РИО-де-Жанейро 3


Спокойно закончить семейное счастье не получилось. Димка решил прилюдно рассказать о своих взыгравших чувствах. Что уж там у него взбрыкивало, я и не догадываюсь. Но Димка на очередной совместной пьянке, глядя на меня в упор, задумчиво произнес,
- Я Наташку люблю.

Наташка едва не захлебнулась пивом. Все замерли, застигнутые врасплох в самых неимоверных позах. И только виновник безобразия преспокойно подлил всем водки и молча хлопнул рюмашку.

Естественно, такая инфа не могла положительно сказаться на разработанном мной плане. Итог: три сломанных ребра у меня, пробитая голова у Гришки, расквашенный Лоркин нос, и только Димон остался целым и невредимым. Во как.
Конечно же, такая котовасия несколько усложнила и без того воинственные отношения. Но Димке, как и всегда, плевать было на всех и вся.

Ну, а мне, плюс к обостренной ненависти, пришлось мотаться по всем инстанциям с дикой болью. Что уж теперь, любофф, йоптыть. Угу.

Сделка завтра. А мы с «влюбленным» Димоном отправились на автомобильный рынок. Нужен микроавтобус. Я сходу выцепила из кучи "металлолома" замечательный мерс. Внешне просто конфетка. Хозяина нет. На лобовике нашлепка с номером телефона. Никто не отвечает. Но я настырная девочка. Минут через двадцать дозвонилась и загрустила. Да. Купить можно. Но вот с документами муть какая-то. Ищем дальше. Нам сегодня нужно найти подходящий вариант. Но как назло, выбор никакущий.

На отшибе нашли красный Форд. Ну, ниче так. После мерса я уже ничего не хотела. А покупать надо. Продавец примерно нашего возраста. Хороший такой парнишка. Простой, добрый и честный. Сели, покатались, залезли под капот, салон посмотрели. Вроде все нормально. И цена прям сказочная. И нестарый Форд. Однако, деньги у меня будут только завтра утром. А мне надо, чтобы упакованный моими вещами Форд утром стоял возле юстиции (тогда еще там регистрировали все движения недвижимости) под всеми парами. А как иначе? Никак. Улепетывать надо быстро.

Вот везет мне на понимающих людей. Да, просто на людей. Продавец не только согласился подождать, но и помог загрузить вещи, навести порядок в квартире, и в назначенное время стоял там, где положено стоять. В кабине сидели Димка и Олька.

Отстрелявшись в юстиции за неприлично короткое время, Я галопом доскакала до машинки, мы рванули к нотариусу на другой конец города, оформили быстренько доверенность, заскочили в дешевую кафешку, обмыть сделку, я дала последние наставления дочери, которая не захотела с нами ехать, и в восемь или девять вечера мы с Димкой на незнакомой машине, в минус двадцать восемь по Цельсию, рванули на Чуйский тракт. Это удивительно и неправдоподобно, но Форд нас ни разу не подвел, если не считать прокола колеса.

***


Второго декабря в десять часов утра мы покинули гостиницу. А часа через полтора подъехали к перевалу. Перевал – одно название. Пологие, низкие и спуск, и подъем, Новороссийск, как бусинка в ракушке, лежал в Цемесской бухте. Довольно приятный городок. Небо ясное, солнышко ласковое. Температура плюс восемнадцать. Народ ходит в пуховиках и шапках. Мы тормознули возле магазина одежды. Мне захотелось короткую легкую дубленку-косуху. Представляете, мы из минус двадцати восьми в плюс восемнадцать? А они в шубах. Ха! А мы пошли в футболках. Да. Чем привлекли всеобщее внимание.

По пути Димка наткнулся на диски. Задумался возле них на несколько тысяч.
Потом приобрели телефоны и симки. И я тут же позвонила дочери, но … не с телефона. Есть переговорные пункты. Вот с него и звякнула. Ольга оказалась дома. Звонку обрадовалась и шепнула,
- Ма, ты прям носом чуешь, когда звонить.
- Ну, тебе-то уж пора привыкнуть, что я и носом, и задницей чую.
- Точно.
- Что там у тебя?
- Да, у меня все хорошо. Гриня только за дверь, и ты звонишь.
- Положи трубку, подойди к двери и посмотри в глазок. А потом выйди и еще посмотри. А лучше не так. Глянь в окно.
- Ма, да ушел он. Я возле окна стою. Вижу его. А я так и знала, что вы в Новорос поедите.
- Откуда7
- Так а больше некуда. В курортном городке ты жить не станешь.
- Давай, по порядку. Рассказывай.

Оказалось, когда Олька вернулась домой, проводив меня, ее уже поджидал под дверью отчим. Взгляд бешенный, руки мечутся, в кулаки сжимаются,
- Где ты была?
- С собакой гуляла.
- Где твоя дебильная мамашка?
- Она не дебильная. И я не знаю где.
- Сука она. Кинула нас с тобой. Вот как ты будешь жить? На что? На меня не рассчитывай, денег я тебе давать не буду. И вообще, надо чтобы ты отказ от удочерения написала.
- Да пошел ты в ж*пу, папочка. Ничего я писать не буду. А как буду жить – не твое дело. Вали отсюда.
- Ага, конечно. Я у тебя переночую. На всякий случай.
- Слышь, ты, всякий случай. Вали отсюда. А не свалишь, я ментов вызову и скажу, что ты меня изнасиловать хотел.
- Воот, вся в мать, такая же стерва.
- Я дальше пойду, чем мать. Дети должны преумножать накопленный веками опыт своих предков. Вали отсюда, папаша.
- Сейчас, уйду. А ты, если она появится, дай знать.
- Ты че, совсем идиот?
- Видимо да, раз эта овца меня как пацана вокруг пальца..


