РИО-де-Жанейро 2


Коньяк пила не каждый день. Иногда шептало пиво. Почему-то с жареными семечками заходило душевно. Но жалко зубы. Пробовала очищенные. Неа, фигня. Вообще мимо. Видимо, сам процесс "щелк - тьфу" интриговал много больше, чем продукт. Хотя, смотря что называть продуктом.

Им может быть услуга, информация и даже воздух. Ага. Несколько месяцев в 97 году я продавала воздух. Честное слово. Дорого так продавала. И ведь покупали! Я фигею с нашего народа. Плачут, что денег нет, налоги задолбали, цены кусают, а поди ж ты, воздух за энное количество долларов хапали, как здрасьте. Все таки в нашей, беззаветно и безответно любимой мной стране, есть (есть , йоптыть!!!!) гении. Полно гениев.

Я только-только сошла на твердую платформу вокзала. А он тут как тут. Стоит, в глазах собачья преданность, красатуличка, милашка, такому хочется отдать последнюю рубаху. Да что там рубаху! Йо моё! Трусы последние снять и подарить. И рассказывает мне такие сказки, что Андерсен вместе с братьями Гримм не курят, а прям таки жрут нюхательный табак и рыдают. Ну, а мне работу полюбому искать. И я заинтересовалась. Нет. Работу мне никто не предлагал. Но я ж не вчера родилась. Врубилась ху из ху. После двух бутылок пива узнала адрес, имя главного мошенника и пошла.

Короче, продавали воздух. Но не просто воздух. Кому нужен воздух в деревне Гадюкино, к примеру. Да и вообще, в России?. Может кому и нужен, но не за ту сумму. А мы продавали воздух на экзотическом острове Тенерифе. Ну, знаете же, что это такое? Самый крупный остров на Канарах. Но мы продавали не остров, не часть острова, и даже не путевку на остров. Мы продавали время, временной период, когда можно приобрести путевочку иди просто посетить это волшебное место. Знали про него больше, чем любой абориген. Да. Мелочей для нас не было.

Существовало две команды. В задачу первой входило заинтересовать на улице как можно больше людей и пригласить на презентацию, которая проходила ежедневно. А мы должны были продать воздух.

Средних размеров помещение, дорогая мебель, но не кричащая, а именно дорогая. Столы, стулья, кресла, диваны. Всякие фигнюшки, якобы с острова. Мы сидели каждый за своим столом. На столе лист бумаги, дорогая ручка, буклеты с умопомрачительными видами на счастье. Мишура всякая, одним словом. Ну, и прикид у нас соответствующий. Никакого красного, яркого, ядовитого цвета. Все пристойно и прям орет о нашей состоятельности. Кофе. чай, пироженки. конфетки. бутеры с икрой, шампанское, фрукты.

Народ приходил вечером. Разношерстный народ, но при бабках. Нищих не приглашали. У ребят глаз был наметан. Да в этом ничего сложного и нет. Все просто, также как и в наших болтологиях все предельно просто. От чего зависит успех таких продаж? Много от чего, включая человеческий фактор, но есть основное.

Первое, ты должен верить в себя. Второе, ты должен верить в продукт. Третье, ты должен знать все и даже больше, о том, что продаешь. Но без первых двух пунктов третий - лишний балласт памяти. Вера и уверенность. И все. За один вечер в офисе совершалось от трех до пяти сделок.
На комиссионные за одну сделку можно было безбедно жить пару-тройку месяцев. Это уж у кого какие аппетиты. Но каждый из нас совершал минимум одну сделку в неделю. Так - то вот.

Зачастую народ кричал, что у меня с собой столько нет (да мы в курсе вообще-то), а дома есть и я прям хочунимагу. Ну, так прекрасно. Вызываем «такси» за наш счет, которое было собственностью компании, и едем к вам домой. И здравствуй , Счастье!

Если вы думаете, что я мучилась от угрызений совести, то мне вас искренне жаль. Кого жалеть? И за что? За то, что ты дебил - мне тебя не жалко. Я работаю, а ты покупаешь сказку. Да. Каждый получает то, что хочет.

Встали когда встали. Ощущение такое, будто проснулась в гробу. Я лежала на животе. Кое-как разлепив по очереди глаза, принялась фокусировать взгляд. Взгляд уперся в злосчастную дверь за спинкой кровати, и мгновенно шибануло молотком по затылку. Медленно , с опаской, повернула голову налево, направо - стены, замуровали … И как-то само собой начала орать. В гробовой комнате кроме меня никого нет. Вы не представляете, как мне стало страшно. С бодуна и так состояние будто грохнул кого-то накануне, а тут еще стены кругом …
Орала не очень долго. Входная дверь со скрипом отползла в сторону, появилась косматая Димкина голова, поднос с кофейником, бутербродами, коньком и - та-да-да-дам ! барабанная дробь (зима, еслив чо, мухосранск) розы!
Мой истошный, леденящий вопль, идеально подходящий для озвучки фильмов ужаса, плавно перешел в восторженный поросячий визг!

Не, я не люблю сорванных цветов, но дело-то не в этом. Это ж мне, ради меня …. Блин, слов нет, как приятно …
Я уж и забыла, когда последний раз хоть какая-нибудь сволочь приносила мне кофе в постель. Да бог с ним, с кофе. «Доброе утро» забыла, как звучит не на официозе …

* * *

Проснулась от странного толчка. Да что же это такое? Пробуждение должно быть легким, светлым, как летний ветерок. А я второй раз подряд просыпаюсь так, словно умерла вчера.
Ага, Едем. Темно. Абсолютно темно. Только впереди и далеко-далеко внизу огоньки мелкие. Потрясла головой. Йоптыть, летим что ли? Посмотрела на Димку. Тому ваще пофиг. Сигарета в зубах, улыбочка самому себе и Кримсон орет так, что глаза режет. Глянула на спидометр. Ощущение полета усилилось.

- Куда летим?
-А? Проснулась? Гляди, красота какая. Урал. Перевал. Смотри, смотри вниз. Видишь огоньки? Это дома.
- Дома?

Я вцепилась в сидение. Дорога узкая, без ограждений. А то, что было «дома», походило на искры от сигарет. Форд, как заправский горнолыжник, со всей своей дури летел вниз. Впереди узрела крутой, почти под сто восемьдесят градусов, поворот. Димка скорость не сбрасывает. И мне показалось, что он и не собирается никуда поворачивать - по прямой и в космос. Создавалось ощущение, что вот, сейчас, мы долетим до края пропасти. А там трамплин. Сиганем мы с этого трамплинчика и взмоем вертикально вверх, потом просвистим камнем вертикально вниз, рухнем на елки, и, сбивая снег с растопыренных лап, ломая их , сами станем снегом. Че-то сильно за........- Блть!!! Скорость сбрось, придурок! Поворот там!
-Да ну? Нахер все эти повороты и тормоза! Вперед – к звездам! «Я сегодня ночевал с женщиной любимою …тра ля ля …»

Я закрыла глаза. Форд с визгом вошел в поворот на двух колесах, утонул в поднятой им снежной пыли, вздрогнул (будто только что кончил) в конвульсиях оргазма, встал на все четыре и покатил, как ни в чем ни бывало, дальше, вниз … Димка орал совершенно непотребные песни, магнитола пыталась перекричать его (ага, как же, перекричишь его). Я, обливаясь и обжигая лицо, хлебала коньяк прямо из бутылки. И да, было полное ощущение, что и я кончила.

