Ещё одна. Сказка о любви 41


Ещё одна. Сказка о любви 41








часть сорок один









Елизавета Валериевна еще спала в своей больничной палате, на своей койке.

И ей снился сон, беседа со старой цыганкой; - Посмотри вокруг себя? Говорила ей цыганка, указывая на бескрайнее золотое пшеничное поле, где они стояли, - Это твоя жизнь! Красота? Какой воздух? Величье!

Они стояли на межи поля, и только ветер и шелест колосьев прерывал старую цыганку, - Ты же не маленькая девочка? Ты много добилась, что хотела! Сохрани это!

Помолчав, глядя на Валериевну, покуривая в длинном мундштуке сигарету, добавила старая цыганка, - Ты ищешь чистых, взаимных отношений? А не один с твоего окружения, друзей сослуживцев, не подпадает даже половиной под это?

Цыганка стряхнула пепел на границу бескрайнего пшеничного золотого поля, - Вокруг тебя коррупционеры, эгоисты, игроки, лицемеры.

Может, не то ты ищешь с ними, или не там сама? А самое главное? Сдержав паузу, продлила наставление старая цыганка, - Ты сама не понимаешь своими маленькими мозгами, что хочешь найти? Пора уже думать" большими" своими мозгами! Еще раз улыбнулась Елизавете цыганка, - А оно тебе нужно, что ты ищешь и ждешь?

- Как? Ответила ей Елизавета, - Чтобы встретить старость не в одиночестве, а с любимым человеком. Елизавета перехватила взгляд, старой цыганки, - Доживи сначала до старости? Помыслила цыганка.

Вдруг, Елизавете вспомнилось детство и фраза ее бабушки о "белых лебедях" и ....

- А одинокий человек. Рассказывала ей бабушка, в парке на их красной скамейке. Где они часто гуляли. Маленькая Лиза сидела рядом со своей бабушкой, болтая ножками, на скамейки.

- Сидел на краю обрыва. Рассказывая Лизе, бабушка, вытирая ей нос, - Колыша своими ногами, в бездну обрыва. И даже не думал встать и идти, в поиски своего счастья. А просто завидовал, прекрасной белой птицы, что та может летать?



Старая цыганка расхохоталась на все пшеничное поле,

- Мое "дитя" тебе нужно искать это в церкви, или в монастырях или в наркологических филиалах. Твоей одной жизни, на это не хватит! Посмотрела в сторону Сакуры и женского монастыря, - Но ты сама же не хочешь туда? Развернулась в сторону Елизаветы, - Правда. Сдерживая улыбку, продолжала вещать цыганка, - Есть, несколько несильный способ? Заметив растерянность Елизаветы, старая цыганка расхохоталась, - Это дурдом!

- Мужчины. Продолжала объяснять цыганка, - Все кобели. Приручишь, будешь хорошо кормить? Будет охранять твой дом. Старая цыганка, помолчав, добавила, - Пока новая сучка ему хвостом не помашет. У природы все временно. И беда у того, кто думает что любовь, семя, очаг постоянны!

- Ты же хотела найти карьеру, в ней и свою любовь? Затянулась старая цыганка, - По - карее. Объясняла Валериевне цыганка, - Ты продвигаешься верх. Любовь? Тебя любят! По- другому не бывает. Или тебя любят, и ты хорошо стоишь. Или ты любишь, под кем-то? Все!

Приносить радость своей жизнью, кому-то и себе! Так, кажется, тебя учила твоя бабушка?



Елизавета Валерьевна посмотрела на голубое солнечное небо, вширь горизонта пшеничного поля. На старую цыганку, украшенную на груди, бусами разного размера и цвета. Как новогодняя елка? Подумала Валерьевна, - Не учите меня жить! А?

Рядом появился профессор. Елизавета опешила, ища пропавшую старую цыганку, у "Сакуры", в пшеничном поле???

- Одним из преимуществ МРТ является то. Сказывал Валериевне профессор, - Что оно дает визуализацию органов в любых проекциях и разрезах. Иногда именно это позволяет увидеть патологию в особо сложных случаях, когда она остается незаметной во время компьютерной томографии.

- Вы кто, вы как? "Отдышавшись" от - своей "не знать, как быть" - Вы, что тут делаетЬ?

- И я не знаю? Стоял рядом профессор, находя у Валерьевны на ее руке, пульс на биение ее сердца, - Это же твой сон?

К седьмой больницы, в шесть часов утра подъехала красная пожарная машина. Из неё вышли, три пожарных. Одеты в брезентовые пожарные костюмы, каждый в пожарном защитном шлеме и маске. Четвертый, подбежал к ним, с черного хода больницы, тыльной стороны, после того как закинул в здание, несколько зажженных дымовых шашек.

Отдышавшись, обратился он к своим товарищам пожарникам, - Алмазно! - (1. здорово; 2. крепко; 3. чисто). И добавил, - Амурчик -( я прикрою здесь, в случаи шухера).

На что, другой пожарник, ответил ему тоже на иностранном языке, - ты Апельсин - ( человек, присвоивший себе положение авторитетного вора в уголовном мире, однако сам не прошедший лично всех типичных процедур и испытаний). нам Анархист - ( бывший «вор в законе») Маляву приволок с китчи. эту Халяву - ( воровка, опустившаяся проститутка)

Мы здесь ее от китчи должны спасти! Второй иностранец пожарник, объяснил одетому в брезентовый комбинезон.