Вот как-то так …
В Новороссийске поселились в гостинице. И сразу же я занялась поиском дома. Тратить деньги на гостиничный номер жаба давила

Гостиница в самом центре. Ничего особенного. Крохотный номер. Кровать. Стол. Два стула. Телевизор времен пионерской зорьки. Душевая кабина с раздолбанным краном. Обычный такой номер. Можно было и люкс хапнуть. Но я вошла в режим жесткой экономии.
А когда я там - жуть.

В то время основной поток рекламы шел через бумажные носители. Газеты, буклеты, журналы. Но покупать стоило только одну – две газетки, самые ходовые.
Мое утро второй день подряд начиналось с просмотра прессы. Пока ничего интересного.
И вот, ура, нашла. Небольшой дом, как было написано, «из камня», меня заинтересовал местом своего расположения. Позвонила. Ну, конечно же, агентство! По телефону болтать смысла нет. Поехали в офис.
Встретили как родных. Чай, кофе? Попросила (в шутку) коньяк – налили (!). Агент - парнишка лет тридцати. Немногословный, но хитрющий. Пообщавшись со мной, не более трех минут, подмигнул мне и заговорчески прошептал,
- Давай на ты.
- Давай.
- У меня есть вариант. Свой. Тебе подойдет. Поехали – покажу.
- Погоди. Что им взамен надо?
- Деньги.
- Заибитлз.
- Как? Заибитлз? Хм, надо запомнить.

Дом вполне сносный. Первый этаж нежилой, но он есть и можно быстро его довести до ума, сделать там кухню, столовую, ну, и прочие бытовые помещения. А на втором все в норме. Две комнаты, коридор.
Но самое главное, что дом находился в пяти минутах ходьбы от моря, рядом с заброшенной дачей знаменитого винодела Голицына. Прямо на остановке, магазины тут же.

В Новоросе проблемы с пресной водой. Есть районы, куда вода просто не доходит. Народ нарыл ямок, запиндюрил туда железные корыта, и заливал их водой. Для этих целей шныряли по городу специальные машины, похожие на ассенизаторские. Это в частных домах. А дома там расположены на горе. Гора невеликая, но, чем выше дом находился, тем ниже его цена. Наш в самом низу, прямо на федеральной трассе.

Были районы с многоэтажными домами. Это чума. Воду подавали по часам. Но доходила она не во все квартиры. Зависело от системы подачи воды. Если сверху вниз – первые этажи брились, если снизу вверх – последние. Как там народ жил не представляю.
В новостройках вода была, но тоже по часам. Только несколько районов могли похвастаться регулярным водоснабжением. Ну, и соответственно, цены ….
Мне хватило пяти минут для того, чтобы оценить дом. Еще несколько – просмотреть документы. И мы рванули на оформление. Через час заселялись в свое гнездышко.

На море была до этого три - четыре раза. Первый – с родителями в семь лет. Потом с Сашкой. Последний – с Гриней. Но воспоминания из детства почему-то стерлись. С Сашкой я пялилась исключительно на Сашку. А с Гриней нам было не до моря.

И вот, сейчас, у меня за окном жило оно, море. И не просто море, а еще и таинственная, полуразрушенная дача, со своей пристанью и пляжем. Часами бродила по берегу, а у дачи обследовала каждый камушек. Дорисовывала недостающие конструкции. Она была шикарна. С зимним садом, с балконами, арками, колоннами … Почему ее не отреставрировали? Да нах*р никому не надо.
Я даже слышала голоса и видела призраков. Они танцевали, сидели на берегу, спускались в знаменитые погреба винные. Я улавливала аромат их духов, чувствовала в воздухе их дыхание, и мне казалось, что была там, с ними, много лет назад.
Кстати, мне часто снится один и тот же сон, в котором я живу в похожем доме. И снится так странно. Будто проезжаю мимо шикарного, но уже слегка припорошенного заброшенностью особняка., в экипаже.
Останавливаюсь. Поднимаюсь по каменным ступеням. Берусь рукой за огромное холодное металлическое кольцо-ручку, тяну на себя тяжеленные высокие двери. Они нехотя поддаются. Вхожу.

Передо мной необъятный холл. Лестница по спирали, каменная. Расходится на обе стороны. Мимо меня снуют озабоченные служанки. В чепцах, фартуках, с подносами, кувшинами … На меня никто не обращает внимания. Никто. Будто не видят. И я понимаю, что они меня действительно не видят.