Мы заблудились. Ну, я-то, в силу своей географической гениальности, понятно. А вот Димону непростительно. Кружили уже час. Как в заколдованный круг попали. Димка тихо матерился, и, насколько я поняла, перейти на обсценную лексику его вынудили дорожные указатели и те, кто их устанавливал.
-Все, пи*дец, приехали. Здравствуйте, девочки!
- Че приехали-то?
- А все – газ кончился.
-Так на бензин переключи.
- А ты думаешь, я тупее тебя? Кончился бензин.
- Йокарный бабай, Дима! Не разочаровывай меня. Какого лешего ты не заправился?
- Не было заправок. Сиди, короче. Я пошел.
- Я ж замерзну …
- Потанцуй …
Взял канистру и ушел. Нормально? Минус двадцать с хвостиком, если че. В машине тепло, пока печка работает. А как только перестанет - ипун конкретный моментально. В машине сидеть невозможно. Пошла гулять. По трассе … Угу …

Минут через пять останавливается тачка. Сдает назад, опускается стекло, высовывается мужик,
- Замерзла?
Я молчу. Прыгаю. Далеко от машины не отхожу.
- Сломалась что ли?
Молчу.
- Глухая? Что с машиной? Давай поможем.
Я осмелела,
- Газ кончился.
Мужик открыл рот, хотел про бензин спросить, точно.
- И бензин кончился,- опередила я.
- И все???? Ну, блть, проблему нашла.
Вышел из машины, открыл багажник. Взял канистру и пошел к Форду. Поскакала за ним. Мужик по-хозяйски залил бензин в мою машинку, развернулся и потопал обратно.
- Эй, дон Кихот, а деньги?
- Гыыыыы …Гусары денег не берут-с. Расслабься, зая, не надо денег. Я – тебе помог. Ты – мне поможешь. Ну, может и не ты конкретно. Давай, дуй на заправку.
Села на водительское сидение, повернула ключик зажигания, включила печечку, музычку, закурила … кайф… и … поехала.
Сначала очень осторожно, потому как давненько за рулем не сидела. А это ведь как иностранный язык – нет практики – нет языка. Так и с вождением. Но, опыт не пропьешь. И вскоре я уже уверенно неслась по трассе в поисках заправки.


Познакомил меня с автомобилями мой папка. Профессиональный водитель и автомеханик от бога. На слух определял практически любую неисправность. Водить мог все, от мопеда до огромного заправщика самолетов. Последний – это такая дура, йо мое!

Первые уроки вождения получила лет в девять. Был у папули Москвич 412, цвета весеннего солнечного неба. Обучение проходило на проселочных дорогах. Меня просто помещали за руль и давали отмашку. Я, высунув язык, буквально врастала руками в руль, попой - в сидение. До немоты пальцев сжимала баранку. А рулевое москвича - это вам не хрен собачий. Там гидроусилителя нет. Так что заодно и бицепсы, и трицепсы прокачивала. Да.
Ученица из меня вышла толковая, хватала все на лету, но вот азарт мой папу не радовал. Потом, много лет спустя, когда у меня появилась своя машина, папуля ездить со мной боялся. Сидел на заднем сидении и молча возмущался. У него, между прочим, за пятьдесят лет водительского стажа ни одной аварии. Ни одной. Ни по его вине, ни по не его вине. Он мне всегда говорил так,
- Ты – водитель только тогда, когда можешь и должна просчитать не только свои действия, но и действия всех, кто хоть как-то может повлиять на ситуацию на дороге.
Он никогда не превышал скорость. Не игнорировал ни одного знака …
Наверно, это правильно.
И еще одно правило он вбил в мою беспокойную головушку: «Пропусти дурака».

Я же носилась, как ведьма на помеле. Но аварий и у меня не было.
Случались неприятные ситуации, но как-то выруливала. Помню возвращалась от родителей. Погода такая промозглая. Темно и мокрый снег хлопьями валит. Народ еще не привык к гололеду, тащатся еле-еле, очкуют. А мне, не помню зачем, но до зарезу надо было в город попасть как можно быстрее. Рядом со мной, на переднем сидении, дочь. Лет пятнадцать ей было. Лобовое стекло на короткое время становилось чистым. Такой мощный снегопад был. Трасса узкая, по одной полосе в каждую сторону. Машин х*рова туча. И все, как в штаны наложили, еле тащатся.

В то время у меня была «Тойота» Универсал. Механика. Удачная машинка попалась. Хлопот не доставляла, бегала отлично. Передний привод. Я вот как-то задний не очень. Вот. Ну, и обгоняю по встречке эту вереницу засранцев. Дорога, кстати, впоне сносная, просто резину вовремя менять надо. А руль правый. Слева – дочь. Сидит спокойно, но внимательно, втихаря от меня, вглядывается в темноту. Я включаю поворот и собираюсь пойти на обгон. И вдруг дочь резко так,
- Стоять! Стоять, говорю! Не обгонять!.
Вообще, молодец, конечно, с психологической точки зрения она все сделала супер верно. Резкий и громкий голос, запрещающее слово. Сработают рефлексы и человек тормознется. Я ничем от человека не отличаюсь. Тормознула. Но у меня в ту же секунду возник и сам собой выскочил резонный вопрос,
- Какого хера?
Ответ получила молниеносно. Мимо нас на огромной скорости пронеслась по встречке серая масса, видимо авто, без единого огонька. Представляете? Темно, как в заднице, снег сплошной стеной валит, скользко, а этот у*бок несется под сотню с выключенными фарами, без габаритов., вообще без единого мало-мальского огонечка, хоть бы сигарету, сцуко, курил что ли.
У меня не только сердце в пятки шмякнулось, но и матка туда же опустилась. А дочь сидит спокойненько, и так, сквозь зубы (15 лет ей) цедит,
-йобаный ты папуас.

У меня начался истерический смех.

За Уральским хребтом мороз вел себя скромнее. Но все равно зима. Снег, елки, сосны, голые лиственные деревья. Да все так же, как и у нас, в Сибири.
Заправка оказалась в двадцати минутах среднескоростной езды. Залила полный бак. Но хотелось заправить и газовый баллон.

Раньше, до Форда, я слышала про газ, но не «нюхала». Знакомые хвалили, но для меня данная тема была не актуальна. Ну, есть и есть газ. Подумаешь. Форд оказался оборудован. В грузовом салоне помещался баллон с газом, довольно большой и на нем спокойно могли разместиться два человека, как на диване. Чтобы перейти с газа на бензин или наоборот, достаточно нажать кнопку. Сейчас газ стоит недешево, но все равно на нем ездить выгоднее, чем на бензине. А в те годы он вообще копейки стоил. Только тогда заправок мало было.

У водителей расспросила про газовые заправки. И один добрый дядечка нарисовал мне схему их расположения аж до самого Волгограда. Примерную, конечно. Самая ближайшая из них находилась неподалеку. За час можно смотаться туда и обратно. И передо мной в полный рост встал вопрос: Возвращаться ли за Димкой.

Ну, а нафиг он мне сдался? Пусть едет обратно. Я же отдавала себе отчет в том, что не люблю его. Конечно, симпатии и страсть присутствовали, но это, как говорится, не повод для знакомства. Через полгода, ну, на крайняк, при самом лучшем раскладе, через год, я на него смотреть не смогу, не то что трахаться. И что? Куда его девать? Сказать, мол, извини, Димон, но не пошел бы ты вон. Как-то вот не комильфо. А сейчас все само собой , по тихой грусти и решится. Денег ему хватит до Новосиба добраться.

Но я вернулась. Не знаю почему. Заправилась газом и вернулась.
Димка сидел на канистре и курил. Подъехала. Сижу. Смотрю перед собой. Он подошел, открыл дверцу,
- Я думал, ты разбилась где-нибудь. Двигайся.

Я переползла с водительского на пассажирское место. И мы поехали дальше. Молча.

Я допивала очередную бутылку коньячелы, а Димка рулил, изредка поглядывал на меня как-то рассеянно-грустно. Мне его состояние не понравилось. Такое впечатление складывалось, что он вообще не соображает, где находится и что делает. Тело здесь, а Димки нет.

Трассу зимой , конечно же, чистят. Но скользкой она быть не перестает. Чтобы справится с машиной, когда она потеряла управление, да еще на скользкой дороге, нужен опыт. А причиной такой «потери» может стать обычный камешек.