На что следующий товарищ обратились к ним обоим, - Мазду держите, бакланы на свету?

Рядом с пожарной машиной мигающей синим и красным, разъяснял своим товарищам иностранцам, старший пожарник.

- я у него в Американку проиграл. Американка - (игра, при которой проигравший выполняет одно любое требование выигравшего). Бакланил. Нам, называть ее, Катя Ручейка. Пожарник, помолчав, добавил, - Она ведется, на это!

Местный дворник, подметавший утром, рядом, больничный двор. Был, услышанным и увиденным удивлен. Подошел ближе к пожарной машине, - Это у вас совместные учения?

Дворник заметил дым с тыльной стороны здания больницы, - Ой! у меня там Опохмел? - ( заготовка на утро, от " хрюшкиной" головной боли)

Дворник с метлой убежал спасать свой "Опохмел". Не став дожидаться ответа у иностранных пожарных специалистов.

Группа из четырех пожарников в шлемах, с огнетушителями, направилась к центральному входу фае, седьмой городской больницы.

- Мужчины, вы куда? при входе им открыли две молоденькие мед. сестрички.

- Вы вызывали? Спросил у них один из пожарников.

Те переглянулись, - Кажется, нет?

- У вас пожар!

- Гроб где?! Спросил у них другой пожарник.

Сестрички продолжали стоять растеряно у входных открытых дверей больницы.

Пожарники прошли к лифту.

Идя по фае больницы первого этажа, один пожарник не стерпел, высказался на иностранном к своим товарищам пожарникам, - Ансамбль сосулек - ( группа женщин, занимающихся орогенитальными контактами)

- Алюры! - ( девушки) Подержал товарища третий пожарник.

- Алямс-трафуля - ( несерьезные они, с ними можно иметь отношения) Заявил четвертый пожарник.

- А ну хорош феню шпалерить! Не выдержал, главный их пожарный. Створки лифта открылись. Старший пожарник затолкал туда трех своих товарищей пожарников. Поднялись лифтом до второго этажа.

В холе больницы первого этажа, стал просачиваться густой, едкий дым. И молодые мед. сестры вышли к пожарной машине во двор больницы.

Хача - (массовое вооружённое нападение, отличающееся особой жестокостью. В отличии от налетов и других видов грабежа, хач не подразумевает никаких заранее обговорённых правил и условий. Нередко налетчики на хачах обычно воюют до смерти) Не было!



- Жизни. Держись! И ещё. Продолжала сама себе давать советы и наставления Елизавета Валерьевна. Стоя рядом с профессором, без старой цыганки, у кромки пшеничного поля. Профессор, продолжал искать ее пульс. Облапывал ее всю руками?

Это Валериевну не чуть не смущало! Она смотрела в даль, - Жизнь одна, и нужно вкушать её, а не" быть надкушенной сушкой"! Я сказала сучкой?

Я имела, введу сушкой. Стала оправдываться перед профессором, что уже забирался ей под хлопчатобумажную рубаху, - Сушкой, баранкой! Продолжала оправдываться Валериевна.

Все золотое пшеничное поле вдруг вспыхнуло огромным огнем.

- Твою мать! Отбивалась уже Валериевна от маньяка профессора, и жара с горящего поля окутанного все огнем, - Это цыганка докурилась, со своим мундштуком?!

Елизавету Валериевну, стало всю штормить. Как на какой-то яхте?

Просыпается Валериевна, и зрит... Небо, листья на ветках? Ее куда-то несут в гробу? Накрыли крышкой.

Группа пожарников, открыли основной бокс пожарной машины, погрузили туда гроб с Валериевной.

У Елизаветы отнялась даже речь, она мычала.

У дверей в больницу спали две молоденькие мед. сестрички, облокотившись в дверь.

Машина завыла " пожарным ревуном". И удалилась с территории седьмой городской больницы.



Сегодня утром профессор не спеша, проснулся, поцеловав спящую еще свою Марью. Приняв утренний душ. Марья Михайловна проснувшись, приготовила им позавтракать.

Наспех разогрев макароны по - флотцки и борщ по - флотцки, ( с капустой, нарезанная соломкой) Тоже по - флотцки.

- Савелий, ты что будешь, борщ или макароны? Спросила она у своего.

- Я на роботе. Стал одеваться профессор, - Кофе попью, с вчерашними печенюшками.

Прикрывая входную дверь в квартиру, профессор позвал свою Марью, - Не опаздывай милая!

На улице, восьмой час, не чего не предвещало беды. Ласково стало пригревать солнышко. Проснувшийся город, "тарахтел" как отлаженный комбайн, всеми агрегатами, приборами, педалями и рычагами. Профессор решил пройтись, не спеша до своей работы, находящейся не далеко от дома.

Зайдя на территорию седьмой больницы. Увидев пожарные машины, скорую помощь, полицию.

- Бл*ть! Вскрикнул ошалевший профессор, - Вашу мать! Не успел сегодня застраховать! Стал бежать к скоплению техники и людей.

Свидетельство о публикации №377017 от 26 декабря 2020 года



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ



Жду предложения для совместной работы

fylheotyry@i.ua






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 26.12.2020 в 16:52
© Copyright: Арон Аронович
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1