Ещё одна. Сказка о любви 40


Ещё одна. Сказка о любви 40









часть сорок

Только Елизавета Валериевна успокоившись после похищения, прилегла в свою кроватку. Накрылась, своим одеяльцем. У себя в белой, одноместной палате. Как открылась дверь, в ее палату. Появился не ее, Савель Абрамович.

- Елизавета Валериевна. Обратился профессор к ней, - Пока к нам не приехал следователь. Пусть побудет у вас? Подмигнув Елизавете, не ждав даже ее ответа, - Заносим!

Профессор с Лешей внесли к ней в палату ( опытный) обитый красным бархатом гроб.

Сон, Елизавету Валериевну "потерял" в миг.

Ее " за мурашило", от такой наглости Савелия Абрамовича.

- Вы что?! Вскочила Елизавета, босиком на пол в своей палате, - Совсем ку - ку? То как погремушку! Возмущалась Валериевна перед профессором и ( своим бывшем), что только внесли к ней в палату гроб.

- Потом по ступенькам, как лягушонку в коробочке!

Валериевна не годовалая, стоя в своей серой хлопчатобумажной рубашки на два размера больше ее, - Меня в вашем "дурдоме" уже? Ку -ку!

Леша стоявший рядом с профессором, мысленно согласился с ней.

- Спрятали в эту коробку? Указала пальцем на обитый красной бархатом гроб, - Как погремушкой внутри! Кричала Валериевна на всю палату, - Немедленно уберите эту красную коробочку...

Заметив паузу, удивление в безмолвии профессор предложил Валериевне, - А хотите. Не чуть не изменив своей улыбке, - Мы вас застрахуем?

И вы спокойно будете получать прибыль от ваших жизненных неприятностей!

Валериевна стала разглядывать свои руки, - Еще чем-то брызгали мне в лицо? От непонятного профессора, Валериевна принялась тиши говорить.

Протерла руками свое лицо и понюхала, - Как будто бы, лягушка лицо все облизывала, потом на него. Помолчав, добавив обнюхивая свои руки, - С начала, снова нагадили.

- Не волнуйтесь, пожалуйста. Успокаивал ее профессор, - Это! Указав на гроб, - Вещь док. Полиция сказала, пусть побудет у вас. А мы вас застрахуем. Посмотрел на Лешу. Тот смотрел на Лизу и улыбался.

- А что собственно произошло? Спросила Валериевна, продолжая принюхиваться к своим рукам. Оглядела по углам палату, на профессора, своего бывшего, гроб, - Это же гроб?! Больничная палата, дверь, кровать? Произнесла и упала на пол.

На грохот, вбежали двое полицейских.

- Что случилось? Обратился к профессору старший полицейский.

- Так ребята. Метнул им профессор, - У меня грыжа, подсобите, ее нужно уложить в кровать. Она еще под снотворным.

Вбежавшие полицейские. Как брутто Валериевну за рубаху на два размера. Втиснули на кровать.

Профессор подошел и укрыл ее, Пусть еще поспит! Завтра нужно застраховать все. Посмотрел на Лешу, - Пусть застрахуют отделение. А то священник что-то нам не помог ?

Все вышли из палаты.

С коридора отделения была слышна Марья Михайловна, - Савелий у тебя все в порядке? У тебя же грыжа.

- Все хорошо Марья Михайловна. Парни пока гроб пусть будет здесь. Обратился профессор к караулившим у дверей Валериевну.

- Какой гроб? была слышна Марья Михайловна.

- Как хорошо! Произнес Леша, - Марья Михайловна, что я вас встретил, где мы можем поговорить с вами?

Валериевне послышалось; - Уважаемые гости. Изрек голос профессора через ее сон, - Х*и и пе***ы...

- Пройдемте ко мне все в кабинет. Голос профессора

- Ях! Подбежала к ним еще старушка - санитаршьа, - Марья Михайловна? Возмущалась старушка, - Эти ****** ведро у меня (********) - украли! Было слышно на весь коридор отделения хейк - ругань пожилой санитарки.

- Идемте все. Настаивал профессор, - Ко мне в кабинет, пока не приедут следователи и не показались больные.



В своей палате, Елизавета Валериевна, лежала на своей кровати почивала.

Болел живот? - Может, залетела? Какой?

Проанализировала через сон она, - Еще, на этой койке реанимационной - больничной?

Профессор змий! Не говорит, когда меня выпишет от сюда. А бывший??? Как победный приз! Крутился здесь КАК ? И здрыснул...

Снилось ей, что она находится уже рядом с кафе "Сакура", при женском монастыре, и курит. Курит в курилки?

- Курю? Подумала про себя Валериевна. А это действительно, правда!?

За все время, что я в этой больницы еще не курила? Правда, что я умею курить? Я умею, курит!

Да ладно! Женский монастырь располагался рядом с пшеничным созревшем поле.

Золотом колосилась пшеница в лучах Солнца, эта широта. Ветер поигрывал полными тяжелыми золотыми колосьями пшеницы.

Неумолимая благодать красоты увиденного, овладела "всей" Валериевной.

В самой Сакуре находилось много какого-то люду? Но они были внутри кафе?

Вот перед входом стоят две цыганки, одна молодая, и та старая цыганка. Что продавала им недавно с Коммуной тыкилу?

Ану- ка позову я ее? Затянувшись, Валериевна позвала, выпуская дым. Кашляя, - Можно вас? Подойдите, пожалуйста, ко мне!