Что стало «причиной» у нас нам выяснить не удалось. Но Форд начало крутить, как на карусели. Как там, «… все вертится и кружится и несется кувырком ..» Вот да, точнее не скажешь. Я изо всех сил уперлась ногами в пол, а руками закрыла голову. Димка хладнокровно уговаривал машину вернуться на место. А Форд выписывал па фигурного катания, визжал шинами, ехал вперед то мордой, то ж*пой, короче, веселился.

Те несколько минут, за которые Димке удалось вернуть управление сбесившимся микроавтобусом, мне показались вечностью. Все закончилось так же неожиданно и резко, как и началось. Обгонявшие нас водилы показывали Димке поднятый вверх большой палец, трясли сложенными в замок руками, лыбились идиотскими улыбками.

Димка отобрал у меня бутылку и, прямо на ходу, хлебанул из горла так, что коньяк полился по его лицу, одежде, проник в нос и даже промочил босые Димкины ноги.
Да, ни к черту нервишки. Я себе такого не позволяла.

******

Пару раз побывала в лобовых атаках. Страшно так, что обосраться можно в легкую и не заметить. И уже неважно, кто там прав, кто виноват. Спасибо папиной школе. Удалось и самой остаться в живых, и людям жизнь сохранить.

На под завязку забитой трассе столкнуться лоб в лоб – это ж десяток машин изуродовать можно. А в каждой, почти в каждой, пять человек.

Я уже могла до мелочей рассмотреть лицо водителя. Сосредоточенно тупое рыло. Он даже не соизволил сбросить скорость. Пер, как носорог. На две стороны три полосы. Так-то по одной на каждой, но по давно заведенным и негласным правилам, те, кто спешил (обычно на паром), вставали посередине и … «вольному воля..». А я спешила постоянно. У меня то паром, то работа, то любовники.

Убедившись, что островок скоростной свободен, я выскочила и ускорилась. Справа сплошной поток машин и слева сплошной поток машин. Идут, уткнувшись друг другу в ж*пу мордой. Какая там дистанция! Кто бы ее соблюдал. Скорость у меня сто тридцать. И тут со встречной полосы резко выскакивает какой-то черт и начинает прям таки бешено ускоряться. Прет четко мне в лоб. Вот как так? Он же прекрасно видел меня, когда пошел на обгон. Ну, допустим, не видел. Но сейчас-то видит!
Гастелло, блть. И он не только не сбросил скорость, он продолжал ее резво набирать.

Знаете, время умеет останавливаться, растягиваться, делаться густым и вязким. При этом звуки тоже растягиваются до неузнаваемости, становятся низкими и противными, страшными. Это как замедленные съемки под водой.

Я мысленно прощалась с родителями, с дочерью. Поблагодарила бога, что нахожусь одна в машине. Вот, говорят, что в таких ситуациях вся жизнь перед глазами проходит за секунды. У меня вся жизнь скукожилась и съ*балась от греха подальше. Но четкие, яркие картины проскочили очень явственно. Это как обрывки киноленты. Кадры, вырезанные из разных лет жизни, а потом склеенные в одно целое. Жуть, короче. Не дай бог никому такое.

Ну, а мне помирать не хотелось, поэтому одна часть моего многофункционального мозга смотрела кино, а остальные работали на выживание. И вот что удивительно, водители, находящихся справа от меня машин, чувствовали себя спокойно, и ни одна сука не соизволила притормозить и дать мне возможность вклиниться в ряд. Или прижались бы к обочине, предоставив мне место для маневра. Ведь если мы поцелуемся лбами, то находящимся рядом водилам придет тот же пи*дец, что и нам.

Мне терять было нечего и я в наглую начала прижиматься к машине справа и вытеснять ее на обочину. А что еще делать? Даже если бы мне удалось тупо остановиться, это не спасло бы ситуацию, носорог пер буром.

« Вот и все. Сейчас я услышу характерный скрежет и … полетели» С такой мыслью я рассматривала тупую морду оппонента и продолжала «двигать» на обочину соседнюю «Мазду». Но «Мазда» упорно сопротивлялась.

Я была уже готова столкнуться с ней - все лучше лобового, но в последний момент мне удалось подвинуть эту «во поле сосну». Носорог пропылил мимо, в миллиметре от меня, я вернулась на «скоростную» полосу, добавила газку и затянулась сигаретой. Все это время она была у меня в руке.

Описание долгое. А там, на трассе, на все про все мне было дано несколько секунд.


P.S. «Мазда» – название для иностранцев. Официально фирма в Японии называется «Мацуда»,, по фамилии основателя. По иероглифам "сосна" и "поле".


Димка пребывал в непригодном состоянии. Потому что ни на что не годился. Нажравшись моего коньяка, не выпуская руль из рук, он съехал на обочину, обнял баранку и захрапел. Натурально захрапел. Пилять, еще и храпит. И чем бы себя занять … Нажраться коньяка и задрыхнуть рядом? Да ну, нафиг … .Опасно. А че мне делать-то? Вышла, прошвырнулась туда, прошвырнулась сюда. Холодно, однако. И тут мою светлую голову осенило.
Я спихнула Димона на пассажирское сидение. Ну, как смогла, так и спихнула. Не очень удачно вышло. Голова оказалась на полу. Да ему один хрен. Ниче не чувствует. Зато храпеть перестал. И поехала. Осторожненько так поехала. Девяносто и ни грамма больше. С гиббдэдэшниками мне разговаривать не хотелось (прям вот прет меня от этого «гиббэдэдэшник», так это матерно звучит. Гиббдэдэшник ты. Класс).
***
Я, вообще-то , подшофе к машине близко не походила. Но, один раз было. Нда … Стыдно до сих пор вспоминать. Ну, чего уж теперь кокетничать.

В Новосибе я вела двойную игру в жизнь. На работе - деловая клюшка. А после работы - е*нутая погремушка. Угу. Компашка подобралась веселая, без комплексов, голосистая и легкая на подъем. И на здоровье, пока, не жаловались.

Трио бл*дунисток. На троих и сообразить могли, и уйти в такой разгул, что потом плохо помнили, кто мы и где.

Лето. Пятница (ох, уж эти пятницы). Мы, я и две таких же раздолбайки, Ритуля и Ксюшка, облазив всевозможные злачные места, приземлились у меня. Тогда проживала еще в обычной двухкомнатной квартире, в панельном доме, на четвертом этаже. Все соседи, включая и нашу семью, заселились в новый дом почти в одно время, да так и жили в нем. Пока имели статус новоселов, «перепились» и «перее*лись» всем подъездом. Шутю. Перезнакомились просто. И продолжали общаться культурно, с некоторыми по-родственному. Вот. В основном, пенсионеры.

И мы давали им джазу. Устраивали танцы на столе до утра, песни орали, как резаные, да много чего вытворяли. Соседи терпели, беседовали со мной на предмет «ай, ай, ай, да как же так у тебя дочь какой пример подаешь». Выслушивала молча, по причине жуткого похмелья или недосыпа. Монолог иссякал минуты через три, так что можно потерпеть, тем более, что вину я чувствовала.

В этот раз мы так устали, что попадали кулями на диван, кровать, а кто и на пол. Ни петь, ни свистеть не могли. Голова гудела от клубняков, ноги ныли от каблуков, в ротиках – кака. Лежим. Отсыхаем.
Время что-то в районе четырех-пяти утра. Мы бы так и уснули, но …

За каким-то художником приперся Риткин френд, который бой. А звонок дверной такой противозный, мертвого поднять мог. И этот бой воткнул свой поганый пальчик в кнопку, прям вот навалился всей массой на бедную. Мы повскакивали мгновенно. Ниче понять не можем, шаримся по квартире. Пока сообразили что к чему, пока доползли до двери, головы наши возмутились такой болью, что глазки увеличились в размере вдвое. На лоб, блть, вылезли.