Поднимаюсь по лестнице. Ступени в некоторых местах слегка стерты. Подхожу к высоченным узким двустворчатым дверям. Они распахиваются от меня, внутрь комнаты. А там …

В кресле, старинном кресле со спинкой, как у трона, сидит девушка или женщина, но очень молодая. Длинные волосы, почти до пола, спутаны, кожа бледная, прозрачная. Ноги – в медном тазу, из которого идет пар. На женщине халат что ли, бархатный, пунцовый, распахнут, а под ним рубашка нательная из тонкого кружева, белоснежная. И глаза … Огромные глаза. Темные, глубокие, больные …

И тут мне словно кто-то внутри начинает рассказывать, что девушка эта больна и скоро умрет. Вот все и бегают, стараясь облегчить ей боли.
Смотрю на нее и, вдруг, до меня доходит – это я. И просыпаюсь.

Так вот. Эта разрушенная дача мне напоминала сон. Дом из сна. И такое чувство просыпалось. Тянущее, но приятное одновременно. И тоска, просто смертельная тоска.
Новый знакомый пригласил нас в ресторан. Любят южане погулять. Отмечали удачно завершенную скоропалительную сделку. Борис, так звали агента по недвижимости, сразу безапелляционно заявил,
- Плачу я. И все.

Согласились. Борис подтянул еще несколько сотрудников. И директор присутствовал. Но директор собственником агентства не был.

Ресторан шумный, многолюдный. Сидели мы за огромным прямоугольным столом. Болтали о всякой ерунде. А директор ни с того ни с сего выдал,
- Давай к нам работать. Риэлтором.
- Не, не, не … Ни за что, - у меня даже голова закружилась от столь «радужных» перспектив.
- Я во как наработалась. Лучше продавцом в магазин.
- Да ты погоди, не горячись. Это разные вещи. Свое тащить или в чьем-то пахать. Головной боли меньше.
- Да знаю я. Плавала и в своем дерьме, и в чужом. Нет. Спасибо тебе, но устала от всей этой пурги.
- Жаль. Очень жаль. Мы бы с тобой замутили. Ты подумай. Если надумаешь – звони. Да и вообще, звони.

Вот это вряд ли. Меня тошнило от недвижимости, договоров, бухгалтерских проводок и прочего «удовольствия» .
Но, работать надо. Деньги остались. Но глупо же взять и просто их прожрать. Дом надо приводить в порядок.
Найти работу несложно в любом месте и в любое время при любом образовании или его отсутствии. Все это второстепенные факторы. Главное - желание.

Рядышком с нашим домом магазинчик. И не просто рядышком, а вот прям вышел из ворот и уткнулся носом в стену магазина. Небольшенький, но народ валом пер. Магазин частный, симпатичный, товара много и разнообразного. Хозяин – армянин.

Взяла документы. Пошла. Магазин прилавочного типа. За прилавком - девушка неопределенного возраста. Хорошая.
- Продавцы нужны?
- Угу.
- Ну, вот.
- Угу.
- ?
-Завтра в семь утра. Жду.
Все. Устроилась на работу.

Я стояла за прилавком, но на самом деле плыла по морю. А оно в ста метрах, за окном. Декабрь, а солнце по волнам скачет. Для меня это так дико и восторженно было, что могла работать бесплатно, только за панораму.
Ощущения чуждости городу для меня привычны. Да что там город? Планета не та, система не та. Поэтому в любом новом городе ли, селе, ауле или просто флэте, чувствовала себя привычно - как в невесомости. Ну, чужое и чужое, другого – то нет, а, главное, никогда и не было. Как оно, среди своих, в родном и комфортном месте, для меня неведомо.

Работать продавцом за прилавком после долгих лет подчинения самой себе, надо вам сказать, не айс. Но терпимо. Меня так вштыривало море, что все отрицательное я просто не замечала. О! Какие у меня мультики в голове рождались! Охренеть можно.
Взвешивая колбасу дешманскую или сыр полудохлый, но облагороженный, находилась я за тридевять земель и от покупателей, и от себя.

Новороссийск прекрасный город. Какие там есть домики. Дворцы. Да.
Мысхако. Кстати, винцо такое есть. Райончик что надо. Остатки когда-то «добротных» домов скупались влет за бешеные деньги. Не один и не два миллиона, и это, не забывайте, две тысячи третий год. Так вот. Скупались старые дома, сносились, и начиналось что? А вот и нет! Не строительство. Начиналось укрепление участка
.
Новороссийск находится в бухте. С одной стороны это хорошо, но с другой … Одно скажу, купаться, плавать я предпочитала в открытом море. Вот, Мысхако как раз и находился в таком месте. Только берега довольно высокие и сыпучие.
Но предприимчивые миллиардеры (да!) не сдались. Они укрепляли эти берега. И укрепляли конкретно, фундаментально, железобетонно укрепляли. И лепили свои тысяча квадратные «скворечники» и «ласточкины гнезда» прям над обрывом.
Ну, а уж сами «хибарки» заставляли замирать сердце и останавливали дыхание где-то между зобом и пятками. Шедевры современной, готической и всей, что существовала когда-либо в мире архитектуры.
За границей я не была, но страну свою пропахала вдоль и поперек. Нигде такой роскоши не видела. Музейные экспонаты. От тропинки к дому до солнца над оным. Там даже будки собачьи выглядели как дворцы. Да. И полы у них, у собак, с подогревом, и балкон, и терраска, короче, все как у хозяина, но в миниатюре.