Цыганки не слышали ее. Может из-за ветра, что взвихрился с поля, может за кашля?

Позвала их громче, - Можно вас? Услышали! Направившись к ней. Подметая своими длинными юбками пыль на траве. Пыль с травы поднялась вокруг них, как туман.

- Ты все-таки нашла меня брильянтовая? Зашла в курилку старая цыганка. Молодая осталась за.

Цыганка подошла ближе, заглянула Елизавете в глаза, - Хорошо или плохо? Это сам каждый знает. Тебе решать? Не бойся не чего, в жизни у всего конец настанет. Жемчужная моя!

И ты скоро выйдешь на волю.

Елизавета снов закашлялась.

Цыганка, помолчав, добавила, - Где для тебя воля? Решать тебе. На воле или в тюрьме? Знаю что хошь? Достав длинный мундштук, забив в него сигарету глядя на Лизу. Цыганка истолковывала, -

Как это было, и что ты попросила у меня? Молвила ей старая цыганка,

- Сначала вы вместе подошли ко мне и стали предлагать деньги. Опосля дорогая.

Цыганка подкурила зажигалкой свою длинную сигаретку, - Твоя подруга ай - да отошла или вообще... А ты продолжала настаивать, что бы я это сделала. Ромалы! Затянувшись, улыбнулась Лизе, - И петух раз в год несется дорогая. Помолчала, добавила, - Когда лень рано вставать петуху, Кукарекать.

Поменяв ваше подсознание. Цыганка заметила в глазах Лизы бестолковость.

- Что бы вы поняли и простили одна другую. Когда-то ведь дружили? Чтобы стали ближе и роднее. Ай - да!

У нее и у тебя нет не кого. Смакуя дымом, цыганка улыбнулась, - Обе ведь "холощенные".

- Да! Нелегко быть лебедем, если он в яме с волками. Проронила Валериевна.

Еще раз улыбнулась ей старая цыганка, - Вам это так пришлось по вкусу? Ай - да! Что вы упали в кому, что бы находится как можно дольше в этом состояние. Улыбнулась цыганка, - Жизнь , - или здесь или там? Люди не позволят другим быть на "золотой середине". Они возвращают или сюда или туда.

Валериевна потянулась за еще одной сигаретой, - А причем здесь мы?

Что вы с нами сделали? Я до встречи с вами, имела хорошую работу, карьеру, дом, прислугу. А сейчас? Лежу в какой-то убогой больнице, в одноместной задрипанной палате женского отделения реанимации? Беременная? Облизанная и оплевана, вонючей лягушкой?

- Ответь мне дорогая. Перебила ее цыганка, - Где ты видела, чтобы в убогих больницах. Были у всех больных только одноместные палаты реанимации? Улыбнулась, старая цыганка, - И болотные лягушки, они тебе что кошки? Да? Чтобы облизывать тебя.

- Тогда ответьте мне. Еще раз задала старой цыганке свой вопрос Валериевна, - Зачем мы это просили?

Старая цыганка ошарашено посмотрела на Валериевну, - Откуда я знаю! ? Глянула на молодую цыганку, что та громко рассмеялась. В изумление проговорила, - Две девицы на подпитку, пристали ко мне. Поменяй нам судьбы. Поменяй нас? Поменяй наше будущее.

- Та, которая на передок слаба, захотела стать богатой, удовлетворенной в жизни и деньгами. Ты упакована деньгами, захотела на передок стать слабой!? Ай романы!

Продолжая курить. Старая цыганка поясняла Лизе, - Монастырь это на моленное место, имеет конечную остановку с нашего света, в тот. А сакура кафе от монастыря. Цыганка повела мундштуком с сигареткой в сторону "Сакуры", - По этому мы здесь стоим с подругой, в последний путь провожаем, или встречаем от туда. А это, нейтральная остановка. Ай романы!

- Лиза, Лиза. Услышала с пшеничного поля Валериевна.

На берегу поля появилась Рая Коммуна и ее Федя, в капитанском картузе.

- Ах! Заметив рядом с Валериевной старую цыганку, у Коммуны от злости "сжались" кулаки, - Милый. Обратилась она к Феди в капитанской фуражки, - Закажи нам что-то в "Сакуре".

А мы сейчас с Лизой подождем, - Ах ты старая пепельница! Раиса направилась к курилки.



- А теперь скажите мне вы только подруги или сестры? Быстро спросила Валериевну старая цыганка.

Рая зашла в курилку, оглядела Елизавету Валериевну. Расхохотавшись, обняли друг дружку.

Вот! Улыбнулась им цыганка. - Запомните дороже родных сердец, родной земли, родного очага. Нет не чего дороже на всем свете!

Вытянув, с мундштука сигаретку положив на груду окурков в курилки, - Гай - гей! Произнесла старая цыганка. Подул ветерок, и цыганки растаяли.

Как утренний прохладный, росистый рассвет, РАСТАЕТ на жаркий, палящий, знойный летний день.

Свидетельство о публикации №376768 от 23 декабря 2020 года











Вышел из комы ночью

Там где храм на крови без крова

Капельницы в клочья

Жить начинаю снова

Разлетелась вода с неба

Белой ватой жую мясо

Волчьим вещим живу бегом

Небо красное, будет ясно?

( Песня Шевчука и группы DDT " A New Life" - "новая Жизнь")









ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ



Жду предложения для совместной работы

fylhtq1612@meta.ua




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 24.12.2020 в 21:10
© Copyright: Арон Аронович
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1