Запустили Вовчика. Так он ни "здрасьте", ни "извините", а к-а-ак наехал. Причем наехал на всех, как будто всех нас тра*ает и делает это, ну, просто божественно.

Ритка развернулась и быстренько заняла кровать, Ксюха, не будь дурой, пристроилась на диване. А я, как идиотка, стою и выслушиваю бред какого-то недоделанного задрота. А он тарахтит, как отбойный молоток – слово вставить невозможно. Значит, эти мартышки дрыхнут, а я, как говорится, за мои же шанежки еще и пи*орас? Внутри закипало оно. И когда закипело, я гаркнула,
- Пошел нах*й, долбо*б!
Вова клацнул зубами,
- Вообще-то, я не с тобой разговариваю, не встревай.

Ох, нифига себе! Он еще и огрызается. В моем доме. Зря он меня разозлил. Долго терплю, но если срываюсь , прячьтесь все, я не виновата. Кстати, сынуля эту тонкую грань чувствует четко. И собаки с котами тоже. Да. Когда нашкодят, и срыв на подходе, в доме наступает мертвая тишина и никого не видно.

А этот геморрой стоит и крылами машет.

Когда он заскулил, прибежала Ритка. И давай его жалеть, а на меня орать. Нет, ну, это уму непостижимо. Что ж они все такие наглые сегодня? Ох, распустила я их, ох, распустила.

Вовчик катался по полу, зажав причинное место и поскуливая с вытаращенными глазами. Я удовлетворенно наблюдала за его муками. Прям бальзам, не, коньяк в мое пересохшее горлышко.
Ритка, покрутившись возле любовничка, вдруг побежала в душ, потом начала наводить марафет. Мы с Ксюхой с недоумением на нее таращились.
-Че вылупились? Одевайтесь. В больницу этого урода повезем. В дурку. Все. Заипал он меня.
Мы не просто онемели, мы о*уели. Заикаясь, осторожно спросила,
- Ритуля, а зачем в дурку?
- Затем. Все вам скажи. Поехали.
- А вот хрен тебе, пока не скажешь, никуда не поеду. Такси вызывай.
- Ладно. Короче, на иглу он подсел. Да. Я его лечила. Бабла столько втюхала в эту скотину. Ну, он несколько месяцев продержался, а потом .. вон, сорвался. Глядите.

И Ритка продемонстрировала нам пупок своего хахаля. Мы пошли одеваться.

По городу кралась боязливо. От меня и всех остальных, кроме Вовчика, так перло перегаром, что прикуривать можно было через стекла, стоя на улице.

Дурка находилась за городом. Недалеко от свалки. Ну, так-то все верно.
Когда мы почти приехали, оставалось каких-то три-пять километров, Ритка задумчиво, самой себе, произнесла,
-Ну и? Привезу. Угу. Положат его. Бабки платить. А он выйдет и опять. По кругу. Бабки, бабки …. Да на*уй он мне сдался.
Мы молчали. Ритку в отсутствии логики обвинить никак нельзя. Побеседовав еще немного с собой любимой, Ритка заорала мне в самое ухо,
- Разворачивай машину! Разворачивай быстро!
У меня зазвенело не только в ушах. От неожиданности даже подпрыгнула и слишком резко затормозила. Машину занесло, Вовка свалился на пол, Ритка со всего маху ткнулась носом в мой затылок, Ксюха – лбом в стекло. И только я осталась целой и невредимой. Справедливость восторжествовала, о чем я не замедлила сообщить,
- Бог то он не фраер. Угу .. - и зыркнула исподлобья в зеркало заднего вида на Ритку. Ритка задрала голову вверх, пытаясь остановить кровотечение.

- А меня за что? – жалобно поинтересовалась Ксюха.
- Я ничего не делала.
- А надо было! – хором проорали мы с Ритулей.

Вовку в тот же день сдали его родителям вместе с вещами.



Запускать меня одну на незнакомую трассу – затея, мягко выражаясь, дурацкая. Читала внимательно указатели. Пока еду правильно. А куда вообще я еду? Как-то спонтанно выбралось южное направление. Но конечная точка пока даже для меня оставалась зашифрованной.

Чем дальше от дома, тем теплее и теплее. Димка сказал, что в Краснодарском крае сейчас плюсовая температура. С одной стороны хорошо, но с другой … Во мне проснулась зануда. Самая противная из всех меня. Редко, но высовывается. Видимо, не переносит алкоголь. Вот стоило мне протрезветь и здравствуй, старшая мамина сестра. Оооо! Она еще та нудятина и скряга.
Мелькали названия поселков, городов, городков. А потом я увидела речку. Табличку, с указанием имени речки, видимо, прощелкала. Остановилась. Достала атлас и уставилась в него, как баран на новые ворота. Как мне узнать, где нахожусь?
Крутила несчастный атлас и так и эдак. Блть, ни дать ни взять – мартышка натуральная. Впервые я с неподдельной тоской пожалела, что не учила в школе географию. И такое зло меня взяло на саму себя. В конце концов из конца в конец, это не высшая математика, это вообще не математика, не физика и даже не химия. Это нарисованный чертеж в масштабе. Фигли там разбираться.
Все оказалось до противного просто. А причина моей тупости лежала на поверхности – мне было лень разбираться. Полистав атлас, поняла и где нахожусь, и как ехать дальше.
Мы прибыли в Тольятти. А речка, ни много ни мало, называлась Волга. Я чувствовала себя гением топографии и географии.
Мелькнула дурная мысль, разбудить Димку. Прогнала, отпинала ее подальше, сделала глубокий вдох, задержала дыхание, построила рожицы зеркалу, шумно выдохнула, будто полстакана спиртяги тяпнула, мысленно (не, вру, не мысленно) перекрестилась и рванула на мост.
Мосты там шикарные, особенно последний, на выезде, где Волга превращается в водохранилище. Справа Волга, слева водохранилище, а-ля море, и мост. Красиво. ГЭС, по-моему, Жигулевская, но, могу наврать. Очень долго ехать. У меня аж дух захватило. Правда, шикарное место. Ну, а далее пошли заводы. Терпеть их не могу. Они нагоняют такую тоску, что выть хочется.
Я только потом поняла, что проехала не через один, а через два города. С одной стороны реки Тольятти, а с другой – Жигулевск. Но мне простительно. Я только начинала знакомиться с картами.

Димка все проспал.


В одном из поселков мы как-то случайно забрели в магазин мужской одежды. У меня чуть глаз не выпал. Деревня глухая, а полки ломятся от крутых брендов. И цены нереальные. В то время китайцы еще не прибрали к рукам производство. Но я ж фома неверующая, и шмотки для Димки чуть ли не на зуб пробовала. Накупила ему х*рову тучу обновок. Все взяла. Вплоть до трусов.

А сейчас мы подъезжали к очередному поселку. До Краснодара оставалось примерно полторы тысячи километров из четырех тысяч. Большую часть пути мы преодолели без происшествий. Я расслабилась. Погода с каждым километром улучшалась. Солнышко пыталось греть. Нацепила очки, закурила, сделала громче музыку, и ….. прижалась к обочине. Меня остановили гаишники-гиббдэдэшники.