Хороша и дорога от Новороса к Мысхако. Виноградники по обе стороны. Ухоженные, ровненькие, как по линеечке, ряды винных сортов. Вообще в Новороссийске много виноградников. Да и не только в нем. Расстояния между населенными пунктами, к примеру, между тем же Новоросом и Геленджиком, мизерные и застроены от и до.
Любой клочок земли в дело идет. Если нельзя застроить – засаживали трудолюбивые не то турки, не то еще кто. Знаете, как красиво. Едешь, а по обе стороны поля разноцветные. И гамма цветовая просто фантасмагоричная.
Фиолетовый базилик, нежная зелень фенхеля и орегано, перчик остренький алеет, кукурузка мелкая золотиться. Да я и названий то всех этих приправ не запомнила. Да.
А в лесу растет себе грецкий орех ничейный. Иди да рви. Шелковица усеивает все тропинки , слива медовая размазывается под ногами. Сказка. Но это на первых порах, пока не окунешься во всю эту красоту по самое "не хочу".

Местные жители, в шубках, шапках, перчатках, чувствовали себя некомфортно, наблюдая за двумя придурками.
Середина декабря. Солнце. Наичистейшее небо. Капризные волны. Плюс шестнадцать. Я развалилась на камнях у самой воды. Дремала. Грелась. А Димка еще не вернулся. Уплыл за буйки.
Мое состояние приближалось к эйфории. Представьте, всю свою сознательную и не очень жизнь, провела там, где десять месяцев зимы, а остальное осень или весна (по южным меркам). И вдруг, на тебе! Купаюсь в декабре. Это ни в какие ворота не влазило.

В Сибири сейчас мороз под тридцатник, сугробы крыши подпирают. А я … в купальнике на солнышке у моря … Вода нехолодная, камушки на дне, и косяк прохожих на берегу. Интересно им. Они смотрели на меня примерно так же, как я смотрю на «моржей», купающихся в проруби на крещение в сорока градусные морозы. Как я их понимала! У меня от подобного созерцания сводило судорогой все, возникало желание принять горячую ванну и срочно глотнуть чего-нибудь жутко крепкого, ну, например, спиртику.

А, кстати … У меня было. Не спирт, конечно. Это я так, к примеру. На пляж мы собирались основательно. В сумке коньяк, шашлык, фрукты-овощи.
Открыла глаза, протянула руку за подогревом и … замерла. Прямо надо мной склонился незнакомый мужик. Экипирован как положено – ушанка, теплая куртка и такие же штаны.

-Фубля,- от неожиданности я подскочила.
- Чего? Я говорю, рыбки хочешь?
- ?????
- Ну, рыбки. Вот, гляди. Есть разная. Только поймал.
- Так нельзя же вроде ..
- Конечно нельзя, но мы никому не скажем, - и подмигнул мне офонаревшим глазом.
- А вот эта? Что это? То есть, кто?
- Ишь ты, губа то у тебя не дура! Это рыба-игла. Слыхала про такую?
- Да откуда? И че, ее едят?
- Еще как. Она, знаешь, какая вкуснючая. Бери. Недорого отдам тебе. А то ты сама, как рыба-игла.
- Но-но … Слушай, а как ее едят? Варят? Жарят?
- А пошли ко мне в гости и я тебя научу.
- А пошел ты нахер вместе с рыбой.
- Да ладно тебе. Не хочешь – не ходи. Пойдем к тебе.
- Что?
-А что? Моя рыба – твоя выпивка.
- Бля, ну, ты чародей просто.
- Ага.
- Пошли, только я с мужем. Ниче?
-Ниче. У меня рыбы много.

Вот так мы познакомились с очень хорошим человеком. В будущем он не раз выручал меня. И имя у него было такое ….. Сашка.

***

Димка усиленно жрал колбасу. Не работал. Не хотел. Валялся целыми днями на кроватке. А потому что он строил дом. Да. Но вот уже неделю на улице творилось что-то страшное.
Город находился как бы в чашке. С трех сторон горы. И вот на этих горах висела огромная борода, прям как у чародея из «Руслана и Людмилы». Таинственно смотрелась, сюрреалистично даже. Но ничего хорошего она не предвещала. Нам пояснили, что пока эта самая бородища висит над перевалом, не видать хорошей погоды.

В Новороссе творилось что-то невероятное. Ветер гонял воду абсолютно параллельно земле. И нехилый такой ветерок. Метров тридцать- сорок в секунду. Меня сдувало сразу и несло, пока не попадалась по пути какая-нибудь зацепка. Ну, дерево или столб. Звали здесь такую хрень Норд-Ост. Он легко ронял человека, подхватывал его и, как бумажку, гнал куда ему заблагорассудится.
Сама лично видела, как грузная тетка, ну, кило девяносто точно в ней было, с двумя огромными сумками, шмякнулась на задницу да так на ней и проехала через всю улицу, пока не врезалась в столб.

А меня с моими пятьюдесятью килограммами можно было привязать на веревочку и я, моталась бы как шарик, надутый гелием. От дома до работы, а это метров двадцать, меня доводил Димка. А вечером встречал.
Ну, а сам, по причине непогоды, валялся на кроватке, смотрел порнуху, жрал колбасу. Морда у него стала блескучей, бочка округлились, появился животик. Димка охренел.

