Ян 5. Иосифу


Ян 5. Иосифу
ДЛЯ ТЕХ, КТО ЛЮБИТ БРОДСКОГО И ТЕРПИТ МЕНЯ,
ПУБЛИКУЮ ПРЕДЫДУЩИЕ ПОСВЯЩЕНИЯ ЕМУ.
***
ИОСИФУ
Ты умер на двоюродной чужбине
(Васильевский навек осиротел).
Накрывшийся в Нескромныя ложбине,
Союз распался погребеньем тел.
Теперь и тунеядцы неподсудны,
и спекулянты сыты и целы.
А правдолюбцы так же безрассудны,
но доставать глагол из-под полы
(и настороженно и нервно озираться)
нет обходимости, и крайней нет нужды.
Сотрудников секретных, папарацции,
опасней и подлей. Четырежды!
(подумать только) храбрые герои
в Президиумах гордо не сидят
(высиживая срам и геморрои).
И критики за слово не съедят.
Венеция, дворцы, палата Дожей…
Народ стал выездным и охренел.
До лет твоих я незаметно дожил,
любил тебя, читал, но не умнел.
1996.
***
ИОСИФУ
Без тебя уже четыре календаря
и книги твои, что в шкафу теснятся.
живут своей жизнью, экстаз даря.
И те, что вижу, и те, что снятся,
и те, что чувствую наяву,
шлют на суд и службу повестки.
И приглашают на рандеву
(а это повод не спиться веский),
Читаю тебя от сих до псих,
слушаю голос твой на Ютубе.
И впечатления, как караси,
горят и светят, как керосин.
И книжный том, как цветок на тумбе.
2000
***
ИОСИФУ
У меня слова краплёные в алфавите,
с кем ни стану тереть, не роняю смысла.
Если есть согласные, так зовите,
растечёмся гласными из-за мыса.
Нынче ветрено и цены с перехлёстом,
приезжай, попьём вина, закусим хлебом.
Время чешет, как педикулёз там,
не успеешь оглянуться, солнце лейблом
подытожит новый день в часы заката,
полночь грянет перепонкой барабанной.
Прошлый год консервою закатан,
пришлый гад опять ворвётся с бандой
странных звуков, долетающих с окраин.
Пулемётным хрустом из коленей
входит полдень в апогей. Зенит задраен
серой тучей беспросветных поколений.
Время тешит, словно дева. Выше локтя
в половодье лет отходят воды.
Крошки мыслей падают из ломтя
целой жизни и словами входят в оды.
2015.
***
Вечером с Бродским в окно смотрю,
комнаты, где нет его даже в книжке,
опускаясь в прошлое, словно в трюм,
словно в душу лысеющего парнишки.
Только голос его в цифровом формате
раздаётся из чёрного ноутбука.
Комп мне в роде истинной Альма-матер,
насыщает просто, почти, как булка.
А Иосиф голосом монотонным
низвергает пошлость и серость быта,
и читает призраком многотомным
всё, что начисто за войну забыто.
Нам же выпало в империи родиться
и пока мне не забили глотку глиной,
монотонный его голос пригодится,
повествуя тонкорунной мандолиной.
2018



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика городская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 29.12.2020 в 22:51
© Copyright: Павел Иванченко
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1