***


Мне очень хотелось знать, какие шаги предпринимает Гриня, в надежде вернуть сбежавшие денежки. Можно позвонить дочери. Есть и сотовый, и стационарный телефоны. Но где гарантия, что на момент звонка рядом не окажется ненавистного отчима. Да Гриня мог легко прицепить самую элементарную прослушку на телефон. С этим и детсадовец справится.
А на связь выходить надо. С тем же Гриней. Надо. Но позже. Сейчас необходимо добраться и приобрести недвижимость так, чтобы ни какой суд у меня ее в счет долгов мужа, а мы все еще находились в браке, отмести не смог. Это элементарно делается.
Когда Гришка набрал себе в долг денег, как дурак фантиков у моих родственников и знакомых, я переоформила долю дочери в моей квартире на отца, своего разумеется. На себя я никогда и ничего не оформляла. Я – нищая. У меня нет, и не было, ни жилья собственного, ни машины, ничего. Теперь и у дочери нет. Все на отце. Маму не трогала, здоровье у нее слабое, не надо ей лишней информации. Да и отец не владел никакой инфой. Для их же блага. И опять я все сделала правильно, как показали последующие за этим события.
Трудности передачи доли дочери деду состояли в том, что как-то это нужно было объяснить Грине. Не забывайте – он юрист, и юрист умный и грамотный. Он – опасный и достойный соперник. Играть с ним интересно, захватывающе, рискованно, адреналин гоняется на бешеных скоростях.
В такой игре самое главное нельзя недооценивать противника, но и переоценивать не стоит. Гриня меня не дооценил. За что и поплатился.
Начал он с того, что как-то в разговоре небрежно бросил,
- Натали, да не плати ты за квартиру. Я тебе официально заявляю, они не имеют права отключать ни свет, ни воду, пока нет решения суда в их пользу.
Я распахивала свои наивные глазки и согласно кивала головой. Ну, и регулярно оплачивала счета.
А вообще, Григорий лоханулся и навсегда потерял мое доверие на много раньше, еще в далеком девяносто третьем году. Сразу после свадьбы.


Да, вернемся к квартире. Надо было заинтриговать Гришку, сделать так, чтобы он сам предложил переоформить Олькину долю на отца моего. На себя он не станет ничего оформлять. При таких долгах иметь имущество движимое , а тем паче недвижимое, это лучше сразу идти в дурку. А что такое может заинтересовать человека, по самое "нихачу" сидящего в долговой яме? Точно – деньги. Но он, должник, сам должен предложить, вежливо попросить, даже поупрашивать меня, пойти ему навстречу и уговорить отца разрешить оформить на него эту злосчастную долю в несчастной квартире. А я снисходительно кивну головой, мол, ну, так уж и быть, ты меня уболтал, болтун, тебе легче дать, чем объяснить, что не хочу. И должник счастлив и благодарен вам за вашу доброту и понимание. А? Красиво? А то. И это только, даже не цветочки, а так, тычинки-пестики. Угу. А так-то я дура.

Блюститель порядка на дорогах , размахивая «волшебной палочкой», приняв стойку «я - бог», подходить ко мне не собирался. Ну, и ладушки. Постоим. Выходить из машины в мои планы не входило. Никогда не выхожу. Зачем? Устоявшаяся привычка из веселых девяностых. Там не только выходить опасно было, но и останавливаться чревато. Закуривать тоже не стоит, абы не вызвать дурных подозрений.

Гаишник не выдержал. Вразвалочку, выписывая круги полосатым жезлом, направился к Форду. Подошел. Стоит. Приоткрыла окошечко.

- Добрый день. Документы Ваши.
- Угу. А почему Вы не представились, как положено? И где Ваш нагрудный знак?
- Здесь вопросы задаю я.
- С чего это? По закону Вы обязаны мне представиться и по моей просьбе предоставить удостоверение. Без нагрудного жетона Вы не имеете права исполнять свои обязанности. Или я что-то путаю?
- Нет. Все верно.
- Так, где жетон?
- Хм … Счастливого пути. Машину на учет по прибытии к месту следования не забудьте поставить.

Вот так. А то размахался тут своей палкой. Вообще удивительно, конечно, что не было жетона. Хрень какая-то. Про*бал что ли. Или забыл. Фигня короче. Да че я голову забиваю. Проехали. Хотя, вот сейчас могла конкретную бучу поднять.

Димка дрых. Ну, правильно, не спал сутки, а то и поболе, и коньячелы глыкнул на пустой желудок. Надо бы разбудить его. До Краснодара осталась какая-то несчастная тысяча километров. А дальше куда? В курортных городках делать нечего. Это в сезон там можно деньги лопатой грести, а в межсезонье чем заниматься? Тоска, серость, на улицах шаром покати. Нет, такое мне не подходит. Я напрягла память и попыталась выудить хоть какую-нибудь информацию о южных регионах. Ага, есть! Не совсем тупая. Новороссийск. Он же в какой-то там бухте находится. Что-то в нем производят. Убей - не помню что. И он не курортный город. Он город портовый. А ведь точно. Надо в Новороссийск ехать. Развернула атлас. Нашла нужный мне листок с картой. О! Так от Краснодара до Новороссийск всего сотня км. Заибитлз! Погнали!

Т ам же, в атласе, почерпнула скудную информацию о городке. Цемент он производит и вино, разумеется. Ну, нормуль. Но главное – портовый город. А в порт чего только ни прут, это ж золотое дно и моряков полно. У моряков полно денежек. Можно замутить ипэшку. Только надо подумать, чем заняться. Но это по ходу пьесы. Сначала дом купить. Именно дом, а не квартиру. Не знаю почему. Вот такое предчувствие, что в квартире будет хуже, чем в доме. Чуйка, фигли. Все верно прочухала.

***

Помню, как однажды Соня, уже продав мне свою квартиру, заявилась в агентство. Я сначала не поняла, чего ей надо от меня. Сонька уверенным шагом продефилировала к дивану, с размаху плюхнула в него свои отнюдь не хуинькие телеса, огляделась, видимо, осталась довольна увиденным (ну, еще бы (!) в ремонт вбухали кругленькую сумму), и выдала,
- Мне денег надо.
- Мне тоже.
- Заходила в вашу квартиру. Да, шикарный ремонт затеяли. Арочки, светильнички, окна. У меня таких денег и не было отродясь. Это ж сколько вы вбухали?
- ?
- Вот я и говорю. Бог делиться велит.
- ?
- Давай мне еще тысяч пятьдесят, и мы в расчете. А то мне прибарахлиться надо. Что ж я приеду за границу голодранкой. И детей приодеть надо.
- Пошла вон.
- А ты не жадничай. Я квартиру дешево продала.
- Ключевое слово «продала».
- А я заявление напишу, что ты меня обманула.
- П*здуй. Пиши.
- Че, крутая? Не боишься?
- Нет.
- А я тебя прокляну и твоих детей.
- Валяй.
- Проклинаю.
- Все? До свидания. Пошла вон.

Соня встала и ушла. Находящиеся в офисе сотрудники минуту сохраняли гробовое молчание. Потом грянул дружный смех.

Работа с недвижимостью – это, прежде всего, работа с людьми. Девочки и мальчики в нашем агентстве прошли хорошую школу. Да, раньше, чтобы заниматься риэлторской деятельностью, нужно было окончить специальные курсы. Выдавался сертификат. Все сотрудники, к моменту прихода к нам, имели внушительный опыт общения с разношерстной публикой и много чего повидали. Иногда, чтобы продать одну квартиру, приходилось выстраивать длиннющие цепочки. Деньги, для покупки жилья, имело только одно звено. Оно могло находиться в любой точке цепи, но … на оформление задатка собиралась вся кодла. Ну, вот и представьте, в цепочке, возьмем по среднему, четыре – пять квартир. Следовательно, обственников от четырех – пяти и более. К тому же, на задаток приходили, как правило, с «группой поддержки». В офисе запросто могли собраться человек двадцать. Кислорода мне не жалко. Но ведь они все «умные», все просто «собаку сожрали» и не одну, на оформлении и продаже недвижимости. Они начинали громко говорить, каждый гнул свою линию, и никак не могли прийти к решению. Потные, красные, возбужденные. А риэлторы, или проще, агенты, с милой улыбкой все это говнище упаковывали в красивые фантики. Иногда по пять – шесть часов паковали. И все с улыбочкой. Да. Там такого наслушаешься, уржаться можно. Но низя. Все они умные, "знающие" люди. Надо только пнуть в нужном направлении.
Короче, та еще работка. Не всем подходит. Так что Сонина выходка воспринималась нами, как детский лепет. Поржали и забыли.