Надо сказать, что Димка по жизни охреневший. Начнем с того, что когда ему было семнадцать лет, а это восемьдесят седьмой год, он купил себе грузовик. Да. Был у него свой, собственный грузовик. «Зил». И Димка на нем гонял по деревням, скупал мясо, картоху, яйца, и распределял по городским кафешкам и ресторанам.
А когда исполнилось восемнадцать и дяденька военком призвал пред свои очи, Димка пришел. Да, пришел. И сказал дяденьке «пошел та нах вместе с армией.» и свалил в Питер, а оттуда в Крым. И жил несколько лет в горах с такими же раздолбаями. Они, кстати, всей своей кодлой снялись в фильме про ведьм. В массовке естественно. Но какой кайф! Весь процесс съемки прошел у них перед глазами.
А когда фильм сняли, свернли оборудование, палатки-вагончики и оставили растаманам кучу продуктов и всяких нужных и ненужных вещей. Короче, жили весело, философски, вдумчио-паразитически.

Вот и сейчас работать Димон не хотел. Не, вполне себе здоровый взгляд со стороны. Но … предложения оригинальные у Димки не иссякали.

- Давай продадим этот дом.
- И?
-Купим дом на колесах.
-И?
- Че ты икаешь? Будем ездить где хотим. Дом на колесах. Понимаешь? Это же кайф! Там все есть. Благоустроенный дом. Давай.
- Слушай, а и правда кайф. А где такой взять?
- Во. Читай. Продают. У нас денег хватает. Еще останутся.
- Я хочу. Так, давай звонить.
- Ты на часы посмотри. Ночь. Утром.

Но утром наши планы изменились на всю оставшуюся …




Как я думаю, все дети любят Новый год. Елка, фонарики, игрушки, подарки. Всеобщая атмосфера любви и праздника жизни. Помню преддверие новогодних праздников в совке. Нихрена не было в магазинах. Не, не, мишура, игрушки елочные и прочая одноразовая бутафория, конечно же, вываливалась из магазинов на заибуневшие улицы. Но вот что касаемо закуски и выпивки, то вот тут-то собака и порылась.

Народ сбивался в стадо и пер по всем магазинам. Да. Очереди! Боже, какие были очереди. Причем, зачастую человек вставал в самый хвост змия и даже не знал, че там в башке у этой твари. Ну, не в курсе был зачем стоит. А ему один хрен за чем стоять было. Потому как нифига не было, а если народ выстроился, значит, штука редкая, надо брать, а там уж разберется, нужна она ему али нет. Короче, полжизни мои родители провели в очередях. Ну, а я, мелочь пузатая, времени даром не теряла.

Ребенком была замкнутым, но с крутыми мультиками в головке. Послушной, наверно, черт его знает. Помню, что мне всегда было проще дать, чем объяснить, что я не хочу. Как-то так.

Ну и вот, стоим мы с мамой моей в очередях, да, сразу в нескольких. Магазин забит. Не продохнуть. Я шныряю на уровне колен взрослого населения. И, вдруг, вижу, на полу под столом лежит красивенная бумажка. Красненькая, с циферками. Понимаю, что деньги. Но … родители учили, что чужое брать ай- ай-ай … А деньги бесхозными не бывают.
Сообразила четко и резко, когда увидела рванувшую с низкого старта к деньге огромную кассиршу. Цапнув ден. знак, я стремглав бросилась к мамке. Дернула ее за руку и, вложив денежку, спряталась за ее спиной.
Кассирша в это время добралась до места, где по ее разумению должна лежать купюра, и, не обнаружив ее, выпучив глаза, начала вертеть башкой в поисках «ворюги».
У нее было такое тупое и комичное выражение лица, что я не сдержалась и начала ржать. Голос в детстве мой уходил глубоко вниз и мог поднять мертвого. Мама, быстро оценив ситуацию, запихнула деньгу в карман и, подмигнув, на всякий случай легонько влепила подзатыльника, чем развеселила меня еще больше.

Вот так я поправила семейный бюджет. Ну, понятно, что на чужой беде не разживешься. В то время на десять рублей много чего купить можно было. Помню, что всю десятку мама потратила на игрушки для меня. Куклу какую-то купила и что-то еще. Ну а как? Попробуй, найди хозяина. Ладно бы кошелек, а то деньга. Крикнуть типа «Кто потерял деньги», и че? Очередь от прилавка вся бы переместилась к нам. А как определить хозяина? Да никак. Вот мы и шиканули.

***

Самый первый Новый год в Новороссийске запомнила надолго. Потому что все на диссонансах. Отмечали мы его у себя дома, точнее, во дворе под вишнями. Травка зеленая, мы в футболках. Мангал, коньяк, фрукты и солнце … Думаете классно? Неа. Хрень полная. Никакого новогоднего настроения. А с боем курантов пошел дождь.
С тех пор я перестала любить Новый год.

Но, погода – погодой, а к празднованию мы готовились основательно. Мотались по городу, скупали «Немирофф медовая с перцем», «Кизляр», по пути заказывали мебель, приобретали технику бытовую, аппаратуру, да, потому что музыку слушали постоянно и очень разнообразную. Ну, и знакомились с городом. Разный он, в зависимости от районов. От нищеты до вульгарного, неприличного богатства.

