто-нибудь в лес за удочкой – они из лука…

- Мам, венгры – это такие негры?

- Ещё кому не скажи! Они как немцы, только всё на лошадях, с шашками. И перья у них на шапках, как у басурман. Всех кур ощипали, паразиты!

Поезд набирал скорость. Вовсю трясло, громыхало: последний вагон. Не поэтому: нас бомбят. Бомбят, да не попадут. Опять мимо!

Долго так будет: упала – не попала? Или тут, как в Ташкенте, – землетрясение? Горы подвинулись, чтобы поезд проехал, и земля дрожит.

В окна посвечивали огни – ближние, с прошлой ночи знакомые, и сверху, с гор.

Тут же где-то граница. За границей война…

* * *

Когда приехали, его постигло разочарование: в Карпатах нет бамбука. Есть бук, но это не то, он вроде дуба. Удочки из него не делают.

- У нашего Фоме одно на уме! – сокрушалась мама. – Кто здесь ловит? За этим приехали?

Нет. Приехали отдохнуть – от работы, от дома, просто сменить обстановку.

И он пусть отдохнёт. Заняться есть чем: альбом с карандашами купили. И краски купят, если он хочет. Рисуй на здоровье. А приключения нечего искать. Договорились: никаких хождений, погонь с препятствиями. Никаких чужих мальчишек! А то уж нашёл друзей.

- Сами не знают, чего им надо.

А он знает. Нет бамбука – зато есть шелковица, черешня. Вкуснятина!

- Смотри не объешься! Подхватишь дизентерию – и врача не найдём.

Они жили в частном секторе, у тёти Анки. Во дворе у неё домик. Снаружи – как мастерская в Галиной школе. А зайдёшь – всё чисто, ни опилок, ни стружек. Как в балаганчике, что в саду у них, дома.

- Бунгало, колониальный стиль, – фантазировала Галя.

- Мы, стало быть, колонизаторы.

Тётя Анка дала им по бидончику – ему и Гале, и они пошли с нею в сад за черешней. Наелись – как дураки на поминках.

«Колонизатор» обследовал сад. В самом конце – что? Забор, чужие сады? А может быть, парк, школьный двор? Или пруды на задах?

Нет – ничего такого.

- Кому сказать – не поверят, – дивилась мама. – Скажут, в Крым ездили.

- К татарам. – Галя поморщилась.

- Ну, не тебе на них…

Иногда интересно послушать взрослых. Можно узнать, например, что татар в Крыму больше нет и что Сталин не во всём был дурак. А в Карпатах живут, оказывается, боригены.

- И тётя Анка?

Нет: она украинка-русинка. Значит, наполовину русская. А как по-русски начнёт!..

- Хуже мордовки!

- А ты – хуже мордвина! – одёрнула Галя. – Только попробуй у меня – что-нибудь ляпни!

Тётя Анка двадцать лет за границей жила, по-русски говорить разучилась. Не знает, кто такой кочет. Мама спросила, поют ли у них кочета. А она ей – про музыкантов, артистов.

Ещё говорила про кортик. Он-то знает: в музее видел. А она думает, что это милиционер: музыканта-скрипача в тюрьму забрал. За то что еврей – «рэ» не выговаривает.

Раньше за всё сажали. Пойдёшь на улицу – а там этот Кортик: «Почему один?» И заберёт.

Хорошо, что его на войне убили. Теперь хоть всю ночь гуляй. В городе интересно. Мостовая, многоэтажки...

В Москве не видал! В Киеве! Тут и без этого… Крыши – не как у нас: не железо, не шифер. Из черепицы. Мама говорит – из глины её делают. В Канах почему-то ни у кого, хоть глины до фига. Целая Попова гора.

Конечно, в Карпатах больше – и глины, и камней. Поэтому и дома всякие: какие-то «котики». И церковь у них – не поймёшь: не то наша, не то татарская.

- Ты как дьяк Евстигней в «Детстве» Горького, – смеётся мама. – «Улица узка, церковь низка».

Улицы, между прочим, и вправду узенькие – мама первой заметила. Зато площадь большая, там памятник. Что за памятник – каменный столб? И всё? А где солдаты? Говорят, это жертвы фашизма: немцы-гады людей приносили в жертву.

- А кто их ел?

Говорят: не болтай глупостей! Он, что ли, выдумал?..

Вот в Канах памятник: два солдата стоят, как живые, один с винтовкой, другой с автоматом. И написано, кто погиб: дядя Коля, Серёжкин дед... Для них сквер огородили.

Берёзы в сквере сажала Галя с ребятами: раньше не было ничего. А здесь – кругом тополя.

- Пирамидальные, – пояснила мама. – По всей Украине. У нас не растут – не тот, знать, климат.

- У них субтропики.

- Как в ЮАСе?

Запомнил!

А ещё видели белку – в городе, на самой высокой ели. У Гали фотоаппарат: поближе подошла, щёлкнула.

- Видать, озорников нет, никто не трогает. А в лесу куница съест.

В город куниц не пускают. А то бы он их палкой: не трогайте белку! Пусть лучше змей ловят.

Змеи в лесу, а лес – на самом верху, в горах, над городом. Прямо из леса поднимается облако. Белый медведь! А за ним – акула: хочет догнать, съесть.

«Не догонишь!»

Красота!

- Это тебе не Рыжикова гора, не Попова.

Да уж! И не та, что за селом Городищем. Он был, видел: берег круче, выше. Не берег – утёс.

Всё равно меньше. Тут горы настоящие – как в кино. И настоящий замок на зелёной горе.

Опять сто вопросов:

- Там живут?.. А кто жил?

Галя недолго думала:

- В замках жили феодалы.

- Которые всё ломают? Книжки рвут?

Он надеялся услышать о войне, о разбойниках. Да хоть сказку о злой Горгоне: в замке царь от неё прятался – как в бомбоубежище. А ему – про оброк, барщину и какую-то – не выговоришь – экс-план-тацию.

Так всегда, если не хотят, чтобы он спрашивал: дескать, не поймёт и отвяжется. Сами не знают.

- Будет экскурсия – всё расскажут.

…Он не стал ждать экскурсии: взял и сбежал.

Продолжение следует






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 31.12.2020 в 11:38
© Copyright: Михаил Евгеньевич Струнников
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1