А какая стояла погодка. Мммм … Плюс шестнадцать. Охренеть. Выехали двадцать восьмого ноября из метровых сугробов, мороза под тридцатник, метели. А сегодня, первого декабря, плюс шестнадцать, травка зеленая, тополя пирамидальные с листиками. Не, мне определенно нравится здесь. И повсюду, куда ни глянь, странные установки постоянно что-то качают и факелы горят. Че это такое?

Димка давно проснулся. Сидел хмурый. Голова, наверно, болит. Точно, точно. Так долго спать вредно. Я вот привыкла тратить на сон по четыре часа в сутки. Мне хватает. Не, бывает, конечно, и восемь часов в ауте, но тогда встаешь с опухшей мордой лица, с тяжелой головой, а настроение «нахер я проснулась и ваще родилась».
О, водичку ищет. Сушняк. Господи, ну, как ребенок, ей богу. Достала из-под своего сидения коньяк, молча сунула Димону. Он так обрадовался, что даже спасибо забыл сказать. Зубами содрал золотинку и вытянул пробочку. (Там звук еще такой «чпоок», я прям тащусь от него, слушала бы и слушала, музыка, пестня …) И сделал: глыть, глыть . Ну, все. Минут через пять отпустит Димона. И тут произошло что-то странное. Димкины глаза округлились, он замахал руками и замычал, потому как сказать ниче не мог - коньяк не проглотил.
- Что? Говно коньяк?
- Ууууу!
- Да блть, скажи ты нормально!

Димка ткнул пальцем в сторону моего окна. Я повернула голову …. Йокарный же ты бабайка! Огромный пост ГАИ, с двухэтажной «конурой», с ограждениями, с разрисованным асфальтом. Но это все фигня. Возле «конуры» стоял гаишник с радаром, глаза его повылазили на лоб. От моей наглости он так растерялся, что побежал за Фордом рысцой, как племенной скакун. При этом размахивал руками и орал. Вдавила педаль тормоза в пол. Димка клацнул зубами о горлышко бутылки. Тормозной путь длиннющий. Перла я за сотню.

Выскочила из кабины и рванула во всю прыть навстречу гаишнику. Представляете картинку? Кино, душераздирающие кадры. Влюбленные бегут сквозь все преграды навстречу друг другу. Я раскинула руки в стороны, будто хочу задушить мента в своих объятиях, и ржу, как лошадь, но лечу на «крыльях любви». А он, забыв про погоны и наличие у него служебной машины, извергая фонтан редких и самых нежных матов, уронив фуражку, стремиться ко мне. И, вот, мы встретились. Запыхавшись, тяжело дыша, с раскрытыми для объятий руками, я выдала ему,
- Мое лицо скрывает темнота, а то б я, знаешь, со стыда сгорела.
Гаишник обалдел. Встал, как вкопанный. Но дыхалка у него лучше моей.
Ровненько так дышит. А меня понесло,
- Что ты узнал так много обо мне. Хотела б я восстановить приличье, Да поздно, притворяться ни к чему. Ты
любишь ли меня? Я знаю, верю, что скажешь "да". Но ты не торопись.
- Гы –гы …
Однако, словарный запас у меня больше. Стою. Жду наказания. Держу в ручке денежку.
И тут гаишник выдает,
- Твой взгляд опасней двадцати кинжалов.
Теперь я сказала,
- Гы-гы
- Давайте мы Уильяма в другом месте декламировать будем.
Старший лейтенант …… Документы Ваши, будьте так добры.
Отдала ему документы вместе с денежкой.
- Куда летим?
- В Краснодар.
- Да ну? Интересно, интересно …
- Что? Нельзя в Краснодар?
- Да почему, отличный город. Гостеприимный. И большой.
- Ну, вот и едем. Посмотреть.
- А откуда, если не секрет?
- Из Новосибирска.
- Ох, ты ж! Надо же! А где там проживали?
- На проспекте Дзержинского, - неуверенно так ответила, чего ему надо? Гриня что ли уже в розыск кинул нас. Вот же шустрый.
- Да, я там жил одно время. Ну, родился я там. Только на левом берегу, на Затулинке.
- Здорово! Кто ж не знает Затулинку. Там ребятки серьезные.
- Точно. А Владика знаешь?
- Нифигасе! Знаю.
- Ну и как?
- А что именно? Женат, сын. Ну, остальное без изменений.
- Слушай, посидеть бы, потрещать, а. Давай в ресторанчик часа через два. Телефон мой вот, визитка. Давай, дуй в Краснодар, В «Европу» лучше. А я подскочу. Смену сдам. Блин, сто лет земляков не встречал. Местные хмыри такие. Давай, а?
- Давай!

И поскакала к машине. А что, знакомые в ГАИ пригодятся. Да и парнишка на первый взгляд четкий.

- Слышь, только Краснодар в другой стороне. Проскочила ты его.
Гы-гы-гы.
- Что??? Как я могла?
- Да кто тебя знает. Как то же смогла пост не заметить. Я чуть свисток не проглотил. Такой наглости еще не видел. Пост, а она прет. Знаешь с какой скоростью ты ехала?
- Ну, сто двадцать примерно.
- Ага, примерно… Ну, сибирячка, и этим все сказано. Ладно. Давай. Я буду ждать.

К машине шла уже спокойно - обеспокоенная, повергнутая и сраженная наповал. Как могла не заметить огромный город? Совсем плохая. Там же светофоры, машины … Кошмарики. Оставалась слабая надежда, что в город не заезжала, прошла его по объездной.

Димка к коньячку приложился основательно и прибывал в расслабленно-удовлетворенном состоянии. Даже не поинтересовался итогом переговоров. Я, молча, развернулась на сто восемьдесят градусов, посигналила гаишнику, он послал мне воздушный поцелуй и галантно раскланялся. Димка не выдержал,

-Это что было? И куда ты едешь?
- За нарушение расплачиваться. Он деньгами не берет. Только натурой. Кстати, мужиков тож уважает. Так что … вот так вот вот ..
- Чего?!
-А что делать? Сама в шоке. Видишь ли, Дима, Гриня подал в розыск, и этот пацан нас вычислил. Ага, как только глянул в права, так и вот … Так что … давай, готовься к оргиям и вакханалиям. Садо-мазо-о о-о-о.

Димка задумался. Потом глотнул коньячку и философски-спокойно пропел.
- Я всегда говорил, что все мы – би.

Мои слабые надежды оправдать невнимательность и дурость свою объездной дорогой не оправдались, что заставило меня серьезно задуматься о своей адекватности.

«Европа» - шикарный пятизвездочный отель. Действительно шикарный. На первом этаже казино, бар. На втором – ресторан. А номера находились на четвертом и на пятом этажах.
Взяла люкс. Димка хмыкнул «ну-ну». Администратор предложил ужин в номер или столик в ресторане. Я заказала и то и другое … на двоих.




Номер … Какой у нас был номер. За такой не жалко платить. Это не гробик с кроваткой. А и не буду я его описывать. Тупо лень. Все там было охуенно. Во всех комнатах. Вот так.

Новый отель. Комплекс даже. Ну, раз казино, бар, ресторан и отель. Ах, да! Когда поднимались на свой этаж, сунула нос во внутренности третьего этажа. Потому что портье рассказал про все этажи, кроме третьего. Знаете, что там было? Конференц-зал, размером с аэродром. Но еще не совсем готовый к употреблению. Однако, ну, и размах. Я выяснила, комплекс вот только-только открыли. Прям перед нашим приездом.
Это праздник какой-то, жить в номере и знать, что до тебя здесь никого не было.

Димка попытался с ходу рухнуть на шикарный диван. Прямо в новых кроссовках и куртке. Аккуратненько подтолкнула к не менее шикарной двери в ванную комнату. Но, увидев, что там находится, резко передумала и отпихнула обратно на диван. Там было джакузи, в котором можно спрятать ни одного любовника.
В номере должен быть душ. Вот туда пусть этот алканавт и отправляется.