Почти все купили. Устали. Хотелось домой, выпить , да просто поваляться тупо , ни о чем не думая.

Он метался по дороге, испуганный, большой и страшный. Не так чтобы очень уж большой. Но во всем его виде ухмылялась смерть. Да. Видели американского питбультерьера в действии? Вот он и бегал. Без ошейника, без намордника. Машина-убийца. Но люди его не интересовали. Раздирать на мелкие клочки он любил исключительно собак, ну и кошек, если подвернутся.

Молодой, я бы даже сказала , щенок. Месяцев шесть ему, не больше. Но, для несведущих, смотрится взрослой собакой, выдает несформировавшийся до конца скелет и глаза. Глаза потерянного ребенка. Смотрели когда-нибудь в глаза детдомовцам? Нет? Вы ничего не видели значит.

Остановились. Побежала в магазин за колбасой. Продавщица возилась, предлагала мне разные сорта. Ткнула пальцем в первую попавшуюся. Оказалась сырокопченая. Да и ладно. Схватила приманку и рванула к собаке.
Выхожу – нет пса.

- Димка, ты не мог его задержать что ли?
- Не мог я! Страшно, блть. Сама попробуй.

Я осмотрелась вокруг. Далеко он уйти не мог. И точно. Налив глаза кровью, "милый" щеночек тянул у тетки из авоськи сардельки. Молча. Ни звука. Только глаза красные и морда зверская. А на морде «Отдай. Не то загрызу».
Подбежала . Сунула под нос колбасу. Пес бросил сардельки. Подошел ко мне. Оскалился.

- Димка, открывай боковую дверь в салон. И залазь. Держи колбасу.
Как зайдет – отдай сразу. А я дверь закрою.
- Ты охренела что ли? Меня с этим зверем закроешь? Он же меня порвет.
- Да нахер ты ему нуженю Он жрать хочет и боится нас. Лезь!
- Сама лезь.

Димка открыл мне двери. Залезла в салон. Пес в нерешительности остановился. Потянул ноздрями воздух. И .. не пошел в машину. Жрать , конечно охота, но за кусок колбасы жизнь продавать - ну его нахер. Хороший пес. Толковый. Гордый. С чувством собственного достоинства.

- Слышь, дрессировщик мышей, подтолкни его сзади. Или шугани, чтобы он в машину залез. Он боится.
- Ты совсем больная? Я его боюсь. Он же порвет меня.

Вот что делать? Делать нечего, надо самой справляться. На Димку надежды никакой.
Подошла к псу и ткнула в морду ему колбасу. Он вцепился зубами. Стоит. Потянула к себе. Он – к себе. Не заходит. Тогда я изо всех сил рванула приманку на себя, отобрала и тут же швырнула ее в самый дальний угол салона. Пес ласточкой влетел в машину, я судорожно захлопнула двери и заорала,
-Поехали, придурок!
Димка газанул, а пес, с добычей в зубах, уставился на меня. Тогда я подошла к нему и погладила его по голове. Пес проглотил колбасу и .. положил морду мне на колени. Все. Он нашел хозяйку, а точнее, друга.

Зайдя в дом, пес с самого порога сиганул на кровать, сбил в кучу все , что там было, потом подошел ко мне, оттер от меня Димку и сказал ему «рррр». Вот так вот вот.
Назвали мы его Шериф.



Межсезонье южное выматывало. Размытые дни, люди, мысли. Я скучала по зиме. Глаза искали снег, тело готовилось к морозам. И во всей этой осени, плавно переходящей в весну, чувствовался обман, гаденький и подлый. Дождь в январе вгонял в депрессию. Грязь, комьями цепляющаяся к ногам, лезла нагло, без спроса, выше, глубже .
Море не радовало. Работа , как неизбежность, как нудная обязаловка,, убивала радость пробуждения, сводя на нет какие либо ожидания от предстоящего дня. Я тосковала, беспричинно, тяжело, и, похоже, неизлечимо.

Однажды в магазин зашла девчонка, на вид ровесница моей дочери. Долго стояла возле витрин, всматривалась, считала в уме , а потом развернулась и пошла к выходу.
- Подожди. Ты что-то хотела купить?
- Да … Нет, спасибо.
- Денег не хватает
- Ага.
-Иди сюда.
Девчонка нерешительно подошла ко мне. И такие у нее глаза бесцветные. Смотришь в них, и сердце в комок сжимается, как котенок бездомный.
- Смотри. Вот это - вечером сегодня спишут. Срок годности. Понимаешь?
- Да.
- Поэтому что мы с тобой можем сделать?
- Что?
- Ха! Мы можем это списать сейчас и сожрать!
Девчонка рассмеялась.
- А почему бы Вам не сожрать это без меня?
- А потому что я - Дед Мороз!
- Смешная Вы …
- Да, я очень смешная. Держи. Приходи завтра. Че нить есчо сожрем-с. Угу?
- Спасибо. Я приду.
Она заходила почти каждый день. Кира. Двадцать лет. Живет одна. Снимает комнату в затрапезной лачуге. Работает в казино. Крупье. И мечтает. Хрупкая душа, одинокая, чужая.

А я думала о дочери.
Созванивалась с ней по несколько раз на дню. Несладко ей без мамы. Деньги, оставленные мной, она не тратила. Вот, все-таки гены – штука серьезная. Ольга ту невеликую сумму, что-то около трех сот тысяч, забахала под хорошие проценты одному из бывших согруппников по универу. Точнее, не ему, а его папаше. Проценты не трогала. Устроилась на работу. Кто-то ругает сетевой маркетинг, я же его просто обожаю. Это прекрасная возможность зарабатывать не работая. Но не всем он подходит. Дочь быстро разобралась что к чему, и жила в свое удовольствие. Жаль, конечно, что универ забросила, но … , в конце концов, она взрослый человек и вправе сама решать что и как делать. А я могу либо принять, либо не принять ее решение. Но это уже мои личные проблемы.
И все-таки, все-таки ей меня не хватало. Приходилось самой решать все проблемы, а по головке погладить некому. Я ждала. Ждала, когда она сама захочет приехать. И дождалась.
В конце марта Ольга, с избалованным лабрадором и с не менее избалованным котом, перебралась в Новороссийск. Город встретил проливным дождем, взбунтовавшимся морем, недовольным Димкой. Но она полюбила его сразу и навсегда (я про город, не про Димку).

***

Помните, раньше почти на каждом углу стояли игровые автоматы? Бросаешь пятачок и ждешь … Вот такого монстра поставил в свой магазин и Гарик. И пропал Гарик. Зато у нас с Иркой, так звали мою напарницу, появился очень даже ощутимый дополнительный заработок. Автомат трехсторонний. Ну, одновременно могут играть три человека. Стоял он прямо пред нашими глазами. И мы круглосуточно наблюдали за процессом выигрышей и проигрышей.
А так как мы очень умные, а это доказанный факт, то вскоре поняли всю примитивность системы. И мы знали до секунды, когда бандит выдаст выигрыш и в какой сумме. Максимально в одном окне можно выиграть тысячу. Так вот. Мы просто стояли и наблюдали, как посетители закидывают в пасть монстра пятачки и (о, наивные!) ждут «манны небесной». Щазззз! Вся манна по расписанию. Но больше всех впуливал туда бабла наш шеф, Гарик. И жутко злился, что никак не может выиграть. Мы сохраняли ледяное молчание и спокойствие.
В нужный момент мы бросали денежку во все три прорези и … - та дам!!!
Три тысячи в кармане. Короче, в день мы на этих автоматах «зарабатывали» от трех до шести тысяч. Зависело от количества заброшенных монет. Ну, а день на день не приходился.
Кабинет Гарика находился недалеко от торгового зала. А автомат, когда выдал выигрыш, производил жуткий шум. Во-первых, вся сумма высыпалась пятирублевыми монетами, а это довольно шумно. Приятный такой звук ссыпающихся в ваш карман «тугриков». Но это еще не все. Во-вторых, врубалась оглушительная сирена, наподобие сигнала об эвакуации и плюс ко всему играла бравурная музычка. На Гарика вся эта какофония действовала, как красная тряпка на быка.
При первых же звуках сыпучести денежек, он, с бешеным взглядом, влетал в торговый зал и начинал нервно озираться в поисках своего «обидчика», посмевшего забрать закинутые им же, Гариком, денежки.
Поэтому сами мы никогда в присутствии шефа к автомату не подходили. Когда приближался момент «родов» у монстра, звонили . Я – Димке или Ольке. Ирка – сыну или мужу.
Гарик доводил себя до истерики. Он никак не мог понять, почему, ну почему, ему не удается выиграть. Сжалившись над шефом, мы изредка позволяли ему заглянуть фортуне в лицо. Но не баловали. Он выигрыш даже не выгребал из кюветы. Тут же, как говорится, не отходя о кассы, скармливал его монстру. Ну, имел право. А мы, как две хищницы, наблюдали за процессом, мило улыбаясь.
Случались и накладки. Подходило время «родов» и в этот момент заявлялся какой-нибудь азартный покупашка. Стоило ему бросить пару пятачков и все, звон монет. Но у нас и на этот случай имелись противоядия. Мы тупо выключали рубильник. Нет электричества – нет проблем. И мы не при делах …. , но в курсе. Как-то так.


Ночь закончилась. Я поднималась по крутой лестнице, не видя ступеней. Таксист терпеливо ждал.
- Давай помогу.
-Тсс. Не надо. Сама, - одними губами проговорила.
- Ты железная что ли, Натали?
- Тсс.
- Понял, - прошептал таксист и до конца поездки не произнес больше ни слова.