Пока отмокала, прикатили ужин. Я когда увидела, еще раз позавидовала самой себе. Нет, ну, счастье же, жрать столько и ваще не поправляться. Да. Вот подружки-то завидовали и обзывали ведьмой. Я не обижалась, а хладнокровно извлекала пользу. А ее из всего можно извлечь. Главное, подойти правильно и по пути не сбиться. Ну, например, называют за глаза ведьмой, а в глаза сю-сю-сю. Прекрасно! Я, тоже за глаза, и тем же ходячим телефункинам, как бы невзначай, выдавала (вроде как проговорилась) какую-нибудь фигню, но страшную. Не следующий день адресат чернел, грустнел и … чо думаете делал? В церковь шел. Вот.

Но сегодня с едой явно переборщила. Потому как хотела посидеть в ресторане с новым знакомым. Не, не подумайте ничего такого (а, хотя, мне пох*й, думайте что хотите). У меня были некоторые просьбы, весьма личного характера. И мне не хотелось, чтобы Димон присутствовал на рандеву.

Еще на ресепшене позвонила старлею. Он обрадовался, пообещал быть примерно через два часа. Ну, и замечательно. Все успею.

Я сидела на огромной кровати и уничтожала шампанское с красной икрой. Вот так, по-свински. Слизывала икру с тостов. Зачем мне хлеб? Вообще не люблю все эти ножи, вилки, ложки, ложечки, башни тарелок и войско фужеров, бокалов, рюмок. Но, увы, иногда приходится. Я на таких мероприятиях просто обожаю наблюдать.

Вот, самое начало ужина (на обедах подобное бывает реже). Мужики такие, мммма … просто всех бы собрала в кучу и перетрахала. А дамы – это дамы. Платья шикарные, украшения , туфли, прически, но главное – морды и руки. Вот за ними я и люблю наблюдать. И это помогает мне в работе. Да. Я вычисляю. Ху из ху. Кто ху, а кто понты колотит. Человек, практически любой, но бывают редкие исключения, когда доходит до определенной кондиции (у всех разная и путь к ней разный), он начинает вести себя так, как привык, ну, как у него внутри заложено. Воспитание и окружающая среда, безусловно оказывают некоторое влияние, но, по моему глубокому убеждению, мы все приходим в этот мир готовой личностью, со своим характером, тараканами и прочим. Да, нас можно научить пользоваться ножом и вилкой, и не бздеть вонюче в обществе, читать, писать и не сцать по углам (хотя, вот последнее, тоже сомнительно), но сделать из робкого наглого, из труса - бесшабашного заступника сирых и убогих – неа, никогда и ни за что.

Ну, так вот. А мероприятия эти у меня в основном всегда связаны с работой. И на этих мероприятиях мне нужны новые ценные знакомства. Ну а где, как ни в ресторане их заводить. Тут, правда, есть свои подводные камни. Но я столько раз на них натыкалась, что теперь уже не танцую топлес на столе на конференции риэлторов всего миллионного города. А, хотя, знаете, сколько было звонков на следующий день ууууу. И каких звонков. Ну, и коллеги по офису, смотрели на меня отнюдь не осуждающе.

Так вот. Димка пьяный для моей запланированной беседы не годился. Следовательно, надо его «обезвредить», а себя «обезопасить», и в итоге и его задницу подстраховать.

Не случайно заказала шампанское. Оно, на перебродивший в организме коньяк, даст нужный мне эффект.
Когда я выполза из ванной, Димон уже раскидал свои мослы по огромной кровати. Закуску водрузил между ног своих волосатых, выглядел несколько недовольным. Ну, так. Он хотел че нить посущественнее шипучки. Извини, дорогой, но пить придется то, что есть. Кто заказывает музыку, тот тебя и танцует.

Через час в номере раздавался умиротворяющий Димкин храп. Чему я была чрезвычайно рада.




Сколько бы веревочке ни виться, а конец будет. Это точно. Но иногда эта веревочка превращается в железобетонный столб и зашибить может любого, ну, так, случайно, просто мимо проходил и е*альником щелкал. А я так в ситуации с мужниными долгами вовсе и не мимо, а в самом эпицентре вулкана, в кратере. Взлетать с фейерверком пи*деца полного мне не хотелось. И чуяла моя задница, что осталось «буквально несколько петель» до того, как рванет. Была бы одна, другое дело. Но у меня есть дочь. Ну, допустим, ее можно и утащить с собой, как бы она не сопротивлялась. Это не хлопотно. А вот старые и больные родители, которых нужно беречь, как вазочки из богемского стекла – это да. Им же даже заикаться нельзя про сложившуюся ситуацию. Поэтому надо исчезать быстро, но с умом.

Гриня тоже чуял запах паленого. Еще бы! У него горели уже не только пятки, у него вся задница пылала синим огнем. И он, Гриня, начал действовать. Ну, действовать - это, пожалуй, очень громко сказано. Гриня ничего лучше не придумал, как наехать на меня. "Продавай квартирку, гони бабло, а я тебя пристрою в комнатку девяти квадратов из-под трупа, пролежавшего в ней не одну неделю, без сантехники и практически без окон". Да, но и это не все. "Две трети долгов бери на себя. Ну, а как? Вас же (т.е нас) двое - ты и дочь твоя".

Я только головой кивала. А зачем с ним спорить. Нет, поспорила лениво. Скорее, чтобы бдительность его усыпить. Он же знал меня, как облупленную (это он так думал. Я сама себя не знаю и знать не хочу, до конца). Он знал, что я просто так никогда и ничего не отдаю. Поэтому с ходу соглашаться с ним нельзя, он сразу почувствует подвох.
Квартиру давно переоформила полностью на отца. Точнее, Гриня и переоформил. Вопрос решился легко. Гришка сам предложил. Сам и пошел. Меня не взял, да я и не горела желанием. Была уверена в своем папе на все тысячу процентов. Сделает все, как надо.

Гриня же лелеял надежду оформить долю дочери на себя. А для этого отец мой должен отказаться от нее, так как он имел первоочередное право на эту долю, являясь сособственником квартиры в равных долях.
Вот и принялся зятек уговаривать тестя. Но тесть - калач тертый и упертый. Не дослушав даже начало заготовленного накануне зятем монолога, отрезал,
- Нет, Гриша. Так мы делать не будем. Разговор закончен.

Все. Бесполезно дальше разглагольствовать. Папа просто будет молчать. А чего зря языком молоть. Все сказано. Вот так Гришка потерпел первую неудачу. А впереди их еще херова туча. Я постаралась. Ибо была зла, а когда я зла – я стерва в энной степени и сама себя ненавижу.
.
***

Ресторан располагался на втором этаже. Пришла на пять минут раньше. Фигня это все, что мол дама должна приходить минут на пять-пятнадцать позже, типа по правилам хорошего тона. Плевала я на этот тон и на даму. Во-первых, никакая я не дама. А во-вторых, мне нужно ознакомиться с обстановкой и чувствовать себя уверенно и спокойно к приходу кавалера.

Так, что мы имеем. Ага, столик у стены. Это плюс. Но посередине ряда . Это минус. Подозвала официанта, попросила переместить меня в конец ряда. Оказалось, проблем нет. Теперь у меня за спиной стена, справа окно, прямо передо мной – вход (или выход). И коридор на кухню видно. Зачем мне такие сложности? Ну, чтобы у меня впоследствии не было сложностей. Последнее время они меня капитально подзае*али. Хотелось чувствовать себя спокойно и комфортно.

Несколько лет общения с Виталиком, гением конспирации и разведки, многому научили. Несколько раз он брал меня собой. Когда нужно было прикрытие в виде глупой болонки. Да. Мне выдавали капец какой крутой прикид, а Виталька давал мне таблетку. Принимаешь ее и выпитый алкоголь насмарку – трезвая, как стекло, только запах остается. Делать мне ничего не приходилось. Сиди себе, бухай, болтай всякую чушь. Как то так. Виталька давно в прошлом, но привычки остались.