Шериф подбежал. Обнюхал. Ушел спать.
Не снимая обувь, прокралась в спальню. Боже, неужели можно поспать хотя бы пару часиков. Пять утра. До семи можно спать.
- Доброе утро, мама!
Все. Пипец. Поспала.
Данька радостно смотрел на меня. У меня по щекам потекли слезы.
- Ты плачешь.
- От радости.
- Спи, мама.
Даньке два года. Он умный. Спокойный. С полутора лет работает вместе со мной в кафе. Дома бывает редко. Пару раз в неделю. В отличие от меня, спит регулярно.
Полгода назад я не выдержала и открыла кафешку на федеральной трассе. И с тех пор практически живу на этой трассе. Ну, и сын со мной.
Бабушка и дедушка в соседнем доме. Но Данька ни с кем, кроме меня, находиться не желает. Он настырный и упрямый. Но не плачет. Молча гнет свою линию доступными ему способами. Дети отличные психологи. Пробовала «сдавать» сына в детский сад. Выдержала несколько недель. Забрала. Сын без меня отказывался от всего. Он не ел, не пил, не спал, не разговаривал и в туалет не ходил. Терпел. Ждал маму. Вот и пришлось взять его младшим поваренком.
Вел он себя отлично. По кафе ходил в кружевном фартуке и колпаке.
Кафе располагалось в полуподвале и на улице, под яркими зонтиками. Сын дармоедом не был. В сезон, когда на улице тепло и за столиками полно народа, он работал местным «музыкантом». Да. И, между прочим, неплохо зарабатывал. У него была миниатюрная, но самая что ни на есть настоящая, акустическая гитара. И
Данька ходил между столиков, со всей дури лупил по струнам и орал песни на немецком языке. Получалось очень смешно. Довольные посетители пихали ему в карманы денежки. Данька все до копейки отдавал в общий котел. Да. А пел он действительно на хорошем немецком.
Мне всегда везло на профессионалов своего дела и просто на хороших людей. И вот, когда Даньке было месяца два, классный невропатолог, к которому мы пришли на консультацию, мне посоветовал срочно оттащить моего вундеркинда в школу раннего развития. В год и два месяца сын разговаривал грамотно выстроенными предложениями. Ну, например, когда доктор задал ему вопрос, почему он мокрый, сын ответил,
- На улице идет дождь.
У врача отвисла челюсть. Подумав, что это просто совпадение, он начал задавать простые вопросы. Данька спокойно и обстоятельно на них отвечал. Док снял очки, потер глаза,
- Слушайте, это удивительно. Этого не может быть. Сколько ему? Полтора?
- Год и два.
- Понимаете, дети в этом возрасте не способны еще так рассуждать. Я знаю, что говорю. Послушайте, я не знаю, хорошо ли это, но он очень умный. Понимаете?
- Ну, да ..
- Нет. Вы не понимаете. «Очень умный» – это проблема для Вас и для него, в первую очередь.

Не врубилась. Смысл сказанного дошел до меня, когда сыну исполнилось десять лет. А тогда я отвела его в это школу. Махом, с полпинка Данька научился писать, читать, совершать простые арифметические действия. Педагоги, видя такое дело, стали заниматься с ним индивидуально. Через пару месяцев сын на немецком стал говорить лучше, чем на русском. Добавили французский. И теперь Данька мог начать предложение на немецком, в серединке поболтать по-русски, а закончить на французском. У меня поехала крыша. Я забрала его из школы. Но знания так просто из головы не выветриваются. Вот и орал сынуля песни на немецком языке.
Но не подумайте, что он был таким несерьезным. Ничего подобного! Когда официантка принимала заказ, он крутился рядом. И неспроста. Он слушал. Потом разворачивался, семенил на кухню, брал овощи, нож и шинковал салат. Складывал в салатник, украшал, и тащил на подносе посетителям. Подойдя к столу, говорил «Ваш заказ. Приятного аппетита», ставил и уходил. Ага, красивый такой, в кружевном фартучке и кокошнике. Посетители пребывали в шоке минут пять. А мы воспринимали это уже как должное.
Делал Данька не все салаты. Только два или три вида. Но делал четко, красиво и аккуратно. Отличить его салат от моего было невозможно.
Еще Данька любил безалкогольное пиво и шоколад, посыпанный от души солью. Пиво ему никто пить не разрешал, но он его таскал втихаря, и разгуливал вдоль трассы, попивая прямо из горла. Проезжающие мимо машины останавливались, народ снимал сие безобразие, а Данька шел на качели.
Когда гулять ему надоедало, и помощь его не требовалась, он позволял себе полакомиться десертом. С плиткой шоколада садился за свободный стол, брал солонку и начинал пиршество. Отломив маленький кусочек от шоколадки, насыпал горку соли и отправлял в рот. Закрывал от удовольствия глаза и смаковал. Посетители, обычно, не выдерживали столь чудной картинки, звали официантку и просили «отобрать у мальчика солонку».
Данька родился зимой. Неожиданно и против всех законов. И жил, и живет не «для», а «вопреки».
Димка, узнав о скором изменении своего статуса, призадумался. Меня, честно говоря, его ответ не волновал вообще. Я просто поставила в известность. А дальше пусть делает что хочет.
Ольга рождение брата приняла в штыки. Обвинила меня в измене, в том, что я «родила ей замену». Даньку возненавидела еще не рожденного. Мы постепенно становились с ней чужими. Мама смотрела на меня с недоумением, как на больную. Данька, похоже, своему приходу в этот мир был не рад, потому как появился мертвый, стойкого фиолетового цвета, но был спасен «злыми докторами». И только папа радовался. И я.

Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 24.12.2020 в 06:58
© Copyright: Наташа Корнеева
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1