Потягивая коньяк, наблюдала за входом. Посетителей немного, музычка спокойная, официантка внимательная, но ненавязчивая. Хорошо. А скоро будет еще лучше.

Когда появился Серж (а в том виде, в каком он появился, Сережей его называть язык не поворачивался), я еле сдержалась, чтобы не подскочить с дивана. Да, не хило живут у нас гайцы, и это старлей, а как живут генералы? У?
Серж меня сразу не узнал. Крутит башкой с идеальной стрижкой и укладкой. А я наслаждаюсь. Ну, ну. Посмотрим, как ты себя поведешь, когда меня увидишь. Я подозвала официантку и попросила провести Сержа ко мне. Девчонка сообразила быстро и через минуту он уже стоял рядом и пялился на меня. Мне так хотелось встать из-за стола и покрутиться пред ним. Но я эту идиотскую затею игнорировала. Будет еще время, будет. А сейчас низким голосом промурлыкала,
- Привет, Серж, - и улыбочка такая лениво–вальяжная, непонятная, то ли я себе радуюсь, то ли приличия соблюдаю, то ли что-то ему хочу сказать.
Серж прибалдел,
- Это ты, то есть, Вы, тьфу ты, ты что ли???
И стоит, не садиться.
- Ну, да. Это я. Давай знакомиться "что ли …"
- Охренеть. Ну, ты … вот ни за что бы не узнал. Да, мастер ты перевоплощений.
- Ну, не скромничай, ты не отстаешь, - и прощупала его взглядом снизу вверх и обратно.
-Да, я старался. Так, что мы пьем? О? Одобряю. Ну, за знакомство? Ага?
- За знакомство. Давай.

Глаза у Сержика блестели. А сколько ему лет? Так . Старлей. Значит, нет и тридцати. Боже! Знал бы ты сколько мне лет. Невольно улыбнулась. Нас с дочерью всегда забавляло, как реагируют люди, незнакомые, или знакомые, но не знавшие, что мы – мама и дочка. Помню, дочь училась в восьмом классе, я потеряла ключи от квартиры и зарулила в школу. Шли занятия, постучала в класс, заглянула и поманила Ольгу. Дочь вышла, отдала ключи, пошла продолжать учебу.. Вечером со смехом мне рассказывала, как весь класс пытал ее, почему она не познакомила их со своей старшей сестрой. Особо усердствовали пацаны. Ольга, сквозь смех, вяло отбивалась и повторяла,
- Да нет у меня сестры. Одна я у мамы. Это мама моя, Ма-ма!
Но ей никто не верил. И когда я первый раз пришла на собрание ( мы переехали и дочь пошла в седьмой класс), учительница попросила меня, чтобы в следующий раз приходили родители. Вот так . Не знаю уж кому спасибо говорить, богу ли, родителям. Говорю всем.

А мы с Сержиком уговорили графинчик коньячка. Хорошо пошел. Беседа непринужденная. Ему интересно про Новосибирск послушать, про общих знакомых, коих, к моему удивлению, набралось достаточно.

Серега оказался из бывших бандитов. А мне, по роду своей деятельности, начатой еще в конце девяностых, приходилось поддерживать с ними добрые отношения. Выручали не раз. И я вам скажу, ребята вполне себе. Никакие они не бандиты. Робингуды, скорее. Не быковали, пальцы не гнули, да и вообще, были немногословны. Говорили только по делу, почти шепотом, спокойно. Грамотные. Начитанные. Юридически подкованные. Музыку приличную слушают. Со мной всегда были крайне обходительны, до тошноты. И морщились, как от зубной боли, когда я, воткнув сигарету в сой напомаженный ротик, выдавала мат за матом. Но молчали. Никогда не делали замечаний. Вот так-то.

Ну, а меня интересовал новый регион. Чем живет, чем дышит. До мелочей выспрашивала. Мне предстояло найти здесь свою нишу. На Димона не надеялась. А зачем? Урока с Сашкой мне хватило на всю оставшуюся. Поняла, что сама обязана обеспечивать себя, детей и помогать родителям, ни на кого и никогда не надеяться.

Пока Серж отвечал на вопросы, я рассматривала его. Не в упор, конечно. Так, исподволь. Значит так. Не женат, но девушка постоянная имеется. Лет ему двадцать пять – двадцать семь. Не более. Живет один. Есть машина, есть неплохие деньги. И берет он их не на работе. Чем же ты промышляешь, котик. И я спросила в лоб,
- Сережа, на какие средства существуешь?
- А-ха, вот ты коза! На зарплату, если скажу, то что?
- Да, ничего, хм …
- Нет, конечно. Есть небольшое дельце. Вот ты как думаешь, на чем можно зарабатывать в курортном городе? Ну, напряги свой красиво упакованный мозг.
- Гостиничный бизнес, казино, ресторан – кафешки. Но кафешки на федералке. Ну, и недвижимость. Наверняка северяне скупают. Ммм …Новорос – порт огромный. Там вроде как и нефтеналивные есть, и чего только нет. Ну, вино и виноградники - там делать нечего. Я думаю, что кафешки на федералке.
- Ну, ты Шерлок. Точно. Казино – руки у меня коротки. Ресторан – хорошо, но вложений дофига. Порт ... он от меня далековато. А вот кафешки – это тема. У меня их пять штук. Ну, не на меня, разумеется, оформлены.
-Ну, разумеется. На невесту твою, якобы.
- А про нее откуда знаешь?
- А я все знаю. Так-то вот. Бойся меня. Хи
- Не, ну, правда, скажи. Как так.
-Будешь себя хорошо вести, я научу, как. А пока – низя. Маленький еще.
- Договорились. Чего хочешь от меня?
- О! Вот видишь, как на тебя влияет общение с умным человеком. Делаешь успехи.
- А я не такой уж и дурак.
- Нет, ты не дурак. Ты – полудурок.
- Слушай, пойдем потанцуем.
- Обязательно. Но сначала - выпьем.

Танцевал он хорошо. С места не сходил. Мне это нравилось, потому что терпеть не могу каблуки. У меня в них ноги скучают и болят. А я повисла на Сереге и все.
Ну, что? Почву для разговора подготовила. Степень опьянения позволяет думать, но дает свободу языку. В самый раз. Ну, погнали.
- Сереж, у меня есть к тебе парочка вопросов. Ну. Просьба. Ты давно с новосибирцами общался?
- Давно. Понимаешь, номера телефонов поменяли.
- Это да. Сейчас семизначные сделали.
-Вот. И как-то потерялись. А я бы …. Постой-ка … ты же должна знать ..
- Ничего и никому я не должна, понял?
- Да я не то хотел сказать.
- Хотел не то, а сказал это самое. Расслабился под жарким южным солнышком.
- Извини.
- Да шучу я!
- Так ты знаешь же номера телефонов?
- Угу.
- Дай мне.
- Угу.
- Ну?
- Говорю же, просьба есть.
- Говори.
- Понимаешь, меня могут искать. И наверняка ищут.
- Так. В федеральном?
- Не знаю.
- Так давай выясню. Нам про тебя ничего на посты не кидали.
- Правильно. Потому что тупой заказчик. Он думает ..
- Ха! Понял. Узнаю. Это не вопрос. Ну, номера?
- Угу. Это первое.
- Господи. Что еще?
- А давай за стол. И я тебе все подробно расскажу.

Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 24.12.2020 в 06:51
© Copyright: Наташа Корнеева
Просмотреть профиль автора

Маруся Климова     (26.12.2020 в 11:12)
Эпизод на посту гаи - песня! Прелесть!)))

Наташа Корнеева     (26.12.2020 в 11:34)
спасибо )







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1